21 июня, понедельник
Санкт-Петербург
Войти

Белорусы в Москве — об акциях протеста у посольства «Такого не было все 26 лет президентства Лукашенко»

Белорусы в Москве — об акциях протеста у посольства

В Беларуси проходят протесты против переизбрания президентом Александра Лукашенко — официально он побеждает на выборах. Люди по всей стране не признают результатов голосования, прошедшего 9 августа, считая победительницей Светлану Тихановскую. В Минске и других крупных городах республики многие просто не смогли проголосовать из-за огромных очередей и нехватки бюллетеней. Похожая ситуация произошла и в посольстве Беларуси в Москве, куда в день выборов пришли около 3 тысяч человек — большая часть из них не дождались допуска к участку. Теперь московские белорусы выходят к консульству, чтобы попытаться вернуть свои голоса и поддержать людей, которые подвергаются насилию со стороны силовиков на родине. The Village поговорил с участниками митингов у посольства.

«Появилась надежда, что мы можем что-то изменить»


Дарья, белоруска, жила в Бобруйске

Во время пандемии коронавируса власти Беларуси не делали практически ничего, чтобы защитить людей от болезни. В результате возникла огромная волонтерская сеть, которая очень сплотила людей. Появилось ощущение настоящего общества, ощущение, что мы можем помогать друг другу, беречь наших граждан и заботиться о них. Потом штабы недопущенных кандидатов объединились вокруг Светланы Тихановской. На мой взгляд, все это зародило гражданское общество, помогло людям понять, что они несут ответственность за свою жизнь. Зародилась и надежда, что мы можем получить страну, в которой было бы не страшно, в которой можно было бы говорить о своих желаниях и добиваться от государства активных действий.

В очереди у посольства было тепло и дружественно. Сотни людей понимали, что не успеют проголосовать, это было понятно по тому, с какой скоростью движется очередь. Но все продолжали стоять — нам хотелось заявить, что нас много и мы хотим оставить свои голоса.

Сейчас всем белорусам, которые живут за пределами страны и наблюдают за событиями, просто не позволяет совесть молчать и бездействовать. Наши собрания у посольства в Москве мы стремимся проводить максимально законно, понимая, что те, у кого нет гражданства России, не могут стоять в пикетах. После 23:00 мы перестаем выкрикивать требования и шуметь.

На второй акции пели песни, хлопали в ладоши, скандировали простые вещи из разряда «Жыве Беларусь» и «Посчитайте наш голос». Решили нести белые и красные цветы, когда увидели сообщения о погибшем парне, в которого въехал автозак, хотя официального подтверждения этому нет. Хотелось высказать поддержку ребятам, которые сейчас на острие протеста в Беларуси. Отсюда мало что можно сделать, но мы стараемся. Сидеть дома нельзя, потому что там, на улицах, людям сложнее. Мысль поехать на родину у меня была и остается до сих пор, но для начала нужно понять, чем я могу быть там полезной.

Пока собираемся и дальше выходить к посольству, хотя вряд ли оттуда выглянет посол и скажет: «Ну да, наверное, мы все неправильно посчитали, сейчас поправим». Но все может быть. Мы звоним родителям и рассказываем им новости, чтобы они не думали, что такое наглое вранье можно пропускать мимо ушей. По телевизору, как всегда, говорят про «увеличившиеся надои» и «колосящуюся рожь» («Наши аграрии уже намолотили более шести миллионов тонн зарна», — декларировал ведущий канала «Беларусь 1», пока силовики избивали людей на улицах). Хорошо, что хотя бы не «Лебединое озеро» показывают.

«Мы не смогли реализовать свое конституционное право и именно поэтому митингуем»


Валерия Давыдова, журналистка, родилась в городе Лиде Гродненской области

Когда я пришла к посольству в день выборов, оказалась в очереди двухтысячной — узнала это от наблюдателя, который замерял толпу. Простояла там шесть часов, но так и не успела проголосовать: до участка, когда он закрылся, оставалось пройти полкилометра. В очереди какой-то паренек запустил бумажку с адресом чата в Telegram, сейчас в нем состоит больше тысячи человек — треть от всех, кто пришел проголосовать в Москве. По моим ощущениям, вся толпа была за Тихановскую, за Лукашенко пришли голосовать единицы, но они, скорее, помалкивали. Судя по тому, что пишут в чате, все настроены либерально.

Всем белорусам, которые живут за пределами страны и наблюдают за событиями, просто не позволяет совесть молчать и бездействовать

В Беларуси перебои с интернетом, и мы узнаем о событиях из телеграм-каналов. Например, я вступила в чат по своему родному городу — Лиде. По одним данным, ОМОН сложил там щиты, а по другим — нет. Все очень непонятно. Когда я дозвонилась до мамы, она сказала, что по телевизору показывают, что все прекрасно, только вот на улицах много пьяных подростков. Она не знала, что происходит в Минске и других городах, что есть погибший и много раненых. Основная проблема сейчас — дезинформация. Я вижу высказывания, что протестующие в Беларуси — наркоманы и алкоголики («Мы задержали организаторов, которые прятались, бегали по зауголью. Около трех тысяч, из них половина в Минске. Обкуренные, Сергей Николаевич. Пьяных много. С наркотиками. Ужас», — сказал Александр Лукашенко о протестующих в эфире телеканала «Беларусь 24». — Прим. ред.). Это для меня странно: по словам мамы, купить алкоголь в день выборов было невозможно. Так и с новостью про Светлану Тихановскую: многие написали, что она сама уехала из страны, хотя ее вывезли. На видео, где она просит белорусов не ходить на протесты, она сидит в кабинете главы ЦИК Ермошиной и читает свое обращение по бумажке.

Белорусы хотели мирно проголосовать, никто не призывал к насилию, а сейчас они в ужасе от того, что происходит. В Москве избиратели, как и в Беларуси, не смогли реализовать свое конституционное право и именно поэтому митингуют. Не с целью навести беспорядки, а с целью высказаться, обратить внимание на нарушения, вернуть голоса. Эти выборы знаковые, потому что никогда еще ситуация не доходила до такой критической точки. В этот раз появились настоящие оппозиционные кандидаты, а потом, когда зарегистрировали Тихановскую, случилась эйфория от того, что хотя бы кого-то из них допустили. Сейчас бастует даже Минский тракторный завод.

Московская акция 9 августа была стихийной и родилась из собравшейся очереди. Когда люди поняли, что работу участка не продлят, они начали поднимать паспорта и кричать «Мы хотим свой голос», «Уходи» и «Жыве Беларусь». Мне кажется, в этот момент все поняли, что сейчас можно проголосовать только этим жестом. Паспорта поднимали, так как по очереди пронесся слушок, что среди пришедших много провокаторов, которые стоят просто так (до этого глава ЦИК Беларуси Лидия Ермошина посчитала очереди у избирательных участков «результатом провокаций»). Поэтому нам хотелось показать, что вот мы — реальные, а не подставные белорусы. Полицейские вели себя спокойно и пытались освободить занятую протестующими дорогу. На следующий день, в понедельник, когда люди договорились прийти к посольству с белыми и красными цветами, ленточками и плакатами, уже было одно задержание.

Здесь я могу помочь, возможно, даже гораздо больше, чем там, в Беларуси, хотя у меня и были мысли поехать в Минск, быть вместе со всеми. Я вижу, насколько это опасно с учетом того, какой ад происходит с российскими журналистами, поехавшими освещать протесты. Тут у меня хотя бы есть связь, я могу делать публикации о происходящем.

«Число наблюдателей из-за коронавируса сократили, но создали толпу на 3 тысячи человек»


Николай Горбачев, наблюдатель на выборах в посольстве Беларуси в Москве

В этом году наш Центризбирком принял решение, которое ограничивает количество наблюдателей на участке, мотивируя это борьбой с коронавирусом. Допускают пять человек по аккредитации. Грубо говоря, кто первым подал заявление, тот и пошел на участок. Наша группа из шести человек из-за этого не попала на ключевые этапы наблюдения: опечатку урн досрочного и основного голосования и подсчет голосов. Мы полагаем, что те, кто наблюдал внутри, были сотрудниками посольства: дело в том, что, когда нас пускали на участок во время досрочного голосования, комиссия установила для нас процедуру прохода: нас встречали, отдельно досматривали, проводили внутрь, а выводили с участка после всех. В те дни, когда мы считали явку на улице, никто из нас не увидел наблюдателей, которых заводили бы таким же образом.

9 августа мы считали и тех, кто выходит с участка, и очередь. Если утром там было 520 человек, то перед закрытием — 3 312. При этом, по данным посольства, явка в день основного голосования составила 2 874 человека. Сравнив цифры, можно сказать, что больше половины желающих не успели проголосовать. Когда мы наблюдали возле посольства, к нам подходили уже проголосовавшие избиратели, понимая, что мы независимые, и сообщали о довольно стандартных нарушениях: отсутствии двух подписей на оборотной стороне бюллетеня, точка в одной из клеточек. Один мужчина рассказал, что нашел в списках жену, которая уже давно не гражданка Беларуси.

Когда начался стихийный митинг, полиция быстро оттеснила наблюдателей от посольства, и мы больше не смогли там находиться. Пытались связаться с комиссией, чтобы увидеть копию протокола сразу после подсчета голосов, но не могли дозвониться. Белорусское законодательство дает наблюдателям право видеть копию и фотографировать ее, но в итоге нам отказали, сославшись на то, что на участке уже есть наблюдатели, а мы можем увидеть протокол утром.

Но утром копию не вывесили, хотя обязаны сделать. Показать протокол мне опять отказались, потому что он уже подписан, а значит, я уже не наблюдатель. Тогда я потребовал копию как избиратель: мне посоветовали посмотреть на сайте. Там я увидел, что в документе представлены результаты по четырем кандидатам, а у нас их пять. В итоговом протоколе не указали Сергея Череченя. И это наша основная претензия. Мы готовим жалобу, потому что копия недействительна, хотя ее и постарались быстро подправить.

Уже на досрочном голосовании была большая явка, которая показала, что в основной день придет много людей. Мы предупреждали об этом комиссию, предлагали поставить дополнительные кабинки, снять на время режимность объекта, чтобы избиратели спокойно проходили и не толпились. Как раз эта режимность и создала проблему у посольства, потому что по нашему закону все люди, которые находятся на участке в момент закрытия, все равно имеют право проголосовать. А здесь не смогли: комиссия находится внутри, а очередь — на улице. Число наблюдателей из-за коронавируса сократили, но при этом создали толпу на 3 тысячи человек, которым пришлось стоять без всякой дистанции. Это беспредел. Сейчас по всем нарушениям мы готовим жалобы.

«У нас было и есть одно большое желание: чтобы на выборах честно подсчитали голоса»


Сергей Иванов, один из создателей чата в Telegram, где сейчас общаются белорусы, живущие в Москве

(Мы изменили имя по его просьбе: он считает, что за создание такой группы в Беларуси можно попасть в тюрьму на несколько лет)

Мы знакомились друг с другом, когда стояли в километровой очереди к белорусскому посольству в Москве, и придумали создать общий чат. Я написал на листочке из блокнота его название и пошел в конец очереди, чтобы агитировал вступать в группу. Избиратели, за исключением единиц, отлично отнеслись к идее и присоединились. В чате не было тех, кто выступал бы против собраний, но были люди, которые несли откровенную ерунду и провоцировали агрессию — мы сразу вносили их в черный список. Мы не формировали никаких требований, у нас было и есть одно большое желание: чтобы на выборах честно подсчитали голоса и объявили реальные результаты. Пока этого, к сожалению, не произошло, а Лукашенко продолжает удерживать власть силовым способом.

В последнее время нынешняя власть делала все, чтобы белорус белорусу был врагом, но это, как мы видим, совсем не сработало

У меня нет связи с родственниками, потому что в Беларуси не работает интернет, а обсуждать такие вещи по мобильной связи, я считаю, не стоит: думаю, что она прослушивается. Мы планируем и дальше выходить к посольству в знак поддержки белорусов. То, что происходило 9 августа, — удивительно, такого действительно не было за все 26 лет президентства Александра Лукашенко. Это была атмосфера настоящей солидарности, единства, открытости белорусов. В последнее время нынешняя власть делала все, чтобы белорус белорусу был врагом, но это, как мы видим, совсем не сработало.

«Некоторые страны могут этот силовой пример расценить как эффективный»


Олег, россиянин, у которого «болит сердце за происходящее в Беларуси»

У меня есть друзья-белорусы, поэтому я начал активно следить за ситуацией. Мне стало понятно, что эти выборы для Беларуси не будут простыми. Никакой победы у Лукашенко нет. Когда после объявления результатов люди вышли на улицы, то, что стало твориться, просто повергло меня в шок. ОМОН избивает мирных людей до полусмерти. Наскакивают по несколько человек на одного и бьют ногами, хотя так можно поломать ребра человеку и просто его убить. Бездыханные тела за руки тащат в автозаки, якобы их вот так задержали. Это ни в какие ворота. Я просто с замиранием сердца за этим следил еще в воскресенье вечером, а в понедельник, когда ехал домой, смотрел эфир «Дождя» про протесты и увидел там акцию у посольства. Это был уже поздний вечер, но я решил обязательно туда сходить, мне просто хотелось поддержать людей. Я посчитал, что это важно.

Я пришел в футболке «Обнулись», посвященной недавним событиям в России; к сожалению, белорусского мерча у меня не нашлось. Все-таки у Лукашенко тоже случилась своего рода попытка обнуления. Люди у консульства максимально настроены на мирный протест. Была информация, что кто-то кричал «Сегодня Минск, завтра Москва», но это была провокация. Это не лозунг белорусов и тех россиян, которые пришли их поддержать (11 августа к посольству Беларуси в Москве пришел лидер движения SERB Георгий Тарасевич, люди начали скандировать «Провокатор, уходи», и его задержала полиция. — Прим. ред.). Понятно, что я просто вышел за белорусов, но я все равно россиянин. Болею я за них, потому что боюсь, что, если Лукашенко останется, некоторые страны, где все не очень хорошо с демократией, могут этот силовой пример расценить как эффективный.

«Мы в гостях и пришли решать белорусские вопросы»


Павел Коваленко, жил в Гомеле и Минске

Я вообще, скорее, не оппозиционных взглядов и обычно смотрел на то, что Лукашенко постоянно переизбирается, сквозь пальцы. Собирался в этот раз проголосовать против всех, даже не за Тихановскую. За четыре часа до закрытия участка я приехал и оказался в километровой очереди. Когда большинству не удалось проголосовать, мы, мягко говоря, удивились. И ладно бы в одной Москве, все-таки тут одно посольство, в Минске люди тоже не смогли проголосовать — там даже не хватало бюллетеней на участках. В нашей московской очереди проводили опрос, согласно которому за Лукашенко пришли голосовать всего 6 % (по данным экзитпола «Честных людей», за Тихановскую проголосовали 2 972 человека — 78,5 %, а за Лукашенко — 229, то есть 6 %. — Прим. ред).

Меня больше всего разозлило, что Лукашенко нарисовали 80 % голосов. Я, конечно, понимал, что он их припишет, но не настолько. Сейчас совершенно всем очевидно, что его рейтинг упал. А тут получился даже не просто плевок в лицо, он как будто сказал всем, что мы ничтожества. Меня возмущает избыточное наплевательство и демонстративная наглость. Ощущение, что за эти полгода власти сделали вообще все, чтобы народ обозлился. Также меня возмутило поведение силовиков, которые бегали по дворам и молотили людей, которые просто сидят на лавочках. Из-за этого я и выхожу к посольству.

На второй день в чате решили приносить к посольству четное количество гвоздик, мол, похоронили выборы. Плюс Лукашенко в интервью Дмитрию Гордону недавно рассказывал, что очень любит цветы. Мы, соответственно, принесли очень много. В обсуждениях в телеграме мы делаем упор на то, что не говорим про российскую политику, потому что мы в гостях и пришли решать белорусские вопросы. Кстати, на третью акцию я пришел с государственным флагом, а не с бело-красно-белым, чтобы показать, что здесь не только оппозиция, но и все остальные белорусы.


Обложка: Владимир Гердо / ТАСС

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Событие

Прочее

Новое и лучшее

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

29 главных событий недели

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

Как покупать вещи на распродаже

От мечты до полета к звездам

Первая полоса

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

29 главных событий недели
29 главных событий недели «Макбет» с Анной Нетребко, «Мумий Тролль», «Машина времени», Kedr Livanskiy и Odyssey Festival
29 главных событий недели

29 главных событий недели
«Макбет» с Анной Нетребко, «Мумий Тролль», «Машина времени», Kedr Livanskiy и Odyssey Festival

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем? И как поддержать его организаторов
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
И как поддержать его организаторов

Как покупать вещи на распродаже
Как покупать вещи на распродаже Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно
Как покупать вещи на распродаже

Как покупать вещи на распродаже
Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Ростичерия «МатаМата», спикизи-проект Room DND, кафе The Bun и очень красивое велокафе на Невском
Ростичерия «МатаМата», спикизи-проект Room DND, кафе The Bun и очень красивое велокафе на Невском
Ростичерия «МатаМата», спикизи-проект Room DND, кафе The Bun и очень красивое велокафе на Невском

Ростичерия «МатаМата», спикизи-проект Room DND, кафе The Bun и очень красивое велокафе на Невском

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом Советуют эксперты финансового рынка
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Советуют эксперты финансового рынка

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Подпишитесь на рассылку