28 октября, четверг
Санкт-Петербург
Войти

История бездомного Вячеслава, который получил работу в элитном ЖК «Я остался на улице в тот момент, когда город вымер»

История бездомного Вячеслава, который получил работу в элитном ЖК

«Ночлежка» в Москве существует уже год и все это время подвергается нападкам со стороны жителей Бегового, которые хотят выселить бездомных из района. Тем удивительнее, что девелопер Stone Hedge, который строит в Москве жилье и офисы премиум-класса, теперь трудоустраивает бездомных — подопечных «Ночлежки», до конца 2022 года перечислит организации 20 миллионов рублей, а сотрудники компании уже раздают нуждающимся еду в «Ночном автобусе» у Ярославского вокзала и в Новогирееве.

Спецкор The Village Алена Дергачева рассказывает историю Вячеслава — первого человека, которому в «Ночлежке» помогли устроиться на работу в фирму Stone Hedge после года жизни на улице.

«Ночной автобус»

«Бог повелел людям покаяться» — распечатки с этим текстом периодически сменяют сотни предложений о дешевой работе на зеленом заборе из профнастила на пустыре за Ярославским вокзалом. Майским вечером у автобуса «Ночлежки» люди выстраиваются в очередь, больше похожую на кучу. Бездомных, пришедших за едой — первым и вторым блюдом, печеньем и горячим чаем, — просят пропускать вперед пожилых и людей с инвалидностью, общаться вежливо и выбрасывать мусор в мешки, а не мимо.

«Вы здесь жилье даете?» — спрашивает седая старушка у директора московской «Ночлежки» Дарьи Байбаковой. Она отвечает, что место в хостеле предоставляют только на время поиска работы. «Может, хоть одна порция найдется?» — напоследок интересуется женщина. «Нет, к сожалению, все закончилось, приходите завтра», — спокойно говорит ей Байбакова. Каждый день к трем вокзалам за едой приходят в среднем 100–150 человек.

В июле на улицы города вышел «Ночной автобус» — такой уже давно есть в Санкт-Петербурге. Это машина с горячими ужинами, чистыми вещами и средствами гигиены. «На трех вокзалах исторически много людей, поэтому мы выбрали эту точку. Еще одна — в районе Новогиреево. Наши клиенты там — это в основном пенсионеры, многодетные и другие малоимущие люди», — рассказывает Дарья.

Раздавать наборы с едой «Ночлежка» начала в апреле 2020 года. Тогда многие стали просить о помощи: из-за коронавирусного кризиса люди массово теряли работу — было нечего есть.

С «Ночного автобуса» обычно все начинается — это точка входа. Те, кто приходит к нему за едой, рассказывают, что раньше были электриками, а потом спрашивают, как найти работу. Дальше волонтеры раздают им листовки, и люди приходят в консультационный центр в Бумажном проезде — таких клиентов примерно треть. Теперь у них есть возможность получить работу у девелопера Stone Hedge — компания планирует устраивать порядка четырех-пяти подопечных «Ночлежки» в штат каждый год.

Год на улице

Той весной из-за пандемии работу потерял и 41-летний Вячеслав Морозов (фамилия изменена по его просьбе). Он родился в Архангельске — северной столице, как он сам называет этот город. Окончил девять классов средней школы, потом в ПТУ отучился на художника по росписи дерева, а после — на автослесаря. Между занятиями подрабатывал и помогал сестре, у которой была своя фирма по ремонту квартир. Она брала заказы, а он отделывал, красил и маляровал.

В 2010 году ему предложили заработок в Москве, тоже связанный с ремонтом. «Работа была сдельная: быстрее закончишь — быстрее получишь деньги. Платили исправно и баснословные суммы по тем временам — выходило по 40–45 тысяч рублей в месяц. Когда уезжал из Архангельска, по телевизору показывали красочную Москву, а когда первый раз увидел Ярославский вокзал и его окрестности своими глазами, чуть не сошел с ума: столько бедных, грязных людей я никогда до этого не встречал», — вспоминает Вячеслав. Тогда он не мог и подумать, что сам окажется среди них.

В 2016-м мужчина устроился в большой интернет-магазин бытовой техники — сначала на склад, потом экспедитором: обзванивал клиентов, договаривался об установке и доставке техники. По его словам, все было нормально, пока не случился коронавирус.

Вячеслав Морозов

Началось бедствие. Все закрылось, производства остановились. Впервые в жизни я остался совсем один и без работы. Ощущение полной безысходности. C одной стороны, хотелось вернуться в Архангельск, но ситуация с пандемией выбила меня из строя. Люди болели, было опасно. До конца марта я жил в хостеле, а потом и он закрылся на карантин. Деньги быстро закончились. Я остался на улице в тот момент, когда город совсем вымер.

Помню, как три ночи подряд спал в парке. Чего тогда хотелось? Просто вылезти из этой ситуации, хотелось человеческого понимания. Страшно, конечно, было поначалу. Точнее, это даже не страх, а какая-то дикость: ты вроде в огромнейшем мегаполисе, а чувствуешь, что всем плевать на тебя. Родственников не хотел тревожить, потому что я не такой человек. Говорил им, что у меня финансовые сложности — в маленьких городах ведь тоже несладко. Архангельская область в принципе бедный регион, там если и есть работа, то платят копейки. В общем, сильно расстраивать родных не хотелось, и я решил держаться сам, как мог.

Самое неприятное — это чувство постоянной опасности. По ночам ходят пьяные личности, которые могут обворовать и избить тебя. Причем им неважно, кого бить. Я, слава богу, избежал этого, но на моих глазах пристали к другому человеку, который спал на улице: побили, уволокли рюкзак. В Москве такое часто происходит с бездомными.

Я кормился на вокзалах, в какой-то момент нашел пекарню, откуда ночью выносят хлеб: ходил к ней, собирал его и ел. Потом узнал, что на Белорусском вокзале в девять вечера кормят бездомных (этим занимается благотворительная организация «Еда Днесь», также зимой и весной у вокзала дежурила служба «Социальный патруль». — Прим. ред.). Все время было холодно. Иногда за кем-то забегал в подъезды, чтобы переночевать и немного согреться. Когда ударял сильный мороз до минус 15-16, подъезды уже не спасали — сидел на вокзалах. Зима и весна в Москве в этом году были суровыми, почти как в Архангельске. Я знаю, что такое холод, но здесь влажный климат, поэтому мерзнешь сильнее.

Вячеслав Морозов

Новая работа

«Вы время не подскажете?» — спрашивает у нас с Дарьей мужчина в потрепанной черной кожаной куртке у «Ночного автобуса». На часах 20:22, температура совсем не майская — 3 градуса тепла. «Да, напряженно, задержался, — удивленно говорит он. — И там и там припозднился», имея в виду, что не успел поесть, а теперь еще и опаздывает на электричку. Байбакова советует приходить на следующий день в 19:00 — «Ночлежка» всегда на месте по вечерам. «Проблема в том, что ноги болят. Либо суп, либо боль терпеть», — удрученно поясняет мужчина.

Дарья предлагает ему посетить консультационную службу, где могут устроить в больницу. И продолжает: «Когда мы только открыли „Ночной автобус“, было очень много недоверия, люди тревожились из-за того, что мы просим их сказать нам свои имена. Они нужны для статистики, чтобы организация знала своих уникальных клиентов. Но бездомные думали, что мы эти данные куда-то передадим. Особенно переживали, когда мы просили назвать место рождения — людям в трудной ситуации кажется, что если они не из Москвы, то их отсюда депортируют».

В консультационной службе клиентов два дня в неделю принимают юристы и три дня — социальные работники. Они помогают купить билеты домой, оспорить мошеннические сделки с недвижимостью, восстановить документы, устраивают на переобучение, если есть запрос на трудоустройство, но образования недостаточно. В «Ночлежке» можно принять душ, постирать свои вещи и получить чистую одежду — организация сотрудничает с фондом «Второе дыхание», в центре есть бесплатный телефон и компьютер. Для работы с людьми, которые живут в хостеле, где «Ночлежка» оплачивает несколько мест для своих подопечных, подключают психолога, чтобы между незнакомцами не возникало конфликтов.

«У нас бывают очень разные истории: например, одна клиентка долго ходила только в прачечную. А спустя четыре месяца вдруг сказала, что хочет восстановить паспорт. Причем захотела деятельно: сходила в МФЦ и сама все узнала. Это говорит о том, что людям, у которых есть опыт бездомности, важно почувствовать доверие и безопасность, понять, что здесь [в консультационной службе] их не обманут, что с ними все время будут по-человечески разговаривать», — объясняет Дарья. Когда Вячеслав узнал про организацию, он приходил туда пить чай и греться.

Анастасия Малкова

Управляющий партнер Stone Hedge

Помимо самого трудоустройства, Stone Hedge до конца следующего года отправит «Ночлежке» 20 миллионов рублей. Они пойдут на оснащение консультационной службы: может понадобиться мебель, дополнительный компьютер для клиентов. Компания будет покупать средства личной гигиены и оплачивать программы профессиональной переподготовки бездомных. Сотрудники «Ночлежки» — это люди, которым нужно так же, как и всем остальным, получать зарплату, воспитывать детей, чувствовать себя уверенно. Поэтому часть денег направят на зарплату юристов и соцработников, а также водителя «Ночного автобуса». <…> Нам показалось правильным поддержать некоммерческую организацию, которая живет и трудится буквально под боком, а не игнорировать проблемы тех, кто рядом с нами.

Истории

Как «Ночлежка» наконец начала работать в Москве

Читать 

За время, которое Морозов провел на улице, ему не раз встречались люди, которые пытались его обмануть — обнадеживали с работой, а потом пропадали, хотя прекрасно понимали, в каком он положении. Когда город начал открываться после карантина, Вячеславу удалось снова устроиться на работу в тот же интернет-магазин. Поскольку компания почти обанкротилась, платили совсем немного, заказов становилось все меньше, и руководству опять пришлось сократить штат. В очередной раз мужчина оказался без денег. Он рассказывает, что чуть позже один человек помог ему с небольшой подработкой: можно было получать по 1,5 тысячи рублей в день за восемь часов. Когда эта работа закончилась, он дал ему адрес «Ночлежки».

Вячеслав Морозов

Конечно, я сомневался [что мне помогут в «Ночлежке»]. Не верилось, что кто-то может выполнить свои обещания. Думал, что в «Ночлежке» меня просто выслушают и на этом все закончится. Но соцработник сразу предложил вакансию в этой фирме [Stone Hedge]. Я согласился. Мы составили анкету, и с 17 мая меня уже устроили техником.

Stone Hedge строит жилье, полностью его обустраивает, а потом обслуживает — последним и занимается управляющая компания, в которой я теперь работаю. Нужно следить за хозяйственной частью, чтобы дом и двор были в полном порядке. Где-то подкрасить, подлатать. Тут закрытая территория, жилой комплекс обалденный — со своими магазинами.

После этого я остался жить в хостеле, который предоставляет «Ночлежка». Живется здесь нормально. Особенно по сравнению с теми местами, в которых пришлось побывать. Не жалуюсь. Очень благодарен ребятам [из «Ночлежки»] за то, что они мне до сих пор помогают.

Мне кажется, ситуация с бездомностью в Москве всегда была острой, но из-за пандемии только ухудшилась. Вчера (20 мая. — Прим. ред.) я был на Белорусском вокзале, где проходит кормление. Там столько людей! Самое страшное, что все молодые — моего, 40-летнего, а то и 30-летнего возраста. У многих нет документов, потому что потеряли или кто-то украл.

Мне очень приятно работать официально.

Надежда

«Если посмотреть на карту Берлина, то почти в каждом районе вы найдете социальный проект, который помогает людям. Даже в самом буржуазном районе Парижа есть бесплатные душевые и прачечные. Доступные проекты, где можно быстро получить помощь, играют важную роль в решении проблемы бездомности. Это непопулярная мысль в Москве, поэтому „Ночлежка“ и столкнулась с таким невероятным противостоянием», — отмечает Байбакова.

Она сама не ожидала, что Stone Hedge, которая строит дорогие апартаменты и офисы в Москве, решила поддержать «Ночлежку». «Меня вдохновляет совпадение задач и целей работы: развивая район, компания думает не только про собственных состоятельных клиентов, но и про бездомных людей», — добавляет Дарья. Благотворители знают, как непросто бездомным доверять людям после всего, через что им пришлось пройти на улице, и удивлены, что девелопер взял на себя такую огромную социальную ответственность.

«С теми, кого интересует трудоустройство, работают не только соцработники и психологи со стороны „Ночлежки“ — у Stone Hedge есть своя адаптационная программа. Человеку, который еще недавно жил на улице, может быть непросто прийти в большой красивый офис. Это не очень комфортно. Поэтому коллеги приходят к нам в „Ночлежку“ и общаются с кандидатами. Устроиться можно на позицию разнорабочего, в менеджерский отдел или в IT. Варианты разнообразные», — подчеркивает Байбакова.

Интервью

«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» —

о попытке открыть прачечную в Москве

Читать 

«Даша Байбакова и Гриша Свердлин не сдались и не бросились обвинять тех, кто против. Они упорно продолжали бороться с предрассудками и объяснять всеми доступными способами, почему бездомные — такие же люди, как мы, почему наша помощь им — вклад в развитие города. Сегодня мы видим результаты этой работы — консультационная служба успешно работает в месте, которое подходит всем. Сюда можно прийти и убедиться, что личные страхи были беспочвенны», — комментируют в компании противостояние, которое сопровождало открытие «Ночлежки» в Москве.

За 30 лет своего существования в Санкт-Петербурге «Ночлежка» проделала огромную работу. Жители этого города давно помогают бездомным, а бизнес активно включается в благотворительные акции, и многим уже не нужно объяснять, почему людям на улице вообще нужна поддержка, говорит Малкова. В Москве такого мощного просвещения не было, поэтому москвичи не были готовы к новости об открытии службы для бездомных рядом с их домами.

На Западе, приводит пример девелопер, 83 % потребителей считают, что коммерческие компании имеют право получать прибыль, только если они участвуют в решении социальных и экологических проблем в стране. В России ситуация пока не такая однозначная, потому что благотворительным организациям, по данным исследования ВШЭ, доверяют всего 11 % россиян. Хотя для некоторых эта тема все равно важна: другое исследование говорит, что 58 % жителей склонны покупать продукт или услугу у компаний, которые жертвуют на благотворительные цели или поддерживают местные сообщества. Во втором случае речь идет о жителях Москвы и больших городов.

Сейчас собеседования в Stone Hedge проходят еще три человека, а всего в интервью поучаствовали уже десять подопечных. Кому-то не подошла позиция, кто-то нашел другую работу, а кто-то не прошел отбор.

«У меня наконец-то появилась надежда, я почувствовал себя нужным. В первую очередь собираюсь снять свое жилье, поменять круг общения. Хочу съездить домой — в Архангельске я не был целых семь лет. Давно пора увидеть маму, сестер, племянников. Еще у меня есть девушка, хотелось бы накопить на свадьбу. Будет стабильность — будут и цели», — заключает Вячеслав. Сейчас у него официальный адаптационный период на работе, он собирается остаться здесь надолго и получить постоянную должность.

Фотографии: обложка, 3 — Ночлежка, 1, 2, 4 — Алена Дергачева

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» — о попытке открыть прачечную в Москве
«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» — о попытке открыть прачечную в Москве Большое интервью с Григорием Свердлиным
«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» — о попытке открыть прачечную в Москве

«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» — о попытке открыть прачечную в Москве
Большое интервью с Григорием Свердлиным

Как «Ночлежка» наконец начала работать в Москве
Как «Ночлежка» наконец начала работать в Москве Несмотря на протесты местных жителей, теперь она помогает бездомным и в столице
Как «Ночлежка» наконец начала работать в Москве

Как «Ночлежка» наконец начала работать в Москве
Несмотря на протесты местных жителей, теперь она помогает бездомным и в столице

Тэги

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Это Маша, она выросла на кладбище»: Как устроена жизнь в доме из мема про «тихих соседей»

«Цифровые двойники станут нормой»: Людмила Норсоян — о цифровой моде и российских дизайнерах, NFT и Dota 2

HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц

БДСМ про животных: Что такое пет-плей и причем здесь латексные костюмы зверей?

В галерею «Свиное рыло» в Петербурге пришли следователи. Художников обвиняют в оскорблении ветеранов

Первая полоса

«Это Маша, она выросла на кладбище»: Как устроена жизнь в доме из мема про «тихих соседей»

«Это Маша, она выросла на кладбище»: Как устроена жизнь в доме из мема про «тихих соседей»

«Это Маша, она выросла на кладбище»: Как устроена жизнь в доме из мема про «тихих соседей»

«Это Маша, она выросла на кладбище»: Как устроена жизнь в доме из мема про «тихих соседей»

«Цифровые двойники станут нормой»: Людмила Норсоян — о цифровой моде и российских дизайнерах, NFT и Dota 2
«Цифровые двойники станут нормой»: Людмила Норсоян — о цифровой моде и российских дизайнерах, NFT и Dota 2
«Цифровые двойники станут нормой»: Людмила Норсоян — о цифровой моде и российских дизайнерах, NFT и Dota 2

«Цифровые двойники станут нормой»: Людмила Норсоян — о цифровой моде и российских дизайнерах, NFT и Dota 2

HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц
HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц «Какого черта кто-то считает, что может отнять у нас право мечтать?»
HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц

HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц
«Какого черта кто-то считает, что может отнять у нас право мечтать?»

БДСМ про животных: Что такое пет-плей и причем здесь латексные костюмы зверей?
БДСМ про животных: Что такое пет-плей и причем здесь латексные костюмы зверей? Продолжаем выпускать рубрику «Люди в городе» в видеоформате
БДСМ про животных: Что такое пет-плей и причем здесь латексные костюмы зверей?

БДСМ про животных: Что такое пет-плей и причем здесь латексные костюмы зверей?
Продолжаем выпускать рубрику «Люди в городе» в видеоформате

В галерею «Свиное рыло» в Петербурге пришли следователи. Художников обвиняют в оскорблении ветеранов
В галерею «Свиное рыло» в Петербурге пришли следователи. Художников обвиняют в оскорблении ветеранов
В галерею «Свиное рыло» в Петербурге пришли следователи. Художников обвиняют в оскорблении ветеранов

В галерею «Свиное рыло» в Петербурге пришли следователи. Художников обвиняют в оскорблении ветеранов

Карелия и Ленобласть: куда уехать из Петербурга на время локдауна
Карелия и Ленобласть: куда уехать из Петербурга на время локдауна 5 отличных загородных отелей: леса, озера, Ладожские шхеры и крепость Орешек
Карелия и Ленобласть: куда уехать из Петербурга на время локдауна

Карелия и Ленобласть: куда уехать из Петербурга на время локдауна
5 отличных загородных отелей: леса, озера, Ладожские шхеры и крепость Орешек

«Ковбой Бибоп»: Космический нуар под звуки джаза
«Ковбой Бибоп»: Космический нуар под звуки джаза Как реклама игрушечных звездолетов превратилась в аниме об одиночестве и травме
«Ковбой Бибоп»: Космический нуар под звуки джаза

«Ковбой Бибоп»: Космический нуар под звуки джаза
Как реклама игрушечных звездолетов превратилась в аниме об одиночестве и травме

Можно ли отчислить из вуза за лайк?

И что делать студенту, если это произошло

Можно ли отчислить из вуза за лайк?
И что делать студенту, если это произошло

Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы
Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы
Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы

Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы

Куда поехать в нерабочие дни
Куда поехать в нерабочие дни В каких российских городах вы сможете зайти в кафе или в музей по QR-коду
Куда поехать в нерабочие дни

Куда поехать в нерабочие дни
В каких российских городах вы сможете зайти в кафе или в музей по QR-коду

26 главных событий этой недели
26 главных событий этой недели Ретроспектива Родченко в Доме радио, OQJAV, фестиваль Halloween Riot и кинофестиваль «Послание к человеку»
26 главных событий этой недели

26 главных событий этой недели
Ретроспектива Родченко в Доме радио, OQJAV, фестиваль Halloween Riot и кинофестиваль «Послание к человеку»

QR-код вместо карты: Выбираем самый выгодный способ оплаты для бизнеса
Промо
QR-код вместо карты: Выбираем самый выгодный способ оплаты для бизнеса
QR-код вместо карты: Выбираем самый выгодный способ оплаты для бизнеса
Промо

QR-код вместо карты: Выбираем самый выгодный способ оплаты для бизнеса

Церковь в смартфоне, органайзер аптечки, умная футболка
Промо
Церковь в смартфоне, органайзер аптечки, умная футболка И другие стартапы от школьников и студентов
Церковь в смартфоне, органайзер аптечки, умная футболка
Промо

Церковь в смартфоне, органайзер аптечки, умная футболка
И другие стартапы от школьников и студентов

Не только Паралимпиада
Спецпроект
Не только Паралимпиада Победитель игр и тренеры рассказывают об инклюзивном спорте
Не только Паралимпиада
Спецпроект

Не только Паралимпиада
Победитель игр и тренеры рассказывают об инклюзивном спорте

«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге
«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге Все о «нерабочих днях» с 30 октября по 7 ноября
«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге

«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге
Все о «нерабочих днях» с 30 октября по 7 ноября

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA
Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA Все, что нужно для холодной погоды. И не только
Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA

Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA
Все, что нужно для холодной погоды. И не только

Как отказаться от кофе и кому это нужно?
Как отказаться от кофе и кому это нужно? Кофеиновая зависимость — это болезнь, но избавиться от нее легче, чем бросить курить
Как отказаться от кофе и кому это нужно?

Как отказаться от кофе и кому это нужно?
Кофеиновая зависимость — это болезнь, но избавиться от нее легче, чем бросить курить

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»
«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле» «Выхода нет» поколения зумеров
«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»
«Выхода нет» поколения зумеров

Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве
Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве
Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве

Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве

Подпишитесь на рассылку