28 мая, суббота
Москва
Войти

Найти лох-несское чудовище: Как работает Лимнологический институт в Иркутске Научные аквариумы, собственный флот и ожившие вымершие губки

Найти лох-несское чудовище: Как работает Лимнологический институт в Иркутске

У каждого крупного озера есть институт, который его изучает. Байкалом и другими водоемами в Восточной Сибири занимается Лимнологический институт Сибирского отделения Российской академии наук, который в этом году отмечает 90-летие.

В своей области Лимнологический институт, расположенный в Иркутске, имеет самый обширный флот — пять судов, и самое большое количество сотрудников — 325 человек. Институт включает в себя 12 лабораторий, стационары в Листвянке и Больших Котах, и аквариумную научную установку, на которой проводят уникальные эксперименты.  Сотрудники института рассказали The Village, зачем регулярно погружаются на глубину Байкала, проводят эксперименты по скрещиванию рыб и ищут ответы на множество научных вопросов.

Фотографии

дмитрий дмитриев

Расположение: Улан-Баторская, 3

Количество этажей: 4 этажа

Количество сотрудников: 325 человек

Дата основания: 1928 год

Годы строительства: 1986 — 1989 годы


Как здесь работается

Андрей Федотов

Директор института

Про институт

Наш институт, как и Институт озероведения РАН в Санкт-Петербурге, основал известный ученый-лимнолог Глеб Юрьевич Верещагин. Институтов в этой области немного — такова специфика. По оценке результативности, которую проводило министерство образования, наш институт сейчас первый в своей области. Основной упор мы делаем на Байкал, также исследования идут в Антарктиде, на северных морях и в Монголии. Изучаем экосистемы водоемов и водные организмы на уровне биологии, химии, физики, геологии и географии. Наш институт отличает мультидисциплинарность: каждая лаборатория нацелена на конкретную область, но при этом все они связаны друг с другом. К примеру, без анализа химического состава воды, который делает лаборатория гидрохимии и химии атмосферы, другая лаборатория не сможет объяснить, почему одни рыбы живут в одном месте, но не живут в другом.

Нас волнует множество вопросов. Мы исследуем, например, как произошла такая эволюция, что большая и малая голомянка полностью изменила свой геном: перестала подходить к берегу и совсем отказалась от икры? Пытаемся понять, почему байкальская нерпа может жить до 55 лет, в то время как нерпа в Ладожском озере живет только около 25 лет.

Думаю, что наиболее важное открытие из последних – это вид байкальских губок, который мы обнаружили на глубине 1400 метров. Во-первых, раньше губок обнаруживали только на глубине 600 метров и считали, что дальше они не проникают. Во-вторых, этот вид считался вымершим. Это как найти лох-несское чудовище.

Сейчас у нас немного подводных экспедиций. Своих подводных обитаемых аппаратов у нас нет. Видеокамеры, управляемые роботы и люди — тот максимум, который мы можем использовать под водой. Чаще всего мы проникаем на глубину до 20 метров, 70 метров — уже та глубина, на которой требуется серьезная подготовка.

Про себя

Как у многих директоров, рабочий день у меня ненормированный — с восьми утра до восьми вечера. Большую часть времени я занимаюсь институтом, решая разные вопросы. Кроме того, руковожу лабораторией палеолимнологии и продолжаю изучать климат прошлого. Научные исследования остаются моей отдушиной, но времени на это все меньше. Раньше, когда я не был директором, в обеденный перерыв мне даже удавалось покататься на сноуборде на соседней горнолыжке. Этим мне нравится Академгородок: здесь рядом и работа, и дом, и поблизости есть лес, где можно с детьми погулять.


Этот вид губок считался вымершим. Это как найти лох-несское чудовище


Раньше, когда я не был директором, в обеденный перерыв мне даже удавалось покататься на сноуборде на соседней горнолыжке


Про науку

Изучение климата мы начинали с Байкала, затем перешли к Хубсугулу, изучали взаимодействие Карского моря с системой Енисея, работали в Арктике. Если вы хотите знать, что вас ждет в будущем, полезно знать, что было в прошлом. Мы изучаем осадки, которые хранятся в водоемах. В них записана вся история: какой был состав воды, какие водоросли жили, как менялась температура. Все живые организмы приспосабливаются к определенной среде, и у нас, например, нет сейчас таких условий, чтобы выпадал гипс или жили мамонты.

Если сначала мы были сфокусированы на шкалах глобального климата до миллионов лет, то сейчас стараемся изучать климат более детально с разрешением до года, чтобы иметь возможность ответить, что нас ждет, допустим, через пять лет. На Байкале мы проследили летопись до шести миллионов лет назад, и сейчас уже можно точно сказать, что период потепления скоро должен закончиться. Нет точных сроков, когда это произойдет — послезавтра, через 10 дней или через 15 лет, но через тысячу или полторы тысячи лет Земля неминуемо уйдет подальше от Солнца, и наступит похолодание.

В глобальном плане станет холоднее, но для нас это мало что изменит. Когда голландцы в 1030 году застали малый ледниковый период, у них замерзли все каналы, а температуры летом были примерно такими же, как у нас в марте.


На Байкале мы проследили летопись до шести миллионов лет назад, и можно точно сказать, что период потепления скоро закончится. Земля неминуемо уйдет подальше от Солнца, и наступит похолодание


Игорь Ханаев

Ихтиолог, старший научный сотрудник, руководитель группы водолазных исследований и подводного мониторинга

Про себя

Воду я любил с детства, в любых проявлениях. У меня было хобби — аквариумные рыбки. Дома аквариумами была заставлена целая комната. Я часами наблюдал за ними, ставил различные эксперименты, занимался разведением. Понемногу понял, что мне это по душе, и я хочу заниматься этим всю жизнь. Полностью убедился в этом, попав в первую байкальскую научную экспедицию.

В институте я работаю с 1984 года, и тогда сюда было очень сложно устроиться. По специальности мой объект изучения — рогатковые рыбы, в основном обитающие в глубоководной части озера.

Сейчас у меня довольно обширный спектр работ — экспедиции, научно-исследовательские проектные темы и участие в разной хозяйственно-договорной деятельности. В кабинете мы занимаемся документами и пишем отчеты, в другом помещении, где есть вытяжки и препаровальные столы, работаем с пробами. Водолазное снаряжение, баллоны, компрессоры, лодки и прочее экспедиционное оборудование храним в водолазке. В Листвянке у нас есть барокомплекс и стационар — там храним тралы, пробоотборники и другое тяжелое серьезное оборудование.


Ученый, который изучает подводный мир, обязан хотя бы раз в жизни увидеть объект своего изучения в естественной среде своими глазами

Про экспедиции

Экспедиции у нас проходят круглый год. Под моим руководством работает водолазная группа, которая обеспечивает материалом почти все лаборатории в институте. Мы стараемся совмещать разные работы при каждом выезде, чтобы собрать как можно больше материала.

Быть простым водолазом в научно-исследовательском институте неправильно. Отобрать несколько ведер камней и пять литров воды, не предоставив никакой информации о месте, где собран материал, — это разговор ни о чем. Исследователь должен получить как можно больше информации об объектах сбора, знать их в глаза, чтобы понимать, что от тебя просят, поэтому у нас работают водолазы-исследователи с биологическим образованием.

Подводная фотография и видеосъемка возникли как закономерная необходимость — это возможность для любого научного сотрудника увидеть глазами водолаза объект своего исследования в естественных условиях. В моем понимании, ученый, который изучает подводный мир, обязан хотя бы раз в жизни увидеть объект своего изучения в естественной среде своими глазами.

Конечно, все, что касается подводной деятельности — это чуждая для человека среда, где нужно быть предельно внимательным. Но ничего экстремального в этом нет, и под воду может сходить любой человек, у которого нет проблем со здоровьем. В экспедициях происходят и внештатные ситуации: в последнее время у нас участились случаи встреч с медведями. Здесь нужно в первую очередь владеть собой, ведь за редким исключением зверь никогда первым не бросается.

В легком водолазном снаряжении я погружался на глубину 91 метр. В глубоководных обитаемых аппаратах «Мир» — на глубину 1580 метров, это максимум. При каждом погружении всегда есть определенная программа работ. Раз в год в районе Листвянки мы проводим чистку дна акватории озера. На глубине не так много мусора, но встречается — смотря в каком месте погружаться. На мелководье чисткой можно заниматься хоть круглый год без какого-либо эффекта, особенно в местах отстоя судов.


Проблем, связанных с Байкалом, огромное количество: необузданное развитие нитчатых водорослей, активный рост цианобактерий, массовая гибель байкальских губок


Про карьеру

Считаю, что каждый человек должен оставить что-то значимое после себя. Для меня одно из таких мероприятий — это электрификация острова Ольхон. С 2004 года мы принимали там участие на всех стадиях — от разработки проекта до укладки кабельных линий под воду. Теперь выезжаем один раз в год для проверки состояния кабельного перехода.

В прошлом году закончили комплексный проект по обследованию Богучанского водохранилища. Есть и другая работа вне Байкала, в том числе связанная с деятельностью нефтяной компании. Мы ежегодно проводим экологический аудит природных территорий, взятых для разработки и добычи нефтяных и газовых месторождений. С нашей стороны это такой экологический контроль над деятельностью нефтяников.

Много времени в моей работе занимают проблемы, связанные с Байкалом. Их огромное количество: необузданное развитие нитчатых водорослей, активный рост цианобактерий, изменение свойств и качеств байкальской воды. Еще одна проблема — массовая гибель байкальских губок. Перед коллективом, в котором я работаю, сейчас стоит задача найти причину этой гибели. Еще в составе лаборатории ихтиологии мы проводим тралово-акустические работы по учету байкальского омуля.

Я считаю, что Байкалу нанесен серьезный ущерб в связи с отсутствием очистных сооружений и неограниченным потоком туристов. Добавим сюда БЦБК, который оставил после себя наследство с большими последствиями. Речь о серьезнейших изменениях в экосистеме озера, которые могут быть уже необратимы. Это не у всех на виду, но видно любому, кто погружается в пределах Байкала. Люблю свою работу за то, что очень часто приходится сталкиваться с чем-то новым. Отдушина — просто побывать в очередной раз на Байкале.

Профессор Сергей Беликов. Лаборатория аналитической биоорганической химии

Ольга Кустова

Ведущий инженер лаборатории хроматографии

Про себя

В Лимнологическом институте я с 2013 года. Училась на химическом факультете ИГУ, а потом, во время магистратуры, работала на нефтехимическом комбинате в Ангарске. Правда, надолго я там не осталась: поняла, что не хватает интеллектуальной работы, и решила попробовать устроиться в научный институт. В Лимнологический мне хотелось больше всего. После окончания магистратуры я поступила в аспирантуру и потом уже начала здесь работать.

Я живу вместе с коллегой в микрорайоне «Луговое», в служебной квартире, которую предоставил институт. Добираться до работы вполне удобно: есть прямой маршрут, рядом автобусная остановка. Сам Академгородок для меня особенный район. Тут хорошая атмосфера, много зелени, приветливые и интеллигентные люди. Мне нравится, что у Иркутского научного центра есть еще и спортивная жизнь: зимой многие катаются на лыжах, весной начинают бегать кроссы. Ко Дню Победы в конце апреля устраивают эстафету, маршрут которой проходит через несколько научных институтов.

Сейчас я ведущий инженер в лаборатории хроматографии. Мы разрабатываем методики определения различных классов стойких органических загрязнителей в водных экосистемах. Пока мне не удалось побывать в экспедиции, сейчас я больше сосредоточена на защите кандидатской диссертации. С материалами своей работы я уже выступала на научных конференциях в разных городах России и на Международном симпозиуме по капиллярной хроматографии в Италии.

Про работу

Воду для анализа отбирают по определенной схеме, которая включает от 17 до 25 точек и охватывает всю акваторию озера и его притоки — реки Утулик, Снежную, Солзан, Мурино и другие. Наибольший уровень загрязнения фиксировали в южной части Байкала — в Листвянке, Слюдянке, Култуке, реже в Северобайкальске.

В Байкале, особенно в промышленной зоне, до сих пор фиксируют основной класс органических загрязнителей, запрещенных Стокгольмской конвенцией. Эти вещества в 30-70-х годах производили в промышленных масштабах, а позже выяснилось, что они обладают канцерогенным действием и могут приводить к различным заболеваниям в результате долгого воздействия на человека.

В целом за 20 лет уровень концентрации загрязняющих веществ стал выше везде. Это всемирная проблема. Важно понимать, что речь идет о фоновом загрязнении, которое определяется в пико- и нанограммах на литр. Повлиять на фоновое загрязнение, которое возникает в результате глобального атмосферного переноса, невозможно. Поэтому важно контролировать содержание загрязняющих веществ в природных и биологических объектах. Например, мы наблюдаем процесс накопления химических загрязнителей в процессе роста рыбы — это важно, потому что мы ведь тоже являемся живым организмом. Еще мы можем выявлять участки с локальным загрязнением, и здесь уже предпринимать какие-то меры.

Мне нравится работать в институте. Здесь дают свободу мысли, возможность ставить перед собой разнообразные научные вопросы, обсуждать их с коллегами, советоваться с научным руководителем и подходить к любой проблеме комплексно. Это делает работу не рутинной и интересной.


Наибольший уровень загрязнения фиксировали в южной части Байкала — в Листвянке, Слюдянке, Култуке. Реже — в Северобайкальске

Аквариумный комплекс

Аквариумный комплекс находится в цокольном этаже института. Это два помещения, где в небольших аквариумах и чашах живут мальки и взрослые особи, среди которых как чистые виды, так и гибриды. В холодильниках-инкубаторах хранится материал для исследований, которые проводят микробиологи. В каждом инкубаторе установлена конкретная температура для каждого исследования и централизованная система «день-ночь», которая по заданной программе меняет освещенность в инкубаторе.

Здесь проводят уникальные эксперименты: скрещивают различные виды рыб — например, сига и омуля. После скрещивания особь может стать более здоровой, жизнеспособной. В аквариумном комплексе исследуют, как легко молодые и взрослые рыбы могут переносить сильные звуки, колебания температур и изменение состава воды, изучают разнообразие микроорганизмов рыб, чтобы оценить их иммунную защиту. Также ученые тестируют стимуляторы роста, созданные Иркутским институтом СО РАН имени А.Е. Фаворского. Аквариумным комплексом пользуются и другие организации, в частности — форелевое хозяйство, где уже живут рыбы, выращенные в Лимнологическом институте.

Еще здесь выращивают не только рыб, но и живой корм для них — дафний и живых червей. Для этого сотрудники института часто приносят сюда просроченный кефир и хлеб.

Институт имеет аквариумные мощности и в Листвянке, где используется проточная байкальская вода. В Иркутске применяют водопроводную воду, которая благодаря удачному расположению водозабора близка к байкальской, что позволяет проводить весь цикл выращивания рыбы, начиная с икры.


Еще здесь выращивают живой корм для рыб — дафний и живых червей. Для этого сотрудники института часто приносят сюда просроченный кефир и хлеб


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК»
«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК» Необычная форма здания, секретные лаборатории, зимний сад и бассейн — The Village побывал в Беляеве, чтобы узнать, как работают в Институте биоорганической химии
«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК»

«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК»
Необычная форма здания, секретные лаборатории, зимний сад и бассейн — The Village побывал в Беляеве, чтобы узнать, как работают в Институте биоорганической химии

«Я работаю в Главном здании МГУ»
«Я работаю в Главном здании МГУ» Особенный запах, комнаты-«гробики», чучело лося и гнездо сокола — побывали в самом известном университете страны
«Я работаю в Главном здании МГУ»

«Я работаю в Главном здании МГУ»
Особенный запах, комнаты-«гробики», чучело лося и гнездо сокола — побывали в самом известном университете страны

«Я живу в поселке создателей советского атомного проекта»
«Я живу в поселке создателей советского атомного проекта» Как живется в поселке при Институте теоретической и экспериментальной физики
«Я живу в поселке создателей советского атомного проекта»

«Я живу в поселке создателей советского атомного проекта»
Как живется в поселке при Институте теоретической и экспериментальной физики

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

Подпишитесь на рассылку