28 мая, суббота
Москва
Войти

«Ми-ми-мишки»: Как делают российский мультсериал, который покорил Netflix Как студия «Паровоз» придумала Кешу и Тучку, что такое аниматик и почему на пять серий уходит месяц работы

«Ми-ми-мишки»: Как делают российский мультсериал, который покорил Netflix

Мультсериал «Ми-ми-мишки» появился на больших экранах почти четыре года назад: в марте 2015-го пилотный выпуск показали в проекте «Мульт в кино». За это время студия «Паровоз» сделала уже 182 серии и выпустила собственное VR-приложение и несколько игр для смартфонов. «Ми-ми-мишек» перевели на девять языков, а в начале осени права на их показ купил Netflix — теперь историю о приключениях мишек можно увидеть в 190 странах. The Village поговорил с создателями сериала, как появились Кеша и Тучка, почему в их мире нет черного цвета и сколько времени уходит на то, чтобы сделать пять минут мультфильма.

Текст

Маша Шаталина

Евгений Головин

создатель

Стас Метельский

художник-постановщик

Вера Мякишева

выпускающий режиссер

Антон Сметанкин

генеральный директор


Как придумывают героев

Рассказывает Евгений Головин, создатель

Лет десять назад я работал над проектом «Веселые мишки» — по сути это та же история про двух медведей, только там белый такой «неправильный» (как Кеша сейчас), а бурый — наоборот, спокойный и рассудительный. По сценарию мишкам было лет по 25, но вели они себя примерно так же, как наши мишки-дети. В этом проекте вышло, кажется, серий 13, но дальше дело застопорилось.

Несколько лет спустя, уже в «Паровозе», мы решили воссоздать этот сериал. У меня осталось где-то пять-семь сценариев, написанных под первых медведей. Мы адаптировали истории под 0+, а главных героев немножко развели по характерам. Бурый, Кеша, получился с харизматичным взрывным темпераментом, он все время что-то придумывает, где-то носится и, как правило, становится триггером к каким-то приключениям. А белый, Тучка, — вдумчивый, уравновешенный, на все реагирует спокойно.

Один из первых вариантов Тучки...
и Кеши

Нарисовать уникального медведя сложно. И Кеша с Тучкой менялись несколько раз — от самых первых эскизов до итоговых персонажей. Мы хотели сделать мишек в 2D, а когда ты рисуешь двухмерный рисунок, то рот у тебя сбоку — по-другому никак. Нам понравилась эта стилистика, и мы перенесли ее в финальный вариант. Одна мама даже жаловалась, что у нее ребенок пытается так разговаривать — со ртом набок, как у наших мишек.


Одна мама даже жаловалась, что у нее ребенок пытается так разговаривать — со ртом набок, как у наших мишек


Иногда я списывал Кешу с себя: характер, первые диалоги, реакции на что-то — вот это всё. У других героев нет конкретных прототипов: Тучку продумывали в противовес Кеше, чтобы уравновесить его харизму, не всегда направленную в нужное русло. А Лисичка поначалу была такой очень правильной девочкой. На старте у нас вообще было довольно жесткое разграничение Тучки и Кеши — не только по темпераменту, но и по мировоззрению: первый отвечал за экологию, природу («все должно быть натуральное» — его любимый слоган), а бурый был сторонником прогресса, постоянно рассказывал про разные гаджеты, технику, все новое. И как-то в первых 50 сериях мы хотели объединить природу с научным прогрессом. Потом сюжеты стали более общими, открытыми, мы ввели новых героев — и это столкновение природы и техники со временем сгладилось.

В нашем мире очень мало персонажей. Из-за этого мы время от времени немного меняем их характеры — вносим тем самым элемент неожиданности: Кеша, например, в некоторых сериях ведет себя как ментор — это особенно заметно, когда появляется Саня. Тут, кстати, интересный момент: дети больше любят антигероев, злодеев. Почему? На мой взгляд, они просто ярче, у них энергетики больше. К тому же все они все равно в конце раскаиваются — и тут поле для раскрытия персонажей шире гораздо: они и так могут, и так. А еще, мне кажется, какие-то проделки злодейские просто близки детям.

Тучка, Лисичка и Кеша

Как устроена вселенная

Рассказывает Стас Метельский, художник-постановщик

Когда проект большой, его очень тяжело вести долго, не теряя единства стиля. В какой-то момент все может очень сильно примелькаться — и тогда вдруг возникают какие-то ошибки или вещи, которые совершенно не в эстетике проекта. Я как художник-постановщик стараюсь следить за тем, чтобы наши мишки не стали «Машей и медведем», грубо говоря. В нашем сериале есть правило: у нас все такое кругленькое, все предметы сглаженные, нигде нет острых углов. Также нет ярких, блестящих вещей: полностью исключены хромированные детали, потому что такие предметы слишком реалистичные, и они катастрофически разрушают сказочную атмосферу мультфильма. Стекло тоже немножко матовое, как будто грязное, — мы его специально «пачкаем», чтобы оно органично смотрелось. Чистого черного цвета у нас тоже нет.


В мультипликации есть золотое слово «монтаж», которое часто нас спасает


Сказочный мир, понятно, живет по своим законам: локация Тучки у нас — это ледяная гора посреди летнего лесного массива, которая стоит и не тает. Аномалия. Или ты заходишь в домик: он снаружи кажется маленьким, а внутри полно всего. И на самом деле это всё условности! Лед летом мы объясняем тем, что Кеша может придумать вообще все: какие-то штуки для заморозки или даже машину времени. А про увеличение пространства, понятное дело, дети даже и не думают, воспринимают это как само собой разумеющееся. В первых версиях локаций Кеши и Тучки было очень много дверей — и они очень мешали и нам в работе, и зрителям. Поэтому мы их убрали, то есть в пилотных сериях они видны, а потом их нет — на это не обращаешь внимания даже, если, конечно, не следишь специально. В мультипликации есть золотое слово «монтаж», которое часто нас спасает в такие моменты.

Разработка домика Кеши

Другой ограничитель, помимо стилистики, — это замечания от руководства канала «Карусель», по заказу которого мы делаем «Ми-ми-мишек». Работать с небольшой цензурой всегда интереснее: ты постоянно придумываешь, как ее обойти. Не в смысле надурить всех, а в смысле сделать интересно в определенных рамках. У нас, как и в любых других лентах 0+, нельзя стрелять из пистолетов, нельзя кого-то бить, оскорблять, нельзя использовать медицинские препараты и так далее. Плюс мы всегда следим за безопасностью: если, например, герои едут на велосипеде, то они обязательно в шлемах. Если в кадре ножницы, то только с закругленными концами — как в детском саду.

Работа над интерьером для Лисички
Разработка интерьера для домика Тучки

Как идет работа над серией

Рассказывает Вера Мякишева, выпускающий режиссер

Над сериалом работают порядка 30 человек, с учетом сценаристов и звукорежиссера. Если выносить сценарий за скобки, то у нас параллельно несколько серий в производстве, все на разных этапах. В среднем мы выпускаем около пяти серий в месяц.

Как правило, даже простые на первый взгляд сюжеты для самых маленьких зрителей выстраиваются по хрестоматийной схеме: есть главные герои, есть второстепенные, есть антигерои. И такие истории проще считывать: они ярче, понятнее, чем те, когда всем хорошо, когда все дружат и нет никакого конфликта внутри.

Работа над серией начинается даже не со сценария, а с синопсиса — это буквально 25–30 слов: грубо говоря, идея будет такая или проблема в этой серии вот в этом. Дальше пишется сценарий, он утверждается на канале, после этого записываются все актеры, которые есть в сценарии. Озвучка пишется пакетами, серий по пять: мы не приглашаем актеров на каждую серию, это сложно, а в некоторых сериях у одного актера может быть всего три реплики.


Работать с небольшой цензурой всегда интереснее: ты постоянно придумываешь, как ее обойти


После этого озвученный сценарий отдается режиссерам, которые делают аниматики. Аниматик — это раскадровка, расставленная по времени, со всеми записанными голосами. То есть это те же пять с половиной минут серии, только отрисованные в 2D, с какими-то основными компоновками: персонаж был здесь, переместится сюда — это влияет на следующую сцену.

После того как аниматик утвержден, эпизод запускается в производство. В штате есть ассет-менеджер, который следит за наполнением серии: все ли персонажи и локации в ней старые, или надо отрисовывать что-то с нуля, или переделывать под новый сюжет: предметы, костюмы, тех же драконов, которые появлялись у нас пару раз.

Лиза Босакевич собирает лейаут одной из сцен

Как только художники нарисовали все новое, что будет в серии, собираются лейауты. Это очень важный процесс: фактически операторы серии выставляют камеру и композицию кадра, которая будет внутри каждой сцены, чтобы все это между собой монтировалось и было красиво визуально. То есть на самом деле это трудоемкая работа по переводу двухмерного аниматика в трехмерный мультфильм — от нее зависит половина успеха картинки.

Дальше за дело берутся аниматоры: они делают картинку упрощенно, без текстур и света, чтобы все легко двигалось. Следующий этап — рендер. Им занимаются специальные люди, как в кино, — операторы и осветители. Они ставят свет для дня или ночи и добавляют текстуры: на обоях появляются цветочки, на одежде — разные стикеры, снег становится снегом и так далее. По сути это перевод картинки из условной, пусть и тридэшной, в объемную, красивую, почти готовую. До полной готовности картинка доводится в процессе композитинга: здесь фоны соединяют с персонажами, делают цветокоррекцию и при необходимости добавляют эффекты. Как только анимация утверждена, серия отдается звукорежиссеру: он расставляет музыку, синхронные шумы (шаги, например, или движения) и полностью оживляет картинку звуком.

Аниматик и полностью готовая картинка (в левом нижнем углу)

Как сериал попадает в другие страны

Рассказывает Антон Сметанкин, генеральный директор

Канал «Карусель» в творческий процесс вмешивается минимально — во многом из-за того, что Татьяна Цыварева, главный редактор канала, на одной волне с командой проекта. У нас есть объем работ, обозначенный в договоре: то количество серий, которые мы должны выпустить за год. Плюс руководство канала решает, сколько и каких новых персонажей надо ввести. Это понятно: «Карусель» старается разнообразить сериал, чтобы он не приелся и его было интересно смотреть. Кстати, Лисичку тоже ввел канал: до ее появления все думали, что Тучка — это девочка. И да, чем больше персонажей, тем больше историй. Правда, сейчас мы столкнулись с тем, что героев столько, что они просто не влезают в кадр.

Права на «Ми-ми-мишек» принадлежат каналу, а всем лицензионным бизнесом занимается компания «0+ Медиа». Она работает с производителями игрушек, канцелярки, школьных товаров и даже сладостей. «0+ Медиа» организует также процесс адаптации на все языки: делает перевод, присылает переведенный сценарий нам, потом мы перерисовываем названия серий и все надписи на русском внутри и возвращаем компании на озвучку. Для этого «0+ Медиа» привлекает партнеров по всему миру: английская версия делается в Штатах, испанская — в Испании и так далее.

Разработка освещения для локации Кеши (день и ночь)

Всего есть девять версий «Ми-ми-мишек»: английская, французская, хинди, немецкая, испанская, итальянская, арабская, японская и китайская. В разных регионах есть свои особенности или цензура, но изменения в серии мы не вносим: насколько я знаю, в некоторых странах просто исключают некоторые серии из пакета. Например, иностранные каналы говорят нам: «Мы не учим детей, что делать, они сами до всего должны доходить. Мы даем ребенку ситуацию, а он делает правильный вывод».

Сделка с сервисом Netflix, в которой нам помогала компания «Сигнал Медиа», — это один из этапов продвижения «Ми-ми-мишек». До этого мы показывали сериал на анимационных фестивалях в США, Франции и Китае, где его оценили и жюри, и зрители. Историю про мишек узнали во всем мире: одними из ключевых покупателей стали крупнейшие китайские онлайн-платформы с ежемесячной аудиторией в 1,5 миллиарда зрителей. Среди них — кинотеатр YOUKU, который входит в Alibaba Group. Netflix приобрел права на показ первого сезона «Ми-ми-мишек» и «Лео и Тига» — и это, конечно, знаковое событие для студии.

Заставка «Ми-ми-мишек» для английской версии

Будет ли полный метр у «Ми-ми-мишек», вопрос сложный. Нам эта идея нравится, но мы пока не понимаем, что там может быть. Во-первых, мы делаем сериал для малышей, а удерживать их внимание полтора часа довольно непросто. Во-вторых, в этом сериале довольно гладкая картинка сама по себе, а в полном метре хочется визуальной глубины и фактуры. «Ми-ми-мишки» — пока совершенно детская история. Если у нас родится идея для полного метра, мы его сделаем, но сейчас нам все очень нравится как есть.


Фотографии: «Паровоз»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Стыдно, страшно, непонятно: Как говорить с детьми на сложные темы
Стыдно, страшно, непонятно: Как говорить с детьми на сложные темы Интервью с Натальей Ремиш, автором книги «Детям о важном»
Стыдно, страшно, непонятно: Как говорить с детьми на сложные темы

Стыдно, страшно, непонятно: Как говорить с детьми на сложные темы
Интервью с Натальей Ремиш, автором книги «Детям о важном»

Без мандаринов и ежей: Как российское издательство делает книги для американских детей
Без мандаринов и ежей: Как российское издательство делает книги для американских детей И зачем вообще этим заниматься
Без мандаринов и ежей: Как российское издательство делает книги для американских детей

Без мандаринов и ежей: Как российское издательство делает книги для американских детей
И зачем вообще этим заниматься

Как Вадим Германов открыл детскую «Рок-школу»
Как Вадим Германов открыл детскую «Рок-школу» И везет детей выступать на «Дикой мяте»
Как Вадим Германов открыл детскую «Рок-школу»

Как Вадим Германов открыл детскую «Рок-школу»
И везет детей выступать на «Дикой мяте»

Как книжный магазин «Маршак» стал сообществом молодых родителей
Как книжный магазин «Маршак» стал сообществом молодых родителей «Есть родители, которым предлагаешь книжку о правах ребенка, а они говорят: „Нахрена? Они и так все время права качают“»
Как книжный магазин «Маршак» стал сообществом молодых родителей

Как книжный магазин «Маршак» стал сообществом молодых родителей
«Есть родители, которым предлагаешь книжку о правах ребенка, а они говорят: „Нахрена? Они и так все время права качают“»

Тэги

Сюжет

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку