2 июля, суббота
Москва
Войти

Насилие, секс и дичь: Почему надо идти на выставку Уно Моралеса Накануне открытия выставки в «Триумфе» художники, кураторы и музыканты рассказывают о том, чем важен Uno Moralez для современной культуры

Насилие, секс и дичь: Почему надо идти на выставку Уно Моралеса

31 марта в галерее «Триумф» открывается первая персональная выставка российского диджитал-художника Uno Moralez, который рисует анимированные графические новеллы в узнаваемом пиксельном стиле. «Синие зубы» — мистическая история в перестроечном антураже по мотивам детской страшилки, которую будущий художник услышал в пионерском лагере. Выставка не ограничится рисунками: специально для экспозиции в «Триумфе» Uno стилизовал пространство выставки в духе книги. Поклонники художника — журналисты, музыканты, другие художники — рассказали The Village, зачем идти на выставку Uno Moralez.

Евгений Горбунов

(Glintshake, Interchain)

Я, как и многие, узнал Уно Моралеса со времен ЖЖ и сразу мощно зафанател. Интересно, что все иллюстраторы, которые мне тогда нравились, сегодня уже совсем проехали, а Стас, наоборот, еще больше раскрылся — чем старше я становлюсь, тем глубже меня трогают его работы. Они очень самодостаточные и какие-то неприручаемые — то есть ты понимаешь, что да, Стас, предположим, мог бы в таком духе нарисовать обложку альбома, или журнала, или афишу, но тогда его мир просто поглотит то, с чем соприкоснется, он не может быть прикладным и общедоступным. Поэтому выставка — идеальный формат для того, чтобы тебя затащило внутрь уноморалесовских фантазий, и я очень рад, что она состоится.

Евгения Боневерт

художник (автор проектов «Вкус бумаги», State of Print, «Мир/принтпроект»)

Сложно ответить, почему Уно Моралес так крут. Это зона, в которой не хочется рефлексировать, возможно потому, что ответ кажется слишком очевидным. Для меня Уно — очень редкое явление для России, где весь визуальный имаджинариум сводится к наивной советской книжной иллюстрации, эстетическим последствиям русского авангарда или сатана-хардкору. В наших культурных кодах еще не прописаны алгоритмы, которые позволяет адекватно считывать такие многоуровневые и непростые сюжеты, как насилие, секс или дичь. Все воспринимается однозначно и оценивается детскими категориями «правильно» и «неправильно» — промежуточных вариантов нет, что я понимаю как симптоматику консервативного закомплексованного социума, не склонного к рефлексии и юмору. Поэтому художники, которые ломают привычную сетку восприятия, прорабатывая альтернативные форматы, мне кажутся важными и интересными. В нашем обществе много болезненных тем, которые нужно прорабатывать и проговаривать.

Рита Попова

(бывший главный редактор Look At Me, продакт-менеджер Replica.ai)

Два года назад Уно говорил в интервью LAM о влиянии окружения на личность и субъективную реальность — и его творчество служит главным доказательством этим словам. Реальность работ Уно слишком комплексна, чтобы легко распадаться на составные части, но в ней перемешиваются мистика и чувственность, прогресс и ностальгия, советское и японское, — художник заимствует архетипы, но оставляет пространство для их интерпретации. То, как уверены персонажи Моралеса в собственной фантастической реальности, как они игнорируют повседневные странности, — урок нам всем. Находясь в своем информационном пузыре, мы считаем за злодеев с синими зубами всех, кто с нами не согласен, но и невольно тянемся к ним же. Возможно, потому так привлекательны все непонятные нам вещи: от гаданий и детских страшилок до чужих культур и новых технологий.

Саша Пас, Аглая Демиденко (проект Playtronica)

Саша:

Давным-давно, когда у меня был первый компьютер ZX spectrum, у каждой игры была своя заставка. Всматриваясь в пиксельную картинку, пока загружалась игра, я предвкушал, в каком мире сейчас окажусь: какие там будут драки, или гонки, или полеты.

А так как кассеты часто копировали криво, то в большинстве случаев игра не загружалась до конца. Поэтому впечатление от заставки зачастую было сильнее, чем от самой игры.

Это была эпоха цифрового романтизма.

С тех пор я в игры не играю, но когда вижу картины Уно Моралеса, то ощущение погружения в пиксельную реальность возвращается.

Аглая:

Эту выставку я ждала с того момента, когда увидела впервые работы Стаса. Уно Моралес — это художник, который работает без оглядки на зрителя, тренды, моду, он сам погружается в мир, который создал. Это Дэвид Линч в мире графики. Обычно такие истории существуют только в пределах блогов. Поэтому выход в физический мир — очень важное и вдохновляющее событие.

Настя Михайлова

(сценограф, соорганизатор серии вечеринок «Пика-Пика»)

Стас — уникальный в своем роде мастер, который как будто живет в мире чуть более интересном, долбанутом и мудром, чем наш. За его филигранной, почти гравюрной техникой кроется настоящая дыра смыслов и образов, в которую проваливаешься, испытывая смешанное чувство узнавания, страха, стыда и веселья. Его герои не добрые и не злые, не умные и не глупые, сопереживать им трудно или невозможно, но наблюдать за ними очень хочется. Дешевые поп-культурные атрибуты он встраивает в свою мистическую картину мира с немного хамской, но тончайшей иронией и неоспоримой любовью. Вообще любовь, принятие и неизбежность — главные слова, которые стоит держать в голове, разглядывая эти картины.

Надя Грицкевич

(Наадя)

Простые, архетипические сюжеты работ Uno Moralez, помещенные в российскую реальность, в спальные районы, отбрасывают к Андрееву, Мамлееву, Масодову, Балабанову — ко всему, что в нашем сознании покосилось не то от страха, не то от хохота. Именно так, мне кажется, и должно работать искусство — заманивать и причинять тебе добро. Или зло. В любом случае ты уже никогда не будешь прежним.

Миша Блосяк

(художник-иллюстратор)

Это приятное ощущение ужаса под звуки бракованной тысячной VHS-копии, что застряла в детских воспоминаниях. Все эти космические черти и дети-убийцы, которые должны встретиться за углом того самого опасного пустыря, за теми многоэтажками. В какой-то момент ловишь себя на мысли — а вдруг ты смотришь что-то запрещенное и тебя посадят в тюрьму? Но пока все в порядке, и ты продолжаешь смотреть на это черное очарование, раздражая неведомые доли мозга.

Даниил Трабун

(один из продюсеров проекта, медиадиректор «Яндекс. Дзен», бывший главный редактор Look At Me)

Странно, что выставка Уно не состоялась раньше. Есть очень много фанатов его искусства, в числе которых, конечно, и наша команда. В итоге все сложилось благодаря галерее «Триумф», поддержке Absolut и тому, что наконец сошлись звезды. Стас создавал новеллу «Синие зубы» больше пяти лет, это большая история с началом, серединой и концом. И магией. Мне каждый раз не по себе, когда я смотрю на работы Уно, но это очень верное и важное ощущение, особенно для сегодня. Это чувство того, что реальность — штука зыбкая.

Катя Шилоносова

(NV, Glintshake)

Уно для меня художник, вытаскивающий мои самые потаенные страхи, которые я так усердно пытаюсь спрятать, забыть, никак не анализировать с самого своего детства.

Все эти пустые остановки посреди лесопосадки с одиноким троллейбусом, идущим откуда-то из самого мрака, панельные девятиэтажки, маленький телевизор, стоящий на угловатом невысоком холодильнике, ковер, висящий на стене за прямоугольной жесткой кроватью, вся эта обыденная болезненная реальность, которая засасывает тебя в себя и заставляет вновь почувствовать себя как в детском лагере, когда ты слушаешь страшилки поздно ночью, сидя на своей кровати с железным изголовьем, и понимаешь, что самые странные и пугающие вещи на самом деле — это тот быт, который тебя окружает с самого рождения.

Именно эта чуткость и любовь к деталям, с которой он подходит к антуражу вокруг, заставляет узнавать какие-то элементы, которые видел очень много раз и никогда не задумывался, почему же они тебя так пугают. Это то, что я больше всего ценю в работах Стаса.

Его работы — это и есть то самое жуткое ощущение, когда ты слышишь шум на лестничной клетке возле знакомого лифта и боишься глядеть в дверной глазок, потому что не хочешь увидеть что-то действительно страшное и необычное. И если в реальности ты все же решаешься и выдыхаешь, когда видишь, что там пусто, то в мире Уно Моралеса все твои самые жуткие предположения и ночные кошмары настигают тебя с какой-то невероятной бескомпромиссностью, как бы сообщая, что они никуда не делись, что они на самом деле всегда существовали и будут существовать и от них совершенно невозможно скрыться.


изображения: Uno Moralez/Галерея «Триумф»

Share
скопировать ссылку

Тэги

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Идея была моя, но сделал это не я»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды Мы с ними поговорили
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
Мы с ними поговорили

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

Подпишитесь на рассылку