«Мне достался бизнес от родителей» Наследники семейного дела — о том, как родители доверили им компании, которые основали в 90-е

Первым российским предпринимателям, основавшим компании в 90-е, сейчас около 50 лет. Многие начали задумываться о том, кому передать свое дело: одни продают свою долю, другие привлекают к нему подросших детей. Мы нашли людей, которым родители передали свой бизнес, и узнали, как они продолжают семейное дело, слушают ли советы старших, и хотят ли такой судьбы для своих детей.


Артур Гуменюк

Тверская швейная фабрика

От костюма до фабрики

Тверская швейная фабрика в этом году отметила свое столетие, но наша семья стала управлять ею только в 1994-м. В начале 90-х папа ушел с военной службы, собрался искать другую работу, а для этого нужно было купить костюм. Родители увидели объявление в газете, что костюм можно купить на швейной фабрике, но не один, а только целую коробку. Выбора нет — пришлось ехать и покупать. Потом родители решили их продать и постепенно создали довольно крупную оптовую компанию по торговле мужскими костюмами.

Когда у родителей уже был достаточно крупный бизнес, им позвонили с фабрики, на которой они заказывали костюмы, и рассказали, что собственник решил ее снести и построить там каток. Нужно было спасать предприятие, это очевидно был профильный актив, и родители посчитали, что нет ничего плохого в том, чтобы заняться и шитьем костюмов. Они купили фабрику еще и потому, что тогда все стоило очень дешево. Предприятие работает до сих пор, в этом году мы построили новое здание, и производство переехало туда.

Брат за братом

В середине нулевых родители разошлись. Так получилось, что мы, дети, остались с матерью, и у нее же оказались швейная фабрика и предприятие, занимающееся материалами для производства обуви и костюмов. Оно находится в Москве, а швейная фабрика в Твери. В 2008 году начался кризис, надо было срочно с этим бизнесом что-то делать. Производство — не самый прибыльный бизнес, но при этом им надо постоянно заниматься. Старший брат ушел из международной аудиторской компании Deloitte и стал заниматься фабрикой, пытаясь спасти все что можно.

Тогда по огромному зданию было раскидано производство. Это не эффективно с точки зрения логистики. К тому же это здание в центре города, его не очень правильно использовать для производства. Брат начал постепенно сдавать свободные помещения в аренду. Одним из первых арендаторов стал супермаркет «Атак».

Старший брат ушел из международной аудиторской компании Deloitte и стал заниматься фабрикой, пытаясь спасти все что можно.

Постепенно фабрику заполнили арендаторы, она стала торгово-офисным центром, а мы решили построить новое здание для швейных цехов. Все это в основном заслуга старшего брата. С 2008 года он занимался всем сам: до этого никакого контроля, по сути, не было, все шло само собой.

Я тоже работал в международной аудиторской компании PriceWaterhouseCoopers. В 2015 году мне позвонил брат и говорит: «Тут со сбытом есть проблемы, приезжай!» Я думал месяца два — и поехал в Тверь. Я занялся и розницей, и оптовой торговлей.

Из консалтинга к бабушкам

Я чуть ли не со школы мечтал попасть в PWC, а когда это получилось, был в диком восторге. Для меня процесс ухода из консалтинга был тяжелым. Я до сих пор задумываюсь, чтобы вернуться. Сейчас у нас предприятие с советской историей и большим количеством, скажем так, немолодого персонала, а у этих людей взгляд на жизнь отличается от нашего.

Я же работал на работе мечты в компании мечты, а тут приходится бороться с бабушками.

В консалтинге у нас была команда молодых гиков-безумцев с необычным мышлением, а тут вместо них бабушки и дедушки, которые говорят: «Зачем это все нужно делать, мы до этого и так прекрасно работали!» Каждое решение, которое хоть чуть-чуть меняет процесс, — это перелом. Мне хочется в офис вернуться, но родственники позвали, значит, надо им помочь. Я не смог отказать, и в моем случае это привело к достаточно драматичным последствиям вплоть до визитов к психотерапевту. Я же работал на работе мечты в компании мечты, а тут приходится бороться с бабушками.

Нам с братом зачастую не хватает именно управленческих компетенций. Опыта ведения бизнеса у нас раньше не было, мы просто пришли туда, где уже есть команда, с которой нам нужно договариваться, и было непросто: нас не считают авторитетами. Мама старается следить и помогать, но нам этого не всегда хватает. Иногда детям приходится вырывать у родителей контроль над компанией, а мы бы хотели больше помощи и поддержки.

У меня пока нет детей, но я бы очень хотел, чтобы мои дети делали то, что им нравится. Я бы с удовольствием видел их в спорте или на хорошей наемной работе. Даже консалтинг — это не так здорово с точки зрения получения удовольствия от жизни: работать по 12–16 часов понравится не каждому. Мне было комфортно, но я не уверен, что хотел бы такой участи для своих детей.


Вера Бурцева

инженерная компания «Бюро техники»

Все силы в бизнес

Мы проектируем и монтируем инженерные сети зданий. Сейчас «Бюро техники» — это одна из самых известных инженерных компаний в отрасли. У нас 70 изобретений, 30 патентов, мы работаем с иностранными компаниями.

Я помню: мне пять лет, папа возвращается домой обессилевший, а я стою на табуретке и пытаюсь его обнять.

Компания появилась у родителей 27 лет назад, в 1991 году. Как только разрешили создавать частный бизнес, они тут же оформили все документы и организовали предприятие. Папа изобретатель, а мама проектировщик, поэтому они вместе разрабатывали проектную документацию, ездили на завод, забирали воздуховоды, везли на объект, иногда даже по ночам и на такси.

Я помню: мне пять лет, папа возвращается домой обессилевший, а я стою на табуретке и пытаюсь его обнять. Я радуюсь, что он пришел с работы, а он просто еле держится на ногах от усталости. Мама объясняет мне, что он такой из-за того, что теперь у них очень много дел. Для меня это было первое осознанное столкновение с тем, что у родителей теперь свой бизнес, который забирает у них много энергии.

Кризисный директор

Я всегда работала в «Бюро техники», но в дочерних структурах, а в 25 лет стала генеральным директором всей группы компаний. У меня профильное образование, я окончила кафедру кондиционирования воздуха. Но мне готовили совершенно другую карьеру: родители планировали, что я стану работать на кафедре преподавателем и не буду иметь отношения к их бизнесу. Более того, папа даже очень не хотел, чтобы я занималась семейным делом, считал, что это будет для меня тяжело.

Генеральными директорами до меня всегда были наемные люди. Восемь лет назад после кризиса из-за сложной ситуации на рынке в компании стали ухудшаться дела. Я немного занималась финансами, да и дома всегда велись разговоры о бизнесе, мы буквально обсуждали все на кухне. Я решила подключиться и посмотреть, что там происходит, и поняла, что генеральный директор не предпринимает никаких шагов, чтобы компания смогла выжить. Я пыталась обсудить это с директором, но ему это было не очень интересно, он просто отмахивался.

Ушли менеджер по строительству и главный бухгалтер, а мне просто передали флешку с «1С».

Я стала все больше и больше разбираться в делах компании, потому что чувствовала свою ответственность за нее. А потом случилось так, что тот самый генеральный директор собрал всю свою команду и ушел, организовав собственную конкурирующую с нами фирму. С ним ушли менеджер по строительству и главный бухгалтер, а мне просто передали флешку с «1С». Он забрал даже некоторых наших заказчиков. У меня осталось 150 сотрудников, какие-то проекты и непонимание, что делать с этой ситуацией. Не было даже никаких кандидатов на должность генерального директора. Тогда я предложила свою кандидатуру. Родители, конечно, были против, но тогда другого выхода просто не было.

Многие думают, что 25 лет — это еще слишком молодой возраст для того, чтобы вести подобный бизнес. Но я люблю ответственность, на учебе всегда была старостой, а к тому моменту у меня уже было двое детей. К тому же у меня были амбиции.

Семейный совет

У нас с папой было заведено, что вечерами я ему рассказывала, что произошло за день с компанией, как я буду действовать дальше. Но при этом он никогда не давил на меня и не говорил: «Делай только так!» Ему просто было интересно знать, как я размышляю. Первые полтора года после того, как я стала заниматься бизнесом, мы были на связи практически 24 часа в сутки. А потом я стала более самостоятельной и окончательно забрала компанию в свои руки. Сейчас я советуюсь с родителями только по ключевым вопросам.

Мама очень волевая, я так и говорю, что это мой личный коуч, который в нужный момент может сказать: «Соберись!»

Папа — изобретатель, всегда генерирует какие-то идеи, до сих пор в компании используются его научные разработки. Он очень добрый человек, готов поддержать меня во всем, всегда переживал за меня и, наверное, потому и хотел, чтобы я не занималась бизнесом. А мама очень волевая, я так и говорю, что это мой личный коуч, который в нужный момент может сказать: «Соберись!»

Моей старшей дочери уже 14 лет, раньше она говорила, что не хочет работать так много, как я. Но сейчас она задумалась, что неплохо было бы получить техническое образование. Я не хочу ее принуждать заниматься семейным делом. Мне повезло, что мне всегда было интересно то, что делает наша компания, но я приму, если дочери выберут что-то другое.


Полина Бакиева

Инновационный образовательный центр «Поток»

Уроки для кассиров

Мы жили в Межгорье, это маленький закрытый город на Урале. Наша семья росла, и вскоре детей стало трое. К тому же наступило непростое время, 90-е, вместе с которыми к моим родителям пришло понимание, что на зарплату электрика и школьной учительницы детей не прокормить. Тогда мои родители вместе пошли в бизнес. Отец занимался продажей и обслуживанием кассовых аппаратов. Работать в этой сфере начал еще в 80-х и так постепенно дозрел до создания собственной фирмы.

Отец ездил по всему району, продавал и обслуживал кассовую технику. Постепенно он начал понимать, что техника не ломается сама по себе, ее ломают неграмотные сотрудники. Чтобы этого не происходило, нужно было обучать кассиров правильно работать с аппаратами. Так появился первый учебный план, и мама стала вести курсы для небольших групп в Межгорье. Фирма росла, и обучение выделилось в отдельное направление. Папа занимался продажами, мама — обучением. Мы, дети, все это наблюдали и впитывали. Я рано поняла, что хочу заниматься именно обучением.

В 1998 году мы с родителями переехали из Межгорья в Белорецк, районный центр. Отец реорганизовал свою фирму, она получила новую образовательную лицензию и постепенно стала работать не только с кассами, но и с компьютерами.

Все своими руками

2004 год был переломным и для меня, и для родителей. Я оканчивала 11-й класс, мои родители переживали бракоразводный процесс. В конце 2004 года собственник помещения продал его, а договор с учебным центром продлевать не хотел. Мама сама ходила по всем инстанциям и просила, требовала, умоляла найти место для центра. В итоге администрация выделила заброшенное здание бывшего шахматного клуба. Я его прекрасно помню: разруха после многократных затоплений, сгнившие коммуникации. Ремонт делали сами. Я тогда училась на первом курсе и приехала помогать на каникулах.

В 2005 году учебный центр выделился в отдельную организацию, руководила всем моя мама. У нас остались кассы и четыре компьютера, а мама взяла кредит на покупку новой техники, договорилась о сотрудничестве с центром занятости населения, чтобы можно было обучать безработных. Вместе с мамой работали бухгалтер и еще один преподаватель. Они дружили, постоянно проводили вместе время, помогали друг другу. Но команда со временем распалась. Внезапно ушла бухгалтер — для моей мамы это было серьезным ударом. Бухгалтерию она начала вести сама, оказалось, что это вовсе не так сложно, тем более для маленькой организации вроде нашей. И сотрудников стало всего двое.

Я хорошо справлялась, и в августе того же года мама назначила меня директором, а сама вернулась в школу, работать учителем информатики.

Я всегда старалась помочь с фирмой: приходила на курсы кассиров, подсказывала учащимся. Когда начались компьютерные курсы, я тоже участвовала. В то время компьютер дома был далеко не у каждого, а я уже умела работать с текстом и таблицами. В январе 2011 года я пришла в офис уже полноценным сотрудником. Тогда я оканчивала университет и родила двоих детей. Сначала я вела занятия, потом подхватила бухгалтерию, занялась маркетингом и продвижением. Я хорошо справлялась, и в августе того же года мама назначила меня директором, а сама вернулась в школу, работать учителем информатики.

Бизнес и четверо детей

Мое управление бизнесом началось с того, что преподавательница ушла, написав на меня заявление в прокуратуру. Нужно было искать нового сотрудника, проводить собеседования, переучивать его. Мама в это время находилась рядом, но у нее были дела в школе. Мои дети были маленькими, приходилось делать все самой, спросить было не у кого, еще и наступил кризис 2008 года.

Когда родилась третья дочь, совмещать работу и воспитание детей стало адски тяжело.

В 2014 году в связи с изменениями в законодательстве мы с мужем зарегистрировали новую организацию. На тот момент я была беременна третьим ребенком, поэтому юридически директором стал мой муж, потому что ему было проще везде ездить и подписывать все документы. Когда родилась третья дочь, совмещать работу и воспитание детей стало адски тяжело, часть рабочих задач подхватил муж.

Как только дочь подросла, я с энтузиазмом вернулась в офис, но ненадолго. Буквально через два месяца узнали, что мы снова ждем пополнения. В общем, только летом этого года я вернулась к полноценной работе. Сейчас я прохожу обучение в грантовой программе для предпринимателей от «ВКонтакте», собираюсь продвигать наш образовательный центр в интернете и выйти с курсами в онлайн.

Возможно, во мне еще дремлют таланты писательницы и певицы, но я стала серьезно работать в сфере образования, и оказалось, что именно этим мне больше всего нравится заниматься. Я планирую со временем передать бизнес своим детям, если у них будет интерес к этой сфере. Тем более что технологии развиваются: когда дети станут взрослыми, я уверена, образование сильно изменится и у них будут новые вызовы и новые возможности.



Обложка: Yoska — stock.adobe.com

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я уехал из Москвы, чтобы жить лучше»
«Я уехал из Москвы, чтобы жить лучше» Люди, которые променяли столицу на регионы ради своего бизнеса и размеренного образа жизни
«Я уехал из Москвы, чтобы жить лучше»

«Я уехал из Москвы, чтобы жить лучше»
Люди, которые променяли столицу на регионы ради своего бизнеса и размеренного образа жизни

«Я молод и зарабатываю много денег»
«Я молод и зарабатываю много денег» Люди, которые к 25 годам получают больше 150 тысяч рублей, — о выборе профессии, карьере и лучших годах жизни за работой
«Я молод и зарабатываю много денег»

«Я молод и зарабатываю много денег»
Люди, которые к 25 годам получают больше 150 тысяч рублей, — о выборе профессии, карьере и лучших годах жизни за работой

«Я охочусь за скидками»
«Я охочусь за скидками» Люди, которые отслеживают вещи по полгода, — о том, как находить действительно интересные предложения
«Я охочусь за скидками»

«Я охочусь за скидками»
Люди, которые отслеживают вещи по полгода, — о том, как находить действительно интересные предложения

«Я совмещаю две несовместимые профессии»
«Я совмещаю две несовместимые профессии» Люди, которые успевают снимать и стрелять, сдавать годовой баланс и водить такси, работать в суде и на заводе
«Я совмещаю две несовместимые профессии»

«Я совмещаю две несовместимые профессии»
Люди, которые успевают снимать и стрелять, сдавать годовой баланс и водить такси, работать в суде и на заводе

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Нужно ли менять уход за волосами весной?

Первая полоса

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать
У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне
Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне Старейшая рюмочная Петербурга в руках Кати Бокучавы
Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне
Старейшая рюмочная Петербурга в руках Кати Бокучавы

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли
Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли
Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Нужно ли менять уход за волосами весной?
Нужно ли менять уход за волосами весной? И нет, и да
Нужно ли менять уход за волосами весной?

Нужно ли менять уход за волосами весной?
И нет, и да

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион Планируем, куда отправиться на этой неделе
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Планируем, куда отправиться на этой неделе

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице Районное место вовсе не районного масштаба
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Районное место вовсе не районного масштаба

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику
«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику Продюсер проекта Юлия Рузманова рассказывает, зачем мы это сделали
«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику
Продюсер проекта Юлия Рузманова рассказывает, зачем мы это сделали

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать? И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас Постпанк, который уделал даже Моргенштерна
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
Постпанк, который уделал даже Моргенштерна

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»
Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»
Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»

Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»

Почему в России дорожает одежда
Почему в России дорожает одежда И что купить прямо сейчас, пока цены не выросли еще больше
Почему в России дорожает одежда

Почему в России дорожает одежда
И что купить прямо сейчас, пока цены не выросли еще больше

Сникер-культура в России и мире
Спецпроект
Сникер-культура в России и мире Почему мы любили, любим и будем любить кроссовки
Сникер-культура в России и мире
Спецпроект

Сникер-культура в России и мире
Почему мы любили, любим и будем любить кроссовки

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

Как избежать переработок?
Как избежать переработок? И что делать, если все коллеги задерживаются допоздна, а вы не хотите
Как избежать переработок?

Как избежать переработок?
И что делать, если все коллеги задерживаются допоздна, а вы не хотите

Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»
Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»
Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»

Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского» Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города

Подпишитесь на рассылку