Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама

В августе 2020 года петербурженка Вероника Мадьярова запустила в городе проект «Непропало». Это услуга по экологичному разбору квартир, комнат, домов, дач, офисов от ненужных вещей.

Сервисы, специализирующиеся на очистке помещений от хлама, и в Петербурге, и в Москве, конечно, есть. Но обычно из квартиры вещи переезжают на свалку. Принцип нового проекта — по максимуму пристроить шкафы и книги, телевизоры и занавески. Только во вторую очередь — экологично утилизировать все, чему не нашлось применения.

Вероника рассказала The Village, почему разбор однокомнатной квартиры стоит 13 тысяч рублей, часто ли в процессе находятся много лет назад потерянные деньги и какой предмет все же приходится отправлять на помойку.

От филологии — к вторсырью

У меня филологическое образование, я работала переводчиком, журналистом. Некоторое время была новостником-переводчиком в ВГТРК. Четыре года жила и работала во Вьетнаме.

Темой отходов и рационального потребления заинтересовалась в 2014 году. Это совпало с моим личным кризисом смыслов. В результате из человека, всю жизнь работавшего с текстами, я превратилась в сотрудницу пункта приема вторсырья в «Ашане» на Боровой улице. На тот момент это был единственный в Петербурге пункт, где можно было сдать много видов вторсырья, в том числе несколько видов пластика, и не раз в месяц, а в любой день. Руководил им Андрей Мадьяров, который уже через год, в 2015-м, стал моим мужем.

На Боровой мы проработали до 2018 года. Это было потрясающее время формирования активного экосообщества, знакомств, открытий и экспериментов. О том, как это было, можно прочитать в моей статье на «Снобе». Вскоре после нашего ухода пункт закрылся.

Зато теперь в городе есть несколько других пунктов, на появление которых мы повлияли своей работой — прямо или косвенно. Пункты формата «приехал в магазин — сдал вторсырье» сейчас есть в том же «Ашане», в «Охта-молле», в «Мегах». А экспериментами с редким и сложным вторсырьем занимаются две площадки — «Переработкинская» и 7other. На запуске последней мы с Андреем работали в 2019 году.

Проект и коронавирусные страхи

До 2019 года я была погружена в вопросы сбора и промышленной переработки вторсырья. Чем сложнее сбор и переработка — тем интереснее. А потом — во многом благодаря команде акций «Сдавать и не сдаваться!» и особенно Вере Рябковой — заинтересовалась апсайклингом, то есть творческой переработкой. Для нее может пригодиться что угодно — от пуговиц и сухих цветов до неопознанных кусочков пластика.

До этого у меня было неправильное представление об апсайклинге: почему-то казалось, что это либо концептуальное искусство без практического применения, либо любительские поделки. То ли дело «настоящая» переработка. Но Верины эксперименты с переработкой старых джинсов убедили меня, что результатом апсайклинга может быть качественный, конкурентоспособный товар. И еще одну потрясающую вещь она сделала — начала собирать сообщество людей, которые занимаются апсайклингом различных материалов: сначала на акциях, а потом и в своей мастерской «Джизнь и апсайклинг». Благодаря Вере я стала по-другому смотреть на вещи, которые не годятся ни для дальнейшего использования «как есть», ни для промышленной переработки.

 Мы не копировали чью-то идею, она выросла как бы сама собой

Это и была почва, на которой вырос проект «Непропало». Мы не копировали чью-то идею, она выросла как бы сама собой, во время передышки от коронавирусных страхов. И одним из аргументов за ее развитие было то, что даже если ситуация с пандемией снова ухудшится, это вряд ли повлияет на нашу работу. Конечно, наш проект во многом про людей и для людей, но все-таки 90 % времени мы работаем не с людьми, а с вещами.

Первая квартира

Все началось с первого клиента, в июле. Знакомый, преподаватель древних языков, попросил нас с подругой разобрать квартиру, которую получил по наследству. Сам он не мог справиться с этой задачей уже почти год: слишком много эмоций, воспоминаний — и слишком много вещей. Мы согласились — и еще до того, как приступили к разбору, подумали, что, если получится хорошо, можно попробовать продвигать такую услугу.

Получилось просто отлично — более того, мы позвонили в компанию «Грузовичкоф» и выяснили, что вывоз всего содержимого квартиры на свалку обошелся бы дороже, чем наша работа по разбору и пристройству. И 19 августа я написала первый рекламный пост.

Содружество, клиенты и 2,5 кубометра текстиля

Основной состав «Непропало» — всего два человека, я и моя подруга Ольга Корчагина. Но в работе над каждым объектом участвуют много людей разных специализаций, которых мы приглашаем на отдельные задачи. У нас не фирма, а скорее свободное содружество: в него входят в основном те, кого мы знаем еще со времен Боровой. Но к нам можно присоединиться!

Пока что вырисовываются две категории клиентов. Первая — люди, получившие квартиру по наследству. Вторая — экосознательные молодые мамы, которые не успели разобрать ненужные вещи до рождения детей и теперь уже просто физически не успевают сделать это сами. А дети растут и требуют пространства.

В основном мы пока работали в районах застройки 1960–1970-х годов. Особых проблем не было. Можно, пожалуй, упомянуть квартиру, где почему-то оказалось сумасшедшее количество текстиля. Причем эти вещи не годились ни для ношения, ни для переделок. Это были именно тряпки. Обычно с одной квартиры образуется несколько мешков текстиля, который мы довозим до специальных контейнеров. А тут — 2,5 кубометра! Мы немного растерялись. Но благодаря помощи коллег из магазина «Спасибо!» в конце концов удалось отправить все это на переработку в Иваново.

Как устроен экоразбор квартир

Мне не очень нравится слово «утилизация». Оно относится к материалам, а мы прежде всего пытаемся найти применение вещам именно как вещам. Reuse — и только потом recycle.

Процесс разбора занимает от пары дней до пары недель — зависит от срочности и сложности объекта. Мы не вывозим все сразу, для этого потребовался бы склад гигантских размеров. У нас склад совсем маленький, туда едут только остатки — то, что мы не успели раздать или продать в отведенный нам срок.

 Reuse — и только потом recycle

Сначала разбираем все мелкое, освобождаем мебель. Сразу откладываем то, что может пригодиться нашим постоянным партнерам: благотворительным организациям, мастерам апсайклинга и так далее. Делим вторсырье по видам. Вызываем букинистов, которые осматривают все книги и покупают то, что им интересно. Те вещи, для которых пока нет постоянного сбыта, фотографируем и выкладываем на «Авито» и в различные шеринг-группы. Кстати, с каждым разом такой работы становится меньше: у нас появляется все больше постоянных партнеров с самыми разными потребностями и интересами. Финальный этап — демонтаж не востребованной никем мебели и вывоз ее на дрова.

Услугами транспортных компаний мы не пользуемся — хватает водителей со своим транспортом, с которыми мы уже работали раньше на проектах по вторсырью. К тому же многие вещи забирают самовывозом.

Пожалуй, единственное, что почти гарантированно отправляется на помойку, — это поролон (пенополиуретан) из старых диванов после демонтажа. Ни переработки, ни способов повторного использования для старого грязного пенополиуретана мы пока не нашли.

Цены

Наши цены — 13–27 тысяч рублей — довольно условные, все зависит от конкретной ситуации. Не видя квартиру, мы не можем сказать, сколько точно будет стоить ее разбор.

Стоимость мы считаем блоками. Блок номер один — собственно разбор, от 4000 рублей (один день работы двух человек). Блок номер два — раздачи, пристройство вещей, это плюс 30% от стоимости разбора. Блок номер три — вывоз вторсырья на переработку, органики — на компостирование, мелкого дерева — на сжигание, от 2000 рублей. Блок номер четыре — работа с мебелью, стоимость определяется из расчета 1000 рублей на одну единицу крупной мебели — шкаф, диван, «стенка» и тому подобное.

По желанию заказчика мы занимаемся продажами, комиссия — 50 %. Пока продажи были по мелочи — книги, еще что-то. Рекорд — 20 тысяч, полученные за старинные кресла, очень красивые, но в плохом состоянии. С антиквариатом мы очень аккуратны: по поводу каждой вещи, которая может оказаться действительно дорогой, консультируемся с несколькими специалистами, чтобы не подвести клиента.

Вау-находки: лыжи, деньги, продранное кресло

Конечно, попадаются какие-то необычные и забавные штуки. Но нам интереснее не находки сами по себе, а тот момент, когда найденное идеально попадает в чью-то важную потребность.

Например, несколько пар старых советских лыж. Мы были почти уверены, что они годятся только на дрова. И вдруг с нами связывается женщина, преподаватель физкультуры в школе в Новгородской области, и говорит, что сегодня же заберет их все. И если будут еще попадаться такие — тоже обязательно заберет. Оказалось, им нужны именно такие лыжи, потому что у них универсальные туристские крепления, которые подходят к любым ботинкам.

 В двух из трех квартир находятся деньги, иногда — много

Или вот старое, продранное кресло, которое мы отдали через «Мебельшеринг». Через пару недель женщина, которая его забрала, прислала фото после реставрации. И это было действительно вау! И для нас, и для клиента.

А еще в двух из трех квартир находятся деньги, иногда — много. Разумеется, мы тут же передаем их клиенту. И вот этот момент, когда мы видим деньги, спрятанные так, что их можно обнаружить только при тщательном разборе вещей, — тоже «вау». Радуемся за клиента, который, получается, не заплатил за разбор квартиры практически ничего, а то и остался в плюсе. И есть в этом какая-то справедливость, что ли. Как будто быстрая, неотсроченная награда за заботу об окружающей среде. Если бы содержимое квартиры вывозили мусоровозом, все эти деньги почти наверняка уехали бы на свалку.

Перспективы

Перспективы услуги хорошие. Но, конечно, нам нужны реклама, большой охват, так как услуга специфическая, не на каждый день. Мне еще очень нравится, что это оригинальный способ экопросвещения. Некоторые клиенты ничего не знали ни про способы сдать вторсырье в Петербурге, ни про шеринг-группы. Но они с интересом слушали, что мы им рассказывали, и, возможно, будут применять это в своей повседневной жизни.

Обложка: andersphoto - stock.adobe.com

Share
2
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я шесть лет не покупаю одежду»
«Я шесть лет не покупаю одежду»Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»
«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду» Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»

Выбрасывать пластик правильно
Выбрасывать пластик правильноЧтобы доброе намерение не стало бессмысленным
Выбрасывать пластик правильно

Выбрасывать пластик правильно Чтобы доброе намерение не стало бессмысленным

Что не так с переработкой мусора
Что не так с переработкой мусораИ почему бывает аллергия на бумагу из вторсырья
Что не так с переработкой мусора

Что не так с переработкой мусора И почему бывает аллергия на бумагу из вторсырья

«Я шесть лет не покупаю одежду»
«Я шесть лет не покупаю одежду»Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»
«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду» Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»

Выбрасывать пластик правильно
Выбрасывать пластик правильноЧтобы доброе намерение не стало бессмысленным
Выбрасывать пластик правильно

Выбрасывать пластик правильно Чтобы доброе намерение не стало бессмысленным

Что не так с переработкой мусора
Что не так с переработкой мусораИ почему бывает аллергия на бумагу из вторсырья
Что не так с переработкой мусора

Что не так с переработкой мусора И почему бывает аллергия на бумагу из вторсырья

Комментарии

2 комментария
Показать все

Прекратите своё надругательство над русским языком. Нет в нём слова "редакторка". Есть женщина-редактор.

А редакторка - это как бетономешалка, волосозавивка, чеснокодавилка или солонка. Какой-то видимо, инструмент для чего-то с редакторами или ящик где хранятся люди-редакторы? )))

Задолбали уже, развели тут сельпо какое-то татармонгольское. Говорите по русски. Не можете - пишите на английском.

Тэги

Сюжет

Событие

Места

Прочее

Новое и лучшее

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете

Надо ли вам пить витамин D?

Первая полоса

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения
Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения
Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелитьИ попасть в элиту мирового бизнеса
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить И попасть в элиту мирового бизнеса

От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект
От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджетеИ почему вложение в одежду может быть удачным вариантом
От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете И почему вложение в одежду может быть удачным вариантом

Надо ли вам пить витамин D?
Надо ли вам пить витамин D?И откуда сегодня такая мода на него?
Надо ли вам пить витамин D?

Надо ли вам пить витамин D? И откуда сегодня такая мода на него?

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»«Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд» «Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму«Это то, чего от меня точно никто не ожидает»
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму «Это то, чего от меня точно никто не ожидает»

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях? И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий

«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»

«Как мы путешествуем в доме на колесах»

13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму

13 теплых курток на зиму

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии«Обычное покашливание я даже не замечаю»
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии «Обычное покашливание я даже не замечаю»

Большое интервью с Cream Soda
Большое интервью с Cream SodaОб альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе
Большое интервью с Cream Soda

Большое интервью с Cream Soda Об альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект
Правда ли мы больше устаем от удаленкиИ какую роль здесь играют видеозвонки
Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект

Правда ли мы больше устаем от удаленки И какую роль здесь играют видеозвонки

Что делать, если ваши доходы упали
Что делать, если ваши доходы упалиКак пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов
Что делать, если ваши доходы упали

Что делать, если ваши доходы упали Как пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов

Что делать, если вам изменили
Что делать, если вам изменилиОтрывок из книги психолога Марины Травковой
Что делать, если вам изменили

Что делать, если вам изменили Отрывок из книги психолога Марины Травковой

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо
От первой любви до дуэта длиной в 20 летС кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии
От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет С кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы» Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы? И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку

Подпишитесь на рассылку