23 января, воскресенье
Москва
Войти

Я владею шляпным магазином Анна Сайко — о судьбе старейшего магазина Нижнего Новгорода

Я владею шляпным магазином

История одного из самых старых городских магазинов началась в стране, где частной собственности не было: он открылся 21 июня 1981 года на улице Нестерова и назывался «Головные уборы и меха» — как и несколько других магазинов, он входил в состав горьковского городского Текстильшвейторга, но в отличие от всех остальных продолжает работать даже спустя почти 40 лет, правда, теперь уже с новым именем «Шапки и шляпки». The Village Нижний Новгород расспросил нынешнюю владелицу Анну Сайко о разных периодах жизни магазина, и о том, как сама она объясняет причины такого исключительного долголетия.

Семейное дело

Этот магазин — наше семейное дело. Восемь лет назад моя свекровь Лидия Николаевна Сайко — владелица магазина — искала человека в кругу семьи, который будет вести все дела вместо нее: ей стало трудно этим заниматься, хотелось отдохнуть на пенсии. Управление решили доверить мне. Историю этого места я узнавала из рассказов Лидии Николаевны.

Сначала был горьковский Текстильшвейторг, — к нему относились несколько магазинов, и единственный, который остался и функционирует — это мы. У остальных уже нет торговли — они просто сдают свои площади в аренду.

До 1997 года магазин принадлежал городской администрации, а потом, когда начались приватизации и акционеризации, он стал частным, как и другие магазины Текстильшвейторга. В приватизации принимал участие весь коллектив, который работал здесь на тот момент — все стали акционерами. Лидия Николаевна тогда была директором магазина. В 2014 году она стала единственной владелицей: остальные по разным личным причинам уже не хотели оставаться акционерами.

От шуб к шапкам и шляпкам

Всегда считалось, — вплоть до последнего времени, — что и шуба, и меховая шапка — предметы роскоши. Это сейчас никому, кроме бабушек, норковые шапки не нужны, а в 80-е годы в дни привоза утром очередь выстраивалась от нас до Нижегородского универсама (Пискунова, 41), и магазин открывали в сопровождении милиции, чтобы не было беспорядков. «Головные уборы и меха» был единственным местом в городе, где люди могли купить шубы и шапки. Сейчас, конечно, это дико звучит, потому что вещи можно во многих местах приобрести, даже из другого города заказать. А тогда было по-другому: все приходили сюда.

В начале 90-х такие поставщики приезжали — на вид полубандиты. Я, конечно, не застала этого, но как говорила Лидия Николаевна, все кризисы до 2009 года, в том числе и в 90-х, магазину шли на пользу. Вот зимой 2014 года, когда с Крымом был кризис, люди кинулись в «М-Видео»: закупались техникой. А раньше в кризисы скупали меха.

Начиналось-то все с шуб, а головные уборы были дополнительным товаром — два-три стенда всего. Потом стало понятно, что только на шубах не очень выгодно работать, потому что это дорогой товар, и продаются они не часто. Когда тебя финансируют из бюджета, как было в советское время, ты не обязан сам зарабатывать, а все, что заработаешь, идет в администрацию и там как-то перераспределяется. Но когда заработок — твоя ответственность, все сразу меняется.

 Недавно женщина зашла и сказала: «Я в прошлый раз к вам заходила лет десять назад». Кто-то, действительно, покупает шапку, носит ее десять лет, а потом возвращается еще за одной

Сначала дорогие шубы стали разбавлять дубленками, потом пошли шубы из овчины — они были подешевле. В начале нулевых мы уже полностью перешли на продажу головных уборов — брали пример с наших поставщиков: со временем они начали привозить все больше и больше шапок. Производители шуб часто и головные уборы делают, потому что есть много остатков от шкур, которые на шубу не пустишь, но девать их тоже куда-то нужно — вот и уходят они на шапки. Кроме того, им деньги оборачивать быстрее именно за счет шапок: чтобы пошить шубу, нужно очень много и шкурок, и финансов, а отдачу ждать долго, — когда ее еще купят! С головными уборами наоборот — и денег меньше затратишь на производство, и прибыль быстрее получишь. Поэтому многие поставщики, которые раньше возили нам шубы, перепрофилировались и стали возить шапки.

Мы часто ездим в Москву, смотрим на выставках головных уборов, какой мех сейчас актуален, какие цвета, фасоны. Но молодежи это, как правило, не очень интересно. Зимние меховые шапки покупают в основном люди в возрасте, и как раз такие шьют наши поставщики, с которыми мы работаем уже много лет: они хорошо знают, что нужно.

О покупателях и их привычках

Относительно трудные года начались примерно с 2016, и тут все одно к одному сошлось: во-первых, теплые зимы, — и с каждым годом они становились все теплее; во-вторых, начались изменения в сознании людей и привычках потребления. Грубо говоря, человек купит шапку синтетическую в каком-нибудь сетевом магазине, и будет в ней ходить всю зиму. Многие автовладельцы вообще считают, что шапки им не нужны — вот это мы слышим очень часто. У нас есть, конечно, постоянные покупатели, у которых уже целая коллекция наших шапок, шляп и всего остального, и которые всегда к нам ходят. Но отношение большинства к головным уборам сильно изменилось. А раньше шапка была предметом гордости — даже фотографировались в них.

Но зато года три назад появилась новая тенденция, которая мне очень нравится: молодые люди стали приводить к нам своих бабушек. Им — молодым-то — шапка не нужна, но они понимают, что бабушки это дело любят, и так хотят их порадовать!

Нередко к нам приходят с такими заявлениями: «Ой, а вы до сих пор тут?! Мы думали, вы уже сто лет назад закрылись!». Недавно женщина зашла и сказала: «Я в прошлый раз к вам заходила лет десять назад». Кто-то, действительно, покупает шапку, носит ее десять лет, а потом возвращается еще за одной.

Много таких покупателей, которые еще с родителями ходили к нам, а сейчас своих детей водят. Ну и множество тех, кто вообще не знает про нас, потому что со временем сильно поменялся состав населения города. Молодежь больше ходит в крупные торговые центры, а если находят нас, — в соцсетях или в оффлайне — то в основном случайно.

 В Нижнем восприятие моды отличается от Европы, и даже от Москвы, поэтому иногда то, что мы привезли, начинает людей интересовать только года через два

Что не так с сетевыми гигантами

Многие сетевые магазины одежды идут по пути «объять необъятное»: они и головные уборы делают, и обувь, и сумки, и духи, и косметику декоративную, и украшения, и купальники — уже не знают, чем еще заняться. Но тех же головных уборов у них обычно три-четыре модели: кепка, картуз, берет и шляпа-федора — и представлены они, как правило, в двух цветах. Все, на этом ассортимент заканчивается. Есть люди, которые купят такую кепку, три раза в ней выйдут, и им достаточно. Но те, кому интересно посмотреть разные варианты пошива, ткани, отделок этих моделей, не будут удовлетворены.

Если противопоставлять нас таким магазинам, то самое очевидное отличие — размер ассортимента головных уборов: у нас он огромный. Мы работаем с разными поставщиками, у которых ассортимент отличается друг от друга, на выставки ездим, и каждый раз мне хочется выбрать то, чего раньше у нас ни разу не было. В результате мы такие штуки привозим, которых нигде еще в городе нет. Но кроме эксклюзивных моделей и простых очень много: те же самые трикотажные шапки закупаем.

В Нижнем восприятие моды отличается от Европы, и даже от Москвы, поэтому иногда то, что мы привезли, начинает людей интересовать только года через два. И мы уже разочаровались, перестали такие модели привозить, а к нам приходят, и начинают о них спрашивать. Или наоборот: какую-то модель уже практически никто не делает, потому что она всем надоела — шапки-кошки, например. И до сих пор находятся такие, кто заходит к нам и интересуется: «А где у вас эти вот кошки?»

Сейчас культура ношения шляп среди мужчин возрождается, но с ассортиментом мужским во многих местах дела обстоят не очень, — как-то дружно все игнорируют эту тенденцию. Вот и получается, что мужчинам в городе кроме нас толком негде купить ни шляпы, ни меховые шапки.

О карантине, который «сильно не прибил»

Нам очень помогло, что на начало карантина основной сезон продаж в магазине уже закончился. Мы приспособлены к снижению спроса в теплое время года: летом сокращаем количество рабочих часов, у продавцов график меняется. Поэтому кризис нас сильно не прибил.

Приходили еще субсидии из федерального бюджета, а вот с помощью от региона было труднее: дело в том, что федеральный и региональный списки пострадавших отраслей отличались друг от друга — в первый розничная торговля вошла, а во второй — нет. Потом объявили, что для получения помощи нужно выходить на общественные работы — либо в колл-центр, либо на уборку и дезинфекцию помещений разных. Но у нас не настолько критичная ситуация была, поэтому мы не стали этого делать. Вот и выходит, что на региональном уровне мы ничего не получили, и не поняли, в чем вообще была помощь.

Меня лично эта ситуация с карантином научила только одному, и сильно научила: ожидать чего-то и прогнозы делать точно не стоит. Надо просто уметь подстраиваться под обстоятельства.

 У нас очень хорошо получается сотрудничать с местными маленькими магазинами и дизайнерами — все же снимают лукбуки для инстаграма, и часто для образов нужны разные головные уборы

О скачках и взаимодействии с городским сообществом

У нас очень хорошо получается сотрудничать с местными маленькими магазинами и дизайнерами — все же снимают лукбуки для инстаграма, и часто для образов нужны разные головные уборы, за которыми к нам обращаются, а потом отмечают нас в своих публикациях. А у нас, девочек, как работает: увидели полный подобранный комплект, и хочется его целиком брать, а не по отдельности вещи выхватывать.

Я вообще всегда иду навстречу, когда мне звонят фотографы, модели, стилисты и просят шляпки на съемку. А когда мы на съемку собираемся, тоже к ним обращаемся за нарядами — не будем же модель в одном и том же платье несколько раз выпускать. Мне кажется, у нас в городе это взаимодействие очень хорошо развито.

С 2016 года сотрудничаем с конным спортивным клубом «Пассаж», и когда они проводят этап Кубка Мира или Кубок Губернатора, мы приезжаем к ним на соревнования с торговлей. Хоть и традиция посещать скачки в головных уборах больше относится к Англии (где она и зародилась в XVIII веке при королеве Анне), но даже здесь у нас стараются ее соблюдать. Конечно, местная публика отличается от той же московской: там все приходят, кто во что горазд, а в Нижнем консервативнее народ, и шляпки неброские надевают. А мне по итогам праздника нужно выбрать зрителя с самым экстравагантным головным убором: каждый год найти такого очень трудно. Я еще наблюдаю за тем, весь день ли человек шляпку свою носит, или только передо мной для вида немного походит, а потом снимет. Важно, чтобы ему было комфортно в своем головном уборе. Вот по такому критерию я победителя выбираю, чтобы вручить ему в подарок шляпу от нашего магазина.

Мне очень нравится эта публика: люди приезжают из разных городов, некоторые на огромных трейлерах, в которых и сами живут, и коней перевозят. Многие участники и зрители берут с собой маленьких собачек — от шпицев до джек-расселов: считается, что они приносят удачу. У нас очень гармоничные отношения с «Пассажем» сложились, и мы стараемся участвовать в таких фестивалях, потому что это дает нам новый приток покупателей.

О главном

Моей главной мотивацией, когда я встала у руля, было желание сохранить рабочие места людям. Девочки, которые у нас работают продавцами, пришли сюда в восемнадцать лет сразу после училища, и в прошлом году, например, двое ушли на пенсию в 55 лет с одной записью в трудовой книжке. Я понимала, что если мы закроемся, сама я смогу другое занятие найти, но ответственность за людей сильно на меня действовала и не давала расслабляться.

Иногда появляются мысли, что надо бы ассортимент расширить, — все-таки сложно с таким узким направлением выживать. Но придумать что-то толковое пока не получается: обувь и сумки, например, мне кажутся скучными — я очень спокойно к ним отношусь.

А у нас товар, на мой взгляд, очень интересный и красивый. И люди интересные приходят. Мне кажется, что с нашим ассортиментом у нас история не про огромную прибыль, и не про огромные деньги. Если бы мы такие цели себе ставили, то, скорее всего, не было бы уже никакого магазина. Наверное, наше дело больше про жизнь, про любовь, про культуру.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Места

Бренды

Новое и лучшее

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

Первая полоса

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки
Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки Наша редакторка раздела «Стиль» выбрала самые симпатичные и удобные
Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки
Наша редакторка раздела «Стиль» выбрала самые симпатичные и удобные

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»
«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»
«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети Вот как она устроена
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
Вот как она устроена

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности Главный антигерой — Брэдли Купер
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
Главный антигерой — Брэдли Купер

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

Подпишитесь на рассылку