«Я работаю в иркутском костёле» Узнали, зачем священник забирается на крышу, а ещё о зашифрованных символах и службах во время пандемии

«Я работаю в иркутском костёле»

Слово «костёл» у иркутян в первую очередь ассоциируется с готическим зданием, в котором располагается органный зал, на сквере Кирова. Оно действительно считается колыбелью католицизма в Иркутской области, и там до сих пор проводятся службы. Однако центр крупнейшей по площади католической епархии в мире — это  кафедральный собор на улице Грибоедова.

The Village узнал у тех, кто здесь работает, откуда в соборе дерево с кроной в форме России, зачем священник забирается на крышу, и как на работу религиозного учреждения повлияла пандемия.

Текст

яна шутова

Фотографии

Дмитрий дмитриев

Собор Непорочного Сердца Божией Матери

Расположение: ул. Грибоедова, 110

Количество этажей: 4

Количество сотрудников: 11 человек

Стиль: конструктивизм

Годы строительства: 1999-2000



История

В это трудно поверить, но центр самой обширной католической епархии в мире действительно располагается в Иркутске. Епархия святого Иосифа объединяет всех католиков, живущих на территории от Хакасии до Тихого океана, и охватывает 10 миллионов квадратных километров — это почти две трети всей России или Европа целиком. Однако по количеству приходов (их 42), храмов, священников и верующих католиков (около 50 тысяч человек) епархия уступает многим другим. Возглавляет ее епископ Кирилл Климович.

Католическая вера проникла в Иркутск в конце XVIII века благодаря ссыльным полякам и быстро здесь окрепла. Первый деревянный костел построили на частные пожертвования в 1825 году, но здание погибло в сокрушительном пожаре 1879 года. Спустя пять лет на его месте вырос Польский костел в неоготическом стиле. С приходом советской власти католикам пришлось оставить храм на долгие годы. Лишь в 1991-м в костеле возродили римско-католический приход Успения Богородицы и возобновили службы. Но официально здание так и не вернули церкви, его приходилось делить с Иркутской филармонией.

В начале 90-х начались разговоры о строительстве нового храма. Католикам предложили несколько свободных площадок, в том числе в непосредственной близости от Польского костела, на набережной. Но иркутский епископ Ежи Мазур рассудил так: если когда-нибудь историческое здание вернут церкви, получится два католических храма рядом. Поэтому новый кафедральный собор было решено строить на противоположном берегу Ангары, на месте, где прежде располагалась автомобильная стоянка на улице Грибоедова.

Проект утвердили только с четвертого раза — первые три проекта не прошли по сейсмической безопасности. Автором выступил польский архитектор Анджей Хвалибог, а адаптацию провели иркутские специалисты Олег Бадула и Владимир Стегайло. В результате конструкция обросла дополнительными железобетонными элементами, монолитным перекрытием, двухслойными стенами. Собор поднялся быстро: строительство началось 10 июня 1999 года и завершилось в сентябре 2000-го.

Храм получился совсем не похожим на Польский костел, возведенный в традициях готической архитектуры. В строгом, «немногословном» здании нового собора зашифровано немало символов католической веры. Две высокие башни напоминают сложенные в молитве руки, соединяет их перемычка в форме митры — головного убора высшего католического духовенства. На ней можно прочитать: Veni, Sancte Spiritus «Приди, Дух святой». 

Католические епархии принято называть в честь святых, иркутская носит имя святого Иосифа — обрученного мужа Пресвятой Девы Марии, земного отца и опекуна Иисуса Христа. Скульптура покровителя с младенцем Иисусом на руках является одним из главных украшений храма.

Зеркально этой скульптуре, по правую сторону от алтаря, расположена фигура Богородицы на фоне раскидистого золотого дерева. Его крона растягивается вдоль стен и издалека напоминает очертания России. Этот сюжет связан с явлениями Девы Марии в Фатиме (Португалия) в 1917 году, когда в России началась революция, а вместе с ней — борьба с религией и верой. По уверениям трёх детей, им многократно являлась Дева Мария и говорила пророчества, касающиеся судеб мира и, прежде всего, России.

Голову Богородицы венчает корона, которую много лет назад освятил в Ватикане Папа Римский Иоанн Павел II. В собор она прибыла спустя 15 лет, в столетие Фатимских явлений. Тогда в 2017 году первый иркутский епископ Ежи Мазур вместе с действующим епископом Кириллом Климовичем поднялся и возложил корону на голову Божьей Матери. Корону выполнил тот же самый скульптор, который занимался убранством собора — польский художник, профессор Винцент Кучма.

Алтарь в храме изготовлен из темно-зеленого камня, байкальского нефрита, и украшен изображениями рыб. Это известный христианский символ: если первые буквы греческой фразы «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель» соединить вместе, получится слово ICHTHYS, то есть «рыба».

В одной из башен Собора спрятана колокольня, но звонаря в храме нет — колокола приводятся в движение автоматически. Каждый день они звонят ровно в полдень. Все четыре колокола были отлиты в Польше (в городе Пшемысле) и доставлены к открытию храма, самый тяжелый из них весит около 800 килограммов.

В храмовый ансамбль гармонично вплетены часовня Божьего Милосердия и приходской дом. В нем на первом этаже располагаются офисы, на втором этаже живут священники и монахи, на третьем — монахини, в отдельном крыле — епископ. Еще четыре монахини из Общины Сестер Служительниц Святого Духа обитают в квартире в десяти минутах ходьбы от храма.

Как здесь работается

Отец Владимир

настоятель кафедрального собора

Я перебрался в Иркутск в 2004 году, уже при нынешнем епископе Кирилле Климовиче. И стал, по сути, его правой рукой — генеральным викарием. Раньше и подумать не мог, что судьба забросит меня в Сибирь. Когда мы приносим вечные обеты, то заполняем анкету и указываем три конкретных места, в которые хотелось бы поехать миссионером. В 1996 году перед рукоположением я написал на первом месте: «Джунгли над Амазонкой, на всю жизнь». На второй строчке: «Если не на всю жизнь, то 10-15 лет джунгли, а потом готов помогать в бывшем Советском Союзе». Хотелось экзотики, необыкновенной жизни. Все исполнилось: Сибирь — это же настоящая экзотика.

Сколько здесь католиков? Сложно сказать. «Бумажных» (тех, кто называет себя католиками) в Иркутске несколько тысяч. Крещенных — 1,5-2 тысячи. Воцерковленных, которые каждое воскресенье посещают храм и придерживаются традиций, еще меньше. Если подует хороший ветер, в воскресенье на службы придет 300 человек. Если случится ливень или «святая картошка» — будет на 30-40 прихожан меньше, летом в храме и вовсе половина людей.

Сейчас в связи с коронавирусом приходится, наоборот, ограничивать число прихожан. В храме Успения Богородицы (Польском костеле — прим. ред.) мы временно прекратили богослужения, а здесь увеличили количество служб, чтобы не создавать большие скопления людей. К тому же наш владыка рекомендовал теперь рассаживаться подальше друг от друга и немного изменить традиции и жесты. В тот момент Святой Мессы, когда принято приветствовать друг друга рукопожатием, теперь просто преклоняем головы. Прекращаем целование крестов и икон — свое почтение можно выразить глубоким поклоном. Подходя к причастию, соблюдаем дистанцию. Совсем прекратить службы мы не можем — молитвы сейчас нужны, как никогда.

То, что наша община немногочисленна, меня даже мобилизует. Всех прихожан я знаю по имени, знаю их семьи, условия жизни и проблемы. И когда они приходят на исповедь, им уже не надо начинать все сначала, достаточно сказать: «Опять все те же грехи…» И я сразу все понимаю. А про себя думаю: «Слава богу, что не придумываешь новые».

Исповедальни в храме нет, но раньше была, причем крайне неудобная. Занимала много места, и за всю историю я лишь дважды исповедовал в ней: приехавшую издалека монахиню, которая привыкла через решетку, и нашу прихожанку, которой просто стало интересно.

Некоторые боятся исповеди, переживают: «А что священник про меня подумает?». Да ничего не подумает, потому что священник такой же грешник, как и ты. Моя задача — помочь человеку открыться и высказаться, назвать проблему своим именем. Недостаточно прийти и просто сказать: «Я делал нехорошие дела». Какие нехорошие дела? Ты воровал? Убивал? Или изменял своей жене? Всю грязь нужно называть своими именами. Порой этого достаточно для раскаяния.

То же самое с молодежью. Я стараюсь присутствовать в соцсетях, я есть в «Вконтакте» и «Фейсбуке», надо и в «Инстаграме» зарегистрироваться, потому что молодежь там, и многие проблемы можно почувствовать даже по фотографиям. Когда я вижу наших девочек, которые свое 15-летие отмечают в кафе с кальяном и алкоголем, я им говорю: «Проблема не в том, что ты выпила или покурила. Проблема в том, что тебе 15 лет, а пьяные мужики на тебя смотрят, как на добычу. Не дай бог что-то случится, ты до конца жизни будешь об этом жалеть». И никто, кроме меня, им этого не скажет. Родители не знают, как начать такой разговор. А у меня привилегия человека «внешнего», со мной они не боятся говорить. Потом приходят на исповедь, их рвет изнутри на куски. Но пусть лучше рассказывают в храме, чем вдвоем с подружкой пытаются найти решение.

Молодежи в нашем храме много. Особенно детей. Зачастую их не видно, они ползают где-то между лавочек, шумят, веселятся. Как-то раз во время службы слышу смех, гляжу: одна девочка сидит в уголке, как священник, две другие стоят на коленях перед ней — «исповедуются». А у меня в это время идет молитва, я сам еле сдержался, чтобы не захохотать. Когда бабушки на них жалуются, я говорю: «Это благословенный шум. Слава богу, есть, кому шуметь. Вы не торопитесь на них кричать, иначе потом некому будет нас хоронить».

Как генеральный викарий епархии я много езжу по России, сравниваю. Иркутску есть, чем гордиться. История, архитектура, люди, уникальное взаимоотношение религий. С представителями других конфессий мы встречаемся регулярно: и по работе, и как друзья. И когда меня спрашивают про разницу между православными и католиками, я всегда отвечаю: «Когда мы в баню с батюшкой идем — никакой».

У меня на груди православный крест. Мой друг, православный священник, уезжая на миссию в Бразилию, снял его с себя, отдал мне и сказал: «Чтобы не забывал и молился».

Сестра Гиацинта

Я родилась в Польше, но меня всегда тянуло в Россию, на восток. И моя мечта исполнилась, только пришлось долго ждать.

Монашеская формация длится девять лет — от вступления в монастырь до вечных обетов. За это время можно еще передумать. В 29 лет я поняла, что это моя дорога жизни, и принесла вечные обеты. В монастыре меня нарекли Гиацинтой — в честь одной из тех девочек, которая в 1917 году пережила явление Матери Божией в Фатиме. И это для меня стало дополнительным знаком, что я должна работать в России.

После монастыря я провела восемь лет в Украине. То были первые зерна, которые Господь забрасывал в мое сердце. Время было благодатное, первые годы после распада Советского Союза, людям как раз позволили посещать храмы, проснулся интерес к вере. Мы чувствовали, что кому-то нужны.

После этого 13 лет я служила в Польше, возникли проблемы со здоровьем, я уже думала, что моя мечта о востоке не сбудется, почти смирилась. Но пути Господни неисповедимы. В 2016 году я получила направление в Россию.

Уже на второй день в Иркутске я почувствовала, что оказалась дома. Почему не в первый? Потому что первый я проспала (смеется) Мы прилетели, сели на троллейбус, поехали через весь город, я предвкушала, как посмотрю Иркутск, но… уснула.

Сейчас я живу в квартире неподалеку от собора с тремя сестрами из нашего миссионерского ордена (две из Индонезии, одна из Словакии). Из одной комнаты мы сделали «часовню» — место для богослужений. По утрам собираемся там на общую молитву, затем у нас медитация со Словом Божьим, завтрак, и расходимся по своим делам. Одна из сестер пока что изучает русский язык, ходит в университет, другая работает в приходе, третья помогает мне в работе с детьми.

Ребятишкам, которые посещают храм, мы объясняем различные таинства, читаем с ними молитвы, проводим духовные упражнения. Но есть и другие дети, чаще из неблагополучных детей, которые не имеют отношения к католической вере, но нуждаются в помощи. Рядом с нашей квартирой стоит деревянный дом, куда они приходят после школы, мы помогаем им делать уроки, играем, проводим мастер-классы.

В субботу у нас уборка дома. Иногда ходим в театр или музей, смотрим какой-нибудь фильм, готовимся к экзаменам. Экзамены необходимы для получения вида на жительство и включают в себя проверку русского языка, истории и законодательства страны. Я, кстати, только что вернулась оттуда. Думаю, сдала.

Отец Мартин

Мой дом в Польше стоял между греко-католической церковью, кладбищем и католическим храмом. Стать священником я решил в 18-19 лет, хотел сделать что-то полезное для общества. Сначала думал пойти в епархиальные священники, но потом понял, что на одном месте сидеть скучно и выбрал миссионерский орден.

В России я живу восьмой год, в Иркутске — с декабря 2013 года. После рукоположения меня сначала отправили в Тамбов на курсы русского языка, оттуда я приехал на поезде в Иркутск.

Первое, что удивило здесь — много старинных домов. Я представлял центр епархии как огромный город с небоскребами, хорошим транспортом, чистыми улицами и крупными магистралями. А оказался словно в большой деревне. Но я привык и полюбил это место, сейчас я называю Иркутск домом.

Я живу при храме. В воскресенье утром провожу мессу в костеле на сквере Кирова, вечером — здесь, в соборе, на польском языке. На нее приходит человек десять, плюс иногда присоединяются туристы.

Помимо церковных дел, много бытовых: встретить в аэропорту гостей, съездить в магазин за продуктами, приготовить еду, сбросить снег с крыши. Привязываю веревку, забираюсь на крышу, 3-4 часа орудую лопатой. Однажды сорвался, повис на веревке, но сумел забраться обратно.

Сейчас идет пост, поэтому мы стараемся сделать свою жизнь более скромной. Я, например, отказался от кофе и спиртного, стараюсь делать хорошие дела, читаю «Дневник святой Сестры Фаустины».

Марине Симонян

прихожанка

Когда мы перебрались из Армении в Иркутск (а это было 30 лет назад), сразу стали посещать «красный», успенский храм. В то время из всех деревень области приезжали бабушки по воскресеньям, на службе сидели плотно.

Потом уже на моих глазах строился новый собор. Помню, как во время стройки сестры устраивали для детей «Каникулы с Богом», я им помогала, каждый день к нам приезжал епископ Ежи Мазур и сообщал новости. Например, «Сегодня устанавливаем крест. Надо, чтобы дети помолились». Вот так молитвы ребятишек помогли этому храму вырасти быстро и без преград. Когда проходило освящение колоколов, моя семья стала крестной для одного из них. В католицизме так принято — крестить колокола и давать им имена.

Хорошо помню первое Рождество в новом храме, у меня тогда уже был ребенок. Петросу было полгода, и он играл в рождественском представлении маленького Иисуса в яслях. «Он даже вовремя заплакал», — подметил потом отец Иосиф.

Мы крестили сына в полтора года. А в два года на «Каникулах с Богом» он уже понял первую катехезу. Пришел и сказал: «Знаешь, мама, была одна женщина, которая Иисусу своими соплями ноги вымыла и волосами вытерла». Прихожанка, которая стояла рядом и все поняла, улыбнулась: «Ну, где слезы, там и сопли».

С шести лет отец Владимир взял Петроса в министранты, служить у алтаря во время мессы. Сейчас сыну 19, и он до сих пор постоянно посещает храм и играет в рождественских спектаклях. В этом году ему досталась роль святого Арнольда.

А я по воскресеньям и понедельникам помогаю здесь: выдаю духовную литературу в библиотеке, продаю церковную утварь,  провожу беседы для созависимых людей — тех, у кого в доме есть алкоголики или наркоманы.

Мое любимое место в храме — четвертый ряд сзади, где купель. Там мы сидим всей семьей. У армян не приветствуется, чтобы у родных были разные религии. Вере нужна верность.

Читайте нас там, где удобно:

Facebook

VK

Instagram

TELEGRAM

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Переходный период: Как православные становятся католиками
Переходный период: Как православные становятся католиками The Village расспросил московских католиков, почему они предпочли римскую веру православию и как относятся к этому окружающие.
Переходный период: Как православные становятся католиками

Переходный период: Как православные становятся католиками
The Village расспросил московских католиков, почему они предпочли римскую веру православию и как относятся к этому окружающие.

Я работаю в Ельцин Центре
Я работаю в Ельцин Центре Обитатели центра первого президента России о работе под присмотром Бориса Николаевича
Я работаю в Ельцин Центре

Я работаю в Ельцин Центре
Обитатели центра первого президента России о работе под присмотром Бориса Николаевича

Я работаю в театре «Вера»
Я работаю в театре «Вера» Сотрудники театра — о том, где живет душа, домашней атмосфере и репетициях в подвале
Я работаю в театре «Вера»

Я работаю в театре «Вера»
Сотрудники театра — о том, где живет душа, домашней атмосфере и репетициях в подвале

«Я работаю в Иркутском музыкальном театре»
«Я работаю в Иркутском музыкальном театре» Балерина, дирижер и реквизитор — о влиянии погоды на музыку, об изготовлении «трупиков» и о том, что публика не должна видеть
«Я работаю в Иркутском музыкальном театре»

«Я работаю в Иркутском музыкальном театре»
Балерина, дирижер и реквизитор — о влиянии погоды на музыку, об изготовлении «трупиков» и о том, что публика не должна видеть

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат

Первая полоса

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 10 октября — уже в 35 раз

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло

На фоне мобилизации продуктовым магазинам опять рекомендовали не штрафовать поставщиков. Так уже делали после 24 февраля

Как найти жилье в Ереване
Как найти жилье в Ереване А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?
Как найти жилье в Ереване

Как найти жилье в Ереване
А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?

В США пообещали политическое убежище уклонистам от мобилизации

Латвия объявила режим ЧС на границе с Россией из-за мобилизации

Госбанки Турции отказались от использования системы «Мир»