7 декабря, вторник
Санкт-Петербург
Войти
На месте19 октября 2021

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

Риелтору звонит потенциальный покупатель из Нового Уренгоя и говорит:

— Подберите, пожалуйста, квартиру в Петербурге. Миллионная улица, Итальянская…

— Секундочку, а что вы думаете про Петроградскую сторону?

— Нет-нет, это что-то странное. Нужна Миллионная, набережная Мойки — «золотой треугольник».

Пример типичного диалога приводит в своей лекции основатель агентства «Минаков-недвижимость» Александр Минаков. За 30 лет существования термин «золотой треугольник» изрядно девальвировался, но в самом центре Петербурга по-прежнему продают квартиры за 400 миллионов рублей (впрочем, как и 10-метровые студии за два миллиона).

Специальный корреспондент The Village Юлия Галкина сосчитала все жилые дома в границах «золотого треугольника», изучила рынок продажи и аренды, записала рассказы местных жителей и выяснила, кому сегодня нужны элитные квадратные метры в старом фонде.

Где находится «золотой треугольник»

Золотой треугольник (The Golden Triangle) — термин, связанный с наркоторговлей: так называют географическую зону в горных районах Таиланда, Мьянмы и Лаоса, «где в середине XX века возникла система производства опиума и торговли им». Почему-то словосочетание полюбили риелторы и туроператоры: «золотым треугольником» называют, помимо прочего, маршрут в Индии, три элитных университета Великобритании и центр Питтсбурга.

В Петербурге термин «золотой треугольник» появился, вероятно, в начале 1990-х. Специалисты по недвижимости, которых я опросила, не знают, кто первым в городе употребил словосочетание — но все они считают, что это был риелтор. «Я уверен, это как-то связано с тем, что рынок недвижимости в Петербурге формировался под влиянием американских риелторов. В первые [постсоветские] годы многие наши риелторы стажировались в Америке. В том же Нью-Йорке есть районы, которые названы по риелторскому принципу: например, Трайбека, который расшифровывается как Triangle Below Canal Street (треугольник ниже Канал-стрит, район в Нижнем Манхэттене. — Прим. ред.). У них — Роберт де Ниро живет в Трайбеке. А у нас — Михаил Боярский живет в „золотом треугольнике“. Мне кажется, без нью-йоркской Трайбеки в Петербурге не обошлось», — говорит основатель агентства «Минаков недвижимость» Александр Минаков.

Термин «золотой треугольник» используют не только риелторы, но и некоторые краеведы (а также историки и искусствоведы). Например, выпущенная в 2017 году книга Бориса Кирикова так и называется: «Золотой треугольник Петербурга». А впервые в краеведческой литературе этот термин употребили, вероятно, соавторы издания 1999 года «Реальный Петербург». «Золотой треугольник» — статусная часть Петербурга, нечто вроде дворцового холла с портретами предков», — писал журналист Дмитрий Губин в главе, посвященной территории между Невским, Фонтанкой и Невой. По его версии, история формирования «треугольника» выглядела так:

«Треугольник определился примерно в 1990 году. На смутном, болотистом рынке недвижимости островными вешками стояли пара риелторских агентств, а в небе хищно кружили маклеры. Эти стервятники знали каждую инспекторшу Горжилобмена, пикассовскими голубками нося туда зеленые долларовые листочки.

В отживающем СССР зарождалось поколение, хромающее от тесной обувки панельных окраин. Оно требовало отдельных, больших, просторных квартир (таковыми тогда считались трехкомнатные с десятиметровой кухней). Так начинался исход в Московский район с обильными «сталинками», на Ржевку со 137-й строительной серией и в исторический бублик Петербурга с круглой дыркой Дворцовой площади.

<…> Треугольник определился не столько в качестве района, сколько риелторской дефиниции. Именно здесь власть успела выбить дурь барских квартир мелкой дробью капитальных ремонтов, образуя вожделенные «трешки» и даже «четырешки». А пока еще безлошадным маклерам было сподручнее водить клиентов на Невским, чем куда-нибудь в глухую подмышку Петроградской стороны».

Из книги «Реальный Петербург», Д. Губин, Л. Лурье, И. Порошин

Читать

Cкрыть

В Москве больше прижился термин «золотая миля» — территориально это фешенебельный район центра, ограниченный Пречистенской набережной и улицей Остоженкой.

Границы петербургского «треугольника» варьируются. «Для себя я определяю „золотой треугольник“ по границе — Нева, Фонтанка, Невский проспект. У Бориса Кирикова в его одноименной книге граница проходит ближе — по каналу Грибоедова, но для меня как действующего специалиста по недвижимости не включать Итальянскую / Караванную несколько странно. С другой стороны, границы все же строгие: рекламные тексты объявлений о продаже квартиры на Гороховой или Моховой, которые пестрят понятием „золотой треугольник“, — вот это уже вызывает недоумение», — говорит специалист по недвижимости, автор блога @secretrealtor Глеб Сущевский.

На карте зон элитного жилья, которую разработали в компании Knight Frank, «золотой треугольник» гораздо больше предложенного Глебом (и большинством других экспертов). «Ориентировочно границы следующие: Дворцовая набережная, набережная Кутузова до Гагаринской улицы, Гагаринская улица, Моховая улица, набережная реки Фонтанки до Графского переулка, далее граница параллельно Невскому проспекту в продолжение Графского переулка и улицы Крылова до Адмиралтейского проспекта в районе пересечения с Вознесенским проспекта и до Адмиралтейской набережной», — перечисляет руководитель отдела исследований Knight Frank St Petersburg Светлана Московченко.

Татьяна Чистова

инженер-сметчик, жила на Гороховой улице, 31, недавно переехала за город, сейчас в этом доме живут ее дети

 Надо сказать, что, несмотря на капремонт, в доме не было центрального отопления. Стояла печка-голландка, которую уже на моей памяти, примерно в конце 1960-х, разобрали и поставили батареи и газовую колонку. На Гороховой, 31, у всех колонки, так что отключения горячей воды нам нестрашны. И, кстати, вода здесь самая вкусная в городе, мы называем ее «гороховой». Чай получается исключительный. Мы сейчас живем за городом, в квартире остались взрослые дети: они нам периодически привозят «гороховую воду» из-под крана.

В 1965 году этот дом вернулся с капремонта — с тех пор моя семья и живет в нем. Перекрытия тут — бетонные плиты, положенные на двутавр, а двутавры — ух какие! Но перегородки внутри квартир — шлакобетонные, кривые-косые. Зато несущие стены — старые, кирпичные: помню, мы делали ремонт, отдирали обои и находили газеты 1920–1930-х годов.

Соседский состав за десятилетия изменился достаточно сильно. Кажется, в моей парадной на девять квартир остались только две семьи, которые я помню с детских лет (сейчас в квартирах живут их внуки). В доме есть очень толковые мужики и приятные женщины: лет 15 назад они организовались и сами поставили ворота. Несмотря на то что это центр и во дворе есть большой сквер, у нас никто не дерется за машино-место. А если что-то случается, все выходят и помогают.

Помимо большого двора, есть крошечный двор-колодец: в последнем, несмотря на колоссальные стены, очень хорошая слышимость: звонки соседских будильников, разговоры и музыка — слышно все. Особенно летом, через открытые окна. Но к этому можно привыкнуть.

Вообще у нас дом с историей (формально речь о доме номер 29 по Гороховой улице, который примыкает к 31-му. — Прим. ред.). В XIX веке здесь была знаменитая булочная Филиппова. И позже булочная в доме не закрывалась — работала даже в блокаду в качестве пекарни. Лишь в начале 2000-х были четыре года, когда туда въехал безумный 24-часовой магазин, в котором торговали пивом и просроченным молоком. Но потом помещению вернули историческую функцию, и сейчас там булочная Вольчека: они почти воссоздали интерьер.

А над этой булочной была квартира, в которой жила известная в Ленинграде семья Франк-Каменецких. Одну из комнат скорее всего, сразу после революции снимал композитор Артур Лурье, к которому в гости ходила Анна Ахматова. Вскоре ему отказали от квартиры из-за этих визитов. Мои друзья правнуки Франк-Каменецких, они жили в этой коммуналке до недавнего времени. Ее расселили, и теперь там офисы.

Жизнь в центре Петербурга заметно изменилась. Сейчас на первых этажах Гороховой — сплошь кафе и магазины. На нечетной стороне — узкие тротуары, и часто случается проходить бочком мимо навесов и новеньких ступенек. С транспортом худо: Гороховая намертво стоит по 18 часов в сутки. Грязновато, отвратительный воздух.

Зато отовсюду рукой подать. И это место, где я родилась, знаю там каждую выбоину. Для меня это родина, я люблю все, мне не мешают шум и пыль, лавочки в полуподвалах. Но отдаю себе отчет в том, что это плохо.

Четыре года назад мы с мужем уехали за город, потому что выросли дети — и они ни в какую не захотели покидать Гороховую: это их дом, они в нем счастливы. Потом, мы собачники, а гулять по каналу Грибоедову для пса совсем не здóрово — зато за городом и ему, и нам хорошо.

Читать

Cкрыть

Какая недвижимость есть в «золотом треугольнике»

Я решила взять за модель компромиссный вариант «золотого треугольника» и провести третью границу не по Невскому проспекту, а по Гороховой улице. Таким образом, на территории «треугольника» оказались не только Караванная и Миллионная, но и, например, отрезки Казанской и Большой Морской. А сам ландшафт стал более диверсифицированным: теперь очевидно, что сравнительно недалеко от элитной Итальянской есть коммуналки Апраксина переулка и злачная Думская.

В таком «золотом треугольнике» я насчитала 263 жилых многоквартирных дома. Преимущественно это здания, построенные (перестроенные или надстроенные) в XIX веке. Среди зодчих, которые работали в «треугольнике», — Джакомо Кваренги, Константин Тон, Александр Пель, Николай Гребёнка, Иероним Китнер, Виктор Шретер, Павел Сюзор, Александр Бруни, Мариан Лялевич, Александр Лишневский и другие.

Большинство домов в старом фонде «треугольника» — с капитальным ремонтом, в основном советским. Он подразумевал переезд жильцов в маневренный фонд, откуда в первые годы их возвращали в те же — без перепланировки — коммуналки, позже — как правило, в другие дома в пределах района (реже — на прежнее место, в отделенную квартиру). Из-за комплексных ремонтов во многих зданиях исчезли исторические элементы, которые в наши дни добавляют недвижимости статусность и стоимость: камины, лепнина, деревянные двери.

В новое время первые капремонты тоже проводили именно в «золотом треугольнике», где появилось «первое элитное жилье в традиционном понимании этого термина», говорит Александр Минаков. «[В 1990-е] там устанавливали новые лифты — невиданные в те годы Otis. Создавали систему охраны, закрытые дворы. Ремонтировали вообще всё, основательно».

Относительно новых домов в «золотом треугольнике» — три с половиной. Это 18-квартирное здание на набережной Мойки, 49, спроектированное в архитектурной мастерской Юрия Митюрева и построенное в 2007 году; элитный дом на Итальянской улице, 12а, появившийся на рубеже тысячелетий; апарт-отель (по факту клубный дом) 2003 года на набережной Фонтанки, 1, — от бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры». Также новым можно считать доходный дом Вейдле на Большой Морской, 4, который «реконструировали» в 2007 году так, что о старом здании немного напоминает лишь фасад: в объявлении на ЦИАН постройку презентуют как «новый элитный дом».

Набережная реки Мойки, 49
Большая Морская, 4
Набережная Фонтанки, 1
Набережная Фонтанки, 1
Итальянская улица, 12а

Предложения в таких домах редки, а ценник в несколько раз выше среднего по квартирам в старом фонде «треугольника». 110-метровая двушка с премиальным ремонтом, техникой и мебелью в том же доме Вейдле стоит 90 миллионов рублей. А пятикомнатная (больше 340 квадратных метров) квартира в пентхаусе на Итальянской, 12а, — 240 миллионов.

Разница в ценах в старом фонде — едва ли не 200-кратная: от 2,3 миллиона рублей за микроскопическую (10 квадратных метров) студию в Апраксином переулке — наряду с Мучным переулком и Думской улицей это самая дешевая локация в границах «золотого треугольника»; до 400 миллионов рублей за 351-метровую (с почти шестиметровыми потолками!) видовую меблированную квартиру на Миллионной, самой дорогой улице в «треугольнике».

Устин Колбин

краевед, пятое поколение семьи живет на Казанской улице, 4

  Доходный дом Елизаветы Христофоровны Брунст вошел в XX век как дом церковной двадцатки, приходского совета Казанского собора. Точной даты вселения моей семьи в этот дом не сохранилось, но по преданию, она живет здесь с 1936 года, а до этого была квартира в дворовом флигеле на канале Грибоедова, 18–20, и комната в доме 24 по каналу. Виктор Андреевич Колбин, мой дед, делал стремительную карьеру и ко времени появления в доме был уже серьезным партхоз-работником, одним из создателей и руководителем внешнеэкономического объединения Союзпушнина, дававшего до четверти валютных поступлений в довоенном СССР. По нормам того времени ему досталась маленькая двушка со смежными комнатами.

К столетию постройки дома, в 1962–1964 годах имел место капремонт, в результате которого дом был безжалостно разграблен и окончательно осоветился. При выселении на время ремонта семьи отправляли по разным, в том числе и казенным квартирам, часть моей семьи попала в маневренный фонд в Мучном переулке. Многие прежние жильцы в этот дом уже не вернулись. В свою квартиру, уже без изразцовых печей, чугунных батарей и прочих мелкобуржуазных излишеств моя семья возвратилась с огромным трудом, потерей одного окна и 12 квадратных метров, отрезанных в пользу соседа.

Один из плюсов нашего дома — мало соседей и все всех еще недавно знали. Но жизнь вносит свои коррективы и ценз оседлости сменяется имущественным цензом, что давно уже стало причиной вялотекущего, но неагрессивного недопонимания между старожилами, людьми (само)достаточными и иноверцами. Здание формирует замкнутый двор с открыточным домом Кохендорферов, и вопрос парковки всегда актуален. Есть три коммуналки, которые временами оживляют наши будни, но принципиально ни на что не влияют. В каждой из них тлеет свой внутренний конфликт, который решается с течением времени и естественной убылью противоречий.

На моей памяти дом пережил несколько «особых» периодов, один из которых был связан с жильцами, а два других — с маниакальной страстью повысить инвестиционно-туристическую привлекательность Санкт-Петербурга за счет качества жизни его жителей. Во второй половине 1990-х мы пережили нашествие [девушек], фанатично преданных вокалисткам группы «Ночные Снайперы», которые квартировали в нашем доме. Но с закрытием соседского пивняка и отъездом объектов поклонения в Москву этот неприятный период благополучно закончился.

Затем начался период обороны от инициативы создания гостиничного кластера, под который хотели отдать весь квартал, ограниченный переулком Тюленина, Казанской улицей, Казанской площадью и каналом Грибоедова. Но получилось как и с Апраксиным двором (проекты реновации Апраксина двора разрабатывают не первое десятилетие, но ни один из них не смогли реализовать. — Прим. ред.).

Сейчас мы переживаем период звукового давления. Дом попадает в зону звукового поражения от так называемого «адского пятака» — территории низкопробных баров и прочих сомнительных заведений на улицах Думской, Ломоносова, канале Грибоедова. Если открыть окна, особенно летом, будет круглосуточная дискотека, а с Казанской площади по ночам будет доноситься лезгинка всех мастей, рокот моторов и запах жженой резины. А если окна не открывать, то вас все равно достанет инфразвук из базуки заниженного таза.

Но, как говорил один мудрый еврей, Наум Шимонович Раскин, живший с нами по соседству, и это пройдет… Эпохи и периоды жизни дома меняются, а старожилы и краеведы как жили здесь, так и будут жить.

Читать

Cкрыть

Как термин «золотой треугольник» помогает продавать квартиры


Просматривая объявления на ЦИАН и прочих продающих ресурсах, я постоянно встречала упоминания «золотого треугольника» как географического ориентира и статусного маркера. Вот несколько примеров (орфография и пунктуация — авторов):

«Замечательная квартира в самом „сердце“ Санкт-Петербурга — в „золотом треугольнике“ — на Невском проспекте, дом 54, в трех минутах пешком от метро „Гостиный Двор“».


(трешка за 22 миллиона рублей со сносным евроремонтом и наборным дубовым паркетом)

«Квартира в „Золотом треугольнике“. Недвижимость это про место».


(бывший мини-отель с дизайном номеров в сочных цветах; пять комнат в Аптекарском переулке, 4, за 63 миллиона рублей)

«Квартира находится в ЗОЛОТОМ ТРЕУГОЛЬНИКЕ (историческом центре) в шаговой доступности все главные исторические достопримечательности!»


(трешка с внезапной колонной в коридоре за 35 миллионов рублей в Волынском переулке, 4; в объявлении уточняют, что «соседи все приличные культурные люди»)

«Продается просторная трехкомнатная квартира в самом центре Санкт-Петербурга, в „Золотом треугольнике“, у Александринского театра».


(порядочно «уставшая» трехкомнатная квартира на площади Островского, 9, за 26 миллионов рублей)

Все специалисты по недвижимости, которых я опросила, сказали, что в рабочей практике используют термин «золотой треугольник».


Александр Гиновкер

генеральный директор агентства недвижимости «Невский простор»

  Я один из специалистов [по недвижимости в «золотом треугольнике»]: мы там очень много и продавали, и сдавали в аренду, и продолжаем этим заниматься. Термин помогает [в продвижении объектов], потому что [потенциальному покупателю] сразу понятно, о чем речь: что это самые топовые варианты. Хотя надо честно сказать, недвижимость в «золотом треугольнике» очень неоднородная.


Глеб Сущевский

специалист по недвижимости, автор блога @secretrealtor

  Занимаясь реализацией квартиры в «золотом треугольнике», в рекламном тексте я, безусловно, буду использовать этот термин. Потому что «золотой треугольник» — статусное понятие. А вот если человеку нужно разобраться в городе и приобрести недвижимость, не посоветую уповать на «золотой треугольник».


Александр Минаков

основатель агентства «Минаков-недвижимость»

  [Словосочетание «золотой треугольник»] задает ориентир. Мы можем сравнивать и говорить: «Ваша квартира в „золотом треугольнике“, поэтому поставим цену повыше, чем в доме через дорогу, который не попадает в границы „треугольника“ (Александр поясняет, что такая ситуация складывается, например, в начале набережной Фонтанки, нечетная сторона которой оказалась в „золотом треугольнике“, а четная, с похожей застройкой, — нет. — Прим. ред.)

Как устроен малый девелопмент в «золотом треугольнике»

В 1993 году гендиректор агентства недвижимости «Невский простор» Александр Гиновкер вместе с компаньонами начал расселять коммуналки в парадной на набережной Фонтанки, 25, — в доме Екатерины Федоровны Муравьевой (матери декабристов). «Там богатая входная группа, видовые квартиры», — говорит риелтор. Малый девелопмент — расселение, согласование и постройка мансарды, ремонт парадной — в совокупности занял 20 лет. Сейчас в парадной — шесть квартир, по одной на этаже. Их сдают в аренду.

Аренда квартир на Миллионной, улице с самым дорогим квадратным метром в «золотом треугольнике», как ни странно, не поражает воображение количеством нулей. Ценник — от 30 тысяч рублей в месяц за однушку («СТРОГО ДЛЯ СЛАВЯН!!!» — орет капслоком автор объявления) до 160 тысяч в месяц за видовую четырехкомнатную в парадной без лифта. За месячную аренду двушки в Мучном переулке просят 50 тысяч («сдается русским гражданам, можно с детьми и с животными»); 100 тысяч — за 120-метровую на Большой Конюшенной, 1 («на длительный срок квартира в Золотом треугольнике»); 500 тысяч — за четырехкомнатную квартиру Анастасии Волочковой с дизайном в духе капромного рококо, на Итальянской, 4.

Тренд последних лет — расселять коммуналки и «нарезать» из них микростудии — в «золотом треугольнике» проявился, как и в других исторических местах Петербурга. Правда, масштабы уступают, например, Васильевскому острову: в историческом центре осталось не так много подходящих квартир. Но именно такие — демпинговые — предложения пока еще позволяют приобрести скудные квадратные метры в сильно реновированном старом фонде людям, у которых на счету нет восьмизначных сумм. Так, 17-метровая студия на Миллионной, 25, стоит меньше четырех миллионов рублей, почти столько же просят за 19-метровую студию на Гороховой, 48.

За 30 лет в «золотом треугольнике» стало значительно меньше жителей. «Мой сын ходит в сад на площади Искусств, 4, и там крайне мало детей в группах», — рассказала мне одна из собеседниц. «Раньше ты был „силовым предпринимателем“, тебе было 20–30 лет, и, чтобы сделать себе хорошую квартиру, ты расселял и выкупал коммуналку в центре. Теперь тебе 50–60, нуждаешься в консьерж-сервисе, отапливаемом паркинге и грузовом лифте. Это одна из причин, почему „золотой треугольник“ превращается в историю не про „жить там, где круто“, а про владение недвижимостью как активом. С годами „золотой треугольник“ становится все менее жилым», — говорит Глеб Сущевский. Его коллега Александр Минаков добавляет, что в «золотом треугольнике» много недвижимости, «которая оказалась в чьей-то собственности, но фактически необитаема».

При этом местность, в которой сосредоточен весь цвет петербургских достопримечательностей — Эрмитаж, Русский музей, Казанский собор, Летний сад и так далее — невероятно туристифицировалась. Почти в каждом доме есть апартаменты или мини-гостиницы, которые можно арендовать на booking.com или «Авито».

Мария Балацкая

математик, арендует квартиру на Гороховой улице, 27

  Меня раздражает словосочетание «золотой треугольник». Это очень коммерческий термин. Мне-то важны исторический Петербург и старый фонд. А «золотой треугольник» — просто про что-то элитное.

Я родилась и выросла в Петербурге, мои мама и бабушка тоже отсюда. Бабушка выросла на Коломенской, дедушка — на Невском, а когда они встретились и поженились, им дали квартиру на Московском проспекте, за Обводным каналом. С тех пор в семье считается, что мы «уехали из города». И мама, и я всегда думали, что надо жить по другую сторону Обводного. Так что, когда два года назад я искала отдельное жилье, рассматривала только центр.

Найти подходящую квартиру, как ни странно, оказалось не сложно. Я выбирала между вариантом на Гороховой и квартирой на Загородном. Вышла с просмотра, заглянула в аптеку в доме напротив. А там: парадная — такая! И лестница — такая! И двери — такие! И резные шкафы, и люстры… Я поняла, что жить надо здесь, потому что я хочу, чтобы рядом была эта аптека.

Наш дом — обычный, четырехэтажный, с кафе внизу и двором-колодцем. Ничего примечательного в нем нет: ни черных лестниц, ни чердаков. Но окна вот большие на лестнице, как-то захожу в парадную, а там солнце бьет в эти окна и тени кованых перил на ступеньках. Зашла в квартиру, вынесла табуретку, акварель и прямо там села рисовать.

С другой стороны, типичных проблем — например, с напором воды или отсутствием мусорных баков — в доме тоже нет. Единственное — тут шумно. В первую ночь я проснулась от цоканья копыт. Выглядываю в окно и вижу, что там лошади. И так каждую ночь. Потом привыкла.

В доме было несколько больших квартир, сейчас они поделены на маленькие. По-моему, почти все сдают в аренду. Знаю, что этажом ниже был мини-отель, но вроде бы жильцы проявляли недовольство — и в итоге отель выселили. Теперь там тоже сдают жилье, дверь всегда открыта, доносятся благовония.

В центре Петербурга много воды и широких улиц. Летом выхожу бегать вдоль набережных, зимой влажность лютая, бегаю наоборот поперек воды, по Гороховой, Невскому, ускоряясь на мостах, чтобы не замерзнуть, интервальный бег такой. Улицы окрестные перекрывают время от времени, как-то час не могла домой попасть.

Вообще тут много событий, жизни. Бывает, что друзья выходят в центр на прогулку, как-то, проходя под моими окнами, позвали присоединиться прямо голосом, без телефона, как в детстве. Не смогла не выйти.

Иногда мне хочется уехать из центра, но такие мысли быстро проходят. Когда-нибудь я накоплю денег на собственную — хотя бы небольшую — квартиру не очень далеко отсюда. А, впрочем, может быть, уеду туда, где потише — в Коломну, на Загородный или Петроградскую.

Читать

Cкрыть

Анна Абрашина

художница, работает в мастерской на Невском проспекте, 24

  Мы живем в эпицентре городской жизни. Когда здесь проходят крупные мероприятия, сложно попасть в дом. Ты всегда должен иметь при себе документы. Например, когда были волнения в связи с политическими событиями, местные дети не могли перейти Невский, чтобы добраться из школы домой. Сложно с уличными музыкантами, которые превышают все возможные нормы по децибелам, а зрители занимают тротуары, и, чтобы их обогнуть, приходится идти по проезжей части.

А плюс местной жизни в том, что ты выходишь из дома и сразу оказываешься в музее. Прямо сейчас я иду мимо Корпуса Бенуа — жду, когда поменяется выставка, чтобы сходить на нее.

Моя мастерская находится в мансардном этаже — также мастерские есть в подвальных помещениях, ими заведует Союз Художников. Сам дом при этом — жилой, форма управления — товарищество собственников жилья (ТСЖ — Невский, 22–24). Раньше здесь было огромное количество коммуналок, сейчас я знаю только одну. Остальные выкупили и расселили — в доме живут состоятельные люди. Какого-то явного сообщества жильцов нет, но есть специфические объединения: например, команда людей которые кормят и возят на стерилизацию кошек на Малой Конюшенной — там знаменитый огромный прайд в подвале дома Шведской церкви.

Во дворе немецкая община Петрикирхи два раза в неделю кормит бездомных и просто одиноких пожилых людей. А еще два года назад мы с соседями по Конюшенному кварталу практически спасли бездомную девушку — в соцсетях и СМИ ее назвали Мультяшкой.

Наш дом строила немецкая община (изначально это Дом немецкой лютеранской церкви Св. Петра; его возвели в XVIII веке, перестроили в XIX веке и надстроили двумя этажами в начале XX века. — Прим. ред.). Они были среди первых в городе, кто провел водопровод. По сравнению с другими районами у нас очень хорошая вода (см. также рассказ Татьяны Чистовой про «гороховую воду». — Прим. ред.). В некоторых местах сохранились старые радиаторные батареи — красивые, чугунные. Во дворе находится местная котельная. В общем в плане быта у нас все довольно приятно организовано.

В доме есть и апартаменты, и отели — в том числе большая гостиница, переделанная из коммуналки, с отдельным входом: в ней работают красивые горничные в белых фартуках. Знаю, что не все жильцы рады такому соседству. На нашей лестнице апартаментов пока нет, и это хорошо, ведь иначе были бы посторонние люди, курение. Кроме того, прямо над лестницей проходят газовые трубы. Шесть лет назад в соседнем корпусе взорвалась такая же газовая труба, был серьезный пожар с жертвами.

Читать

Cкрыть

Кто сегодня покупает жилье в «золотом треугольнике»

В 1990-х исторический центр Петербурга стал элитным в том числе за отсутствием альтернатив. «Новые дома почти не строили. Был в основном старый фонд — чаще всего расселенные коммуналки, иногда очень большие: по 400–500 квадратных метров, по 20 комнат. И это было самое шикарное жилье», — говорит Александр Гиновкер.

Со второй половины 2000-х в Петербурге начался строительный бум (и продолжается в наши дни). «Глухая подмышка Петроградской стороны» потеснила в рейтинге статусного жилья «золотой треугольник» (в котором нет места для нового строительства). Здесь, на Большой Пушкарской, 1/8, продают самую дорогую квартиру на вторичном рынке Петербурга — двухэтажные апартаменты а ля «наш маленький Версаль». Нувориши отправились в элитные новостройки на Крестовском острове — со свежей инфраструктурой и паркингами. В 2010-е элитным попытался стать соседний Петровский остров, но что-то пошло не так. За вычетом квартиры на Большой Пушкарской самое дорогое жилье в черте города — на еще одном острове в Петроградском районе, Каменном: 85–530 миллионов рублей за квартиру в одном из нескольких новых жилых комплексов.

В «золотом треугольнике» жилье сегодня покупают в основном иностранцы, неосведомленные приезжие из регионов, москвичи и богатые петербуржцы с незакрытым гештальтом, которые любят старый фонд.


Светлана Московченко     

руководитель отдела исследований Knight Frank St. Petersburg

  Исключительно локацией «золотого треугольника» интересуются иногородние покупатели старше 40 лет: представители иностранных государств либо жители Москвы и некоторых регионов России. Петербуржцы, как правило, предпочитают рассматривать для покупки жилья более широкий радиус.


Александр Гиновкер         

генеральный директор агентства недвижимости «Невский простор»

  Иностранцы до сих пор достаточно много покупают в «золотом треугольнике». Если позволяют финансы, они хотят жить в самом центре, где сосредоточена вся культура: музеи, театры, хорошие рестораны. Ну и есть категория состоятельных людей — в основном это топ-менеджеры «Газпрома» и других компаний, собственники бизнесов, которые мыслят примерно так: «Коль скоро судьба занесла меня в этот город, я хочу жить в таком месте, чтобы было понятно, что я именно в Петербурге».

Наталия Сафронова

живет в Конюшенном переулке, 1

  Я считаю, что сейчас тема «золотого треугольника» немного не актуальна. Приличную недвижимость здесь раскупили, коммуналок почти не осталось. Предложения — дорогие. А если это «бабушкины квартиры», то придется вдобавок вложить много денег в ремонт и реконструкцию (тут бывают и перекрытия исключительно деревянные, и старые коммуникации). Так что люди сейчас сто раз подумают, покупать ли квартиру в «золотом треугольнике».

Это квартира моих родителей, я живу в ней с рождения. Когда-то она была частью большой коммуналки, но после капремонта 1961 года ее отделили. За стенкой у нас квартира с таким же номером, но с литерой «а» — тоже часть бывшей коммуналки.

Капремонт в доме был беспощадный. Мама рассказывала, что до 1961-го у нас были подоконники из красного дерева, а на парадной лестнице стоял камин. Я помню, что какое-то время на этой лестнице еще сохранялись кольца для ковров (элементы ковродержателей. — Прим. ред.).

В парадной было шесть квартир (в 1990-х здесь выкупили мансарду — и там организовали еще две квартиры). Мы с родителями знали всех жильцов, общались, ходили друг к другу в гости, отмечали праздники. Сейчас из этих шести квартир осталась только одна со старожилами. Многие квартиры в доме сдают, есть мини-гостиницы, которые нарезали из коммуналок (последняя ушла в прошлом году, остальные давно расселили). Особых проблем из-за этого нет. Если кто-то шумит, достаточно позвонить куратору съемной квартиры. Все адекватные, извиняются и обещают, что такого не повторится.

Из больших плюсов — месторасположение. В пешеходной доступности — театры, музеи, Дворцовая площадь. Я могу смотреть салют из окна. Из минусов: здесь довольно шумно (особенно летом), проблемы с парковкой, нет больших сетевых магазинов. Но никто из людей, которые живут здесь достаточно давно, не собирается уезжать. Всех все устраивает. Потому что это историческое место: возвращаясь после долгого отсутствия, ты осознаешь, что живешь в красивом городе.

Читать

Cкрыть

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля»
20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля» The Village публикует съёмку квартала с современной архитектурой, который сформировался между Остоженкой и Пречистенской набережной, и говорит с архитекторами, которые изменили этот район
20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля»

20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля»
The Village публикует съёмку квартала с современной архитектурой, который сформировался между Остоженкой и Пречистенской набережной, и говорит с архитекторами, которые изменили этот район

«Я живу в элитном ЖК „Парадный квартал“ (Петербург)»
«Я живу в элитном ЖК „Парадный квартал“ (Петербург)» Жительница нового квартала в историческом центре города — о соседстве с высокопоставленными чиновниками и чувстве обособленности
«Я живу в элитном ЖК „Парадный квартал“ (Петербург)»

«Я живу в элитном ЖК „Парадный квартал“ (Петербург)»
Жительница нового квартала в историческом центре города — о соседстве с высокопоставленными чиновниками и чувстве обособленности

Студия в центре за 2 миллиона: Как петербургские коммуналки переделывают в микроквартиры
Студия в центре за 2 миллиона: Как петербургские коммуналки переделывают в микроквартиры Рассказывают авторы перепланировок и их соседи
Студия в центре за 2 миллиона: Как петербургские коммуналки переделывают в микроквартиры

Студия в центре за 2 миллиона: Как петербургские коммуналки переделывают в микроквартиры
Рассказывают авторы перепланировок и их соседи

«Я живу в особняке на Крестовском острове» (Петербург)
«Я живу в особняке на Крестовском острове» (Петербург) Тайник с деньгами, музей кирпича и двое старожилов
«Я живу в особняке на Крестовском острове» (Петербург)

«Я живу в особняке на Крестовском острове» (Петербург)
Тайник с деньгами, музей кирпича и двое старожилов

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий

Главные сериалы этой зимы

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы

Первая полоса

Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий
Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий Дюрер в Эрмитаже, Луна, Дельфин и спецпоказ первой «Матрицы»
Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий

Чем заняться в Петербурге на этой неделе: 30 событий
Дюрер в Эрмитаже, Луна, Дельфин и спецпоказ первой «Матрицы»

Главные сериалы этой зимы

Главные сериалы этой зимы«Эйфория», «Как я встретила вашего папу» и продолжение «Секса в большом городе»

Главные сериалы этой зимы

Главные сериалы этой зимы «Эйфория», «Как я встретила вашего папу» и продолжение «Секса в большом городе»

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»
Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»
Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Как уместить все на 20 квадратных метрах: Микроапартаменты в апарт-отеле у «Ботанического сада»

Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется
Промо
Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется
Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется
Промо

Чек-лист: 7 признаков, что вы питаетесь правильнее, чем кажется

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы
8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы А также ключевые изобретения их героев
8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы

8 фильмов о дизайнерах: От Баленсиаги до Маржелы
А также ключевые изобретения их героев

Свежий воздух и безопасная среда
Промо
Свежий воздух и безопасная среда Почему спортивные площадки на территории ЖК стали так актуальны
Свежий воздух и безопасная среда
Промо

Свежий воздух и безопасная среда
Почему спортивные площадки на территории ЖК стали так актуальны

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату
Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату И можно ли принимать предложение о работе только ради денег
Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату

Когда стоит соглашаться на меньшую зарплату
И можно ли принимать предложение о работе только ради денег

Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара
Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара
Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара

Какие продукты покупать и что из них готовить зимой: Рассказывают шеф-повара

«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию
«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию «Что может быть тупее рассола? Но через него можно выйти на тему Просвещения»
«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию

«Славяне и татары»: Интервью с арт-группой, которая уже 15 лет изучает Евразию
«Что может быть тупее рассола? Но через него можно выйти на тему Просвещения»

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть в выходные
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть в выходные

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki
Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki
Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki

Царство тунца в Thunnus и берлинский стрит-фуд-бар Kiki

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Подпишитесь на рассылку