Истории23 ноября 2021

«Мы все получим дозу и заболеем раком» Как мусоросжигательный завод травит Некрасовку, отделываясь штрафами

«Мы все получим дозу и заболеем раком»

Жители московской Некрасовки давно страдают и привыкли к вони с полигона «Кучино». Но вдобавок к нему несколько лет назад с крупнейшего в городе мусоросжигательного завода №4 в промзоне «Руднево» повалил кислотный фиолетовый дым — с тех пор токсичный запах регулярно распространяется на километры вокруг, а горожане жалуются, что им нечем дышать, особенно по ночам. Активисты и депутаты через суд пытаются закрыть завод, но он отделывается штрафами (остановить его работу в 2021 году требовал даже Ростехнадзор, но вместо этого «Хартию», которая арендует завод, оштрафовали на жалкие 200 тысяч рублей).

К 2030 году по всей России построят и модернизируют под мусоросжигание более 150 предприятий. Они появятся не только в Подмосковье и Татарстане, но и в курортном Сочи и нетронутой Арктике. Чтобы провернуть этот масштабный (и многомиллиардный) план, Госдума приравняла сжигание мусора к переработке. The Village узнал, есть ли смысл бороться с заводом, отравляющим Некрасовку, и объясняет, почему печи не спасут Россию от мусорного коллапса, а лишь сильнее навредят людям и природе.

Петиция против развития мусоросжигания в России

Как Некрасовка стала зоной отчуждения

От конечной станции «Некрасовка» новой розовой ветки метро до промзоны «Руднево» идти 20 минут — мимо бесконечных рядов типовых кубических многоэтажек, строительных площадок и пустырей. Один из них, заваленный пакетами, банками и обломками металла, расстилается как раз перед промзоной — и там тоже кипит стройка. Прямо под трубой крупнейшего в Москве мусоросжигательного завода № 4 возводят промышленный технопарк на 20 тысяч рабочих мест.

Помимо того, что в «Руднево» отчетливо пахнет помойкой при каждом дуновении ветра и грохочет строительная техника, здесь стоит оглушительный лай, который доносится из самого большого в городе муниципального приюта для безнадзорных животных. На его фоне стоит урна для раздельного сбора, почему-то привязанная к бордюру цепью.

Чтобы откреститься от постоянных жалоб местных на вонь с МСЗ №4, над входом в здание его администрации, где активисты раньше часто проводили пикеты, повесили табличку, которая в режиме онлайн высвечивает показатели по выбросам — 16 ноября (как, впрочем, и в другие дни, вопреки независимым проверкам жителей) они не превышают допустимых норм.

В ворота каждую минуту заезжает по мусоровозу. Только по официальным данным здесь жгут более 236 тысяч тонн мусора в год (чтобы понять масштаб, представьте, что весь этот мусор везет на завод поезд, состоящий примерно из 4 тысяч вагонов). Всё, что москвичи выкидывают в новые контейнеры в своих дворах, даже раздельно собранные отходы.

Дополнительную сортировку мусор, конечно, проходит, но только ручную, а это значит, что сотрудники завода физически не успевают отделить битое стекло от картофельных очистков, промокшего картона и других непригодных к переработке вещей. Отобрать получается всего 5–7 % вторсырья: чистый пластик, целые стеклянные банки и сухую бумагу. Остальное отправляется в печь и превращается в токсичную золу, в которой содержатся растворимые соли, ртуть, цинк и свинец. От сжигания тонны мусора остается около 300 килограммов такой золы — из-за высокого класса опасности ее нужно захоранивать на специальных полигонах.

Участники районных групп вроде «Совести Некрасовки» публикуют фото густого смога, жалуются на едкий запах, тошноту, головокружения и привкус йода, а еще рассказывают, как находят на прогулках мертвых синиц.

Павел Степанов живет в Некрасовке чуть больше года и уже называет этот и прилегающие районы зоной отчуждения, в первую очередь, из-за мусоросжигательного завода №4 и Люберецких очистных сооружений. Один раз, уходя на работу, молодой человек забыл закрыть окно, а после спал в медицинской маске — квартира насквозь пропиталась химическим запахом. Зимой вонь ощущается меньше — самый «караул» и «травля людей», по словам Павла, происходят в жару, летними ночами.

«Не нужно иметь специального образования, чтобы понять, что воздух, который мы тут вдыхаем, через несколько лет, а то и раньше, может серьезно повлиять на наше здоровье. Бывало, едешь по МКАДу, сворачиваешь в сторону Некрасовки и уже чувствуешь выброс. Или идешь вечером по улице и видишь странную дымку. Я называю это „грязными закатами Некрасовки“», — продолжает местный житель.

«Караул» и «травля людей» происходят в жару, летними ночами

Когда люди из разных домов одновременно звонят на горячую линию мэрии, чтобы сообщить о запахе, им отвечают: «Мы вас услышали, хорошего вечера», а потом присылают отписки, что нарушений не найдено, и все дело в «плохой розе ветров», — заключает Степанов.

«Они думают, что этими письмами успокоят нас, и мы будем жить, осознавая, что дышим воздухом, который даже если и пахнет химической гарью, то отвечает всем технологическим нормам. Лучше бы прислали противогаз, он бы нам сейчас как раз пригодился», — писал этим летом активист Алексей Медведев, который живет в Некрасовке с 2013 года.

Стройка торгового центра и многоэтажки Некрасовки
Остановка неподалеку от МСЗ №4
Пустырь, заваленный мусором, перед заводом

Несмотря на вонь с двух сторон, население Некрасовки растет

Раньше Алексей Медведев смотрел из окна на гигантскую свалку «Кучино» — от нее годами шел невыносимый запах сероводорода. Теперь полигон рекультивируют, а вид на него загораживают новостройки. Характерную вонь «стальной гари» с МСЗ, которая «бьет по переносице», мужчина впервые ощутил в августе 2017 года, когда с предприятия впервые повалил странный фиолетовый дым.

Депутат Мосгордумы Евгений Ступин запрашивал у главврача поликлиники № 66 в Косино-Ухтомском районе (именно там территориально располагается завод), соседствующим с Некрасовкой, статистику по числу онкологических заболеваний: с 2012 по 2016 год оно выросло более чем в четыре раза, при том что население района за это время увеличилось на пять тысяч человек. Ступин связывает такую негативную динамику именно с деятельностью МСЗ.

Сама Некрасовка, несмотря на экологические проблемы, стремительно растет — с 2012 года ее население увеличилось в четыре раза, до 84 тысяч человек, а к 2035 году район пополнится еще на 40 тысяч жителей. «Если решили всё домами застроить, значит, завод надо срочно закрывать, а не ждать, когда население будет болеть. Мы все обречены, что когда-нибудь получим свою дозу, заболеем раком и не доживем до пенсии», — опасается Алексей.

​​Сколько стоит квартира в Некрасовке

В 2019 году портал Domofond.ru опросил москвичей и составил рейтинг районов по комфорту проживания: на последнем месте оказалась Некрасовка с худшими оценками по экологии (повлияли и «Кучино», и ТБО «Некрасовка», в народе — «куча» или «бугор», который вплотную обстроили домами, и МСЗ №4, и Люберецкие очистные сооружения, от которых пахнет канализацией), дорогам и инфраструктуре для отдыха и спорта. При этом, по данным «Циана», квартиры в «депрессивных» районах вроде Некрасовки, Капотни, Бирюлева и Гольянова все равно пользуются огромным спросом из-за своей дешевизны. Так, в 2021 году сразу несколько жилых комплексов в районе станций «Лухмановская» и «Некрасовка» попали в топ-20 самых продаваемых новостроек Подмосковья. К примеру, в «Квартале Некрасовка» от застройщика «Самолет» трехкомнатную квартиру площадью 70 квадратных метров можно купить за 12,3 миллиона рублей.

МСЗ №4
Мусор на пустыре около завода
Жительница Некрасовки гуляет с ребенком у пустыря перед МСЗ №4

Застройщики уверяют покупателей, что завод закроется

Из свежего сиреневого дома на улице Маресьева выходят две пожилые женщины и что-то весело обсуждают — они собираются купить квартиру, и после просмотра остались всем довольны. На вопрос, знают ли они, что за труба дымится прямо в 500 метрах и виднеется из их будущего окна, обе отвечают: «Понятия не имеем».

Местная жительница гуляет с внуком на детской площадке на той же улице. Она говорит, что раньше у нее была квартира подальше — на Покровской улице, и там за год она минимум шесть раз ощущала запах выбросов, а теперь, хоть и переехала прямо к заводу, вони не чувствует. Предполагает, что все дело в ветре, который уносит вредные вещества вдаль. «Нам отсюда удобно ездить на дачу по Рязанскому направлению, и переезжать мы не собираемся», — поясняет женщина.

Еще минимум пять жителей, встретившихся в Некрасовке корреспондентке The Village, отметили, что узнали о вредном заводе под боком только после переезда, и теперь мечтают, чтобы его поскорее закрыли — некоторые из них чувствовали вонь с начала лета и до конца октября.

Чтобы узнать, как риэлторам удается продавать квартиры буквально в токсичной промзоне, The Village позвонил застройщику «Абсолют Инвест» (строил дома на Маресьева).

Представительница компании сказала, что мусоросжигательный завод — «камень преткновения для некоторых клиентов, рассматривающих покупку жилья», но после уверенно заявила: «Предприятие работает всего несколько раз в неделю, его оснастили современным оборудованием — поставили новые фильтры, выбросы сократились на 90 %, да и вообще, скорее всего, скоро завод перенесут в другое место, подальше от Москвы, или полностью закроют, чтобы жители не страдали от негативных факторов». По словам сотрудницы, МСЗ находится «на хорошем расстоянии от домов и его трудно заметить». На самом деле, никаких планов по закрытию или переезду завода его руководство не озвучивало.

Улица Маресьева
Контейнер «Хартии» для раздельного сбора, пристегнутый цепью, у входа на МСЗ №4
Новостройки на улице Маресьева

Последствия жизни рядом с МСЗ

В 2011 году исследование Гринписа показало, что люди, которые проживают в радиусе нескольких километров от мусоросжигательных заводов, чаще сталкиваются с онкологией, респираторными заболеваниями, гормональными нарушениями и бесплодием. Испанские ученые, опубликовавшие свою работу в журнале Environment International в 2013 году, изучили данные за пять лет по смертности от злокачественных опухолей среди 90 тысяч человек, которые живут на расстоянии от 5 до 50 километров от МСЗ, и зафиксировали рост заболеваемости 33 видами рака.

Мусоросжигательные заводы выбрасывают в воздух десятки вредных веществ, включая канцерогенные диоксины, серную кислоту, ртуть, свинец и его соединения. «Представьте автомобиль BMW X5, который весит в среднем 2,5 тонны. Теперь представьте, что в год из трубы МСЗ на ваш регион падает тысяча таких автомобилей. Это только загрязняющие вещества. И государство, разрешая строительство МСЗ, такие выбросы одобряет», — объяснил руководитель токсического отдела российского Гринписа Алексей Киселев.

репортаж

Мертвый пруд: От ядовитых стоков в Новой Москве гибнут животные и травятся люди Власти годами игнорируют проблему

Читать 

Организация уверена, что даже самые современные фильтры не смогут уловить все токсины, и люди будут дышать кадмием, диоксинами и бензолом. Загрязнен будет не только воздух, но и почва. К тому же, диоксины, оседая, попадают в сельхозпродукцию, включая яйца и мясо: в Нидерландах в радиусе 10 километров от мусоросжигательного завода Reststoffen Energie Centrale все продукты оказались непригодными для употребления из-за диоксинового заражения. Вблизи московского МСЗ №4 тоже находятся садовые товарищества, где люди в том числе разводят животных.

По правилам, жить можно минимум в километре от мусоросжигательных предприятий, около которых действуют специальные санитарные зоны (хотя эффективность даже этих норм, принятых еще в СССР, экологи подвергают сомнению). При этом арендатор МСЗ №4 «Хартия» и Роспотребнадзор, ссылаясь на постановление главного санитарного врача России, уже существенно сократили эту зону вокруг предприятия — до 190 метров в некоторых местах.

«В километре [от завода] проживает тысяча человек, плюс, строятся новые дома, в том числе под реновацию. По странному совпадению, санитарную зону задним числом сократили прямо по границе жилой застройки», — удивляется депутат Евгений Ступин. В августе 2021 года суд отклонил иск экологической организации «Принцип», которая протестовала против сокращения санитарной зоны и доказывала, что вредные вещества превышают допустимые нормы даже в радиусе 1,5 километра от МСЗ №4 — такие нарушения не раз фиксировал Мосэкомониторинг.

Кто управляет заводом

До 2018 года за работу МСЗ № 4 (существует с 2004 года) отвечало госпредприятие «Экотехпром». The Bell предполагал, что оно связано с Андреем Половинкиным — «хозяином мусорного бизнеса России» и одним из владельцев богатейшей мусорной компании «Вива Транс». Раньше «Экотехпрому» принадлежал мусоросжигательный завод №2 в Алтуфьеве, который в 2009 году законсервировали из-за нарушений по выбросам и близости жилых домов. Сейчас компания продолжает управлять МСЗ №3 в Южном Чертанове. Именно она поставила в Москве зеленые и желтые контейнеры-колокольчики для раздельного сбора: активисты быстро выяснили, что их работа — профанация. С 2022 года в рамках мусорной реформы «Экотехпром» станет основным оператором по вывозу мусора в Москве (вместо пяти основных компаний сейчас).

Когда «Экотехпром» ушел с МСЗ №4, предприятие арендовала у правительства Москвы «Хартия» Юрия Чайки. Три года назад в расследовании для «Медузы» Иван Голунов упоминал, что бывшая директор «Экотехпрома» Ольга Белостоцкая в 2012–2014 годах занималась распределением контрактов на сумму более 142 миллиардов рублей по вывозу отходов в Москве — и деньги от них в том числе достались мусорным структурам Чайки. До 2017-го, при «Экотехпроме», завод работал только на треть возможных мощностей, хотя департамент природопользования позволял ему выбрасывать до 530 тонн вредных веществ в год. Полностью предприятие стали использовать уже при «Хартии». С тех пор, отмечает активист и местный житель Алексей Медведев, жители Некрасовки стали гораздо чаще жаловаться на едкий запах и плохое самочувствие.

Стройплощадка учебного корпуса в Некрасовке
Новостройки на улице Маресьева и труба МСЗ №4

Проблему не отрицают даже власти, но завод не закрывают, а штрафуют на мизерные суммы

Росприроднадзор, которому местные жители неоднократно жаловались на вонь, в 2017 году выяснил, что очистные сооружения на заводе работали неправильно — в итоге на «Экотехпром», который тогда управлял предприятием, завели административное дело (компании грозил штраф от 10 до 20 тысяч рублей!). После проверки летом 2018 года служба потребовала остановить работу завода на три месяца, так как у нового арендатора, «Хартии», не оказалось документов по «нормативам образования отходов и их лимитов» и выбросу оксида азота, вдыхание которого может вызывать респираторные заболевания. Но закрывать МСЗ не стали — компания отделалась штрафом.

200 тысяч рублей — это даже не слону дробина, а дуновение ветерка для них

Муниципальный депутат Дмитрий Шувалов весной 2021 изучил открытые данные и не нашел у «Хартии» лицензии на работу со взрывоопасными веществами. Ростехнадзор подтвердил, что документа у компании не было с 2018 года и потребовал приостановить работу завода на 90 дней. Заседания по таким делам обычно назначают в течение пяти дней, но иск рассмотрели только через полтора месяца, в августе. Шувалов считает, что «Хартии» просто дали время, чтобы подготовить лицензию. В итоге Перовский районный суд не закрыл завод, а снова назначил «Хартии» штраф в 200 тысяч рублей за нарушение требований промышленной безопасности.

Точное количество штрафов, которое за пять лет получил завод, неизвестно — Росприроднадзор и Роспотребнадзор перестали предоставлять местным жителям протоколы. По словам Евгения Ступина, штрафов было четыре, все — на незаметные для предприятия суммы: «200 тысяч — это, считай, даже не слону дробина, а дуновение ветерка легкого для них».

В попытках закрыть завод Ступин и другие активисты доходили до Верховного суда, который в 2017 году встал на их сторону, признав экологическую обстановку в Некрасовке и прилегающих районах неблагоприятной. Но даже это не помогло закрыть завод — доказательств вины именно МСЗ № 4 в загрязнении воздуха суд первой инстанции, которому вернули дело, так и не обнаружил.

Стройка индустриального парка в промзоне «Руднево»
Машина, собирающая вторсырье, выезжает из ворот завода
Въезд на завод

Активистам угрожают

Этим летом Алексей Медведев заметил у автобусной остановки на Вертолетной улице в Люберцах золу с остатками расплавленного мусора. Как только активист достал телефон, к нему подъехала черная машина, откуда выскочили шесть неизвестных и стали угрожать убийством. «Поднесли кулак к моему лицу и, прижав к сетке, сказали, что если я буду снимать видео, меня зарежут», — вспоминает Медведев.

За пару дней до нападения мужчина показывал, как золой с МСЗ отсыпают детскую площадку и тропинки в ЖК «Самолет» в люберецком микрорайоне Зенино. Копаясь в небольшой горке токсичной золы, как в песочнице, дети раскладывали мозаику из кусочков оплавленного стекла, кафеля и кирпича.

Изучив госконтракты, Медведев выяснил, что мусоросжигательный завод №4 отправлял золу в соседнюю деревню Машково, захоранивал ее на незаконном полигоне компании «Сфера» и продавал частным лицам, например, фирме «Экострой Прогресс» — именно она благоустраивала опасными отходами детскую площадку. После жалоб активиста в Минэкологии Подмосковья «Экострой» получила штраф в 6,6 миллиона рублей (на момент нашего с Алексеем разговора, 10 ноября, компания его не выплатила), а свалку в Машково постановили закрыть.

Как реагирует «Хартия»

«Хартия» уверяет, что обновила систему раздельного сбора, поэтому сейчас на заводе сжигают только отсортированный мусор, что «улучшает экологические показатели». Но проверить это невозможно: с 2018 года активистов и журналистов на сортировку не пускают, рассказывали в «РазДельном сборе». Об этом же говорит Евгений Ступин: «Раньше местных жителей звали на экскурсии, а потом руководство осознало, что люди все равно будут добиваться закрытия МСЗ, и прервало все контакты».

Три года назад «Хартия» заявила, что полностью обновит завод к 2021 году. Недавно на запрос экологической организации «Беллона» компания ответила, что модернизацию прошли цеха весового контроля, приема и сортировки отходов, тепловой автоматики, термической переработки, а также ремонтный цех и фильтровальное оборудование. Активист и житель Некрасовки Алексей Балан предполагает, что завод стал больше следить за выбросами, чтобы создавать меньше поводов для народного бунта.

«Гриль» — крохотный магазин прямо перед въездом на завод
Еще одна стройплощадка в Некрасовке
Промзона «Руднево»

В России построят невероятно много мусоросжигательных заводов

В 2019 году Госдума приравняла сжигание мусора к переработке, сделав его более приоритетным видом обращения с отходами. Цели нацпроекта «Экология» предполагают, что к 2024 году 36 % отходов в стране должны использоваться повторно или перерабатываться, но решение Госдумы поставило на переработке крест.

Мусоросжигательные заводы мощностью в 700 тысяч тонн в год откроются рядом с Воскресенском, Ногинском, Солнечногорском, Наро-Фоминском и поселком Новониколаевка в Татарстане в 2023 году — сроки переносили на год из-за коронавируса. Их строит «РТ-Инвест», дочка госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова — сослуживца Владимира Путина по КГБ. Экологи опасаются, что на этих заводах будут применять устаревшую систему очистки, но «РТ-Инвест» это отрицает, хотя не показывает никаких документов о своих технологиях, ссылаясь на передовые разработки своего партнера — японско-швейцарской компании Hitachi Zosen Inova.

Недавно «РТ-инвест» показал обновленный проект жителям — представили его в спортивном центре подмосковного села Атепцево, а в интернете решили вообще не публиковать. Активисты ознакомились с ним и выяснили, что предприятие будет выбрасывать почти в два раза меньше загрязняющих веществ, чем планировалось первоначально. Они усомнились в достоверности данных. «РТ-Инвест» ответил, цифры откорректировал их партнер. Такие же изменения внесут и в проекты трех других будущих заводов компании (абзац добавлен 3 декабря).

Всего до 2030 года «РТ-инвест» хочет запустить по всей стране еще 25 мусоросжигательных заводов, чтобы перерабатывать до 20 % отходов в электроэнергию, и просит финансовой поддержки у государства.

«В ЕС энергия из отходов стала дополнительным источником энергоснабжения на фоне отсутствия собственных месторождений нефти и газа. Этот фактор становится дополнительным препятствием в ускорении отказа от действующих МСЗ. В России такой причины не существует»,  — объясняла эксперт движения «РазДельный Сбор» Анна Гаркуша.

Планы «РТ-инвеста» уже сбываются: 18 ноября Путин одобрил строительство двух МСЗ — в Сочи (курортном городе, затрагивающем территорию Кавказского национального заповедника) и северной части Краснодарского края. Сергей Чемезов пояснил, что заводы региону необходимы, потому что «он испытывает самую высокую мусорную нагрузку, и на его территории уже нет места для новых полигонов». Сейчас «РТ-Инвест» ведет переговоры о строительстве МСЗ с главами еще 23 регионов.

Копаясь в горке золы, дети раскладывали мозаику из кусочков оплавленного стекла, кафеля и кирпича

Хотя строить и использовать МСЗ в два–три раза дороже, чем комплексы по переработке, планы по развитию мусоросжигания в стране космические: власти не только одобряют открытие десятков заводов, но и собираются модернизировать под сжигание более 150 предприятий — от небольших цехов с печами (которые появятся даже в нетронутой Арктике!) до бетонных заводов. По подсчетам Гринписа, государство выделит на эти проекты около 300 миллиардов рублей.

Борьба со свалками — главный аргумент строителей МСЗ, которые прикрываются названием Waste to energy и продвигают идею о том, что заводы, которые давно работают по всей Европе, полезны, но это гринвошинг. Сторонники мусоросжигания никогда не упоминают, что в ЕС мусоросжигание уже признали технологией, которая противоречит принципам циклической экономики, поэтому Еврокомиссия не рекомендует строить новые МСЗ, а существующие будут облагать налогами и советуют постепенно закрывать.

Некоторые СМИ, в том числе «Коммерсантъ» и ТАСС, назвали будущие заводы «РТ-инвеста» на юге «мусороперерабатывающими». А в телеграм-канале RT сразу после выхода новости появилась публикация, одобряющая их строительство. «То, что в Краснодарском крае, житнице и здравнице России, наконец-то появятся подобные предприятия, может только радовать», — написал автор поста.

В конце октября Гринпис призвал государство не спонсировать бюджетными деньгами сжигание мусора и направить их на развитие проектов, которые действительно помогут остановить образование огромного количества отходов в России (на момент публикации петиция собрала более 35 тысяч подписей). Организация считает, что мусорную проблему в стране, где почти закончилось место на свалках, помогут решить не мусоросжигательные заводы, а запрет на продажу одноразовых товаров и упаковки, развитие раздельного сбора и переработки отходов, в том числе пищевых, и производство надежных вещей, которые люди смогут использовать повторно.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Не на свалку: Куда уезжает ваш сортированный мусор
Не на свалку: Куда уезжает ваш сортированный мусор Показываем путь отходов от цветных контейнеров во дворе до перерабатывающего завода
Не на свалку: Куда уезжает ваш сортированный мусор

Не на свалку: Куда уезжает ваш сортированный мусор
Показываем путь отходов от цветных контейнеров во дворе до перерабатывающего завода

Как перестать быть варваром и начать сортировать мусор
Как перестать быть варваром и начать сортировать мусор Пошаговая инструкция по раздельному сбору
Как перестать быть варваром и начать сортировать мусор

Как перестать быть варваром и начать сортировать мусор
Пошаговая инструкция по раздельному сбору

Госдума приравняла сжигание мусора к переработке. Как такое возможно?
Госдума приравняла сжигание мусора к переработке. Как такое возможно? Одна новая формулировка в законе — еще больше мусоросжигательных заводов
Госдума приравняла сжигание мусора к переработке. Как такое возможно?

Госдума приравняла сжигание мусора к переработке. Как такое возможно?
Одна новая формулировка в законе — еще больше мусоросжигательных заводов

Тэги

Места

Прочее

Новое и лучшее

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как провести первую неделю зимы в Москве

Первая полоса

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть на выходных
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть на выходных

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

Как провести первую неделю зимы в Москве
Как провести первую неделю зимы в Москве День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room
Как провести первую неделю зимы в Москве

Как провести первую неделю зимы в Москве
День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
10 лучших ресторанов осени в Петербурге Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol
10 лучших ресторанов осени в Петербурге

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Что покупать и куда идти на non/fiction№23? Главные книги и события московской книжной ярмарки
Что покупать и куда идти на non/fiction№23?

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Главные книги и события московской книжной ярмарки

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Подпишитесь на рассылку