2 июля, суббота
Москва
Войти

«Я четыре дня катаюсь в автозаке, потому что все спецприемники заняты» «Сейчас день, и они снова нас куда-то везут»

Для большинства участников митинг 23 января в поддержку Навального закончился в тот же день. Для кого-то чаепитием дома, для кого-то штрафом, для кого-то арестом. Но для бизнесмена Филиппа Кузнецова митинг обернулся четырехдневными мытарствами по отделам полиции, переписанными по несколько раз протоколами и бессонной ночью в автозаке. Публикуем его монолог.

Филипп Кузнецов

28 лет, бизнесмен

В автозаке спать нереально. Некоторые пытались, но это невозможно. Все места заняты, один человек должен всегда стоять. Ощущение, что полицейские всей Москвы играют с нами в пинг-понг. Меня это не бесит, я же знаю, в какой стране живу. Зато нас не били, как в Белоруссии. У нас вся система построена на изнурение. С первого ОВД нам говорили подождать еще немного, еще полчаса — и все будет известно. И так постоянно. Чтобы мы максимально устали и сказали: «Хрен с ним, я больше митинговать не пойду».

Я пошел на Пушку к 12:30 и достал протестный зонтик, с которым всегда хожу на митинги. На нем написано: 2 умножить на 2 не равно 5. Только его открыл, как подошли омоновцы, вывернули зонт, довели до автозака, стукнули головой о стекло и завели внутрь. Привезли в отдел, составили протокол, в 6 вечера отпустили, и я сразу поехал к Матросской тишине, где сидит Навальный. Ехать или нет, у меня выбор не стоял. Я весь день проторчал на стуле, не устал и на митинге, по сути, еще не был.

Около СИЗО протестующие с полицией ходили туда-сюда. В какой-то момент омоновцы рванули и начали лупасить всех дубинками. Под удары попадали все, кто стоял. Со мной в автозаке были три человека, которые шли в магазин «Леруа мерлен», еще один просто выходил. У одного парня была вся рубашка в крови. Я не сопротивлялся: меня положили лицом об асфальт, попали дубинкой, но без травм.

Я знал, куда шел, и не паниковал, когда задерживали. Думал, отделаюсь штрафом. Меня снова привезли в отдел и продержали в актовом зале до утра. По закону могут держать три часа, но в России закон не работает. Мы говорили полицейским об этом и просили еду с водой, а они в ответ: «Да-да, через полчаса-час и воду вам дадим, и отпустим». Ни у кого из задержанных со мной не было адвоката. В «ОВД-инфо» мы писали, но они к нам не приехали.

Поспать не удалось: всю ночь приходилось подписывать и разбираться с протоколами. Сначала нам дали протоколы, где дата стояла 2019 год. Потом нам всем написали, что мы сопротивлялись полиции и мешали транспорту. Все протоколы были как под копирку. Одна девочка говорила: «Ну как же так, протоколы под копирку — это незаконно». Менты в ответ ржали.

После ночи в отделе нас в 7 утра разбудили и развезли по другим отделам полиции в обезьяннике. Я сразу лег спать, проснулся в два часа дня. День провел в камере с другими задержанными. Телефон отобрали, мы сидели болтали. Из еды каждому дали на день и ночь по одному сухпаю.

На следующий день нас разбудили в 8 утра и сказали, что в 10 будет суд. Повезли снова в ОВД Преображенский, где продержали до двух часов дня. Мы снова подписывали протоколы, потому что полицейские опять в чем-то ошиблись. Часа в три нас привезли в суд, и мы до семи вечера ждали в коридоре. После первого заседания по моему сокамернику судья в коридоре сказала нам, что ей дали распоряжение сверху: всем по 10 суток. Она сказала, что всех, кого судила в первой половине дня, получили штраф 10 тысяч рублей, а потом оппозиция заявила, что 31 января будет новый митинг, поэтому нам не надо дать на него прийти.

Нас всех осудили. Мы сидели еще в суде часов до 11 вечера, потом нас посадили в автозак и начали катать. Приехали в спецприемник № 1 — там занято, мест нет. Мы сами не выходили, сидели час в автозаке. Потом поехали в спецприемник № 2, там тоже стояли черт знает сколько. Потом нас в три-четыре часа утра развезли по разным ОВД: кого-то в Измайлово, кого-то в поселок Восточный. Сказали, что в 10 утра нас заберут и отвезут в спецприемник.

Но это произошло не в 10 утра, а в 10 часов вечера. И нас повезли не в спецприемник, а кататься в автозаке. Ночью мы снова приехали в спецприемник № 1. Перед нами в очереди было еще пять машин с задержанными. В итоге мест для нас не нашлось, и мы поехали во второй спецприемник. Так прошла ночь. Сейчас день, и мы сейчас снова едем в первый спецприемник. Когда мы спрашивали полицейских, зачем ехать в спецприемник и потом уезжать, почему нельзя туда просто позвонить, они либо отмалчиваются, либо говорят, что у них так все устроено всегда. «А чо, вы не знали, куда попали?»

Последние менты провели с нами всю ночь, причем у них смена должна была закончиться в 9 вечера вчерашнего дня, но из-за конченной системы они просидели с нами всю ночь, а сейчас день, и они снова нас куда-то везут. Менты постоянно говорят, что нас отвезут в спецприемник в Зеленограде, но по закону нельзя сажать в спецприемник другого субъекта страны. Но у нас много чего нельзя по закону.

Кстати, выражаю огромную благодарность всем волонтерам, которые принесли нам воду, чай, еду, бутерброды. Полицейским, которые были с нами последние два дня, тоже зачет: они выпускали нас в туалет и даже покурить. Это единственные нормальные менты — остальные относились к нам как к животным.

Люди, которых задержали со мной около СИЗО в субботу, до сих пор со мной в одном автозаке. Мы все единомышленники, поэтому задушевно провели эти четыре дня. Лучше всего было в первом обезьяннике: мы там поспали, а потом провели день за прекрасной беседой. Рассказывали о жизни, осуждали систему. Хотя там и было очень холодно, за разговором время льется быстрее.

Со своими сокамерниками я буду общаться и после спецприемника. Мы обменялись контактами, вместе пойдем на следующий митинг. Я на себе ощутили весь беспредел, который происходит в стране: как можно после этого не бороться за свои права?

В стране всё действительно плохо. Бабушки говорят, что Путин — великий человек, поднял Россию, но посмотрите на это: система четыре дня не может разобраться с 20 людьми. Они не могут нормально посадить, нормально написать протоколы. Всё через задницу на каждом звене этой цепи.


Примечание редакции: После разговора Филипп больше не выходил на связь. Либо у него разрядился телефон, либо его отобрали в спецприемнике.

Фотографии: предоставлены героем материала

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках
Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках Порядки учреждения, куда попадают за митинги, твиты и езду в пьяном виде
Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках
Порядки учреждения, куда попадают за митинги, твиты и езду в пьяном виде

Уволившиеся полицейские. Есть ли жизнь после ментовки?
Уволившиеся полицейские. Есть ли жизнь после ментовки? Эшник, патрульная, борец с коррупцией и конвоир
Уволившиеся полицейские. Есть ли жизнь после ментовки?

Уволившиеся полицейские. Есть ли жизнь после ментовки?
Эшник, патрульная, борец с коррупцией и конвоир

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня
«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня Тотальная слежка за гражданами, культ Большого Брата и уничтожение несогласных
«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня
Тотальная слежка за гражданами, культ Большого Брата и уничтожение несогласных

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области
Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области И в них можно попасть без согласования с ФСО
Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области
И в них можно попасть без согласования с ФСО

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Идея была моя, но сделал это не я»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды Мы с ними поговорили
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
Мы с ними поговорили

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

Подпишитесь на рассылку