«Вуз не поможет, если ты овощ»: Как строят карьеру уральцы без диплома Кем работают и как живут екатеринбуржцы без высшего образования

«Вуз не поможет, если ты овощ»: Как строят карьеру уральцы без диплома

Многие считают, что высшее образование — это показатель статуса. Будущих выпускников пугают фразой «плохо сдашь ЕГЭ — не поступишь в институт». Известно множество историй, когда бросившие обучение люди достигали колоссального успеха — среди них Стив Джобс, Билл Гейтс, Генри Форд. Многие из них еще в школьном возрасте начинали свой бизнес — например, швед Ингвар Кампрад создал предприятие, впоследствии ставшее IKEA, когда ему было 17 лет, на деньги, полученные в подарок от отца.

Мы поговорили с четырьмя жителями Екатеринбурга, которые отказались от получения высшего образования, о трудностях жизни без диплома, карьерных успехах и реакции близких.

Фотографии

Сергей Потеряев

Фотографии

Кирилл Войнов

Мария Кудяшова

20 лет, продюсер Be Brand Group «Центр Событий»


О том, как в 20 лет стать продюсером крупного ивент-агентства

Мое образование началось с маленькой общеобразовательной школы № 1 в городе Березовском, где я училась на четверки и пятерки. После девятого класса передо мной не стоял вопрос, продолжать обучение в школе дальше или уходить в колледж — я сразу знала, что в школе мне не реализовать свой творческий потенциал. Уже тогда у меня были серьезные амбиции, при этом я понимала, что Екатеринбург даст мне гораздо большие карьерные возможности.

Я поступила в колледж имени Ползунова, где меня привлекла программа специальности «Реклама» — она подразумевала большое количество практических дисциплин, а также изучение полезных программ вроде Adobe Photoshop и CorelDRAW. Позднее мир рекламы стал открывать для меня маркетинг и KPI. Колледж я окончила прошлым летом: четыре года обучения дали мне необходимую базу, благодаря которой я смогла сориентироваться, что именно из сферы рекламы привлекает меня больше остального.


Главный аргумент: «Если ты захочешь уволиться, то без диплома тебя никто никуда не возьмет»


Я начинала с работы SMM-менеджером, какое-то время работала помощницей бренд-менеджера, а после попала на практику в ивент-агентство. Правда, там у меня сложилась не самая приятная ситуация: из агентства я уходила со скандалом. Работодатель знал, что я мечтаю работать в другом ивент-агентстве — Be Brand Event, с которым я впервые сотрудничала еще на третьем курсе колледжа, когда помогала подруге в качестве волонтера в организации марафона «Бежим с добром». Долгое время в Be Brand Event не было открытых вакансий, но к концу моего испытательного срока мне позвонили оттуда и позвали на освободившееся место.

Как честный человек, я подошла к своему руководителю: предложила закрыть все текущие дела и уволиться. Он ответил мне потоком мата и заявил, что я невероятно амбициозная нахалка, и будущего в ивент-индустрии у меня нет. Я сейчас позвоню Макеранцу (соучредителю группы компаний Be Brand, — прим. ред.) и скажу, что ты плохой организатор». Не знаю, случился ли тот звонок Макеранцу, но я сильно расстроилась. Мне тогда было 17 лет, и я впервые работала в офисе. Не знаю, как я не расплакалась в ответ на слова руководителя, но мне хватило сил пожелать ему удачи, развернуться и уйти. Эта ситуация показала мне, что жизнь будет часто вставлять палки мне в колеса, но раз у меня горят глаза, я обязана преодолевать все трудности на пути к достижениям.

В Be Brand я работаю почти два года. Первое время была на должности ивент-менеджера — человека, который делает события непосредственно своими руками. Сейчас я руковожу собственной проектной группой и нахожусь выше — на должности продюсера, который заряжает, мотивирует, координирует процесс создания мероприятия с нуля и до раздачи благодарностей и люлей. Я занималась фестивалями «О, да! Еда!», «Усадьба Jazz» и другими ивентами.

Я большая поклонница проектов «Ночь пожирателей рекламы» и Cannes Lions, которые в Екатеринбурге делает Be Brand. Десять лет назад у меня не было карманного бюджета, который позволил бы мне купить билет на такие события за тысячи рублей, поэтому я стала на них волонтерить. Оба они привлекали возможностью познакомиться с рекламными роликами международного уровня. В этом году я сама стала организатором Cannes Lions и очень горжусь этим проектом, потому что он амбициозный и вызывает у публики Екатеринбурга большой интерес.

О дипломе, самообразовании и родителях

Я не стала получать высшее образование. Сейчас мне 20 лет: я вижу, что мои ровесники тоже стараются развиваться, выбирают для этого какие-то свои методы и места, но за счет того, что я стартанула раньше, то успехов на данный момент достигла больше остальных. Сейчас мне хочется донести до молодых людей, что не нужно бежать за дипломами, за оценками, нервничать и не спать из-за учебы ночами. Безусловно, образование важно, но для каждого человека оно необходимо ровно настолько, насколько ему это интересно.

Моя мама до сих пор настаивает на том, чтобы я поступила в вуз. Все лето после колледжа она пилила меня и убеждала поступить: «Я там уточнила, тут еще одна волна, они там не добрали, давай хотя бы в СИНХ». Главный аргумент: «Если ты захочешь уволиться, то без диплома тебя никто никуда не возьмет», но при устройстве на работу про диплом меня даже не спрашивали. Я пытаюсь объяснить маме, что портфолио с моими кейсами скажет обо мне больше, чем оценки в дипломе, которого нет, но она не верит и сильно расстраивается.


Как и все люди до 25 лет, сразу после школы я не мог отличить свои мысли от чужих, навязанных мне, поэтому поступил


Я — тот человек, что постоянно хочет саморазвиваться, поэтому я регулярно прохожу курсы. Из последних — школа интервью «Бу-бу-бу» Ольги Чебыкиной, где в течение двух месяцев я училась рассказывать о своем деле вдохновенно и с горящими глазами. Также заканчивала обучение на продюсера к школе кино Big Bag School. Сейчас, например, учусь шить нижнее белье в «Фактуре» — школе шитья и дизайна одежды. Мне кажется, что важно выходить за рамки своей профессии, потому что это благоприятно сказывается на кругозоре, дарит знакомства с новыми людьми и так или иначе отражается на дальнейшем пути.

Я жажду новых знаний и чувствую постоянную потребность в прокачивании собственных скиллов в публичных выступлениях, в ораторском искусстве, в грамотном письме, потому что уверена: любой навык можно сделать ликвидным. Чем более широкий перечень навыков я буду иметь, тем больше буду цениться на рынке труда. Екатеринбург — хороший город для самообразования, где можно найти все необходимые площадки и спикеров. Часть курсов я прохожу в онлайне — например, смотрю ролики на YouTube. В век интернета, ты можешь получать высшее образование, даже не выходя из дома — например, в университете «Синергия». Я думаю, что если я буду получать высшее образование, то сделаю это именно в нем.

Алексей Колесников

34 года, предприниматель


О решении родителей

Я учился в лицее № 1 при Ревдинском медицинском колледже. Поскольку он считался лицеем, преподаватели гуманитарных наук считали, что мы должны быть гуманитариями. Поскольку лицей был с математическим уклоном, преподаватели точных наук были убеждены, что мы — будущие математики и физики. А поскольку лицей существовал при медицинском колледже, преподаватели химии и биологии нагружали нас своими предметами. В седьмом классе у нас начались сессии, а учиться мы стали в формате пар — как в вузах. В качестве контрольных по физике с девятого класса нам давали вступительные билеты в УПИ. Лицей я окончил уже с образованием младшей медсестры — да, именно так, категорию «медбрат» ввели уже позже.


Я не афиширую, что у меня нет высшего образования, потому что понимаю: стереотипы в головах у людей могут сработать против меня


Часть моей семьи — дед и мама — всю жизнь работала на заводе, а папа служил в полиции. Родители единогласно решили за меня, что поступать я буду на металлургический факультет УПИ — решение даже не подлежало обсуждению. В вузе я занимался чем угодно, но только не учебой. Начал работать: крыл крыши на стройках, был охранником мирового судьи, был членом студенческого отряда охраны правопорядка (СОПР). После второго курса летом я приехал на завод в Ревде и встал в цех разделки лома, потом перешел в прессовщики, а когда закончил практику, то понял, что это вообще не то, чем я хочу заниматься.

Как и все люди до 25 лет, сразу после школы я не мог отличить свои мысли от чужих, навязанных мне, поэтому поступил, но, отучившись два года, все же решил уйти. Я не стал совещаться с родителями — это было мое первое самостоятельное решение, которое я принял, когда осознал: схема, по которой живут мои родители, ко мне не подходит. Как сейчас помню: рядом с УПИ была небольшая кофейня, куда я пришел выпить кофе с газетой «Из рук в руки». На одной из страниц я обнаружил объявления об открытых вакансиях и заметил, что программист 1С неплохо зарабатывает — тогда я тоже решил стать программистом 1С и устроился на работу.

О работе без опыта

У меня всегда получалось хорошо себя продавать, поэтому меня тут же взяли без опыта работы. К собеседованию я немного подготовился: попросил знакомого объяснить мне основы 1С. Он научил меня трем главным словам: «конфигуратор», «реестр», «проводка» — как оказалось, этого хватило, чтобы меня приняли в небольшую компанию с невысокими зарплатами. Спустя месяц мы пили пиво вместе с директором, и он рассказал, что хотел уволить меня уже на второй день, но ему все было некогда. Он сразу же понял, что собеседование я прошел красиво, но по факту ничего делать не умею. Когда он, наконец, нашел время со мной пообщаться, то обнаружил, что я очень быстро расту, и изменил свое решение. Через четыре месяца я уже был его заместителем.

Набравшись опыта, через полгода я ушел в региональный информационный центр: в течение года занимался автоматизацией бюджетных организаций Екатеринбурга. Облдума, администрация, различные министерства переходили с программы «Парус» на 1С. Еще спустя год оттуда я ушел в холдинг «Оками», где занимался бизнес-процессами до начала 2009. Из-за кризиса мне тогда предложили в три раза уменьшить зарплату, но я отказался — с тех пор по найму больше не работал. Сначала брал проектную работу, но вскоре компьютеры мне уже надоели. Тогда вместе с другом из «Оками» мы решили открыть свою рекламную компанию и стали заниматься вывесками, дизайном, логотипами и фирменным стилем.

Сейчас у меня три бизнеса: рекламное агентство, веб-студия и лаборатория криминалистических исследований — небольшая фирма для трудоустройства родителей на пенсии.

О жизни без диплома и учебе

Для семьи отсутствие высшего образования у меня — это до сих пор шок. Каждая встреча с дедом сводится к разговору о том, что без образования я никуда. Три года назад меня пригласили преподавать в Уральский колледж бизнеса, управления и технологии красоты, где в дальнейшем я стал председателем государственной экзаменационной комиссии, то есть сам принимал у студентов дипломы. То есть у меня корочки нет, но мой автограф стоит уже минимум в сорока дипломах. Когда я рассказал об этом деду, он строго на меня посмотрел и сказал: «Говно институт, значит, раз они тебя взяли».

Я не афиширую, что у меня нет высшего образования, потому что понимаю: стереотипы в головах у людей могут сработать против меня. Обычно, если этот факт случайно всплывает в разговоре, люди ему удивляются — так происходит, потому что к тому моменту они уже успевают сформировать обо мне позитивное мнение. Когда я трудился по найму, некоторые работодатели спрашивали у меня о наличии диплома, но к отрицательному ответу относились равнодушно. Высшее образование — это круто и полезно, особенно для тех, кто хочет стать врачом или юристом. Я сам не пойду к врачу, который скажет, что обучался по книжкам и вебинарам: «Прости, ничего личного, но не сейчас». Но есть сферы, где без высшего образования можно обойтись: в IT на момент выпуска из вуза твои знания уже не будут ничего стоить.


Сам не пойду к врачу, который скажет, что обучался по книжкам и вебинарам. Но есть сферы, где без высшего образования можно обойтись: в IT на момент выпуска из вуза твои знания уже ничего не будут стоить


Институт учит в первую очередь находить выходы из сложных ситуаций и адаптироваться в социуме. Моя учительница литературы как-то сказала фразу, которую я отлично запомнил: «Главное — не то, что ты знаешь, а то, что ты знаешь, где это найти». Я убежден: самый полезный навык — это научиться учиться. В моей карьере не было ни одной задачи, которую я не смог бы решить. Когда клиент ставил передо мной задачу, я отвечал: «Да, да, я умею, я знаю» и бежал домой узнавать, как ее решать. Нужно просто включать голову. Большинство людей, встречая любой новый для себя вопрос, реагируют одинаково: «Ой, я не знаю» и даже не пытаются найти ответ. В то же время есть и другая категория людей — тех, что, услышав незнакомое слово, сразу лезут в википедию.

Крайне редко у меня возникает мысль о получении высшего образования — но не из-за необходимости иметь диплом, а из-за моего желания учиться. Я много читаю, прохожу большое количество вебинаров и курсов на разные темы. Больше всего в самообразовании мне помогают книги, еще нравятся платформы GetCourse и Coursera. У меня есть списки, где я фиксирую те области знаний, в которые мне хочется погрузиться. Когда мне на глаза попадается полезная информация, я просто беру для себя все нужное. Безусловно, предварительно я смотрю отзывы о преподавателях и о компаниях, которые устраивают семинары и вебинары — качество информации имеет для меня большое значение.

Алексей Шахов

24 года, шеф-редактор The Village в Екатеринбурге


О нонконформизме и о том, каково быть сыном журналистов

Я учился в школе № 163 на ВИЗе и очень ее не любил. С шестого класса я был лютым нонконформистом — выглядел как эмобой и сильно контрастировал с визовской аудиторией. Мне было некомфортно, поэтому после девятого класса я избавился от длинных волос и челки, забрал документы и поступил в техникум дизайна и сервиса. Я попал на курс рекламы, где было намешано все: работа с креативом, дизайном, публичными выступлениями, написанием текстов и логическим мышлением — это было интересно.

В колледже я проучился три года и за это время успел начать прощупывать пути самореализации: вел радиопередачу из будки на весь колледж и даже сделал редизайн локальной газеты. Помню, меня очень веселил тот факт, что во время прямого эфира можно было сказать что угодно, и все это услышали бы. Как-то я даже прикалывался над директором — он мне потом это припомнил, но шутка его повеселила.

Мои родители журналисты. Мама никогда не стимулировала меня к тому, чтобы я тоже стал журналистом: мне не покупали «наборы юного корреспондента». Но на домашних тусовках постоянно собирались коллеги родителей: журналисты, пиарщики и музыканты. Я плохо помню эти встречи, но наверняка это оставило свой отпечаток где-то у меня на подкорке. Мой первый настоящий опыт работы в журналистике случился после колледжа, когда мама предложила мне либо продолжить обучение в вузе, либо устроиться на работу. Я выбрал второй вариант: все мои друзья с журфака как раз заканчивали первый курс и к тому времени успели разочароваться в учебе. Мама поддержала мое решение — никаких споров между нами не возникло.

О работе в медиа

Меня взяли в старую редакцию Ura.ru — издания, которое тогда распадалось на две команды. Часть, где работал я, вскоре превратилась в интернет-газету Znak.com. В редакции я был практикантом: в основном рерайтил новости. Мне не очень понравилось работать с политической повесткой и читать релизы о ночных происшествиях, поэтому вскоре я ушел и стал редактором сайта журнала «Выбирай». Мы хотели развивать сайт как отдельный продукт, поэтому мне пришлось окунуться в развлекательную журналистику. Попутно я стал увлекаться съемкой и вел на сайте фотоблог. Через полтора года я ушел в S.G.T.R.K — продюсерский центр, возглавляемый «Смысловыми Галлюцинациями». Там я писал посты, снимал происходящее на студии и интервьюировал музыкантов.

В то время в городе открывалась франшиза The Ekb Room — это было одно из первых лайфстайл изданий Екатеринбурга. Мне сразу понравился дизайн сайта, но его наполнение показалось мне ужасным. Я нашел контакты москвичей и написал им: «Сайт классный, но редактор — говно». Через два месяца мне пришло письмо: «Мы уволили редактора — приступай к работе». В The Ekb Room я провел больше трех лет в роли главного редактора и регионального директора проекта — я был человеком, который за 30 тысяч рублей делал все.


Для человека гораздо важнее иметь стремление в чем-то развиваться: вуз не поможет, если ты сам овощ и ничего не хочешь от этой жизни


Когда я только вступил на должность, мне захотелось прокачивать свои журналистские навыки, поэтому я стал посещать курсы, лекции, мастер-классы и зачитываться трудами редактора Максима Ильяхова. Больше всего нравилось узнавать новое от москвичей. Тогда я открыл для себя медиахолдинг Look At Me и издание The Village. Я стал ездить на разные профессиональные мероприятия вроде «Вербы» (лагерь издания «ВОС», — прим. ред.) — там, кстати, познакомился с Леной Бабушкиной, будущим издателем The Village в Екатеринбурге.

Дополнительного финансирования на The Ekb Room я так и не добился, даже с трудом удалось уговорить расширить местную редакцию до двух человек. В один момент ожидался очередной редизайн сайта, вместе с внешним видом менялась концепция — я к тому моменту уже перегорел, поэтому взял предложенную мне финансовую подушку безопасности и уволился. Стал снова ходить на собеседования и почему-то решил заняться проектом Overtime.life — это портал о здоровом образе жизни. Спустя девять месяцев мне написала Лена Бабушкина и пригласила меня стать шеф-редактором The Village в Екатеринбурге.

О жизни без диплома и практике

Я бы не стал говорить, что высшее образование — штука ненужная, но полезным оно может быть только в комбинации с практикой. Меня удивляют люди с журфаков, которые что-то пишут только тогда, когда им нужно проставить практику для деканата. Для человека гораздо важнее иметь стремление в чем-то развиваться: вуз не поможет, если ты сам овощ и ничего не хочешь от этой жизни.

Никто и никогда не говорил мне: «Без вышки ты никто». У меня не было проблем с трудоустройством из-за отсутствия высшего образования — кажется, работодатели вообще ни разу не просили предоставить им диплом. Раньше в личных разговорах я старался избегать темы высшего образования, сейчас заявляю о своем опыте даже с гордостью. Наверное, я бы сомневался до сих пор, но время от времени меня зовут читать лекции по журналистике. Сейчас я понимаю, что моя профессия — это чистый опыт, а отнюдь не академическое знание. Я перестал воспринимать отсутствие диплома как собственный недостаток и избавился от комплекса.

Я немного жалею, что не получал очное образование, но не по причине отсутствия каких-либо знаний, а из-за того, что у меня не было сокурсников, из которых сейчас можно было бы сколотить команду. Иногда я думаю о получении высшего образования — меня привлекает философский факультет и возможность расширения сознания. Но мне кажется, что какие-то классические вузы сейчас не по мне — я ищу альтернативные формы образования, например, слушаю курсы на «Арзамасе».

Джесс

19 лет, художник

ДИСКЛЕЙМЕР: герой предпочел говорить о себе во множественном числе, так как не хочет относить себя к какому-либо гендеру и, тем самым, как-либо ограничивать.


О школе и архитектурном вузе

Мы учились в Дягилевке — школе с уклоном в искусство, и нам там не нравилось. Из всех уроков привлекало только рисование. Нам вообще некомфортно, когда заставляют делать что-то, что нас не интересует. У нас было много прогулов, но в школе к этому все относились нормально. Школу окончили в 2017 году с парой троек.

Не знаем, почему родители решили отдать нас именно туда. В седьмом классе мама увидела наши рисунки, и так мы попали на профиль рисования. Первое время все относились к нам не очень хорошо — все ученики с детства рисовали по всем академическим правилам, а мы никогда не занимались этим профессионально. Но позже нас все же стали хвалить за собственный яркий стиль. Мы стараемся не ограничивать себя в рисунке: любим все яркое, кричащее, нравятся большие мазки.


Как оказалось, страх был только в голове: на самом же деле после отчисления ничего не изменилось, разве что, освободилась куча времени на свои проекты


Когда мы учились в школе, то думали: как и все, после учебы пойдем в вуз. Казалось, другого варианта просто быть не может. Мы ожидали, что окончим школу, и в жизни начнется что-то крутое — сможем существовать без рамок, а наша деятельность будет признана людьми. Поступили в архитектурный вуз и проучились там месяц, а после забрали документы. Нас смутило то, что нужно было обязательно ходить на все пары — даже на физкультуру и безопасность жизнедеятельности. Кроме того, не очень понравилось новое окружение — ожидали, что все ребята вокруг будут такими же, как и мы.

Месяца в вузе нам хватило, чтобы понять, что в архитектурном институте по-прежнему сильно веет СССР. Людям там не позволяют раскрываться так, как им хотелось бы. За этот месяц у нас было много заданий, на которые уходило все время — но для того, чтобы чувствовать хорошо, нам необходимо делать также и что-то свое. Принять решение об отчислении помог наш хороший друг, который когда-то тоже забрал из вуза документы, так и не доучившись до конца. Родители сначала восприняли наш уход негативно, потому что до этого мы никогда особо не говорили о том, что нам действительно хотелось бы делать. Но после стали разбирать ситуацию, и они нас поддержали.

Пока мы учились, казалось, что как только мы заберем документы, то нас выгонят на улицу, никогда больше не возьмут на работу, и вообще мы окажемся на самом дне. Нам пришлось смириться, ведь либо ты страдаешь шесть лет, а потом работаешь неизвестно где, либо сталкивашься лицом к лицу со своим страхом, перебарываешь его, а затем делаешь то, что хочется. Как оказалось, страх был только в голове: на самом же деле после отчисления ничего не изменилось, разве что, освободилась куча времени на свои проекты.

Сейчас мы продолжаем жить так, как нравится — рисуем, иногда устраиваем выставки. Живем с родителями, но на свои расходы зарабатываем сами. У нас есть свой мерч: одежда, стикеры, значки, переводные татуировки, которые мы продаем в интернете. Вдохновляемся американским брендом Ripndip и нашими друзьями Laser B. из Санкт-Петербурга.

Иногда мы думаем, что, возможно, просто выбрали не ту специальность — интереснее изучать то, чего еще не знаешь. Не надо торопиться — после школы полезно хотя бы год выделить на то, чтобы подумать, что в жизни действительно интересно. Нам было бы интересно заниматься физикой, но без первичных знаний и навыков нас в вуз не возьмут. Сейчас смотрим обучающие ролики по астрофизике на образовательных онлайн-платформах. Космическая тема ударила нам в голову — она связана и с физикой, и с творчеством, и с самопознанием одновременно.

Анна Осипова,

руководитель пресс-службы HeadHunter Урал

Высшее образование сегодня не считается обязательным условием, чтобы устроиться на работу, в том числе, на высокооплачиваемую. Работодатели больше смотрят на конкретные знания кандидата, его опыт работы и навыки. И вопрос здесь отнюдь не в качестве самого образования: можно учиться в вузе, но с трудом закрывать сессии, можно на отлично сдавать экзамены, но растеряться на практике. Мы проводили опрос среди соискателей, который показал: большая часть времени обучения в вузе чаще всего отводится самому процессу обучения (58 % респондентов дали такой ответ), однако значительное количество людей с оконченным высшим образованием основную часть времени в вузе тратили на работу — ради карьеры (14 %) и ради зарплаты (12 %).

Конечно, порой компании ищут специалистов с определенным дипломом, который подтвердит наличие узких навыков — но это бывает не слишком часто. Все тот же опрос показал, что, несмотря на наличие диплома о высшем образовании, 45 % выпускников вузов трудоустроены на местах, где в числе требований к кандидату диплом не является обязательным пунктом. По нашим данным, больше трети работодателей на сайте hh.ru фильтруют соискателей по образованию. Диплом о высшем образовании — это, скорее, показатель круга общения, наличия полезных контактов и умения анализировать большие объемы информации. Что касается конкретных профессиональных сфер, где человека без диплома просто не станут рассматривать — то тут все просто. Это те сферы, где без узких специальных знаний не обойтись: медицина и фармацевтика, юриспруденция, экономика и финансы, наука и образование. 

Безусловно, за последние 15 лет требования к профессиям серьезно изменились — а с ними и отношение к образованию. Самый характерный пример — сотрудники ИТ-сферы. Раньше человек, не прошедший профильную вузовскую подготовку, не мог успешно заниматься этой работой. Но сегодня все меняется так быстро, что хорошим программистам нужно переучиваться раз в 2–3 года — и просто профильный диплом уже не гарантирует трудоустройство.

В то же время, еще в прошлом году мы заметили: все больше и больше студентов, выпускников работают по специальности — связь между дипломом и местом работы молодых специалистов становится все более очевидной. Десять лет назад человек с любым дипломом мог работать где угодно, но сейчас работодатель, нанимая вчерашнего выпускника, все более внимательно смотрит на наличие базового образования, соответствующего профилю работы. Бизнесу не интересно делать чужую работу и полностью переобучать новых сотрудников. И важно здесь не то, высшее образование или средне-специальное, а профильное оно или нет. Иначе говоря, важны не просто абы какие корочки, важно, чтобы они подтверждали, что человек действительно справится с работой, на которую претендует. Этот момент принципиален именно для специалистов без опыта и для представителей узких профессиональных направлений — медицина или, например, химическая промышленность. Если у человека есть отличный стаж, есть крутые кейсы, достойное портфолио по нужному профилю — диплом будет, скорее, формальностью, и даже его отсутствие вряд ли станет причиной для отказа в трудоустройстве.

Довольно часто образование может заменить опыт. Например, человек учился на экономическом факультете, но уже в студенчестве начал писать сперва для университетской газеты, а затем и для городской. Хобби постепенно превратилось в профессию. Для такого человека диплом экономиста (и отсутствие диплома журналиста) не будет помехой, чтоб устроиться в редакцию. Или, например, человек учился в колледже или училище и устроился на работу, скажем, продавцом. Зарекомендовал себя как хороший специалист, начал продвигаться по служебной лестнице, накопил действительно крутые кейсы — у него есть все шансы построить карьеру менеджера по продажам. Хотя не исключено, что в какой-то момент потребуется прокачать свои профессиональные навыки — это можно сделать как с помощью высшего образования, так и с помощью различных курсов.

Конечно, остаются ситуации, когда высшее образование не заменить ничем. Даже если не брать в расчет такие отрасли, как медицина — топ-менеджеру, например, тоже необходим диплом. Для него высшее образование — это и элемент статуса, и реальные навыки, и более широкий кругозор, и полезные связи.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Мне нравится делать все наоборот»
СПЕЦПРОЕКТ
«Мне нравится делать все наоборот» Стрит-артист, модель и режиссер из Екатеринбурга — о том, что их вдохновляет
«Мне нравится делать все наоборот»
СПЕЦПРОЕКТ

«Мне нравится делать все наоборот»
Стрит-артист, модель и режиссер из Екатеринбурга — о том, что их вдохновляет

«Кто мы, откуда, куда мы идем»: The Village Екатеринбург рассказывает о себе
«Кто мы, откуда, куда мы идем»: The Village Екатеринбург рассказывает о себе «В журналистику меня привела жадность»
«Кто мы, откуда, куда мы идем»: The Village Екатеринбург рассказывает о себе

«Кто мы, откуда, куда мы идем»: The Village Екатеринбург рассказывает о себе
«В журналистику меня привела жадность»

Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах
Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах «Если бы я был месте Сталина, возможно, сделал бы так же»
Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах

Молодые коммунисты — о сталинских репрессиях и айфонах
«Если бы я был месте Сталина, возможно, сделал бы так же»

Молодые блогеры из Екатеринбурга о лайфхаках в мобильной фотографии
СПЕЦПРОЕКТ
Молодые блогеры из Екатеринбурга о лайфхаках в мобильной фотографии Сколько стоят подписчики в инстаграме и нужно ли использовать фильтры в сторис
Молодые блогеры из Екатеринбурга о лайфхаках в мобильной фотографии
СПЕЦПРОЕКТ

Молодые блогеры из Екатеринбурга о лайфхаках в мобильной фотографии
Сколько стоят подписчики в инстаграме и нужно ли использовать фильтры в сторис

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?

Как проверить, есть ли у вас долги

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?

Первая полоса

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?
Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю? Фильмы с «Кинотавра», концерт «Кровостока» и фестиваль «Слезы авторки»
Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?
Фильмы с «Кинотавра», концерт «Кровостока» и фестиваль «Слезы авторки»

Как проверить, есть ли у вас долги
Как проверить, есть ли у вас долги А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью
Как проверить, есть ли у вас долги

Как проверить, есть ли у вас долги
А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет
Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет Кто она такая и чем грозит ее высылка
Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет
Кто она такая и чем грозит ее высылка

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве
Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве
Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?
Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно? «Невозможно знать наверняка, что вы не репостите экстремистские материалы»
Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?
«Невозможно знать наверняка, что вы не репостите экстремистские материалы»

Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова
Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра
Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова

Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова
И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интернатаИ теперь живут вместе

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната И теперь живут вместе

Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Спецпроект
Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Спецпроект

Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой Объясняют активисты и феминистская исследовательница
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
Объясняют активисты и феминистская исследовательница

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Подпишитесь на рассылку