24 января, понедельник
Москва
Войти

Алиса Йоффе — о выставке «Адрес?» в галерее FUTURO Экскурсия по проекту вместе с художницей

Алиса Йоффе — о выставке «Адрес?» в галерее FUTURO

В конце декабря 2019 года в пространстве галереи FUTURO открылось персональное шоу «Адрес?» московской художницы Алисы Йоффе. Проект для города необычный, поскольку он был создан в рамках коллаборации галереи FUTURO и «Галереи 9Б», которая в этот период работала в формате арт-резиденции. Кроме того, художница курировала проект на всех уровнях, представив, помимо выставки, фильм о процессе подготовки шоу, авторские афиши, каталоги и даже музыкальный перформанс, созданный совместно с электронными и академическими музыкантами.

Специально для The Village Нижний Новгород художница прокомментировала выставку, представив ее в авторской интерпретации.

Текст

Анастасия Бирюкова

Фотографии

Илья большаков

Главный зал

Большой зал галереи FUTURO имеет два уровня окон и похож на внутренний дворик между домами. Я решила трансформировать интерьер в экстерьер, установив концертную ферму. Ферма превращает зал в площадь и отсылает к общественным мероприятиям, публичным событиям. На ферму натянуто полотно, подобно экрану летнего кинотеатра, на экране цифровая живопись. Я ставлю видео на паузу и показываю статичный кадр — «поломанное лицо», он отсылает к фильму «Таинство Пикассо» Анри-Жоржа Клузо.

Здесь в роли холста выступает прозрачная вуаль. Эта тонкая прозрачная материя пропустила сквозь себя акрил, а краска проступила на обратной стороне картины ровно настолько, насколько на ее лице. Вуаль запечатана в слое краски, пятна находятся на определенном расстоянии друг от друга, создавая иллюзионистский эффект подброшенных в воздух элементов картины.

Перед фермой на полу лежит полотно брезента подобно ковру кочевника. Третий объект живописной инсталляции: рулон, свисающий с потолка на флуоресцентно-розовом стяжном ремне — это форма хранения и транспортировки холста. Все объекты отсылают к движению. Экран пропускает через себя свет и изображение, показывая его во временной протяженности, ковер — атрибут кочевника, а рулон — распространенный способ транспортировки ткани и живописи.


В FUTURO моя амбиция тотальной живописи переходит со стен в объекты, расставленные в двух залах и коридоре — они выступают в роли архитектурных элементов, составляющих воображаемые города. Эти города я построила, чтобы путешествовать по ним


Часто я использую черный акрил и белый — цвет холста или бумаги — как основу. Здесь картина «Поломанное лицо» сквозь прозрачные фрагменты стены показывает стены галереи со следами жизни и шрамами времени — разрушенный декор, обвалившаяся лепнина, следы пожара. В FUTURO моя амбиция тотальной живописи переходит со стен в объекты, расставленные в двух залах и коридоре — они выступают в роли архитектурных элементов, составляющих воображаемые города. Эти города я построила, чтобы путешествовать по ним. Аллюзия на современную жизнь, которую я хочу зафиксировать как череду локаций, благодаря доступным нам технологиям: для производства картин я использовала цифровые изображения, проектор и кисть — традиционную технику. Здесь я остаюсь живописцем, танцующим в разных стилях.

В большом зале флуоресцентный розовый цвет стяжного ремня и «ковра» маркирует вертикальную и горизонтальную оси. В «ковре» брезент частично загрунтован белым, поверх него лежит лессировочный слой акриловой краски флуоресцентного розового цвета. Я разместила свое имя по центру ковра как условный бренд, выпустивший этот ковер. У него есть центральный элемент — арка, и поверх рисунка я написала: ALISA YOFFE, как в журнале, когда по лицу модели пишут название PRADA или GUCCI, перекрыв основные элементы вроде глаз. Это современное мне явление, когда одежда может быть какой угодно, ее образцы сменяются, важно только имя бренда. Люди идентифицируют друг друга в социальной сети с помощью языка, имени и лица, а покупатель приобретает вещь определенной фирмы, которая гарантирует качество, использует или не использует некоторые материалы для производства своих вещей. Сознание человека логоцентрично, отсутствие имени тоже имеет свое название — no name.

Главный зал
Главный зал

Видео

Справа от условного экрана в стене есть ниша — это пространство галереи FUTURO minor, там представлена документация процесса производства работ для выставки, потому что для меня важно показать процесс. Я сотрудничаю с фотографом Игорем Мухиным и за десять лет привыкла к тому, что у меня есть наблюдатель, — на видео в его роли выступил видеооператор Дмитрий Стуковников, а режиссером был выбран Виталий Акимов, потому что мне нравится, как он документирует процесс танца. Я представлена в этом фильме как танцор, который танцует с кистью перед холстом.


Я понимаю человека современного как цифрового номада: у него есть технологии, которые позволяют ему работать и обеспечивать себя всем необходимым в процессе движения


Белый зал

Коридор галереи забаррикадирован двумя столкнувшимися холстами — они образуют две наклонные плоскости, подобие тектонических пластов, образовавших гору или падающих фальшстен.

Зритель вынужден резко повернуть налево в белый зал, где на полу стоит большая картина как фальшстена, закрывающая выход на балкон и часть окон. Я хотела создать эффект, будто ее временно поставили в неподходящем месте. Окна в Белом зале оказались закрыты, чтобы уступить прозрачности большого зала, подыграть его панорамному двухъярусному ряду окон. На картине изображен ресторан «5642 высота», в интерьере которого висит живописная копия гравюры из сюиты «Цыгане» французского мастера XVII века Жака Калло.

Я понимаю человека современного как цифрового номада: у него есть технологии, которые позволяют ему работать и обеспечивать себя всем необходимым в процессе движения. Мы подобно животным ищем добычу, но можем делать это дистанционно — совершая пробежку, выполняя интеллектуальную работу, мы добываем свой кусок и ежедневно перемещаемся на высоких скоростях из одной точки на карте в другую. Цифровой мир — общее поле взаимодействия, мир как большая комната, огромная пустыня.

Белый зал

Музыкальный перформанс

DIGITAL NOMADES — так назывался музыкальный перформанс, который я придумала для открытия выставки, его куратором выступила Ксения Ануфриева из Арсенала. Нижегородские музыканты из электронного дуэта Crimson Butterfly выступали в качестве дирижеров, академические музыканты поддержали идею. Голос гулял от одного солиста к другому, как пение птиц в лесу, менялись инструменты и техники. Сначала звучала цифровая версия голоса Нехамы Лифшицайте, исполняющей народную еврейскую песню «Ой, маме, маме, шлог мих нит». Его поймала оперная певица, далее — электронное соло, за ним вступила скрипка, флейта и в завершение — аккордеон.

Из архивных записей голоса Нехамы Лифшицайте Серж Crimson сделал цифрового киборга: я переводила через проектор цифровые изображения, а у Сержа получилось обратное движение — оригинал голоса Нехаме Лифшицайте прошел цифровую обработку.

Мне нравится, что в этой выставке есть связь цифрового с оригинальным и ручным методом производства. Турецкий ковер был связан из сотен тысяч узелков, он лежал на полу и через 300 лет оказался в коллекции Музея исламского искусства в Берлине. Я увидела его и нарисовала пальцем на айфоне, приехала в Нижний Новгород и здесь, в ТРК «Небо», натянула полотно из брезента на гигантскую ферму, словно Рембрандт, а потом спроецировала рисунок через кинопроектор и нарисовала уже вручную с помощью красок.

В работе я использовала акриловый флуоресцентный розовый цвет — это сигнальный цвет, а мы знаем, что восточной культуре, где ковры популярны и откуда они родом, присущи яркие цвета. Здесь эта яркость выкручена на максимум.

Коридор
Коридор

Коридор

Коридор — столкновение двух автопортретов: на одном я водитель, на втором пассажир, как ведущий и ведомый. В коридоре начало и завершение выставки. Я — мой собственный пассажир.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Автоматизировать быт, чтобы все успевать
СПЕЦПРОЕКТ
Автоматизировать быт, чтобы все успевать Вовремя платить ЖКХ, воспитывать пятерых детей, работать в нескольких проектах и не сойти с ума
Автоматизировать быт, чтобы все успевать
СПЕЦПРОЕКТ

Автоматизировать быт, чтобы все успевать
Вовремя платить ЖКХ, воспитывать пятерых детей, работать в нескольких проектах и не сойти с ума

Зося Родкевич — об уничтоженном фильме про нижегородских поэтов, местных трамваях и съемках города
Зося Родкевич — об уничтоженном фильме про нижегородских поэтов, местных трамваях и съемках города Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде
Зося Родкевич — об уничтоженном фильме про нижегородских поэтов, местных трамваях и съемках города

Зося Родкевич — об уничтоженном фильме про нижегородских поэтов, местных трамваях и съемках города
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Я работаю в трамвайном депо
Я работаю в трамвайном депо Яблони среди проводов, постоянный ремонт и новогодние украшения
Я работаю в трамвайном депо

Я работаю в трамвайном депо
Яблони среди проводов, постоянный ремонт и новогодние украшения

Меня бил мой муж
Меня бил мой муж Как спастись от насильственных отношений и как распознать «домашнего боксера»
Меня бил мой муж

Меня бил мой муж
Как спастись от насильственных отношений и как распознать «домашнего боксера»

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

Первая полоса

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки
Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки Наша редакторка раздела «Стиль» выбрала самые симпатичные и удобные
Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки
Наша редакторка раздела «Стиль» выбрала самые симпатичные и удобные

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности Главный антигерой — Брэдли Купер
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
Главный антигерой — Брэдли Купер

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»
«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»
«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети Вот как она устроена
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
Вот как она устроена

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

Подпишитесь на рассылку