Над чем шутят мигранты Петербургская художница Ольга Житлина и испанец Йон Иригойен рассказали The Village о том, как они организовали первый в России конкурс анекдотов среди мигрантов

Над чем шутят мигранты

«Визовый режим со странами Средней Азии и Закавказья — это совершенно нормальная тема!» — говорит человек, чем-то похожий на Алексея Навального. «В качестве ответной меры придётся ввести визовый режим в маршрутках и на рынках!» — парирует Ходжа Насреддин. Это один из анекдотов, которые рассказали петербургские мигранты в рамках конкурса шуток — он проходил в Петербурге всю весну, завершился 12 июля: победители получили символические пять тысяч рублей на троих. Главная цель проекта, впрочем, не обогащение, а несерьёзный разговор о серьёзных вещах: рабский труд, ксенофобия, бюрократия, бедность. Почти каждые выходные мигранты собирались в различных заведениях города и разговаривали с художниками, правозащитниками и социологами. Конкурс организовала петербургская художница Ольга Житлина, а на финальном этапе к ней присоединился испанский коллега Йон Иригойен — сам, в общем-то, мигрант (шесть лет назад переехал в Хельсинки). The Village поговорил с Ольгой и Йоном о том, что общего у финских и российских ксенофобов, а также о том, почему мигрантам на самом деле не до шуток. 

 

Ольга Житлина

художница

Йон Иригойен

художник

 

   

 

– Как получился конкурс шуток Ходжи Насреддина?

Ольга: Всё началось с поездки в Таджикистан несколько лет назад в рамках проекта «Художник и общество». Один из проектов — мы его делали совместно с Алехандро Ромиресом, который занимается кино, — был про героя местного фольклора Ходжу Насреддина. Мы начали искать этого персонажа, подходили к людям и спрашивали у них: «Где Ходжа Насреддин?» Кто-то рассказывал, что Насреддин ездил в Россию на заработки, а кто-то просто отказывался говорить по цензурно-политическим соображениям: боялись, что, как в сталинские времена, пошутишь, а потом не вернёшься домой. Таджикистан — ещё более тоталитарная страна, чем Россия, сложно оценить степень реальности угрозы, но степень паранойи и осторожности точно велика. Потом я пару лет искала возможность продолжить этот проект и в итоге получила грант от Кёльнской академии искусств мира на конкурс, книгу и фильм. 

— Как вы находили участников конкурса? Мигрантское сообщество в Петербурге очень закрытое, неохотно принимает чужаков. 

Ольга: В Таджикистане у многих есть время, люди очень приветливы и гостеприимны. Каждый день несколько человек приглашали нас на обед, ужин или завтрак. Но в Петербурге мы столкнулись с проблемой: даже если люди хотят общаться, у них нет времени. Мигранты в России подвергаются сверхэксплуатации, работают по 14–16 часов, зачастую без выходных, особенно велика эксплуатация среди своих же: мы проводили много встреч в разных чайханах города, там у некоторых официантов был выходной раз в год, у других не было вообще. В сетевых продуктовых магазинах распространена схема, когда аутсорсинговая компания заключает контракт с мигрантами и магазином, и в итоге прямой контракт между работодателем и работником отсутствует — это ещё один путь для сверхэксплуатации. Мигрантов штрафуют по любому поводу: например, молодой человек, который работает на фабрике «Марс», производящей шоколадки, рассказал нам, что если ты опоздал или покурил, с тебя берут штраф. 

Найти первых участников нам помогла организация «Дети Петербурга»: их волонтёры обучали детей, а мы, получается, развлекали родителей. Потом те стали звать своих знакомых. Приходили не только трудовые мигранты: например, была женщина из Армении, которая давным-давно стала россиянкой, — всё то, что сейчас испытывают на себе трудовые мигранты, она пережила 10 лет назад. Были даже внутренние мигранты: женщина из Иркутска, которая переехала в Петербург в конце 80-х, — тогда все не любили лимиту. 

— О чём вы говорили?

Ольга: Были, например, оживлённые дискуссии на гендерную тему. Мы спрашивали: что делать, если жена живёт в Центральной Азии, муж поехал на заработки в Россию — сначала звонил, присылал деньги, а потом перестал. Сказал: «У меня тут другая семья, денег присылать не буду». Что должна ответить жена? Все мужчины из Центральной Азии — стран с патриархальным укладом — говорили, что она должна каким-то образом спасти семью. А женщины парировали: «Ну и чёрт с ним, теперь наконец-то надену джинсы, а детей тебе вышлю бандеролью». 

— У многих мигрантов в Петербурге довольно тяжёлая жизнь, до юмора ли им?

Ольга: Люди попадались очень разные, некоторые с хорошим чувством юмора. Например, мужчины лет сорока, отслужившие в советской армии и считающие Россию своей страной: они столкнулись и с расизмом, и с дискриминацией — но за счёт человеческих качеств, общительности благополучно преодолевают сложности. Но, да, были и люди со страшными историями: например, те же мужчины приводили своих знакомых, которые побывали в рабстве под Петербургом — их увезли в лес, заставили собирать ягоды и раз в неделю привозили еду. А иногда не привозили. В итоге всё разрешилось: из леса их вывезли и заплатили за несколько месяцев шесть тысяч рублей на всех. Один из участников рассказывал, что он служил в армии в Сибири, а потом его в Петербург позвала родная племянница. Он поехал, а она забрала его паспорт — и он оказался на стройке без зарплаты на несколько месяцев. Всё закончилось тем, что его избили и только через больницу он смог вернуть паспорт и уехать обратно в Узбекистан. Но, несмотря на всё пережитое, он опять поехал в Россию, и сейчас у него дела идут более-менее благополучно. 

— Расскажите о троих победителях конкурса.

Ольга: Это не столько о победителях, сколько об участии и представлении историй. Победителей мы выбирали волюнтаристски: попросили женщин-мигранток из числа участниц проекта посоветоваться — и они выбрали трёх молодых людей, двух из Узбекистана и одного из Таджикистана, Авзала, Равшана и Саида. Одна из историй, которую они рассказали: Насреддина поймали полицейские и держали в отделении три дня, при этом не кормили. Насреддин сказал: «Либо стреляй — либо хлеб давай». На что полицейские ответили: «Это отделение, а не хлебопекарня». Скорее грустная история.

— В последний день конкурса вы организовали проект мобильной дискотеки — проехали с саунд-системой по Невскому проспекту и Апраксину двору. Звучала музыка в том числе из Центральной Азии, с Кавказа — у нас её ещё называют «музыкой маршруток», она многих раздражает. А как реагировали случайные прохожие в вашем случае? 

Йон: «Мобильная дискотека» — проект интервенции в общественное пространство. Цель — собрать разные группы людей (местных, иностранцев) и вернуть нам улицы. Меня вдохновили колумбийские саунд-системы: организаторы приезжают с ними в какое-либо место — и там начинается большая вечеринка. Конечно, на Невском многие не понимали, что происходит. Но в основном всё было позитивно: те, кто ехал в машинах, радостно сигналили. По Невскому мы ехали всего минут 10, потом отправились в Апраксин двор. На рынке танцевали все. Меня особенно поразила танцующая женщина лет 50–60, родом из Узбекистана, в красивом традиционном костюме. Люди на рынке подходили и приглашали в гости в свою страну. Я бы поехал. Я много путешествую, но в Таджикистане или Узбекистане ни разу не было. Зато много путешествовал по Латинской Америке — и люди там во многом похожи на жителей Центральной Азии. 

— Вам известны какие-нибудь другие хорошие арт-проекты, связанные с мигрантами?

Йон: Мы делали в Хельсинки проект с женщинами из Северной Африки — Марокко, Ирака, Ирана, Ливии. Они живут в одном из пригородов финской столицы и нередко сталкиваются с ксенофобией. Мы создали сад в одном заброшенном местечке, трудились вместе с соседями этих женщин — финнами, а также студентами. Там же организовал вечеринки — но не такие, где все напиваются. В моей родной Испании вечеринки — не про алкоголь, а про встречу, танцы. 

— Есть ли что-то общее между теми проблемами, которые мигранты испытывают здесь, в Петербурге, и, например, в той же Финляндии?

Йон: Я переехал в Хельсинки шесть лет назад и неоднократно попадал в ксенофобские ситуации. Финляндия становится всё более ксенофобской и расистской. Так, одна нетрезвая женщина сказала мне, что раз я не финн, то должен вернуться в свою страну. Когда я защищал PhD в университете в Хельсинки, у меня возникли проблемы с бумагами — читая бюрократия, которая вгоняла в стресс. И, опять же, я услышал комментарий в свой адрес: «Если у тебя столько проблем — может, тебе уехать?» Однажды мы обсуждали с сотрудницей страховой компании разные виды страховок, и она сказала: тот вид страховки, который мне нужен, не покрывает расходы в случае, если я что-то украду в супермаркете. Очень глупый комментарий. Местные боятся, что приезжие украдут у них работу, но передвижение людей — естественный процесс, так было всегда. В старой Европе низкая рождаемость, и единственный способ это исправить — приезжие: они позволяют экономике развиваться. 

— В Петербурге не первый год существует программа «Толерантность», на неё выделяют немаленькие деньги, но, по моим ощущениям, она как-то не очень работает. Почему?

Ольга: Сложно сказать. Может быть, деньги разворовываются? Меня вообще смущает слово «толерантность» — терпимость: подразумевает не равенство, а лишь то, что кто-то кого-то терпит. Те мигранты, с которыми мы общались в рамках проекта, влияния этой программы на свою жизнь вообще не заметили. 

Иллюстрации: Анна Терешкина

фото: Йон Иригойен, Joshik Murzakhmetoff

 

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

В брошюре о толерантности мигрантов изобразили в виде шпателя и веника Комитет по внешним связям опубликовал «Справочник трудового мигранта», где рабочих изобразили в виде шпателя, валика, веника и кисти. В него вошли советы и ситуации, с которыми сталкиваются приезжие.
Майкл Кит: «Конфликты с мигрантами — это борьба одних бедняков с другими»
Майкл Кит: «Конфликты с мигрантами — это борьба одних бедняков с другими» Глава центра исследований миграции Оксфордского университета Майкл Кит рассказал The Village, почему не надо бояться гетто, какие города выживут в будущем и как избежать беспорядков в Бирюлёве.
Майкл Кит: «Конфликты с мигрантами — это борьба одних бедняков с другими»

Майкл Кит: «Конфликты с мигрантами — это борьба одних бедняков с другими»
Глава центра исследований миграции Оксфордского университета Майкл Кит рассказал The Village, почему не надо бояться гетто, какие города выживут в будущем и как избежать беспорядков в Бирюлёве.

Исследователи мигрантов о памирских свадьбах, узбекских лепёшках и киргизских дискотеках
Исследователи мигрантов о памирских свадьбах, узбекских лепёшках и киргизских дискотеках The Village узнал у исследователей московских сообществ мигрантов о тайном Киргизтауне внутри Москвы, о том, как отличить азербайджанское кафе от узбекского и чего боятся киргизские девушки
Исследователи мигрантов о памирских свадьбах, узбекских лепёшках и киргизских дискотеках

Исследователи мигрантов о памирских свадьбах, узбекских лепёшках и киргизских дискотеках
The Village узнал у исследователей московских сообществ мигрантов о тайном Киргизтауне внутри Москвы, о том, как отличить азербайджанское кафе от узбекского и чего боятся киргизские девушки

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

Силовики под видом покупателей на «Юле» задержали москвича и отвезли в военкомат

Где он сейчас?

Полицейские силой забрали студентов Финашки из общежития в военкомат

Где они находятся сейчас?

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»

Жительницу Казани оштрафовали за плакат «Я люблю своего папу»

В отделе полиции силовики издевались над девушкой

В челябинском детсаду попросили не одевать детей в Бэтмена на новогодние утренники

И предложили альтернативу

Матвиенко предложила оснастить все сельские клубы баянами и гармонями за госсчет

Сколько это может стоить?

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечноПолная история

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно Полная история

Глава СК Бастрыкин получил премию «юрист-правозащитник года»

Угадайте, какую премию получил чиновник из «ДНР»?

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»

Как отреагировали коллеги Алексея Коростелева на его увольнение с «Дождя»

А также что сказал главред телеканала Тихон Дзядко и сам Коростелев

«Счастлив это рвать»: В Хабаровске уничтожили книги, «пропагандирующие ЛГБТ»

Что говорят об этом сами активисты?

Эксклюзив The Village: Библиотеки прямо сейчас прячут от читателей книги иноагентов

Их уже нельзя заказать онлайн и взять на месте

В России появятся казачьи факультеты

Какие предметы будут изучать студенты новых направлений?

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole

Бар в Петербурге уволил официанта, который носил жетон с символикой ВСУ

Как быстро отреагировало руководство заведения и при чем тут «Мужское государство»?

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Сайты Elle, Elle Girl и Elle Decoration прекратят работу

Московские рестораны из списка Michelin не смогут подтвердить свой статус в 2023 году

Смогут ли они упоминать об уже полученных звездах?

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо