27 мая, пятница
Нижний Новгород
Нижний Новгород
Войти

Перформеры призвали не работать с режиссером Максимом Диденко бесплатно Речь идет о выступлении в Mutabor

Перформеры призвали не работать с режиссером Максимом Диденко бесплатно

В соцсетях 5 августа появилось открытое письмо от сообщества художников, перформеров и кураторов современного танца и театра, где они призывают молодых артистов не участвовать в перформансе «O» театрального режиссера Максима Диденко и хореографа Ильи Оши. Событие состоится в ночь на воскресенье, 15 августа, в клубе Mutabor.

Участников перформанса набирали по открытому конкурсу агентства Sila Sveta, Stereotactic и фестиваля Outline. Организаторы перформанса написали, что его участникам не предлагается никакой оплаты за работу, а также за 25 часов репетиций. Вместо денег перформерам обещают пригласительный билет на событие, бесплатные напитки (чай, кофе, воду) и трансфер после поздней репетиции 12 августа, а также после самого перформанса 14 августа.

Авторы опенколла обосновывают отсутствие выплат тем, что проект некоммерческий. При этом из анонса события следует, что оно проводится при поддержке Bacardi и других партнеров, а билеты на шоу стоят от 2 тысяч рублей.

The Village узнал подробности у авторов протестной петиции, а также обратился за комментариями к организаторам перформанса.

Откуда возникла петиция

На проблему обратили внимание художницы Катя Волкова и Катя Бондарь. Они написали посты в сообществе про опенколл (для выступления у Диденко), и под ними развернулось обсуждение на 150 комментариев. Тему поддержали в закрытом танцевальном сообществе.

Даша Юрийчук, участница медиаактивистского объединения «Кафе-мороженое», предложила написать открытое письмо, а перформерка Саша Долгова, танц-драматург Анна Семенова-Ганц и авторка The Village Ольга Тараканова помогали в написании и редактуре. Художница Мария Пацюк начала распространять письмо.

Чего хотят перформеры

Авторы петиции утверждают, что работа перформеров, как и любой другой труд, должна оплачиваться. Из-за бесплатных предложений для перформеров возникает стереотип, что такая работа не требует специальных навыков. Однако задача перформера включает в себя работу на сцене, подачу материала, взаимодействие с режиссером и художником, указывают создатели петиции.

Авторы письма требуют, чтобы фестиваль Outline, агентства Sila Sveta, Stereotactic и режиссер Максим Диденко пересмотрели политику оплаты работы перформеров. «Мы призываем практикующих художников, режиссеров и хореографов не допускать эксплуатации в своих проектах», — отметили танцоры.

Кроме того, артисты требуют установить минимальный размер оплаты труда хотя бы в 1 тысячу рублей за репетиционный час и в 6 тысяч рублей за выступление.

На момент публикации открытое письмо артистов подписали более 160 человек — художников, перформеров, режиссеров и других деятелей культуры.

Диденко не впервые работает с перформерами бесплатно

В 2019 году Максим Диденко устраивал перформанс «Коллайдер» с группой Shortparis на фестивале «Форма». Тогда в соцсетях появился фрагмент договора с участниками акции, где было прописано, что работа перформеров не оплачивается, однако от артистов «ждут наличия профессиональных навыков».

Что говорят участники сообщества


Даша Юрийчук

участница медиаактивистского объединения «Кафе-мороженое»

Частая проблема заключается в том, что работа перформеров и художников не оплачивается. Большие деньги в этой сфере получают редко. Даже если у проекта есть бюджет, очень часто эти деньги до исполнителя не доходят. Перформер — самый бесправный и маленький во всей этой большой цепочке.

В нашем сообществе возник консенсус, что мы больше не хотим работать бесплатно. Со стороны может показаться, что перформанс — это простая вещь, которую может делать кто угодно, но это работа. У многих из нас есть профессиональное образование. Благодаря письму мы решили бороться с такого рода предложениями на рынке и создать новую норму.

Фестивали и перформеры должны пересмотреть политику оплаты труда. Мы хотим, чтобы было больше перформансов, и понимаем, что не всегда просто найти на них средства. Понятно, что люди будут соглашаться на бесплатную работу, но это должно быть исключением, а не правилом.

Работая в театре и делая проекты, я видела, что у технических работников — световиков, например, или тех, кто монтирует декорации, — есть финансовая договоренность. За технику, колонки, костюмы ты не можешь не заплатить. А у нас получается бесплатный труд.


Катя Волкова

художница, хореограф, перформер

Расхожая история, что людям не платят, но просят выступить на рейве в пять утра. Это всех достало. С Максимом Диденко был инцидент в 2019 году на фестивале «Форма». Тогда перформеров тоже просили участвовать в многочасовых репетициях, и все это на безвозмездной основе.

В случае с новым перформансом требуется много репетиций. Никто не говорит про страховку. Mutabor не благотворительная организация. Здесь вопрос отношения к людям.

У них есть спонсорство, мероприятие платное. Это не какой-то фестиваль, где художники за 100 тысяч рублей сами продюсируют и курируют мероприятие. У меня как у хореографа и режиссера вопрос: почему не сделать перформанс на одного человека и не заплатить ему 40–50 тысяч рублей за какое-то количество часов?

Мы, участники профессионального сообщества, не готовы так работать. Многие соглашаются ради опыта, но когда ты ради опыта работаешь десять лет — это странно. Я как-то решила спросить об этом у своих коллег и получила ответ: «Слушай, для меня это опыт». Но спустя какое-то время те люди, которые мне отвечали, стали отказываться от всех бесплатных проектов.


Ольга Тараканова

независимая кураторка театра

Есть несколько причин, почему отсутствие оплаты за работу перформера — это проблема. Во-первых, труд требует времени и квалификации. Во-вторых, есть те, кто не может позволить себе работать бесплатно, поскольку должны себя обеспечивать.

В отличие от артистов театра, многие из которых работают в труппе (то есть на трудовом договоре в штате), художники, артисты и кураторы могут работать только на проектах. По той простой причине, что институций перформанса с большим штатом ни в России, ни где-либо в мире не существует.

В письме мы назвали минимальный размер оплаты труда перформеров: тысяча рублей за репетиционный час и 6 тысяч рублей за выступление. К сожалению, все проекты, в которых я участвовала и даже которые организовывала к текущему моменту, платили меньшую ставку. Вопрос: как выглядит искусство, которое мы можем себе позволить?


Александра Долгова

танцовщица, перформер, педагог современного танца

Я стала соавтором открытого письма и подписала его, потому что мне показалось, что оно может поднять ряд давних проблем, связанных с отношением к труду в сфере исполнительских искусств в целом и в сфере перформанса в частности.

Эта ситуация с Диденко выявила одну из главных проблем для меня — пренебрежительное отношение к таким видам искусства, как современный танец и перформанс, и со стороны отдельных людей из смежных дисциплин (театр, визуальные искусства), и со стороны целых институций. На мой взгляд, это связано с тем, что многие в нашей стране по-прежнему не понимают, что такое перформанс и современный танец, и поэтому предлагают жуткие условия труда: либо работа за предоставленное пространство и возможность выступить, либо просто за бесплатно. А для институций и частных лиц это возможность распиариться и заработать на модном явлении.

Создалось впечатление, что танцем может заниматься кто угодно, не обладая никакими специальными навыками, поэтому этот вид деятельности не достоин оплаты. В письме мы четко прописали, почему это не так. Для меня важно, чтобы люди и институции начали воспринимать перформанс и как искусство, и как труд. В ответ на письмо, скорее всего, будут отписки вроде «у нас нет денег», но я очень жду дискуссии о том, действительно ли их нет или это просто нежелание ценить чужую работу. Хочется найти способ договориться — если нет бюджетов, давайте не будем проводить такие опенколлы и делать перформансы. Если очень хочется, нужно все-таки искать средства.


Представители Максима Диденко сказали The Village, что прокомментируют ситуацию позже, а соосновательница арт-центра Mutabor Наташа Абель ответила, что они с коллегами выскажутся по поводу петиции перформеров во время онлайн-конференции, которая была намечена на субботу, 7 августа, в Mutabor.

UPD 08.08 Конференция не состоялась, но организаторы все равно высказались о ситуации. Команда мероприятия согласны с тем, что любой труд должен быть оплачен, однако это «не должно закрывать возможности волонтерского участия в проектах, чьи ценности разделяют приглашенные люди». Полный текст обращения можно прочитать здесь.

Обложка: Ольга Воронцова

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Новое и лучшее

«Быть русским — не страшно, если ты обычный мирный житель»: нижегородцы, живущие в Украине

Где поорать в городе?

Я учу людей заниматься сексом

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Алексей Старков — о Кузнечихе, эскапизме и неочевидной прелести типовой советской застройки

Первая полоса

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

«Жалость — это непродуктивное чувство»
«Жалость — это непродуктивное чувство» Как проект «Иначе» с помощью искусства делает проблемы людей с инвалидностью более видимыми
«Жалость — это непродуктивное чувство»

«Жалость — это непродуктивное чувство»
Как проект «Иначе» с помощью искусства делает проблемы людей с инвалидностью более видимыми

Орхан Памук и много шведской литературы
Орхан Памук и много шведской литературы
Орхан Памук и много шведской литературы

Орхан Памук и много шведской литературы

Как прошел квиз-бал
Как прошел квиз-бал
Как прошел квиз-бал

Как прошел квиз-бал

«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни
«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни
«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни

«Получу ли я по морде за это?»: парни о том, как маникюр стал нормой их жизни

О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?
Промо
О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?
О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?
Промо

О дивный диджитальный мир: почему дизайнерам не обязательно уметь рисовать — и так ли это?

Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний
Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний
Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний

Павел Алёхин о набережной Федоровского, воцерковленной юности и сотне сбывшихся желаний

«Не стыдно продать своей маме»
«Не стыдно продать своей маме» Как создать бренды товаров из технической конопли и с какими проблемами при этом можно столкнуться
«Не стыдно продать своей маме»

«Не стыдно продать своей маме»
Как создать бренды товаров из технической конопли и с какими проблемами при этом можно столкнуться

Как прошел своп от «На картонке»
Как прошел своп от «На картонке»
Как прошел своп от «На картонке»

Как прошел своп от «На картонке»

Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе
Спецпроект
Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе
Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе
Спецпроект

Никогда не одиноко: разбираемся, как выражать любовь к себе

Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами
Промо
Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами Что нужно обязательно посетить в «Заповедных кварталах»?
Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами
Промо

Исторический уголок прямо в центре города с тайным погребом, деревянным модерном и приусадебными романсами
Что нужно обязательно посетить в «Заповедных кварталах»?

Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»?
Спецпроект
Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»? Выясняем, чем они отличаются, и к какому типу принадлежишь ты
Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»?
Спецпроект

Кто такие «чиллеры» и «ачиверы»?
Выясняем, чем они отличаются, и к какому типу принадлежишь ты

Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе
Промо
Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе
Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе
Промо

Skuratov Coffee: как брю-бары из Омска стали неотъемлемой частью Нижнего и почему сюда приходят не только за кофе

Где поорать в городе?
Где поорать в городе?
Где поорать в городе?

Где поорать в городе?

«Быть русским — не страшно, если ты обычный мирный житель»: нижегородцы, живущие в Украине
«Быть русским — не страшно, если ты обычный мирный житель»: нижегородцы, живущие в Украине
«Быть русским — не страшно, если ты обычный мирный житель»: нижегородцы, живущие в Украине

«Быть русским — не страшно, если ты обычный мирный житель»: нижегородцы, живущие в Украине

Телеграм-канал  «Научпоп в Нижнем | Афиша» с анонсами научно-популярных мероприятий

Телеграм-канал «Научпоп в Нижнем | Афиша» с анонсами научно-популярных мероприятий

Телеграм-канал  «Научпоп в Нижнем | Афиша» с анонсами научно-популярных мероприятий

Телеграм-канал «Научпоп в Нижнем | Афиша» с анонсами научно-популярных мероприятий

«Вспышка»: одно из самых бюджетных мест в центре и лучшие пышки в городе
«Вспышка»: одно из самых бюджетных мест в центре и лучшие пышки в городе
«Вспышка»: одно из самых бюджетных мест в центре и лучшие пышки в городе

«Вспышка»: одно из самых бюджетных мест в центре и лучшие пышки в городе

Художник Сергей Бояринцев — о своей выставке «Следы жизни» в галерее FUTURO
Художник Сергей Бояринцев — о своей выставке «Следы жизни» в галерее FUTURO
Художник Сергей Бояринцев — о своей выставке «Следы жизни» в галерее FUTURO

Художник Сергей Бояринцев — о своей выставке «Следы жизни» в галерее FUTURO

10 подарков для близких, которые точно пригодятся: коллеге, партнеру или другу — всем и каждому
Промо
10 подарков для близких, которые точно пригодятся: коллеге, партнеру или другу — всем и каждому
10 подарков для близких, которые точно пригодятся: коллеге, партнеру или другу — всем и каждому
Промо

10 подарков для близких, которые точно пригодятся: коллеге, партнеру или другу — всем и каждому

Алексей Старков — о Кузнечихе, эскапизме и неочевидной прелести типовой советской застройки
Алексей Старков — о Кузнечихе, эскапизме и неочевидной прелести типовой советской застройки
Алексей Старков — о Кузнечихе, эскапизме и неочевидной прелести типовой советской застройки

Алексей Старков — о Кузнечихе, эскапизме и неочевидной прелести типовой советской застройки

Подпишитесь на рассылку