«Мы выбираем не тех людей»: Юрий Окунев — о благоустройстве Екатеринбурга и участии в политике Владелец Талицкого молочного завода — о политическом, предпринимательском и общественном опытах

«Мы выбираем не тех людей»: Юрий Окунев — о благоустройстве Екатеринбурга и участии в политике

В 2017 году владелец Талицкого молочного завода Юрий Окунев стал героем публикаций многих российских СМИ — на перекрестке улиц Малышева и Гоголя в Екатеринбурге предприниматель за свой счет сделал образцовый газон по европейским стандартам. Позднее блогер-урбанист Илья Варламов назвал газон Окунева «единственным нормальным газоном» в Екатеринбурге.

В 2018 году Юрий Окунев и лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин создали фонд «Город может», чтобы более серьезно и комплексно заняться благоустройством города. Вскоре фонд реконструировал территорию возле «Коляда-театра» и сделал предпроект благоустройства проспекта Ленина от Восточной до Гагарина, но в последний момент администрация Екатеринбурга не позволила общественникам преобразить главную улицу города. Прошлым летом «Город может» начал разрабатывать проект благоустройства пешеходной улицы Красноармейской: в августе горожане и общественники запустили тестовые площадки для отдыха, чтобы понять потребности жителей квартала.

Юрий Окунев рассказал The Village Екатеринбург о том, как прошло его детство и 90-е годы, как оказался в политике, почему решил приобрести Талицкий молочный завод, почему не удалось реализовать многие благоустроительные инициативы и как можно избавиться от грязи.

О любимом месте

Я учился в гимназии №104, на пересечении улиц Свердлова и Карла Либкнехта. В детстве я любил играть в футбол, но нашу спортивную площадку отдали строящейся гостинице — сейчас на ее месте располагается офис «Газпромбанка». Поэтому футбольного поля у нас не было. Но мы все равно нашли место, где можно играть, — гоняли мяч в сквере через дорогу от ТЮЗа.

35 лет назад тут была совершенно другая инфраструктура, но общие очертания сохранились до наших дней. Сегодня я люблю гулять в этом сквере — сажусь на скамейку и вспоминаю прошлое. Помню, какие из растущих тут берез выступали в роли наших ворот. Школу №104 снесли и выстроили заново — магия исчезла. А сквер остался.

Я жил на Сортировке, но много времени проводил рядом со школой, часто ходил в ТЮЗ. В этом районе есть много очень маленьких улиц: например, улица Физкультурников, на которой есть только один дом, или такая же улица Лермонтова, на которой стоит наша школа (длина Физкультурников составляет 100 метров, Лермонтова — 170 метров — Прим. ред.). Помню, как по Свердлова ходил трамвай. Поскольку фасады домов были лицевыми, мы всю жизнь ходили в школу не через красивый парадный, а через задний вход.


Иногда поражаюсь тому, что в Екатеринбурге реально жили люди, которые строили себе особняки с парком, прудом и ротондами. Меня это вдохновляет


Я любил бывать в Харитоновском парке — вот он со времен моего юношества не поменялся, и это хорошо. Иногда задумываюсь и поражаюсь тому, что в Екатеринбурге реально жили люди, которые строили себе особняки с парком, прудом и ротондами. Меня это вдохновляет: я понимаю, что мало работаю и не могу себе позволить такой кусочек рая. Предки работали лучше, чем я: тогда не было экскаваторов, все делали вручную. Но они строили, а я не могу.

То же самое касается и Талицы. Когда-то там был крупнейший завод России по производству водки, им владел промышленник Поклевский-Козелл. В свое время он выкупил этот завод и сделал из него гиганта. Кроме этого завода, он построил завод для бутылок. Также у него в Талице остался дворец с сумасшедшим интерьером. У него были дома в Екатеринбурге, где сейчас располагается Министерство культуры Свердловской области (угол улиц Малышева-Добролюбова — Прим. ред), Питере и Париже.

Об образовании

В школе я учился средне: последние годы были тройки и четверки. Но мне повезло с преподавателями по истории и литературе — эти предметы меня очень увлекали, я был скорее гуманитарием. После школы поступил в юридический, но не закончил: шел 1993 год, было не до учебы. Кстати, на вопрос, почему юридический, я до сих пор не могу ответить. В итоге высшее образование у меня так и не появилось, и я спокойно без него обхожусь. Я прошел курс MBA, но не смог написать диплом. Надо сказать, что многие одноклассники тоже ничего не заканчивали, но при этом добились успеха.

О советском режиме

Я не считаю, что советский строй чем-то принципиально отличается от других строев, которые существовали на территории нашей страны в разные времена. У американцев есть республиканцы и демократы, у нас — западники и славянофилы. Если еще проще, то общество всегда делится на две части: одни говорят, что государство важнее личности, а другие — наоборот. В России всегда существовала догма, что государстве важнее. В этом плане советская власть для меня не отличается от царского режима и текущего. В 90-е годы у нас был короткий период, когда Ельцин пытался сказать: «Слушайте, можно по-другому!» Но все вернулось на круги своя: ничего не меняется кроме формы. Большинство жителей страны поддерживают эту догму: они реально готовы пожертвовать собой ради того, чтобы государство жило.

Поэтому понятие «советский» не имеет для меня большого значения: это просто другой флаг, другой философский посыл, а принцип тот же самый — людоедский. Режим всегда был готов пожертвовать своими гражданами ради какой-то большой цели. Мы и сейчас жертвуем, чтобы было безопасно.

О политике

В 19 лет я стал помощником депутата Государственной Думы. На чьем-то дне рождения я опять был в центре компании — всегда любил шутить и развлекать, переводить внимание на себя — и меня приметил один режиссер, который должен был создать шоу на одном из местных каналов. Он позвал меня поучаствовать — я согласился. Прошло какое-то время, с шоу не получалось, и этот человек познакомил меня депутатом Свердловской областной думы, лидером свердловского «Яблока» Светланой Гвоздевой.

Это было в декабре 1995 года, когда проходили выборы в Госдуму, я стал одним из пяти помощников Гвоздевой — серьезно занимался выборами, ездил по городам области. В итоге Светлана Николаевна выиграла выборы — и я оказался помощником депутата Госдумы. Позже я стал лидером молодежного «Яблока» на Урале, потом — начальником всего предвыборного штаба «Яблока». Весь этот карьерный рост уместился в полгода.


Пелевин писал: «если ты в политике, то ты или ***** (развратная женщина), или провокатор». А я не хочу быть ни тем, ни другим


Вскоре на меня вышел парень, который предложил поработать на него — он хотел подобрать под себя «Яблоко» и сместить Гвоздеву. Светлана Николаевна узнала, что я контактирую с этим парнем, ей это не понравилось — так я закончил с политикой и до сих пор к ней не возвращался.

Мы сидим в говне, и я не хочу быть его уборщиком. Я понимаю тот объем работы, который нужно проделать, чтобы было чисто. Пелевин писал: «если ты в политике, то ты или ***** (развратная женщина), или провокатор». А я не хочу быть ни тем, ни другим. В то же время я понимаю, что недорабатываю: говоря о том, что я не хочу быть уборщиком, я не делаю страну чище. Мне, как и любому нормальному человеку, хочется хоть немного пожить в чистоте.

О бизнесе в 90-х

Я занялся предпринимательством в середине 90-х. Пытался сделать свой бизнес, но мне было чуть больше 20 лет, поэтому я совершал глупые ошибки. В итоге решил устроиться на работу по найму. Пришел на должность менеджера: через два месяца стал начальником отдела, а еще через два — стал коммерческим директором. Думаю, тогда впервые сыграл мой предпринимательский дух.

После «Яблока» я был в свободном плавании, были всякие бизнес-эксперименты — например, строительство гаражей. А потом я ушел в алкогольную компанию. Решил пойти по найму, потому что понадобились деньги — появились жена и ребенок, которых нужно обеспечивать. В свободном плавании у меня не всегда были стабильные деньги, а для жены это большая проблема. Поэтому приходилось переступать через себя.

О страсти к вину

Я год жил во Франции, изучал винное дело. Я искал там шато (загородный усадебный дом высшей аристократии, часто с парком и винодельческим хозяйством — Прим. ред.), которое должен был купить в партнерстве с одним банкиром: я управляю и живу, а он кайфует от того, что это есть. Я ездил и выбирал, торговался.

К вину у меня всегда была страсть, я его чувствую; вино со мной разговаривает. В 2004 году я оставил работу и махнул в Краснодарский край, чтобы стать директором винсовхоза: проработал там пять месяцев понял, что кроме сорта «Изабелла» там ничего не растет — разочаровался и вернулся.

У меня есть виноградник в Грузии, я мечтаю сделать лучшее грузинское вино. Я выбрал хороший и дорогой сорт — усахелаури. Он устраивает меня по качеству, но это очень капризный сорт: я занимаюсь лозами уже пятый год, виноград еле-еле вылезает из земли.

О молочном бизнесе

После введения продуктового эмбарго многие захотели заниматься сыроделием, особенно на Урале. У меня такая идея возникла еще в 2008 году. Я хотел купить какую-нибудь ферму с коровами и делать там сыр. Выбрал Талицкий район, потому что мне там всегда нравились ровные дороги, плюс было несколько знакомых предпринимателей. Когда я выбрал ферму, то пригласил парней из шведской компании Alfa Laval. И они меня поучили жизни: «Прежде чем строить ферму, тебе надо понять, куда ты сначала будешь сдавать молоко».

Так я вышел на Талицкий молочный завод — убыточное предприятие, которое сдавало по пять тонн молока в сутки, каждый год высасывало из муниципального бюджета большие деньги, не платило налоги и зарплату, но худо-бедно существовало. Глава Талицкого района предложил мне купить этот завод. Я подумал: «Молочный завод? Почему бы и нет».


Я купил Талицкий молокозавод, когда он давал шесть тонн молока в сутки. Сейчас мы производим 120 тонн


Я примерно представлял, что нужно потребителю. Постоянно бывая за границей, я впечатлялся предприятиями, которые существуют по 200-300 лет. Я знаком с винным домом Guicciardini Strozzi из Италии, которому более 1 000 лет. Они хоть и делают не очень хорошее вино, но обладают крутой маркой и репутацией. Я пришел на завод с философией, что он будет дорожить своей репутацией и просуществует 100 лет. При этом мы начали делать цельное молоко, чего до нас никто не делал.

Сегодня мы перерабатываем 120 тонн молока, то есть объем увеличился в 24 раза. Но это не главное. Мужик, который создал «Макдоналдс», говорил, что это — вкусное название. Для меня Талица — такой же вкусно звучащий бренд, как «Макдоналдс». Мне очень нравится наш бренд. Я делаю все, чтобы его развивать.

В советское время потребление молочных продуктов составляло 250 килограммов в год на человека. Сейчас мы потребляем примерно 140-150 килограммов. В советское время молока было больше, мощности по переработке сохранились. Только если раньше типичный молочный завод перерабатывал 500 тонн, то сейчас — 200. У нас в Талице произошло наоборот: было 35 тонн, а стало 150. Через два года и вовсе будет 250 тонн. По сути мы построили новое предприятие, и после развала СССР никто кроме нас этого не сделал. Талицкий молочный завод остается для меня главным делом жизни.

Об экспериментах в благоустройстве

Из всей этой истории я вынес один главный урок: мы выбираем не тех людей, и мы в этом виноваты. Все остальное — следствие. Мы можем сколько угодно ругать чиновников за ограниченность их мышления, но ничего не меняется. Мы их выбрали — и поэтому виноваты в том, что эти непрофессионалы сейчас что-то решают. Да, чиновников не выбирают. Но ведь мы выбрали губернатора, а он назначил мэра и так далее. Я не хочу подменять собой комитет благоустройства администрации Екатеринбурга. Я хочу, чтобы люди задумались о том, кого они выбирают.

Когда я все это начинал, то думал, что покажу чиновникам, как нужно делать, и они возьмут это на вооружение. Но я столкнулся с тем, что у них совершенно другие задачи и приоритеты, им этого не надо. Это четко показал пример проспекта Ленина. Когда мы сделали благоустройство у «Коляда-Театра», мы не трогали тротуар, потому что с ним были большие сложности: чтобы его сделать, нужно было проложить ливневые канализации, иначе вода с крыш попадала бы на тротуар. Выяснилось, что ливневки на Ленина находятся в ужасающем состоянии.


Я хочу, чтобы люди задумались о том, кого они выбирают. От этого все зависит


Когда мы начали проект по реконструкции Ленина от Гагарина до Восточной, мы провели достаточно большую работу, договорились администрацией города о том, что они на основании проекта сделают благоустройство. Мы представили очень красивый предпроект вплоть до шрифтов на фасадах, они даже выделили деньги, но сказали: «Мы все оденем в гранит». Я ответил, что так работать не будет, нужно начать с земли и поменять все подземные коммуникации: «Если вы сейчас уложите плитку, вода будет стекать на тротуар и разломает вашу плитку. Все это вы сделаете впустую». Мне сказали: «Ну, ты понимаешь, у нас сейчас есть деньги. Будем делать новый проект — деньги потом уже уйдут». Понимаете, и так во всем.

Не так давно мы разговаривали с Владимиром Шахриным (со-основатель фонда «Город может» — Прим. ред.) о том, что делать дальше, как заставить людей участвовать в текущей жизни и быть активными — выбирать депутатов, задавая им грамотные вопросы. Мы решили переделать несколько дворов в Екатеринбурге, чтобы люди поняли, что дворы могут быть нормальными — возможно, это как-то подвигнет людей на перемены во всем остальном. Изменение общественных пространств — это хорошо, но люди не всегда ощущают себя с ними, а со двором — могут ощутить. Короче говоря, я остаюсь таким же наивным романтиком: я не знаю, сработает ли наш план, но надеюсь на успех.

О перспективах работы мэром

Если я захочу что-то переделать глобально, то мне надо стать мэром города. При этом мне точно придется отказаться от Талицы, потому что я не потяну и то, и другое. Передо мной встанет сложный внутренний выбор. Я серьезно размышляю над тем, чтобы я сделал, став мэром, но всеми силами гоню эти мысли прочь. Работа мэром станет для меня кошмаром, на меня в любом случае будут лить ушаты помоев, будет постоянное давление. Я не стремлюсь к мэрству, тем более жена против.

Я жду поколение молодых парней, которые поймут, что в бизнесе пробиться сложно, и пойдут в политику. Я надеюсь, что это будут честные люди, которые придут на должность не ради воровства денег, а ради изменений города к лучшему.

О причинах грязи в Екатеринбурге

Я был очень удивлен, когда обо мне стали писать СМИ. У меня часто спрашивали, сколько я заплатил журналистам и для чего мне этот пиар. На самом деле, я не хотел и не хочу такого внимания. Мне просто хочется, чтобы в Екатеринбурге были чисто. Вы сейчас ходите по городу и видите этот полный кошмар. Поэтому я в свое время не выдержал и решил что-то сделать.

Я только недавно разобрался, почему у нас так грязно, — все из-за автомобилистов, которые ездят на шипах. Езда на шипах — это езда на мелкой шкурке: ты постоянно шкуришь полотно дороги. Каждая машина в среднем за километр убирает 24 грамма полотна. За сезон одна машина может создать 240 килограммов грязи. На юге, в Краснодаре или Воронеже, нет постоянного снега, и там чисто, потому что ездят не на шипах, а на липучках. В советское время грязи было не так много из-за меньшего числа автомобилей.

Я разговаривал с Варламычем (блогером Ильей Варламовым — Прим. ред.), предложил ему сделать фильм о вреде шипов, я готов профинансировать. Шипы — это большая проблема, о которой почему-то никто не говорит: как будто всех все устраивает. Если мы пересядем на резину без шипов, то вокруг станет гораздо чище.

О нравах людей

Я считаю, что большинство людей в Екатеринбурге — умные и грамотные горожане. Тем не менее, многие люди на Урале очень любят трудиться на свое дело, но когда заходит речь о чем-то общем, глобальном, то возникает ступор. Люди считают, что их должны накормить и позаботиться. Во многом у нас абсолютный патернализм, мы очень инфантильны и ведем себя как дети. Мы пытаемся учить детей самостоятельности, но никто не учит нас, что мы в ответе за тех депутатов и чиновников, которых мы выбрали. Это не они виноваты, а мы. Если каждый горожанин начнет думать так же, как я, то многое поменяется. Если мы будем продолжать думать, что это — мы, а это — они, то так и будем жить в грязи.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Богдан Королёк — о здании Оперного театра и краудфандинге
Богдан Королёк — о здании Оперного театра и краудфандинге Помощник худрука театра «Урал Опера Балет» о том, зачем государственному театру помощь зрителей
Богдан Королёк — о здании Оперного театра и краудфандинге

Богдан Королёк — о здании Оперного театра и краудфандинге
Помощник худрука театра «Урал Опера Балет» о том, зачем государственному театру помощь зрителей

Катя Павлова, «Обе Две» — о запахе «кировских» булочек во Втузгородке
Катя Павлова, «Обе Две» — о запахе «кировских» булочек во Втузгородке Каким помнит Екатеринбург вокалистка группы «Обе Две»
Катя Павлова, «Обе Две» — о запахе «кировских» булочек во Втузгородке

Катя Павлова, «Обе Две» — о запахе «кировских» булочек во Втузгородке
Каким помнит Екатеринбург вокалистка группы «Обе Две»

«Не все деревья ведут себя как положено»: Депутат Колесников — о парках и детстве на Уралмаше
«Не все деревья ведут себя как положено»: Депутат Колесников — о парках и детстве на Уралмаше Александр Колесников — о любимых местах, кресте Покраса Лампаса и Илье Варламове
«Не все деревья ведут себя как положено»: Депутат Колесников — о парках и детстве на Уралмаше

«Не все деревья ведут себя как положено»: Депутат Колесников — о парках и детстве на Уралмаше
Александр Колесников — о любимых местах, кресте Покраса Лампаса и Илье Варламове

Ринат Низамов – о встречах в Кольцово и протестах в сквере
Ринат Низамов – о встречах в Кольцово и протестах в сквере А также о маленьких, но патриотичных находках в домашнем аэропорту
Ринат Низамов – о встречах в Кольцово и протестах в сквере

Ринат Низамов – о встречах в Кольцово и протестах в сквере
А также о маленьких, но патриотичных находках в домашнем аэропорту

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат

Первая полоса

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

Границу с Грузией запретили пересекать пешком, на велосипедах и самокатах

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 10 октября — уже в 35 раз

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло

На фоне мобилизации продуктовым магазинам опять рекомендовали не штрафовать поставщиков. Так уже делали после 24 февраля

Как найти жилье в Ереване
Как найти жилье в Ереване А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?
Как найти жилье в Ереване

Как найти жилье в Ереване
А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?

В США пообещали политическое убежище уклонистам от мобилизации

Латвия объявила режим ЧС на границе с Россией из-за мобилизации

Госбанки Турции отказались от использования системы «Мир»

Срочно в Турцию
Срочно в Турцию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Турцию

Срочно в Турцию
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Кыргызстан
Срочно в Кыргызстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Кыргызстан

Срочно в Кыргызстан
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Сербию
Срочно в Сербию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Сербию

Срочно в Сербию
Экстренный гид по эмиграции