Купить рекламу

МЫ В СОЦСЕТЯХ

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Вопреки всему, с апреля наш трафик вырос на 15 %»
«Вопреки всему, с апреля наш трафик вырос на 15 %» Основатель Bolshecoffee Roasters — о том, что происходит со спешелти-кофейнями в России
«Вопреки всему, с апреля наш трафик вырос на 15 %»

«Вопреки всему, с апреля наш трафик вырос на 15 %»
Основатель Bolshecoffee Roasters — о том, что происходит со спешелти-кофейнями в России

«Осенью дефицит алкоголя известных иностранных брендов неминуем»
«Осенью дефицит алкоголя известных иностранных брендов неминуем» Бартендер Владимир Николаев — о коктейлях за 1,5 тысячи рублей и российском джине
«Осенью дефицит алкоголя известных иностранных брендов неминуем»

«Осенью дефицит алкоголя известных иностранных брендов неминуем»
Бартендер Владимир Николаев — о коктейлях за 1,5 тысячи рублей и российском джине

Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов
Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов
Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов

Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов

Шеф-повар, бартендер и экс-директор Moscow Bar Show, уехавшие из-за *****, — о работе за границей
Шеф-повар, бартендер и экс-директор Moscow Bar Show, уехавшие из-за *****, — о работе за границей Как открыть бар в Тбилиси и суши-бистро на Шри-Ланке
Шеф-повар, бартендер и экс-директор Moscow Bar Show, уехавшие из-за *****, — о работе за границей

Шеф-повар, бартендер и экс-директор Moscow Bar Show, уехавшие из-за *****, — о работе за границей
Как открыть бар в Тбилиси и суши-бистро на Шри-Ланке

Как живут россияне на границе с Украиной
Как живут россияне на границе с Украиной
Как живут россияне на границе с Украиной

Как живут россияне на границе с Украиной

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна? Отвечает биолог Ольга Матвеева
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
Отвечает биолог Ольга Матвеева

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Как российские волонтеры помогают украинским беженцам в Европе
Как российские волонтеры помогают украинским беженцам в Европе
Как российские волонтеры помогают украинским беженцам в Европе

Как российские волонтеры помогают украинским беженцам в Европе

«В Россию, которая есть сейчас, возвращаться страшно». Как изменилась жизнь россиян и беларусов, уехавших до *****
«В Россию, которая есть сейчас, возвращаться страшно». Как изменилась жизнь россиян и беларусов, уехавших до *****
«В Россию, которая есть сейчас, возвращаться страшно». Как изменилась жизнь россиян и беларусов, уехавших до *****

«В Россию, которая есть сейчас, возвращаться страшно». Как изменилась жизнь россиян и беларусов, уехавших до *****

Без соревнований, трансляций, фан-токенов и лыж: Чего лишился российский спорт из-за «спецоперации»
Без соревнований, трансляций, фан-токенов и лыж: Чего лишился российский спорт из-за «спецоперации»
Без соревнований, трансляций, фан-токенов и лыж: Чего лишился российский спорт из-за «спецоперации»

Без соревнований, трансляций, фан-токенов и лыж: Чего лишился российский спорт из-за «спецоперации»

«Вряд ли бы мы когда-нибудь поженились, если бы не твое уголовное дело»
«Вряд ли бы мы когда-нибудь поженились, если бы не твое уголовное дело» К приговору по делу DOXA публикуем рассказ о том, как Володя и Шура влюбились под арестом
«Вряд ли бы мы когда-нибудь поженились, если бы не твое уголовное дело»

«Вряд ли бы мы когда-нибудь поженились, если бы не твое уголовное дело»
К приговору по делу DOXA публикуем рассказ о том, как Володя и Шура влюбились под арестом

Выпускники и студенты журфака МГУ — о закрытии политического модуля
Выпускники и студенты журфака МГУ — о закрытии политического модуля
Выпускники и студенты журфака МГУ — о закрытии политического модуля

Выпускники и студенты журфака МГУ — о закрытии политического модуля

Учителя истории — о преподавании своего предмета во время «спецоперации»
Учителя истории — о преподавании своего предмета во время «спецоперации»
Учителя истории — о преподавании своего предмета во время «спецоперации»

Учителя истории — о преподавании своего предмета во время «спецоперации»

Как студенты-историки выступили против шуток о «печени либерала»
Как студенты-историки выступили против шуток о «печени либерала» Журнал «Студень» как пример многим из нас
Как студенты-историки выступили против шуток о «печени либерала»

Как студенты-историки выступили против шуток о «печени либерала»
Журнал «Студень» как пример многим из нас

Что говорят рестораторы, открывшие заведения в Петербурге в период «спецоперации»
Что говорят рестораторы, открывшие заведения в Петербурге в период «спецоперации» Антонио Фреза, Анри Бер и Антон Пинский — о том, что ждет ресторанный рынок
Что говорят рестораторы, открывшие заведения в Петербурге в период «спецоперации»

Что говорят рестораторы, открывшие заведения в Петербурге в период «спецоперации»
Антонио Фреза, Анри Бер и Антон Пинский — о том, что ждет ресторанный рынок

«Россия нас оккупировала»: Грузины — о массовом приезде россиян в Тбилиси
«Россия нас оккупировала»: Грузины — о массовом приезде россиян в Тбилиси
«Россия нас оккупировала»: Грузины — о массовом приезде россиян в Тбилиси

«Россия нас оккупировала»: Грузины — о массовом приезде россиян в Тбилиси

Акула за миллион, пакет из «Макдоналдса» за 30 тысяч: Что говорят продавцы странных товаров на «Авито»
Акула за миллион, пакет из «Макдоналдса» за 30 тысяч: Что говорят продавцы странных товаров на «Авито»
Акула за миллион, пакет из «Макдоналдса» за 30 тысяч: Что говорят продавцы странных товаров на «Авито»

Акула за миллион, пакет из «Макдоналдса» за 30 тысяч: Что говорят продавцы странных товаров на «Авито»

Как сейчас живут украинцы в России
Как сейчас живут украинцы в России «Все отворачиваются, будто я пустое место»
Как сейчас живут украинцы в России

Как сейчас живут украинцы в России
«Все отворачиваются, будто я пустое место»

Сооснователь AF Brew — о том, что ждет российский рынок пива
Сооснователь AF Brew — о том, что ждет российский рынок пива Приостановка импорта, повышение цен, проблемы с поставками и кенселинг
Сооснователь AF Brew — о том, что ждет российский рынок пива

Сооснователь AF Brew — о том, что ждет российский рынок пива
Приостановка импорта, повышение цен, проблемы с поставками и кенселинг

Речь на суде костромского священника, которого оштрафовали за дискредитацию российской армии в проповеди
Речь на суде костромского священника, которого оштрафовали за дискредитацию российской армии в проповеди
Речь на суде костромского священника, которого оштрафовали за дискредитацию российской армии в проповеди

Речь на суде костромского священника, которого оштрафовали за дискредитацию российской армии в проповеди

Не война, а «спецоперация». Заявление редакции The Village

«Сейчас привезти любой товар в Россию стоит минимум на 20 % дороже, чем было месяц назад. И это не предел»
«Сейчас привезти любой товар в Россию стоит минимум на 20 % дороже, чем было месяц назад. И это не предел» Российские рестораторы — о том, что происходит с их бизнесом
«Сейчас привезти любой товар в Россию стоит минимум на 20 % дороже, чем было месяц назад. И это не предел»

«Сейчас привезти любой товар в Россию стоит минимум на 20 % дороже, чем было месяц назад. И это не предел»
Российские рестораторы — о том, что происходит с их бизнесом

Из-за «спецоперации» и закрытых аэропортов сотни тысяч людей не могут вернуться домой. Мы с ними поговорили
Из-за «спецоперации» и закрытых аэропортов сотни тысяч людей не могут вернуться домой. Мы с ними поговорили
Из-за «спецоперации» и закрытых аэропортов сотни тысяч людей не могут вернуться домой. Мы с ними поговорили

Из-за «спецоперации» и закрытых аэропортов сотни тысяч людей не могут вернуться домой. Мы с ними поговорили

«Я получаю высшее образование ради родителей»
«Я получаю высшее образование ради родителей»
«Я получаю высшее образование ради родителей»

«Я получаю высшее образование ради родителей»

Как устроен любой городской конфликт в Москве 2020-х: Объясняем на примере Троицка
Как устроен любой городской конфликт в Москве 2020-х: Объясняем на примере Троицка Мундеп Лена Верещагина — о вырубке Троицкого леса
Как устроен любой городской конфликт в Москве 2020-х: Объясняем на примере Троицка

Как устроен любой городской конфликт в Москве 2020-х: Объясняем на примере Троицка
Мундеп Лена Верещагина — о вырубке Троицкого леса

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

Музыкальные критики — об альбоме, выпущенном к открытию БКЛ
Музыкальные критики — об альбоме, выпущенном к открытию БКЛ «Спели, отчитались, зарплату получили»
Музыкальные критики — об альбоме, выпущенном к открытию БКЛ

Музыкальные критики — об альбоме, выпущенном к открытию БКЛ
«Спели, отчитались, зарплату получили»

Депутат Мосгордумы Дарья Беседина — о том, почему наши дороги убивают
Депутат Мосгордумы Дарья Беседина — о том, почему наши дороги убивают И как это можно изменить
Депутат Мосгордумы Дарья Беседина — о том, почему наши дороги убивают

Депутат Мосгордумы Дарья Беседина — о том, почему наши дороги убивают
И как это можно изменить

«У меня получилось выполнить свои новогодние обещания»

«У меня получилось выполнить свои новогодние обещания»

«У меня получилось выполнить свои новогодние обещания»

«У меня получилось выполнить свои новогодние обещания»

Как живут москвичи, которые практически не бывают в центре города
Как живут москвичи, которые практически не бывают в центре города
Как живут москвичи, которые практически не бывают в центре города

Как живут москвичи, которые практически не бывают в центре города

«Мы не сожалеем о выпуске расследования и будем писать про насилие дальше»
«Мы не сожалеем о выпуске расследования и будем писать про насилие дальше» Журналистки «Холода» — о материале «Блистательный профессор», суде и штрафе
«Мы не сожалеем о выпуске расследования и будем писать про насилие дальше»

«Мы не сожалеем о выпуске расследования и будем писать про насилие дальше»
Журналистки «Холода» — о материале «Блистательный профессор», суде и штрафе

«У вас что-то в кармане»: Москвичи, которые немножко крадут из магазинов, — о причинах воровства
«У вас что-то в кармане»: Москвичи, которые немножко крадут из магазинов, — о причинах воровства
«У вас что-то в кармане»: Москвичи, которые немножко крадут из магазинов, — о причинах воровства

«У вас что-то в кармане»: Москвичи, которые немножко крадут из магазинов, — о причинах воровства

«Я прошел цифровой детокс»
«Я прошел цифровой детокс» Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука
«Я прошел цифровой детокс»

«Я прошел цифровой детокс»
Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука

Школьные учителя — тиктокеры — о миллионах просмотров, отсутствии денег и респекте пятиклассников
Школьные учителя — тиктокеры — о миллионах просмотров, отсутствии денег и респекте пятиклассников
Школьные учителя — тиктокеры — о миллионах просмотров, отсутствии денег и респекте пятиклассников

Школьные учителя — тиктокеры — о миллионах просмотров, отсутствии денег и респекте пятиклассников

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»
«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед» Журналисты «Проекта», «Открытых медиа» и активистка — о статусе иноагента
«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»
Журналисты «Проекта», «Открытых медиа» и активистка — о статусе иноагента

Монологи людей, у которых давно (или никогда) не было отношений

Монологи людей, у которых давно (или никогда) не было отношений

Монологи людей, у которых давно (или никогда) не было отношений

Монологи людей, у которых давно (или никогда) не было отношений

«РПП живет со мной уже 20 лет»
«РПП живет со мной уже 20 лет» Как взрослые и успешные борются с булимией и анорексией. И почему боятся лечения
«РПП живет со мной уже 20 лет»

«РПП живет со мной уже 20 лет»
Как взрослые и успешные борются с булимией и анорексией. И почему боятся лечения

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

«Я выучил язык меньше чем за год»
«Я выучил язык меньше чем за год» Как заговорить на чужом языке и уехать за границу за считаные месяцы
«Я выучил язык меньше чем за год»

«Я выучил язык меньше чем за год»
Как заговорить на чужом языке и уехать за границу за считаные месяцы

Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта
Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта Открыточки, конфетки и Роза Люксембург
Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта

Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта
Открыточки, конфетки и Роза Люксембург

«Готов скупить все румяна мира»: Мужчины — о любимой косметике и уходе за собой
«Готов скупить все румяна мира»: Мужчины — о любимой косметике и уходе за собой
«Готов скупить все румяна мира»: Мужчины — о любимой косметике и уходе за собой

«Готов скупить все румяна мира»: Мужчины — о любимой косметике и уходе за собой

«Я правильно понимаю, что никто здесь не работает, да?» Горожане — о том, что они делают в Clubhouse
«Я правильно понимаю, что никто здесь не работает, да?» Горожане — о том, что они делают в Clubhouse
«Я правильно понимаю, что никто здесь не работает, да?» Горожане — о том, что они делают в Clubhouse

«Я правильно понимаю, что никто здесь не работает, да?» Горожане — о том, что они делают в Clubhouse

«Бабушка каждый раз предлагает куриный суп»: Веганы и вегетарианцы — о праздничных блюдах и Новом годе без оливье
«Бабушка каждый раз предлагает куриный суп»: Веганы и вегетарианцы — о праздничных блюдах и Новом годе без оливье
«Бабушка каждый раз предлагает куриный суп»: Веганы и вегетарианцы — о праздничных блюдах и Новом годе без оливье

«Бабушка каждый раз предлагает куриный суп»: Веганы и вегетарианцы — о праздничных блюдах и Новом годе без оливье

«2020 год — один из лучших в моей жизни»
«2020 год — один из лучших в моей жизни» Горожане, которые довольны уходящим годом, несмотря на все трудности
«2020 год — один из лучших в моей жизни»

«2020 год — один из лучших в моей жизни»
Горожане, которые довольны уходящим годом, несмотря на все трудности

Как живут дети с ВИЧ
Как живут дети с ВИЧ «Хочется не пить лекарства каждый день и не сдавать анализы так часто»
Как живут дети с ВИЧ

Как живут дети с ВИЧ
«Хочется не пить лекарства каждый день и не сдавать анализы так часто»

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии «Обычное покашливание я даже не замечаю»
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии
«Обычное покашливание я даже не замечаю»

Как будет работать первый в России свободный университет
Как будет работать первый в России свободный университет Проект создают уволенные преподаватели «Вышки»
Как будет работать первый в России свободный университет

Как будет работать первый в России свободный университет
Проект создают уволенные преподаватели «Вышки»

Белорусы в Москве — об акциях протеста у посольства
Белорусы в Москве — об акциях протеста у посольства «Такого не было все 26 лет президентства Лукашенко»
Белорусы в Москве — об акциях протеста у посольства

Белорусы в Москве — об акциях протеста у посольства
«Такого не было все 26 лет президентства Лукашенко»

Вчерашние школьники на выпускном 2020, который все же состоялся
Вчерашние школьники на выпускном 2020, который все же состоялся Выпускники рассказывают о выборе наряда, буллинге, первых отношениях и карантине
Вчерашние школьники на выпускном 2020, который все же состоялся

Вчерашние школьники на выпускном 2020, который все же состоялся
Выпускники рассказывают о выборе наряда, буллинге, первых отношениях и карантине

Михаил Кецкало — об изобретениях, помогающих пациентам с COVID-19
Михаил Кецкало — об изобретениях, помогающих пациентам с COVID-19 «В Москве пик заболеваемости плавно сходит на нет, хотя реанимации все еще заполнены»
Михаил Кецкало — об изобретениях, помогающих пациентам с COVID-19

Михаил Кецкало — об изобретениях, помогающих пациентам с COVID-19
«В Москве пик заболеваемости плавно сходит на нет, хотя реанимации все еще заполнены»

Москвичи — о том, почему останутся дома, несмотря на снятие ограничений
Москвичи — о том, почему останутся дома, несмотря на снятие ограничений «Я чувствую себя японским солдатом, который прячется в джунглях 40 лет после окончания войны»
Москвичи — о том, почему останутся дома, несмотря на снятие ограничений

Москвичи — о том, почему останутся дома, несмотря на снятие ограничений
«Я чувствую себя японским солдатом, который прячется в джунглях 40 лет после окончания войны»

Говорить «я не вижу разные цвета кожи, мы все одна раса — люди» — это просто отрицание проблемы
Говорить «я не вижу разные цвета кожи, мы все одна раса — люди» — это просто отрицание проблемы Как протесты в США заставили нас узнать о своих привилегиях
Говорить «я не вижу разные цвета кожи, мы все одна раса — люди» — это просто отрицание проблемы

Говорить «я не вижу разные цвета кожи, мы все одна раса — люди» — это просто отрицание проблемы
Как протесты в США заставили нас узнать о своих привилегиях

Sweet sixteen и карантин: Старшеклассники — о своей жизни в пандемию
Sweet sixteen и карантин: Старшеклассники — о своей жизни в пандемию «Недавно устраивала себе неделю без соцсетей. Это очень полезная штука, я всем, особенно подросткам, ее советую»
Sweet sixteen и карантин: Старшеклассники — о своей жизни в пандемию

Sweet sixteen и карантин: Старшеклассники — о своей жизни в пандемию
«Недавно устраивала себе неделю без соцсетей. Это очень полезная штука, я всем, особенно подросткам, ее советую»

«Одинокая женщина — синоним неудачницы»: Журналистка Саша Сулим — о стереотипах, давящих на одиночек
«Одинокая женщина — синоним неудачницы»: Журналистка Саша Сулим — о стереотипах, давящих на одиночек «Да это вообще не проблема, зачем об этом писать?»
«Одинокая женщина — синоним неудачницы»: Журналистка Саша Сулим — о стереотипах, давящих на одиночек

«Одинокая женщина — синоним неудачницы»: Журналистка Саша Сулим — о стереотипах, давящих на одиночек
«Да это вообще не проблема, зачем об этом писать?»

Сомнолог, уролог и рентгенолог — о том, как эпидемия поменяла их профессиональную жизнь
Сомнолог, уролог и рентгенолог — о том, как эпидемия поменяла их профессиональную жизнь Скучают ли они по своей работе до пандемии, куда делись бывшие пациенты и каково это лечить коллег?
Сомнолог, уролог и рентгенолог — о том, как эпидемия поменяла их профессиональную жизнь

Сомнолог, уролог и рентгенолог — о том, как эпидемия поменяла их профессиональную жизнь
Скучают ли они по своей работе до пандемии, куда делись бывшие пациенты и каково это лечить коллег?

ХОЧУ ЕЩЁ МАТЕРИАЛОВ