21 января, пятница
Москва
Войти

10 книг для отпуска Лиза Биргер рассказывает про издания, на которые не жалко потратить теплые вечера — а уж холодные тем более

10 книг для отпуска

Текст: Лиза Биргер

Александр Генис. «Картинки с выставки»

М.: Редакция Елены Шубиной

Александр Генис много лет ведет рубрику «Картинки с выставки» на «Радио Свобода» — строго говоря, новая книга — это собрание ее выпусков, но на самом деле не совсем. Это путешествие по музеям мира и их главным творениям длиною в 30 лет. В книге три части: «Персоны» и «Вернисажи» рассказывают о выставках, «Фантики» — об отдельных полотнах, изменивших мир и страну, прежде всего нашу. Генис пишет о том, как изменились сами отношения людей с искусством — теперь, когда миллион репродукций и фотографий в Сети готовы познакомить нас с мировыми шедеврами, важным становится само переживание искусства. Мы приходим в музей, чтобы «набраться чуда и заразиться им». И умный, приметливый, понимающий автор этих заметок — лучший из возможных экскурсоводов по чудесам. А если дополнить их сборником киноведческих наблюдений Александра Тимофеевского «Книжка-подушка», вышедшим в издательстве «Сеанс», то с такими собеседниками больше никого для умных разговоров этим летом читать не придется.


Джулиан Феллоуз «Белгравия»

СПб.: Азбука-классика

Перевод с английского Елены Кисленковой

Исторический роман от создателя «Аббатства Даунтон» (и сценариста «Госфорд-парка» — между прочим, гениального фильма Роберта Олтмена о старой Англии усадеб). Середина XIX века, Лондон, аристократическая семья и семейные тайны времен битвы при Ватерлоо, которые некстати меняют жизнь героев на историческом балу у герцогини Ричмондской… Звучит очень завлекательно, но талант барона Феллоуза заключается в том, чтобы никогда не кормить читателя клюквой без исторического подтекста. И «Белгравия» оказывается романом о перемене, о том, как в викторианском Лондоне аристократию впервые потеснили богачи-нувориши и привычный мир балов да кринолинов дал первую и сразу же окончательную трещину. В Англии выход «Белгравии» был целым аттракционом, с публичными чтениями и дополнительными материалами, которые еженедельно появлялись на сайте проекта вместе с выходом новых глав подкаста. Но что для них история, для нас — приятные развлечения.


Колм Тойбин. «Бруклин»

М.: Фантом Пресс

Перевод с английского Сергея Ильина

Все гениальное бывает очень просто — как прост роман Колма Тойбина «Бруклин». Это история ирландской девушки, которая в 50-х годах прошлого века сначала приезжает в Америку строить новую жизнь, а затем внезапно для себя возвращается обратно в Ирландию, на похороны — и тут у нее ненадолго закружится голова и она не вполне поймет, где она и что с ней. Отстраненный, сочувственно наблюдающий автор, спокойный и ладный слог повествования и ощущение мгновенного узнавания мест и ситуаций, где мы никогда не могли бы побывать, будь то каюта третьего класса на трансатлантическом лайнере или обезумевшая толпа покупательниц на распродаже чулок в дорогом универмаге. В целом эта книжка про каждого, и тем более каждую из нас — ведь голова от перемен кружилась у всякого и все мы однажды переставали понимать, кто мы такие.


Лев Данилкин. «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»

М.: Молодая гвардия

Отойдя от литературной критики, Лев Данилкин принялся писать биографии — одна другой страньше, но все такие же пассионарные и причудливые, как их автор. Его «Ленин» — не просто масштабный труд на многих страницах, но и попытка вынуть своего героя из мавзолея и превратить в кого-то понятного современникам, кого-то, кто жил, любил, во что-то верил, много путешествовал и был не дурак приодеться. Из этой книги непросто понять, кто же был такой Ленин на самом деле, но уж точно не обожателем маленьких детишек из школьного учебника. Данилкин и не пытается задать новый вектор историческим исследованиям, он просто берет мертвую фигуру из мавзолея, хорошенько встряхивает и далее гоняется за ней как за ожившим чертиком по Симбирску, Казани, Мюнхену, Финляндии, далее — везде, аж прицокивая от счастья, что герой-то все ускользает, сукин сын.


Дарья Саркисян. «Обои-убийцы, ядовитая вода и стул-обольститель. Как выжить в собственной квартире»

М.: Individuum

Медицинский журналист и автор телеграм-канала «Намочи манту» Дарья Саркисян — о том, что нас убивает. Или, скорее, о том, что нет — нас теоретически может убить ковыряние в носу, но вряд ли прикончат волны микроволновки. Ее книгу стоит читать не столько как инструкцию — вредна ли водопроводная вода и можно ли обойтись без фильтра; страшна ли накипь в чайнике; насколько вредно выпивать по пять чашек кофе в день (спойлер: нинасколько), — сколько как терапию от городских страхов: оказывается, столь многие вещи, которых мы так истерически боимся, на самом деле ничуть не страшны. В общем, больше читайте Саркисян и меньше слушайте интернет.


Роберто Савьяно. «Ноль, ноль, ноль»

М.: Corpus

Перевод с итальянского Яны Арьковой, Марины Козловой, Екатерины Степанцовой

На самом деле, если вы не читали «Гоморру», книгу Савьяно о неаполитанской мафии, начните немедленно с нее. В свое время она стала бестселлером, Савьяно не выходил на улицу без телохранителя, а мы узнали раз и наверняка, что мафия вокруг нас. Именно так — стиль Савьяно напрочь лишен сухого газетного духа фактов и графиков, он рассказывает о своем через истории простых людей, маленькие столкновения, почти городские анекдоты, словно чудом проникая и на заседания к мафиозным боссам, и в жизнь шестерок, за счет которых вся эта машина крутится. «Ноль, ноль, ноль» — это все то же самое, только про кокаин. Охвачен весь мир, от Мексики до Африки, от уличных пушеров до банковских воротил, и остановить это невозможно. Но необходимо.


Саймон Себаг Монтефиоре. «Иерусалим. Биография»

М.: Corpus

Перевод с английского под редакцией Александра Турова

Огромный документальный роман (даже не исследование) об Иерусалиме, чья слава обгоняет публикацию: вышедший в 2011 году «Иерусалим» в Америке читали абсолютно все. Монтефиоре — автор чудовищно клюквенной прозы о советской эпохе, которую лучше никогда не открывать, и великолепных документальных исследований, в том числе посвященных русской истории, читать которые — например, книгу «Молодой Сталин», описывающую путь Сталина к власти, — невероятно познавательно. Как это сегодня модно, в «Иерусалиме» большая история сочетается с семейной, а три тысячи лет войн, построек и разрушений пролетают как один миг, и кто скажет, что Иерусалим — это не сердце мира?


Брехт Эвенс. «Пантера»

СПб.: «Бумкнига»

Перевод с нидерландского Екатерины Торицыной

Бельгийский комикс от автора, которого считают лучшим со времен отца Тинтина Эрже. Это совсем не детское чтение, несмотря на возраст главной героини и фейерверк ярких красок на странице. Когда у маленькой девочки Кристины умирает котенок, на его месте появляется принц Пантера. Он развлекает ее рассказами о стране Пантерии, устраивает увлекательный аттракцион, мастерски избавляется от всех прочих ее игрушек и все дальше и дальше заводит героиню в мир воображения, выхода откуда нет. Дружба с принцем Пантерой похожа на искусную историю соблазнения, а сама книга может служить, помимо прочего, введением в детскую сексуальность — яркая, увлекательная и очень красивая, как первые желания и обещания их выполнения.


Йен Макдональд. «Новая луна»

М.: АСТ

Перевод Натальи Осояну

Научно-фантастический роман, о котором говорят все, — первая часть трилогии, которую уже обозвали «Игрой престолов в космосе» (ждем сериал, конечно). Это просторная, очень подробная фантазия о том, как 200 лет спустя люди переселились на Луну, поделенную между пятью могущественными корпорациями. Простым обитателям Луны приходится платить за каждый вздох и вести борьбу за выживание, заранее обреченную на провал. Но и богачам нелегко — так, повествование в «Новой луне» вертится вокруг самой молодой из корпораций, «Корта Элиу», основанной бразильянкой Адрианой Кортой, придумавшей добывать на Луне гелий. С нападения на Адриану начинается борьба за передел власти. Но читаем мы книгу не затем, чтобы в очередной раз полюбоваться на битвы сильнейших — лунный мир тут продуман до таких мельчайших деталей, с такой плотностью и искренностью персонажей, что ему веришь, а это дорогого стоит.


Дмитрий Глуховский. «Текст»

М.: Издательство Елены Шубиной

Дмитрий Глуховский — один из немногих российских авторов, которому удалось обзавестись верной армией фанатов. Его серия научно-фантастических романов «Метро» стала и субкультурой, и франшизой, и, в общем, умеет человек брать современность за хвост. «Текст» — это первый реалистический роман Глуховского, доказывающий, что таланты у него не только менеджерские, а именно хватать современность за хвост он умеет и в нежанровой литературе — про столкновение отцов и детей и про то, как легко, страшно и необратимо потерять себя во время, когда весь ты и твоя история — в почте, в чатах, в истории браузера.


Обложка: Individuum

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

11 хороших новых фильмов, так и не попавших в наш прокат
11 хороших новых фильмов, так и не попавших в наш прокат Джеймс Франко в Северной Корее, Тильда Суинтон в пылу боя, Дэниел Рэдклифф в постели с мужчиной — The Village вспомнил интересные фильмы последних двух лет, которые мы так и не увидели в кинотеатрах
11 хороших новых фильмов, так и не попавших в наш прокат

11 хороших новых фильмов, так и не попавших в наш прокат
Джеймс Франко в Северной Корее, Тильда Суинтон в пылу боя, Дэниел Рэдклифф в постели с мужчиной — The Village вспомнил интересные фильмы последних двух лет, которые мы так и не увидели в кинотеатрах

15 книг весны
15 книг весны Евгений Водолазкин, Лина Данэм, Лоран Бине и Кейт Аткинсон — Лиза Биргер рассказывает о главных книжных новинках этой весны
15 книг весны

15 книг весны
Евгений Водолазкин, Лина Данэм, Лоран Бине и Кейт Аткинсон — Лиза Биргер рассказывает о главных книжных новинках этой весны

Взять в отпуск: 10 новых больших романов
Взять в отпуск: 10 новых больших романов «Калейдоскоп» Кузнецова, «Книга непокоя» Пессоа и другие премьеры последнего года для неторопливого чтения на отдыхе
Взять в отпуск: 10 новых больших романов

Взять в отпуск: 10 новых больших романов
«Калейдоскоп» Кузнецова, «Книга непокоя» Пессоа и другие премьеры последнего года для неторопливого чтения на отдыхе

20+3 главных фильмов лета
20+3 главных фильмов лета «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, новый «Человек-паук» и возвращение Люка Бессона — о фильмах, которые мы будем смотреть этим летом в кино
20+3 главных фильмов лета

20+3 главных фильмов лета
«Нелюбовь» Андрея Звягинцева, новый «Человек-паук» и возвращение Люка Бессона — о фильмах, которые мы будем смотреть этим летом в кино

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Первая полоса

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

Подпишитесь на рассылку