19 сентября, воскресенье
Москва
Войти
Архитектура4 марта 2021

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

В глубине перекрестка проспекта Космонавтов и улицы Фронтовых Бригад прячется четырехэтажное здание красного кирпича — самый отдаленный корпус Уральского педагогического университета. Учебный комплекс с пешеходными галереями, парящими консольными римскими аудиториями и длинными лентами окон спроектировали свердловские архитекторы, но проект ждала непростая судьба.

Как в 70-е проектировалось и строилось нетиповое здание Педагогического института, какой должна была стать территория вокруг комплекса и что происходит со зданием сейчас, рассказал один из авторов проекта — Борис Демидов, главный архитектор АБ «Гордеев — Демидов».

Здание УрГПУ


Адрес

проспект Космонавтов, 26

Архитекторы

Виктор Золотарев, Борис Демидов, Валентина Тихонова


Проектирование

1973–1975 годы

Строительство

1975–1986 годы

Проектирование

В 1970 году Министерство просвещения РСФСР приняло решение о строительстве комплекса зданий Свердловского педагогического института на 3300 студентов. Под строительство был отдан участок площадью 12 гектаров в Орджоникидзевском районе, застроенный бараками. Уже было известно о планах строительства Свердловского метрополитена: рядом с территорией института должна была появиться одна из первых станций и небольшая площадь.

Проектированием занялась Архитектурно-планировочная мастерская № 2 института «Свердловскгражданпроект». Тогда же должность бригадира мастерской занял ГАП (главный архитектор проекта) Виктор Борисович Золотарев. В этой бригаде работал молодой архитектор Борис Демидов — комплекс Пединститута стал их первым совместным проектом. В дальнейшем к ним присоединились архитекторы Валентина Тихонова и Наталья Утгоф.

С конца 1950-х в Советском Союзе на смену индивидуальному проектированию пришло массовое строительство типовых жилых и общественных зданий — домов культуры, кинотеатров, школ, детских садов. Из-за скромного финансирования проекта Министерство просвещения поставило архитекторам условие: нужно объединить два одинаковых типовых проекта Универсального учебного корпуса ПТУ и привязать их к местности. Такой подход означал создание «архитектурного Франкенштейна» с дублирующей планировкой: парой спортивных и актовых залов, столовых и библиотек, зеркальными учебными помещениями и остальными пространствами.

Чтобы добиться индивидуального проектирования, архитекторы стали писать в Госстрой СССР: из двух техникумов университета не получится. С большим трудом к 1973 году удалось добиться выделения средств на разработку индивидуального проекта комплекса Педагогического института.

Заручившись поддержкой Советского государственного института по проектированию высших учебных заведений (ГИПРОВУЗ), бригада Виктора Золотарева приступила к проектированию. Примерами для авторов проекта стали традиционные университетские кампусы США, университетские городки Отаниеми (Эспоо, Финляндия) и Ювяскюля (Центральная Финляндия) финского архитектора Алвара Аалто, лаборатории Пенсильванского университета (США) Луиса Кана.

Архитектура

В проекте модернистского комплекса Пединститута многое было непривычным для советской архитектуры 70-х. Голый кирпич без штукатурки в экстерьере, тем более в интерьере, не приветствовался. К тому же архитекторы отказались от планировки вуза, которая еще недавно была типичной: парадного входа через ризалит, широкой центральной лестницы, симметричных залов и коридоров, расходящихся в разные стороны.

Проект нового комплекса Педагогического института представлял собой структуру кампуса — каркаса, на который нанизан учебный процесс: единый центр функционально связан с учебными, жилыми, спортивными и общественными зонами. Основное здание в плане напоминает букву «Н» с двумя перемычками и соединяется с другими блоками комплекса системой проходов и общественных пространств. Чуть поодаль, с северной стороны, разместились здания общежитий, откуда по крытым галереям можно попасть в учебные блоки. Главный вход в учебный корпус с южной стороны комплекса ориентирован на ещё не построенную станцию метро.

Фотография из архива Бориса Демидова

Архитекторы до мелочей продумали сценарий восприятия комплекса. От оживленного перекрестка к институту ведет длинная аллея, утопленная в тени деревьев. Здание учебного корпуса встречает двумя консольными римскими аудиториями: они соединены тонкой перемычкой коридора и на бетонных опорах подняты на уровень второго этажа. Городской ритм остается с внешней стороны, а кампус открывается размеренным масштабом 2-4 этажей. За римскими аудиториями — парадный двор, ведущий ко входу в институт: по обе стороны тянутся галереи со скамейками для отдыха на свежем воздухе. В центре двора — благоустроенная зона с зеленью, газонами, небольшим водоемом, местами для встреч и студенческих мероприятий.

Фотография из архива Бориса Демидова

Горизонтальные линии остекления кирпичных фасадов провожают к главному входу и растворяются в интерьере здания. Внутри — тот же ритм кирпичной кладки, просторные холлы, размеренный шаг широких лестниц. Коридоры, на которые нанизаны учебные аудитории, соединяют кампус таким образом, чтобы в привычную уральскую непогоду можно было пройти весь комплекс зданий, не выходя на улицу.

Чтобы подчеркнуть горизонтальную структуру учебных корпусов, было предложено применить черный цвет в простенках окон и верхнего технического этажа. В помещениях общих пространств предусмотрен верхний свет (сейчас конусы верхнего света есть только в библиотеке). Проекты отдельно стоящих спортивных залов и общежитий — типовые, но доработаны под стать кампусу: выполнены в кирпиче, на общежитиях появились белые балконы. Но многое из задуманного не было реализовано.

Строительство

Из-за проблем с финансированием строительство шло трудно и несколько раз останавливалось: с расселения бараков в 1975 до ввода в эксплуатацию последних блоков комплекса института в самом конце 1986 года прошло 11 лет. Тем не менее объект получил премию Ленинского комсомола.

Деньги кончались, стоимость строительства росла, качество работ падало. Чтобы возведение комплекса продолжалось, Борис Ельцин, будучи Первым секретарем Свердловского обкома КПСС, трижды побывал на стройке нового комплекса. В конце 1970-х на помощь строителям вышли студенты и сотрудники института.

После затянувшейся стройки комплекс так и не был закончен в полном объеме. Не были построены блоки актового зала и спортивного комплекса. Внутренние дворы и внешняя территория осталась без благоустройства. Общежития, расположенные с северной стороны, и здание Института физической культуры с восточной стороны комплекса должны были соединиться с учебным корпусом крытыми галереями на уровне второго этажа. Галереи так и не были построены, оставив о себе лишь напоминание — в тех местах, где они предполагались, сегодня заметны заложенные кирпичом проходы.

Фотография из архива Бориса Демидова
Фотография из архива Бориса Демидова

Консольные римские аудитории, которые должны были встречать студентов двумя исполинами, обрамляя главный вход на территорию комплекса, сомкнулись под витражом. Проход со временем обнесли забором, а центральным стал северный вход: ещё до открытия станции метро студенты и сотрудники стали пользоваться им как основным из-за близости к общежитиям. А после ничего менять не стали.

Самое нелепое изменение проекта комплекса, взволновавшее авторской коллектив проекта, — застроенные галереи внутреннего двора. Это произошло уже в процессе эксплуатации здания института. Тогда Виктор Золотарев и те, кто работал над проектом, писали письма во все инстанции, но усилия архитекторов ни к чему не привели — есть что-то важнее архитектуры.

Сегодня


Борис Демидов

главный архитектор АБ «Гордеев — Демидов»

Давно понятно, что зданию требуется полноценный ремонт. Он может быть постепенным, от корпуса к корпусу, не мешая учебе. Можно начать ремонт снаружи. Надо привлечь авторов проекта, чтобы по мере возможностей восстановить основную идею постройки, логику структуры, связь экстерьера и интерьеров, преобразовать внутренний двор в полноценное общественное пространство, восстановить его функцию: запустить направление движения к главному входу в университет со стороны станции метро, а не входить в здание через задний двор. Разумно проредить озеленение вокруг комплекса, заняться благоустройством. Где деньги? Деньги там, где есть воля и желание. Если этого нет, то и денег никогда не будет.

Сейчас Свердловский модернизм в очень плачевном состоянии, хотя модернистских объектов мало, от силы наберется полтора десятка. Привести в порядок эти объекты — значит восстановить целый слой архитектуры города, который связывает воедино нашу материальную историю. Только так можно последовательно двигаться вперед.


Читайте там, где удобно


Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Кто такая Маша Платонова

Стоит ли идти на выборы и почему?

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Первая полоса

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве «Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
«Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

Подпишитесь на рассылку