5 декабря, воскресенье
Москва
Войти

«Кто мы, откуда, куда мы идем»: The Village Екатеринбург рассказывает о себе «В журналистику меня привела жадность»

«Кто мы, откуда, куда мы идем»: The Village Екатеринбург рассказывает о себе

Согласно теории Маршалла Маклюэна, мир становится глобальной деревней. В Москве, Нью-Йорке или в Берлине люди объединяются на уровне идей и смыслов, а не по географическому принципу. The Village в Екатеринбурге, большой деревне, уже вторую осень объединяет близких по духу людей, рассказывая истории о горожанах и их проектах, их ценностях и мечтах. Поймав последние теплые дни ранней осени, мы решили поделиться и своими историями тоже. В спецвыпуске рубрики «Люди в городе» рассказываем и показываем, кто пишет, редактирует, фотографирует, верстает и помогает развиваться изданию на Урале.

Саша Новикова

редактор разделов «Город», «Люди» и «Развлечения»


О профессии

Я пишу статьи о памятниках архитектуры и интерьерах, бездомных и бизнесменах, козочках французских пород и пытках в колонии для несовершеннолетних. В журналистику меня привела жадность — я долго не могла выбрать между языком, рекламой и психологией. Интуитивно я понимала, что сфера общения с людьми пересекается со всеми остальными профессиями. Сегодня разговариваешь с гадалкой, завтра — со слепым, послезавтра — участвуешь в мероприятиях с топ-менеджерами в пиджаках. Каждый следующий текст — всегда немного сюрприз, который обогащает.

О The Village

Писать для The Village я начала прошлым летом. Лена Бабушкина, главный редактор издания в Екатеринбурге, отправила мне письмо: «Если ты любишь самолеты, есть предложение. В пятницу с половины шестого утра в Кольцово будет проходить споттинг, и я хочу сделать несколько интервью с авиагиками — людьми, которые фотографируют самолеты в разных аэропортах и вообще много о них знают. Это рано и все такое, но вдруг». Естественно, я согласилась — потому что люблю самолеты, а еще все новое и внезапное. Журналистика — это моя личная практика осознанности. Работая, я узнаю новое и ищу себя. Мне повезло, что в The Village я могу позволить себе быть собой: писать о том, что люблю, и любить то, о чем пишу. После интервью о випассане я прошла курс в московском центре «Дхамма Дуллабха». Во время подготовки материала о людях, сменивших имя, осознала, что живу с чужой фамилией — бывшего мужа мамы, но не моего отца.

Мой секрет в том, что я не боюсь показаться глупой перед теми, с кем общаюсь. К интервью я всегда готовлюсь — изучаю все, что известно о человеке, проекте или явлении. Но одновременно позволяю себе быть любопытной и задавать дурацкие вопросы. Так тексты получаются честными, простыми и интересными.

The Village — это городские истории Екатеринбурга: о тебе, обо мне, о каждом. Я люблю издание за честность и полезность, за то, что мы не пытаемся зарабатывать просмотры на хайпе и даем возможность высказаться любой стороне — впавшему в немилость директору парка Маяковского и девушке, написавшей «донос» на Pussy Riot. Мы не встаем на сторону спикера — обычно человек сам создает свой портрет. Так выглядит журналистский постмодернизм: самое ценное читатель находит между строк. Еще одна ценность редакции — качественные нативные спецпроекты, которыми мы гордимся. Но если в Москве люди еще несколько лет назад поняли, что заманивать клиентов «джинсой» бесполезно, то в Екатеринбурге наша редакция работает во многом в непротоптанном поле. Поэтому наша миссия — приучить заказчиков делать рекламу полезной, вдумчивой и не в лоб.

Самое крутое в редакции — осознанность и уважение к интересам каждого. У нас нет обязательного офиса и четкого графика работы, поэтому каждый сам несет ответственность за то, чтобы сделать работу качественно и в срок. Днем шеф-редактор успевает провести экскурсию по уличному искусству Екатеринбурга, издатель — съездить в Тагил с южноафриканским фотографом Роджером Балленом, фотограф — провести месяц на арт-резиденции в Калининграде.

О дресс-коде

В редакции каждый одевается как хочет, но во многом наши стили похожи — почти у всех в коллекции есть дизайнерские вещи и украшения с Урала. В последнее время мой гардероб во многом состоит именно из них: они удобные, зачастую выигрывают у масс-маркета по соотношению цены и качества, а еще позволяют отказаться от концепции быстрой моды. Комфортнее всего я ощущаю себя в простых однотонных вещах — длинных черных платьях, свитерах оверсайз и широких штанах. Несколько лет назад я полюбила черный: он гармонично отражает мое внутреннее состояние.

Сергей Потеряев

фотограф, фоторедактор


О фотографии

На пятом курсе обучения на энергетика я понял, что фотография крепко засела в моей жизни — и сразу начал задумываться, что мне с этим делать. Я много ездил по Уралу, снимал людей и среду, и постепенно пришел к документальной фотографии. После нескольких побед в фотоконкурсах на меня начали обращать внимание медиа: так я начал ездить по России, создавая фотоистории — о музыкальной школе в закрытом атомном городе в Пензенских краях, об ассимиляции северных народов в городских условиях, о чем угодно. И так много ездил, что разные издания до сих пор публикуют все эти зарисовки. Позже в моей жизни появилось современное искусство со своими биеннале и триеннале, и документальная фотография начала уступать место видео, инсталляциям и другим форматам. В рамках искусствоведческих проектов я исследовал изменения ландшафта после прихода беженцев в Германию и адаптацию немецких церквей — кирх после их передачи в управление РПЦ в Калининградской области. Это странный набор, но это моя работа.

Об издании

Узнать о The Village начинающему фотографу несложно: стоит только озадачиться, куда пристроить свои фотоистории. Два года назад, понимая, что издание пишет лишь о Москве и Петербурге, я, провинциальный парень, даже не стал отправлять вопросительное письмо о сотрудничестве. Некоторое время спустя меня нашла Лена Бабушкина, рассказала о том, что открывает в Екатеринбурге редакцию, и я согласился снимать для The Village постоянно. К тому моменту я намеревался окончить свою короткую карьеру куратора фотографического музея и сосредоточиться на производстве собственной фотографии. Предложение пришло вовремя — как и надо.

Полгода назад мы стали самостоятельней: перешли из объединенной редакции трех городов к формату франшизы. Я начал не только снимать, но и продюсировать съемки, компоновать их в пределах материала, больше участвовать в жизни издания в его визуальной части. Это похоже на опыт кураторства в музее, так что переход не был сложным. Радует, что во время подготовки материала The Village не требует дикой гонки на скорость: всегда есть время поговорить с героем, узнать подробности его жизни и придумать такую съемку, которая будет не просто дублировать текст, а станет полноправным партнером и добавит свое звучание. Детальная проработка материала — особенность издания, которой можно гордиться. В принципе, иметь штатного фотографа довольно затратно, и многие СМИ отказываются от этой модели. Но те, кто продолжают, получают удивительный отклик от читателей.

Меня никогда не интересовала красивая картинка, когда все идеально выстроено и прилизано. Мы, прежде всего, уличное медиа, и фотографии изображают наших героев как близких знакомых, удачно пойманных в нужном месте. Только так можно разглядеть человека за потоком образов, которые он воспроизводит. Инстаграм — хорошая соцсеть, которая вредит восприятию людей. Мы же, напротив, пытаемся вообразить большой город, где никто не знает соседа по лестничной клетке, большой деревней, где люди по вечерам сидят и рассказывают друг другу свои истории. Возможно, так и создается прообраз общества, в котором главной ценностью является понять рассказчика.

О гардеробе

Склад характера и характер работы четко определили мой гардероб: нейтральных цветов, без излишков, практичный. Такой, чтобы уехать в сибирские деревни на пару дней, а после пойти на открытие собственной выставки. Обувь тоже должна быть долгоиграющей и подходить к небольшому набору свитшотов, футболок и курток. Желательно, чтобы одежда была недорогой — так не обидно испачкать ее в чаще или в осенней уральской грязи. Моя слабость — уральский патриотизм в одежде, который присущ многим жителям Екатеринбурга. Надевая толстовку Urals ты не выделяешься, но четко доносишь свою позицию: «Кто мы, откуда, куда мы идем». Тима Радя, привет.

Лена Бабушкина

совладелец, редакционный директор


О журналистике

Полжизни назад я собиралась поступить на факультет связей с общественностью, но в итоге выбрала аналогичную кафедру на журфаке — он казался классическим и мощным факультетом с историей. С тех пор так и лавирую между журналистикой и пиаром, получая от этого огромное удовольствие. После первого курса я проходила практику на телеканале «ТНТ», где быстро поняла, что с камерой у нас нелюбовь: мне нравится писать большие и вдумчивые статьи, а зачитывать короткие истории в кадре скучновато. После несколько лет проработала в главных новостных агентствах Екатеринбурга, совмещая работу репортажника с задачами первого пресс-секретаря фестиваля уличного искусства «Стенограффия». Писала о городском транспорте, строительстве, медицине, о преступлениях и судах, пока не поняла, что не готова больше быть просто журналистом. Так я оказалась сначала в одном банке, а потом во втором, где стала начальником пресс-службы. Во время банковской работы мы познакомились и подружились с Ксюшей Друговой, которая полгода назад стала моим партнером по бизнесу.

О The Village

Я не шучу, когда говорю, что The Village для меня как ребенок. Через пару недель после рождения дочери я согласилась возглавить редакцию в Екатеринбурге, и вместо декрета собирала команду и готовила первые статьи. Делала это не для себя: считаю, что городу необходимо такое издание, что день горожанина не состоит из катастроф и скандалов, из новостей длиной в два абзаца и фотографий плохого качества. The Village — отражение моего образа мысли и мыслей людей, которые меня окружают. Нередко истории простых горожан интересней интервью со звездами, начинающие предприниматели прогрессивней больших бизнесменов, охранник знает о здании больше, чем его владелец, а панельный дом на окраине красивее очередного небоскреба, и наша задача — рассказать об этом читателям.

Мы делаем издание о комфортной жизни, и это понятие шире, чем кажется на первый взгляд. Это не только обзоры завтраков и новых ресторанов, разговоры о велодорожках и топовых моделях кроссовок. Комфортный город — место, где дорогу не разворовывают на стадии строительства, где оказывают качественные медицинские услуги, где не ущемляют ничьи права и берегут собственную историю. В каком-то смысле The Village помогает создавать такой город. Если вы нас читаете — добро пожаловать в сообщество.

Писать и редактировать я люблю не меньше, чем руководить проектами, и никогда не отказываю себе в удовольствии вести сразу десяток дел. Три моих любимых темы — еда, деньги и вино, и я стараюсь рассказывать одинаково просто о сложных финансовых терминах и технологии производства шампанского. Считаю, что журналист должен заботиться о комфорте читателя: делать текст понятным, полезным и не устаревающим, насколько это вообще возможно в информационном потоке. Моя любимая черта The Village — возможность оставаться в тренде и одновременно создавать вневременные материалы, например, о городских зданиях. В московской редакции за годы работы накопилось столько материалов из рубрики «Где ты живешь», что на днях они выйдут в формате книги. Уверена, что мы в Екатеринбурге тоже к этому придем.

В феврале я приняла решение оставить работу главного редактора и купить франшизу издания. Все перевернулось с ног на голову: теперь не я получаю зарплату, я плачу ее другим. За спиной The Village в Екатеринбурге не стоит крупного инвестора, мы зарабатываем деньги с помощью нативной рекламы, нового для города продукта. Если коротко, нативка — это статьи, которые интересно и приятно читать, даже если они созданы на деньги рекламодателя. Наши нативные проекты получают медали на международных фестивалях, а я горжусь тем, что мы развиваем в любимом городе рынок цивилизованной и качественной рекламы. Реклама, которая не кричит — тоже часть комфортной жизни.

О гардеробе

Четыре года назад я заплела себе дреды, три года назад отказалась от цветной одежды в пользу монохромной — ношу лишь черный, белый и серый. Минимализм научил меня видеть в вещах больше, чем принт и цвет, ценить фактуру ткани, качество, крой, едва заметные детали. Теперь мой гардероб состоит из вещей молодых дизайнеров из России, а еще он сократился раз в десять — большинство предметов одежды сочетаются между собой. С обувью произошло то же самое: гору туфель всех цветов и моделей сменили футуристичные кроссовки, классические кеды и брутальные ботинки, которые я считаю очень сексуальными.

Леша Шахов

шеф-редактор


О профессии

Однажды я решил стать журналистом, и в этом мое кардинальное отличие от тех друзей, что решили учиться быть журналистами. Начав с практики простым новостником в информационном агентстве, я стал прокачивать свои знания самостоятельно: пока друзья слушали лекции в университете, я ходил на мастер-классы, где практикующие журналисты рассказывали, сколько материала из этих лекций устарело, и как нужно делать сегодня. Несколько лет назад мне хватило наглости написать в одно издание, что их уральский редактор никчемный, а я бы с радостью взялся за этот проект. Мне ответили шокирующе спокойно: «Хорошо, мы увольняем его — в бой». Так я стал главным редактором медиа о городе в 20 лет.

О The Village

Тогда же я узнал о The Village, который стал для меня идеалом городской интернет-газеты: минималистичной, транслирующей образ красивого города, в котором хочется жить. Я стремился быть человеком в духе The Village, равнялся на The Village — наверное, именно это привело к тому, что теперь я работаю шеф-редактором издания в Екатеринбурге. Здесь я публикую новости, создаю материалы, проверяю и правлю статьи, веду соцсети и многое еще могу. В детстве я был фанатом Гарри Поттера и рад, что наконец-то похож на Дэниэла Рэдклиффа: на работе я — человек-швейцарский-нож.

Мой главный принцип — пропускать все через себя, проникаться героем перед интервью, формировать свое мнение о проблеме и постоянно обновлять базу фактов. Я не навязываю своих мыслей и оценок — когда пропустил проблему через себя, подобрать верные слова проще.

О вдохновении

Неисчерпаемых источников вдохновения не существует — нужно просто не зацикливаться на одних и тех же вещах. Я могу безрезультатно затирать до дыр философские книги, а после придумать спецпроект во время чистки картошки для очередного переваренного пюре. А переваренное пюре — это самая анти-вдохновляющая вещь.

Об одежде

В одежде я ставлю личные ощущения выше здравого смысла. У меня были убитые в хлам красные конверсы, но я все равно надевал их, несмотря на то, что рядом лежали четыре пары целой обуви. Мне казалось, что эта убитость придает им особый шарм, даже дырка на одном из краев была какой-то особенной. Я проносил их до тех пор, пока не сделал дыру в подошве. Существует лишь два важных фактора: мне комфортно и мне нравится.

Ксения Другова

совладелец, коммерческий директор


О журналистике

Я придумала стать журналистом пятнадцать лет назад, когда училась в старших классах. Родители не радовались, но и не отговаривали, поэтому я поступила на журфак. На третьем курсе устроилась в издательство Tatlin, где писала небольшие тексты про дизайн, будь то итальянская мебельная выставка iSaloni или новый диван от Карима Рашида. Тогда все это казалось мне совершенно новой, фантастической и очень далекой реальностью. Мой мир ограничивался однокомнатной хрущевкой на Посадской, университетом, издательством и рестораном, в котором я подрабатывала официанткой.

В настоящей журналистике я оказалась лишь однажды и ненадолго, когда после окончания университета начала работать в информационном агентстве. Училась писать новости, ходила на пресс-конференции, а потом бежала в редакцию, чтобы сесть за компьютер и срочно выпустить что-нибудь в ленту. Почти каждый журналист начинает постепенно обрастать контактами пресс-секретарей и желанием перейти в их ряды. Так случилось и со мной: меня пригласили в коммуникационное агентство, которое располагалось в соседнем офисе. Там я работала пиарщиком разных компаний на аутсорсе. Было увлекательно сопровождать одновременно кинотеатр, крупную ритейлерскую сеть, конный клуб и девелоперскую компанию, которая планировала освоить огромную территорию. После я даже поработала на госслужбе, когда устроилась пресс-секретарем регионального Министерства государственного имущества, а оттуда ушла в крупнейший региональный банк. В банке три года я жила в абсолютно экономической повестке: следила за ключевой ставкой Центробанка, волатильностью рынков, курсами валют и остальными сложными вещами. Мне нравилось быть частью огромного организма, я видела многие процессы изнутри; это восхищало и многому научило меня.

Об издании

The Village существовал в моей жизни фоном. Я периодически заходила почитать любимую рубрику «Квартира недели» — до сих пор любимую, кстати. Когда моя подруга Лена Бабушкина стала главным редактором The Village в Екатеринбурге, я стала читать его чаще. Полгода назад Лена решила купить франшизу и из редактора стать издателем, а я, недолго думая, предложила себя в партнеры. «А давай», — вот так все началось. Сейчас в редакции я отвечаю за нативные проекты, документы, партнерские отношения и немного за информационную политику. Хотя последнее, скорее, — коллективная ответственность. Мы всегда обсуждаем важные репутационные моменты вместе, много спорим. Один из главных вызовов для нашего медиа — развитие нативной рекламы в Екатеринбурге.

Я не работаю журналистом, текст — это не мое. Мне интересней заниматься проектным менеджментом, делать так, чтобы наш город узнавал больше нестандартной рекламы. Вместе с ребятами мы экспериментируем — ведь у нас есть полная свобода делать медиа для таких, как мы, для тех, кому не интересно читать о местечковых скандалах и высоколобой политике. В работе меня вдохновляет обратная связь: когда читатели пишут, что не успевают прочесть все интересные тексты, или когда рекламодатели вслух мечтают украсть сердца нашей аудитории. Иногда нам пишут дизайнеры, художники или рестораторы, о которых мы делали материалы, и это тоже приятно. Мы рассказываем о новых местных брендах, заведениях и событиях, потому что нам это и правда интересно.

О дресс-коде

Недавно я выкинула из своего шкафа всю одежду из офисного прошлого: юбки-карандаши, туфли на каблуках, строгие платья. У меня нет необходимости носить униформу, да и в кедах я чувствую себя свободнее. Я по-прежнему люблю рубашки, но сейчас это оверсайз и закатанные рукава, а не приталенный крой. Люблю джинсы, худи и обувь на плоском ходу. К ним в комплект подбираю кроссовки, базовые футболки и кардиганы. Избегаю сумок, которые нужно носить в руках, использую рюкзак, когда выхожу из дома с ноутбуком, или маленькую сумку через плечо для документов и ключей. Я не шопоголик, у меня почти нет остромодных трендовых вещей, которые появляются сразу у всех. Некоторые вещи я ношу годами, поэтому избегаю тех, что завтра перестанут быть актуальными. Одежду я покупаю в двух магазинах масс-маркета, что-то нахожу у местных дизайнеров: эти вещи, как правило, становятся моими любимыми. Все чаще вижу на встречах с клиентами, что многие корпорации также ушли от соблюдения строгого дресс-кода. Носить одежду, в которой тебе комфортно — это действительно важно. Главное, чтобы одежда была уместной.

Катя Попова

экс-менеджер по продажам рекламы и редактор специальных проектов, проработала в The Village год


О профессии

В 2015 году я переехала в Екатеринбург из Самары, где работала в волжском лайфстайл-медиа Bigvill сначала журналистом, а потом — менеджером по рекламе. Никогда не планировала работать в СМИ, это получилось само собой. Я уехала в США по программе Work and Travel, когда по скайпу позвонили друзья и с горящими глазами сообщили, что придумали сайт о Самаре, для которого надо писать тексты. Первым заданием было взять интервью у деда-пианиста из ресторана, в котором я работала. Выглядело все так, будто они сошли с ума, но писать оказалось безумно интересно. Идея рассказывать истории о настоящей жизни города и его жителей, без горящих сараев и аварий на трассах, и сейчас кажется мне очень важной миссией. Чтобы локальное издание продолжало работу над классными историями, ему нужен рекламный отдел. Так я перешла в продажи в самарском издании и проработала там год, а потом вышла замуж и уехала в Екатеринбург.

О Екатеринбурге

Новый город казался абсолютно чужим. Это было странно и непривычно — работая в медиа, ты всегда находишься в центре мира, знаешь все о городе и тусовке, привыкаешь к этому. Конечно, я мечтала о похожей работе в Екатеринбурге, поэтому, когда узнала об новой редакции The Village, сразу связалась с ребятами. Год назад я начала работать в издании региональным менеджером по рекламе. В мои обязанности входило создание коммерческого отдела, поиск клиентов и продакшн рекламных проектов. Работа в The Village начиналась с ответов на два вопроса читателей и будущих клиентов: «Вы вообще кто?» и «Как сделать так, чтобы вы о нас написали?».

О The Village

В этот момент я по-настоящему поняла и полюбила вилладжевский стиль: спокойный тон текстов и выверенные позы героев на фотографиях регламенитируются десятком гайдов, определяющих редакционную политику. Еще строже и требования к контенту в специальных проектах, есть четко фиксированные рекламные форматы: темы и структуры текстов, фотографий и графики. С одной стороны, работать с цельным продуктом с очевидными преимуществами очень удобно. С другой, рынок рекламы в СМИ в Екатеринбурге совершенно не готов к такому экспертному подходу к продукту и уровню цен на него. От нас ожидали того же, что давали остальные рекламные площадки в медиа: быстрой и дешевой рекламы, либо эксклюзивного проекта с учетом мельчайших пожеланий клиента — часто в ущерб качеству. Так стала очевидной святая обязанность менеджера коммерческого отдела The Village Екатеринбург: сначала рассказывать все о ценностях бренда, редакции, темах текстов и подходе к работе, и лишь потом переходить к теме встречи.

Эта работа действительно помогла мне узнать Екатеринбург и понять уральский характер — доверие местных нужно заслужить. В самом начале у The Village, конечно, были партнеры, которые с облегчением говорили: «Слава богу, вы пришли!». Но были и те, кто считал, что московская компания на Урале не приживется: «Если проработаете три месяца — приходите». Мы работаем почти два года и, конечно, уже пришли.

Об одежде

Я считаю, что внешний вид любого человека из редакции локального медиа должен отражать ценности этого медиа. Идеально, когда ты пишешь о вещах и украшениях, и при этом носишь их сам — это показывает, что ты веришь в то, чем занимаешься. И маленькое бренд-амбассадорство обязательно заметят и оценят партнеры. Подбирая одежду, я постоянно разрываюсь между красотой и удобством; в последнее время побеждает удобство. Уже давно я предпочитаю туфлям на каблуках кроссовки и кеды, монохромные цвета, рюкзаки и поясные сумки. Очень люблю разбавлять все это лаконичными украшениями — например, от Avgvst. Обычно заказываю одежду онлайн, изредка хожу в ТЦ, в строго определенные магазины.

Александра Баталова

дизайнер


О дизайне

В начальных классах я узнала о профессии дизайнера, и никогда не сомневалась в своем выборе. После школы подала документы на одну специальность, без запасных вариантов — не видела себя в другом месте. Оказавшись на факультете промышленного дизайна я поняла, что все мои представления о дизайне были поверхностными. Дизайн — это не создание красивых картинок, а решение определенных задач с помощью средств визуальной коммуникации. Дизайнер анализирует ситуацию и запросы потребителя, а внешний вид его продукта — лишь отражение функции.

Летом после второго курса я начала искать подработку. Вакансии для людей вроде меня, без опыта работы, оказались, мягко говоря, не вдохновляющими. Тогда я решила сосредоточиться на поиске компаний, которые специализируются на создании айдентики, одной из самых близких мне вещей. Выбрала одну, отправила портфолио и письмо с предложением быть полезной, не особенно рассчитывая на ответ — важно было просто попытаться. К моему удивлению, мне перезвонили и предложили тестовое задание. Так я попала в штат. Сначала я была дизайнером на подхвате, разгружала остальных, когда проектов становилось слишком много. Первые деньги за успешный проект казались мне огромными, и я спустила их за день на подарки для близких. После окончания Архитектурного университета я устроилась в эту компанию на постоянной основе, но работаю и над другими проектами, один из которых — The Village.

Я полностью отдаю себя тому, чем занимаюсь, но не могу заниматься тем, что не интересно. Все мое свободное время занято дизайном; моя работа — это мое хобби. Могу уехать из офиса в пять часов утра, а спустя несколько часов снова ехать на работу. Мой способ отдохнуть и отвлечься — чередовать проекты, и тем лучше, когда они разные. Не помню точно, когда впервые узнала о The Village, но я никогда не ставила его в один ряд с другими изданиями. Знаю очень немного изданий с настолько детальной проработкой материала: от содержания до наполнения. The Village нужен Екатеринбургу, и мне приятно иметь к нему отношение.

О The Village

Когда мне предложили стать частью издания в Екатеринбурге, я слабо представляла свои задачи, так как никогда раньше не работала с СМИ. Но интереса узнать новое было достаточно, чтобы согласиться. В редакции The Village все взаимодействуют друг с другом. Я знаю о подготовке материала, но он попадает ко мне на финальной стадии: нужно сверстать текст и с помощью визуальных средств сделать его нагляднее и полезнее. Важно при этом сохранять единый стиль всех публикаций издания, шрифты, цвета, размеры изображений и общие принципы верстки. Я отвечаю за финальный вид материала, но каждая публикация — это системная командная работа, над которой трудятся редакторы, фоторедактор и дизайнер.

О вещах

Профессия накладывает отпечаток на характер и взгляды, и постепенно становится образом жизни. Это проявляется даже в одежде. Мне нравятся минималистичные вещи спокойных цветов. Самым важным предметом одежды считаю обувь, люблю каблуки, но не могу позволить их себе в повседневной жизни. Люблю кеды за удобство, эстетичность и органичность сочетания с любым элементом одежды. У меня нет супермодной футуристичной одежды, я покупаю скорее то, что не потеряет свою актуальность хотя бы пару лет. И нахожу это вполне логичным: если сопоставлять с дизайном, в среднем компании обновляют или дополняют свой фирменный стиль раз в пять лет. И если логотип через 5-10 лет потерял свою актуальность и современность, значит, его создал недальновидный дизайнер. В жизни и в одежде я не вижу смысла растрачивать себя на то, что имеет кратковременный эффект.

Лилия Низамова

редактор раздела «Еда»


О журналистике

Я хотела работать в милиции, но что-то пошло не так, и я стала журналистом. В школьные годы моим соседом был журналист Эдуард Худяков — в конце 90-х он вел новости на канале «АТН». Однажды мы с семьей смотрели телевизор, как вдруг на лестничной клетке раздался шум. Родители выскочили из квартиры — оказалось, на Эдуарда напали и ранили его. Возможно, этот эпизод повлиял на меня, и после школы я решила поступать на журфак. Сосед, кстати, отговаривал мою маму от выбора факультета, но на меня сложно было повлиять.

Вначале я работала репортером в еженедельной газете «Вечерний Екатеринбург»: пришла на практику после третьего курса, и спустя неделю мне предложили работу в штате. Особенно мной гордился дедушка, ведь он покупал эту газету в киоске. Я оказалась самым молодым журналистом в редакции, не боялась заданий на планерке и готова была выехать на каждое — из-за этого надо мной даже подшучивали. В статьях рассказывала об открытии новых дорог, праздниках дворов, вела репортажи с конкурса парикмахеров, бывала даже на поминальных обедах. Но особенно меня интересовал потребительский рынок Екатеринбурга: до сих пор помню первые рестораны, пабы, бары и винотеки. Однажды я решилась и прошла обучение в школе сомелье. С тех пор уже 15 лет рассказываю о новостях ресторанного рынка.

Об издании

О The Village я знаю с момента его появления в Москве восемь лет назад. Однажды мы с коллегами готовили текст о новом ресторане, и дизайнер международного архитектурного бюро Андрей Загута прислал нам ссылку на публикацию, сказав, что тексты надо писать так, как это делает The Village. Сейчас в екатеринбургской редакции я делаю то, что люблю: рассказываю о ресторанной жизни Екатеринбурга, новых проектах и дегустациях, интересных меню, фестивалях еды и гастролях шефов. В издании самая душевная редакция, где мне приходилось работать, и я горжусь доверием и большой свободой, которой пользуюсь. А еще у нас самые вкусные планерки, которые мы проводим в городских ресторанах.

О стиле жизни

В работе я стараюсь оперировать фактами и давать меньше оценок, будь это новый ресторан или обновление в меню — читатель сам сделает вывод. Люблю открывать новые вкусы: блюд и вин, и расширять вкусовые границы путешествиями. И в городе, и в путешествиях выбираю комфортную одежду и обувь, потому что люблю много ходить пешком.


Одежда

Freedom Store

Обувь

Converse x The Village x Hello Pepe

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала
От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала Весна, лето, осень, зима и снова весна в буддийской общине на Среднем Урале
От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала
Весна, лето, осень, зима и снова весна в буддийской общине на Среднем Урале

Как прошла первая вечеринка The Village в Екатеринбурге
Как прошла первая вечеринка The Village в Екатеринбурге Сообщество The Village, плейлист от «Тесноты» и фирменные коктейли в баре «Коллектив»
Как прошла первая вечеринка The Village в Екатеринбурге

Как прошла первая вечеринка The Village в Екатеринбурге
Сообщество The Village, плейлист от «Тесноты» и фирменные коктейли в баре «Коллектив»

Безбашенные: Как в Екатеринбурге взрывали телебашню
Безбашенные: Как в Екатеринбурге взрывали телебашню Обломки бетона и облака пыли в репортаже The Village о сносе 220-метрового недостроя
Безбашенные: Как в Екатеринбурге взрывали телебашню

Безбашенные: Как в Екатеринбурге взрывали телебашню
Обломки бетона и облака пыли в репортаже The Village о сносе 220-метрового недостроя

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Как провести первую неделю зимы в Москве

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Первая полоса

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть на выходных
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть на выходных

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

Как провести первую неделю зимы в Москве
Как провести первую неделю зимы в Москве День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room
Как провести первую неделю зимы в Москве

Как провести первую неделю зимы в Москве
День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
10 лучших ресторанов осени в Петербурге Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol
10 лучших ресторанов осени в Петербурге

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Что покупать и куда идти на non/fiction№23? Главные книги и события московской книжной ярмарки
Что покупать и куда идти на non/fiction№23?

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Главные книги и события московской книжной ярмарки

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Подпишитесь на рассылку