23 июля, пятница
Санкт-Петербург
Войти

«Сочифорния»: Как живет уральская диаспора в городе на Черном море Кто и зачем переезжает из Екатеринбурга в Сочи

«Сочифорния»: Как живет уральская диаспора в городе на Черном море

Еще 10 лет назад миллениалы вспоминали Сочи как пляжный город, куда последний раз ездили в глубоком детстве, однако после Олимпийских игр 2014 года город радикально изменился, став магнитом для многих из них. В поисках солнца и моря свободы, вместе с москвичами и петербуржцами, туда переехали десятки молодых людей из Екатеринбурга — так в городе на Черном море образовалась целая уральская диаспора. The Village поговорил с четырьмя сочинцами с Урала и рассказывает о том, за что они любят южный город-курорт, чем отличаются от южан, по чему скучают после переезда и куда советуют отправиться в Сочи.

Наташа Полак

солистка музыкальной группы Fontano


О переезде

Мы с мужем Ромой много путешествовали по Азии и в какой-то момент стали понимать, что климатические условия Екатеринбурга нам не очень подходят. Мы подозревали, что где-то в мире должно быть место с морем, с побережьем, где растут пальмы, но никогда не думали, что оно может быть в России. В Екатеринбурге нас ничего не держало — мы решили двигаться в сторону юга страны. Наша музыкальная группа Fontano часто приезжала с гастролями в Краснодар, поэтому долгое время все спрашивали нас: «Ребята, когда же вы уже переедете? Когда вступите в ряды южан?». Однажды мы-таки переехали в Краснодар, но спустя пару дней поняли, что это совершенно не наш город.

В Сочи мы оказались случайно летом 2015 года — в последний раз оба были там еще в детстве и даже не думали о переезде. Сначала я слетала в Сочи на пару дней из Краснодара, вместе с директором нашей группы Аней и лонгбордом под мышкой. Потом съездил Рома, вернулся совершенно окрыленный. В итоге в город мы оба влюбились одновременно и поняли, что нужно переезжать туда.

Разницу в климате Екатеринбурга и Сочи я почувствовала сразу. Дома на Урале круглосуточно работал увлажнитель, кожа была стянутой, а здесь ее даже можно не мазать кремами. Загар выглядит здорово. Ногти, волосы — все растет как на дрожжах. Болеть я стала очень редко, да и простываю только от кондиционера. Единственная проблема, связанная со здоровьем — часто болит голова. Здесь много кислорода, бывают тропические ливни, а небо часто затягивается и словно давит.

О быте

Первое время в Сочи мы снимали квартиру в получасе езды от центра: это нормальная практика, потому что жилье здесь дорогое. Каждый месяц мы платили арендную плату в размере 45 тысяч рублей — здесь такой ценник считается неплохим. Дом не был подключен к газу, соответственно, не было батарей. Зимой грелись теплыми полами и электрической батареей, поэтому дополнительно шесть-семь тысяч рублей уходило на коммунальные платежи. Зато у нас был свой гараж, что в Сочи считается шиком.

Через полтора года мы поняли, что аренда сильно бьет по нашему карману: если ты каждый месяц отдаешь собственнику 45 тысяч рублей, то становишься несвободным в принятии решений. Уже не можешь сорваться и улететь в Марокко или Нью-Йорк, а просто существуешь ради жизни в Сочи. К тому моменту нам удалось продать жилье в Екатеринбурге, поэтому получилось купить квартиру здесь. Естественно, поначалу с документами был полный хаос, поэтому решение жилищного вопроса заняло полгода. С риелторами здесь нужно быть осторожнее — лучше сразу выходить напрямую на собственника. Двухкомнатную квартиру в неплохом районе Сочи, но без хорошего вида, можно купить за 7,5 миллионов рублей.

  Сочи — это очень богатые и очень бедные. Средний класс в основном составляют те, кто переехал в Сочи из других регионов. Для среднего класса здесь практически нет досуга и инфраструктуры

Что касается цен на продукты, то в магазинах они высоковаты, но, думаю, в Екатеринбурге и Москве они примерно на том же уровне. За один поход в магазин я могу взять сыр, безлактозное молоко, орехи, сельдерей, яблоки, индейку, бездрожжевой хлеб — в сумме уже будет чек на полторы тысячи рублей. Зато в Сочи хорошо питаться на рынках: на них продают вкусные, свежие, домашние продукты. Можно купить лаваш, зелень, домашний адыгейский сыр — и все, ты уже наелся и счастлив.

Сочи — это очень богатые и очень бедные. Средний класс в основном составляют те, кто переехал в Сочи из других регионов. Для среднего класса здесь практически нет досуга и инфраструктуры.

О любимых местах

Мне нравится район «Новой Ривьеры». Возле торгового центра «Гранд-Марина» есть набережная с самыми красивыми закатами, где можно сидеть на парапете, свесив к морю ноги, либо кататься на роликах, на скейтах, на велосипедах. Там же находится один из серферских спотов. Люблю бывать в районе Морского порта — это центр города. Правда, там не всегда приятно гулять из-за людей, которые несколько раз в час предлагают прокатиться на яхте за 500 рублей.

Хорошее место — серф-станция «Мацеста Бриз» на пляже санатория «Заря». Там стоит серферский домик из бамбука, где классно проводить время. В Сочинском дендрарии можно пообниматься с деревьями. Погулять у моря можно в районе Зимнего театра — там тоже много растительности и безумно красиво. Еще меня привлекают заброшенные санатории Сочи — например, «Волна» и «Орджоникидзе». Очень любим Олимпийский парк, приезжаем туда покататься на лонгбордах и съесть бургер. Много интересных движух происходит в Красной поляне.

  Сочи, как и любой другой город, я воспринимаю как сгусток энергии — нечто живое, что передвигается, перетекает в новые формы. Здесь три типа вайба, три стадии отношений с городом: очарование, отрицание и принятие. Именно про сочинский вайб мы написали «Сочифорнию» — одну из лучших песен группы, вдохновленную атмосферой серфинга

В Сочи мне очень не хватает «Салюта» времен Стаса Словиковского — он делал фестивали короткометражек, привозил качественные документальные фильмы. В Сочи Джармуша и Триера в кинотеатрах вряд ли посмотришь — в лучшем случае их фильмы будут в прокате неделю. Такие фильмы не будут интересны ни местным жителями, ни туристам. Все школьники тусуются в Surf Coffee и мечтают поскорее перебраться в Москву или Питер. Раньше в Сочи был культурный центр Panama Space — ребята из Челябинска построили такое пространство с кофейнями, магазинчиками, тату-салоном. Центр просуществовал чуть больше года. С 2016 года открыта арт-галерея «Форт», где можно найти интересные картины.

Что касается еды, нам с Ромой нравится бар Why not с еврейской кухней и крафтовым пивом. Есть бар «Блендер» — по сути, это это сочечная, где можно сделать любой смузи. Вкусно поесть можно в вегетарианском кафе «Вегусто». Хороший вок готовят в кафе Mouse House. Barceloneta — испанский ресторан в самом центре Сочи. Кофе можно выпить с Surf Coffee, но мне он там не очень нравится, да и цены кажутся завышенными. Wood Coffee — классное место, которое открылось не так давно. В районе морского порта есть «Кофемания» — место там безумно красивое, с видом на яхты.

О Сочифорнии

Сочи, как и любой другой город, я воспринимаю как сгусток энергии — нечто живое, что передвигается, перетекает в новые формы. Здесь три типа вайба, три стадии отношений с городом: очарование, отрицание и принятие. Именно про сочинский вайб мы написали «Сочифорнию» — одну из лучших песен группы, вдохновленную атмосферой серфинга.

Первое время жизни здесь кажется, что это самый лучший город на земле: он зеленый в любое время года, здесь всегда есть пальмы, есть элементы сталинского ампира, красивая архитектура, пляжи, постоянно приезжают друзья. Город затягивает, когда ты врываешься в него на мотоцикле и говоришь: «Сейчас я буду здесь жить».

Потом Сочи начинает забирать — стремится к балансу. Сначала в меня врезался автобус, когда я вела машину, потом мы продали оба мотоцикла. Однажды Рома проезжал огромную лужу около моря и просто утопил тачку. Сочи смотрит на тебя и ищет слабые места — а когда находит, начинает проверять, насколько ты достоин жить в нем, насколько будешь любить город, несмотря на все его недостатки.

Позже замечаешь его минусы и начинаешь ненавидеть. Половина людей, которые приезжали сюда на моем веку и пытались построить бизнес, вскоре говорили: «Да пошли вы со своим Сочи! Здесь совершенно невозможно что-то сделать и о чем-то договориться». Особенно это касается жилищного вопроса, потому что в сфере недвижимости царит полный бюрократический хаос. Если открываешь какое-то заведение, то по истечении 11 месяцев аренды к тебе могут прийти и сказать: «О, у тебя все идет хорошо, давай-ка мы тебе поднимем арендную плату».

Но однажды город начинает давать — новых людей, новое предназначение, работу. Наступает принятие: ты снова садишься на скутер и наслаждаешься хаотичным движением города. Город сильно меня перекроил. Я прокачалась в общении с людьми южного менталитета — они веселые и классные ребята, но любят посудачить и сильно отличаются от уральцев, которые действуют конкретно: пообещали — сделали. Стала больше заглядывать внутрь себя. Подобные ощущения я испытывала только в поездках по Индии, где тоже чувствовала связь с космосом. Мое отношение к вещам стало более философским: теперь я не привязываюсь к новым машинам и скутерам. Ненужное отваливается, нужное приходит.

Анна Шубина

хозяйка сети йога-отелей «Дом солнца»


О переезде

Девять лет назад я вышла замуж за мужчину из Сочи. Я не собиралась туда переезжать — наоборот, звала его жить со мной в Екатеринбурге. Но когда он приехал и пожил здесь два месяца, октябрь и снежный ноябрь, то решил, что на Урале невозможно существовать, и просто свалил. Мне пришлось переезжать в Сочи.

В Екатеринбурге я жила в двухкомнатной квартире вместе с родителями, в Сочи муж тоже жил в доме родителей. Мне казалось, что мы находимся в одинаковых ситуациях, но муж тогда сказал: «Ничего, родители пристроят нам еще пару комнаток, которые будут только наши». Тогда я и поняла разницу между Екатеринбургом и Сочи.

Сначала мне здесь не нравилось — мы жили в Лоо, в курортном пригороде Сочи. Но в 2014 году переехали в центр: тогда у меня как раз родился ребенок, и следующие годы были, наверное, самыми счастливыми здесь. Я не могу представить более идеального места для воспитания маленького ребенка: здесь куча парков, пешеходных зон, безбарьерная среда, что удобно для передвижения с коляской, хороший климат без совсем уж пасмурных дней.

О бизнесе

В 2011 году я открыла свой первый йога-отель «Дом солнца» в небольшом гостевом доме мужа на севере Сочи. Вскоре из гостевого дома вырос целый бизнес: мы сняли отель на 60 человек на первой береговой линии. Теперь у меня сеть йога-отелей в трех странах — России, Абхазии и Индии, еще один я скоро открою в Турции.

Сочи отлично подходит для формата йога-отелей: здесь есть все необходимое для покоя и развлечений. Есть центральный Сочи, где проходят тусовки, есть маленькие райончики, где очень зелено и все напоминает тихую деревеньку, где поют птицы и растут дикие цветы. Здесь можно получить все, что ты хочешь: и горы, и море, и тусовки, и тишину, и дорого, и дешево, и high society, и с быдлом пиво попить.

  Здесь есть все необходимое для покоя и развлечений. Есть центральный Сочи, где проходят тусовки, есть маленькие райончики, где очень зелено и все напоминает тихую деревеньку, где поют птицы и растут дикие цветы. Здесь можно получить все, что ты хочешь: и горы, и море, и тусовки, и тишину, и дорого, и дешево, и high society, и с быдлом пиво попить

Многие рабочие моменты в Сочи решаются взятками. Тебя могут легко кинуть на крупные суммы даже при наличии заключенного договора. В отличие от Екатеринбурга, в Сочи важную роль имеет то, как тебя примет местное сообщество бизнесменов. Чтобы вести бизнес хорошо, нужно дружить с местными авторитетами — они будут тебе помогать, подсказывать что-то. Если дружбы не получится, будут вставлять палки в колеса. Нужно подстраиваться под армянский колорит. Я в это влилась довольно органично, но подобные условия ведения бизнеса подойдут далеко не всем.

Чтобы вести бизнес в Сочи, нужно быть готовым расслабиться — знать, что человек может не приехать на встречу просто потому, что пошел небольшой дождь. В Екатеринбурге это не работает даже в минус тридцать и сильнейший снегопад. Это, конечно, подбешивает, но потом ты вливаешься в настроение и учишься как-то лавировать.

На Урале люди занимаются самовыживанием: там холодно, и нужно биться локтями, чтобы просто накормить свою семью. Там ты должен постоянно чего-то достигать — зарабатывать, зарабатывать, зарабатывать. В Сочи люди занимаются жизнью, а не выживанием: даже если у них плохой дом, маленькая зарплата, они ни к чему не стремятся, потому что уже расслаблены, счастливы и довольны — этому способствуют климат и экономика. Местные жители могут довольствоваться малым. Сочи живет от сезона до сезона, даже моя маленькая дочь это понимает. Ее армянская бабушка научила меня говорить, что «зимой у мамы нет денежек, а вот летом будут».

  На Урале люди занимаются самовыживанием — там холодно, и нужно биться локтями, чтобы просто накормить свою семью. Там ты должен постоянно чего-то достигать — зарабатывать, зарабатывать, зарабатывать. В Сочи люди занимаются жизнью, а не выживанием: даже если у них плохой дом, маленькая зарплата, они ни к чему стремятся, потому что уже расслаблены, счастливы и довольны — этому способствуют климат и экономика

У молодых людей в Екатеринбурге, как правило, нет практически никакого стартового капитала. Чтобы чего-то добиться, приходится прикладывать большое количество усилий. В Сочи практически у всех есть какая-нибудь семейная недвижимость — домик, дача, мини-отель. В Екатеринбурге таких умных, как ты, еще полтора миллиона. Там куда сложнее заработать быстрые деньги — в Сочи же наоборот, легко. Город маленький, но здесь крутятся большие деньги — если ты не совсем дурак, то зарабатывать можно прилично, даже сильно не напрягаясь.

Но как человеку из Екатеринбурга, мне было сложно подстроиться под ритм жизни сочинцев: хотелось активности, движухи, зарабатывать. Поэтому, когда ребенок подрос, я стала по полгода жить в Петербурге — ходить на курсы, общаться с бизнесменами, держать руку на пульсе.

О туристах

Зимой наш город очень красивый: в Сочи все модные и стильные. Летом начинается дестрой. Нас бесит, что в туристический сезон город наполняется неадекватными людьми. Адекватных туристов в красивых платьях на набережной мне нравится видеть. Но бухие, полуголые, в купальниках, с голыми задницами — это ужас. Самый китч — это когда человек в купальнике находится где-то вне пляжа, либо когда он надел одежду поверх мокрого купальника.

Количество неадекватных туристов зависит от района Сочи. В Адлере, в Лазаревском или в самом Сочи их больше — сюда приезжают разные люди. В Красной поляне, на имеретинских курортах и в отелях с закрытой территорией публика совсем другая — там приятно находиться даже в разгар сезона. Сами сочинцы любят ездить отдыхать в Абхазию, потому что там дико, классная природа и чистое море. Хотя море сочинцев не слишком интересует, поэтому они чаще ездят отдыхать в Европу.

В Сочи мне не хватает цивилизованного общения: за все девять лет я нашла здесь всего трое друзей. Здесь сложно сходиться с людьми, потому что у них другой менталитет, иные привычки. Остается дружить только с приезжими, с которыми у тебя больше общего.

Артем Дербенев

продюсер


О переезде

Три года назад мы с женой поехали в большое путешествие по Краснодарскому краю, Кубани и Ставрополью. В конце дороги заехали в Сочи и, не сговариваясь, решили, чтобы было бы классно здесь жить. В Екатеринбурге у нас оставались родители, была квартира, но через два месяца мы переехали. До этого я не был в Сочи с 90-х, и город сильно изменился. Чистые улицы, вымытые шампунем, много зелени, мягкий климат — мне было странно, что я все еще нахожусь где-то в России.

Первое время мы занимались брендом полезных сувениров с айдентикой Сочи — With love from Sochi. У нас был собственный магазин в Красной поляне, который просуществовал три года: ровно на такое время я и рассчитывал проект. Весной стало понятно, что магазин нужно либо кардинально менять, либо закрывать — и мы выбрали второе. Нам до сих пор приходят отзывы от расстроенных покупателей — у магазина действительно был успех. Теперь я временно безработный, занимаюсь ремонтом в своей квартире и жду, когда родится следующий проект.

  До этого я не был в Сочи с 90-х, и город сильно изменился. Чистые улицы, вымытые шампунем, много зелени, мягкий климат — мне было странно, что я все еще нахожусь где-то в России

Сочи — один из самых протяженных городов в России и даже чуть ли не в мире. Одни живут в Красной поляне, другие — в Адлере, третьи — в центре Сочи. Для проживания мы выбрали район Адлера, он устраивает нас по логистике, транспортной доступности и инфраструктуре. Купили квартиру в жилом комплексе, который располагает огромной придомовой территорией — у меня маленькая дочь, и гулять во дворе ей кайфово.

В центральном Сочи проблематично передвигаться на автомобиле, потому что из-за пробок есть трудности с парковкой, а в Поляне совсем другие цены и другой контингент. Еще в центральном Сочи нельзя купаться с середины июля и чуть ли не до октября, потому что слишком много людей, а еще в море выходит канализация — развиваются ротавирусы, и находиться в воде становится небезопасным для здоровья. Благодаря географическому расположению Имеретинской бухты (бухта в Адлерском районе Сочи, — прим. ред.) море там более чистое, и мы не брезгуем купаться.

Я как таракан: в сочинском климате мне всегда хорошо. Летом бывает жарко, в это время к себе и к кондиционерам нужно относиться максимально осторожно. Зимой либо держатся комфортные 10-15 градусов выше нуля, но иногда термометр показывает плюс 20. Часто идут дожди.

О любимых местах

Пока дочка маленькая, мы гуляем в основном по Имеретинской набережной — особенно она нравится нам в несезон. Орнитологический парк, который находится здесь, остался со времен Олимпиады 2014 года. Поскольку через Сочи проходят здесь маршруты перелетных птиц, многие из них остаются здесь зимовать. Когда строили олимпийские объекты, специально выделили несколько мест для того, чтобы сделать птицам хорошо. Сейчас это спокойные скверы со множеством искусственных водоемов и цветов, где нельзя разводить костры и гулять с собаками. Очень люблю Поляну и каньон «Белые скалы» — туда легко добраться на каршеринге. Там есть красивый пеший маршрут на 10 километров.

В Сочи очень развита тема, которую на Урале встретишь редко: хорошие и недорогие столовые, которые выглядят как кафе. Есть несколько столовых, которые продают неплохую еду за совершенно вменяемые деньги — например, «Южная», где мы всей семьей ели целый месяц, когда переехали, а дома еще не было кухни.

  В Сочи есть целая уральская диаспора. Три года назад, например, был какой-то уличный фестиваль с музыкой, маркетами и прочими историями. Не сговариваясь, там собралось около сорока людей, переехавших в Сочи из Екатеринбурга — сели на травку и тусовались 

О Екатеринбурге

В Сочи есть целая уральская диаспора. Три года назад, например, был какой-то уличный фестиваль с музыкой, маркетами и прочими историями. Не сговариваясь, там собралось около сорока людей, переехавших в Сочи из Екатеринбурга — сели на травку и тусовались. Мы — не единственная тусовка людей с Урала в Сочи, знаю еще парочку. Что касается жителей других городов, есть сибиряки, ребята из Питера — видимо, им тоже не хватает солнца, поэтому юг притягивает.

К Екатеринбургу у меня до сих пор очень теплые чувства. Стараюсь бывать там несколько раз в год, дистанционно наблюдаю, что город развивается, становится удобнее для жизни. Но сколько раз я улетал куда-то из Екатеринбурга, возвращение всегда давалось тяжело — думал: «Эх, опять я здесь». В Сочи каждый раз возвращаться приятно.

Скучаю по скоплению баров и ресторанов, по красивым и интересным людям. В Сочи проходят крупные мероприятия вроде «Кинотавра» и «Новой волны», но это немного не мой формат — не хватает камерных историй вроде бара «Горностай», который был в Екатеринбурге. Даже клубным промоутерам, которые привозят в Сочи интересные вечеринки, сложно собрать здесь нормальное количество людей, хотя есть все критерии успеха — хорошее место и качественный звук.

Рудик Гуревич

создатель марки Surfer Raincoats


О переезде

В Сочи я оказался в июле 2012 года. Собирался переезжать в Москву, куда до того момента любил приезжать кутить, слетал на собеседование, но история с обычной жизнью там мне не особо понравилась. Как-то стоял злой в пробке и говорил по телефону со своим другом Дю, который внезапно уехал в Сочи, никому ничего не сказав. Спросил, чем он занимается, и услышал: «Я пивка выпил и еду на велике вдоль моря». Следующим был мой вопрос: «Есть где ночевать?».

В Сочи мне понравилось сразу, атмосфера была совсем иной. Пофиг, что никого не знали — мы с Дю и вдвоем отлично проводили время. Он жил у какой-то маминой подруги, где-то на месяц я подселился к ним, а потом мы сняли квартиру. С тех пор успели пожить везде, но самым прикольным было время в Хосте — пригороде Сочи. Дом стоял на горе с классным видом, а вокруг была глушь. Мы вели жизнь пляжников: кутили, ходили купаться, пытались с кем-нибудь познакомиться. У меня было ощущение, что я нахожусь в Таиланде.

Осенью деньги закончились, нужно было искать работу, а идти было некуда. Я увидел какое-то объявление на «2ГИС», сходил на собеседование и устроился в небольшую компанию продажником. Так и сказал, мол, чуваки, я ненадолго, мне только с колен встать, и я дальше пойду — проработал там чуть больше, чем полгода.

О серферских дождевиках

В какой-то момент я решил, что мне нужно нечто для защиты от дождя — если первая зима в Сочи была нормальной, то всю вторую шли ливни. Я тогда даже не знал, что существуют плащи, которые реально не промокают — не мог ничего найти. Наткнулся только на российский бренд Shu, но взял у кого-то из знакомых примерить, и мне не подошло.

Потом началась история с ночным клубом «Черноморская, 5», вокруг которой образовалась своя тусовка. Я подумал, что классно было бы сделать плащи-дождевики с привязкой к этой тусовке. Клуб в итоге закрылся, но в 2016 году мы сделали первый образец плаща — правда, получился он дурацким и промок во время нашего путешествия во Вьетнам. Уже потом я узнал, что швы можно проклеивать, а ткань, которую я выбрал, плохая.

  Местные ребята заканчивают школы и мчат Москву или Питер. Все, кто остаются здесь, учатся в единственной шараге, и им больше ничего не нужно. Те, кто приезжают в Сочи, заряженные на дела, сталкиваются с этим местным отношением, и у них просто опускаются руки

В 2017 году мы выпустили образец из мембраны с проклеенными швами. Через полтора месяца подруга начала делать маркеты в Красной поляне — к одному из них мы решили сшить небольшую партию плащей, пару из них продали. Позже нам рассказали про московский «Ламбада-маркет», где мы тоже стали участвовать. Сейчас наши основные продажи происходят в Москве.

На одном из маркетов люди начали спрашивать, откуда взялась история про серфинг, и надо было что-то придумать. Я решил, что наши дождевики — это про свободу. Сначала на образце плаща был принт в виде волны, так же называлось креативное агентство, которое я придумал, но так и не открыл. Мы сделали пару тусовок под этим названием, а когда надо было что-то написать на спине, я подумал, что «Волна» — подходящий вариант. В конце поисков я написал Surfer на кириллице — и вышло круто.

О тусовке

В 2015 году в Сочи из Екатеринбурга приехал Сережа Копьев, чтобы открывать новый проект: знакомые дали ему мой контакт, и я стал частью команды. Ночной клуб «Черноморская, 5» появился в классном помещении — с большой террасой, бассейном и видом на море. Аудиторией клуба стали разные люди — хипстеры, которые приходили ради музыки, и папики, которые приходили снять телочек и которые приносили доход. Мы постоянно там тусовались, и если кто-то летел в Сочи с Урала, он заведомо знал об этом месте. Но потом у учредителей площадки возникли разногласия, и проект закрылся. После этого открывался еще один интересный проект — The Box. Изначально он был рестораном, потом превратился в клуб. Первое время было классно, но это продлилось недолго. Недавно открылось заведение под названием Viju Bar — на первом этаже ресторан и танцпол, на втором — бассейн под открытым небом.

Я давно думал о том, почему в Сочи не заходят подобные движухи — видимо, это связано с отсутствием молодежи. Местные ребята заканчивают школы и мчат Москву или Питер. Все, кто остаются здесь, учатся в единственной шараге, и им больше ничего не нужно. Те, кто приезжают в Сочи, заряженные на дела, сталкиваются с этим местным отношением, и у них просто опускаются руки. На меня аморфность сочинцев тоже влияет, поэтому сейчас мы сняли квартиру в Москве, чтобы часть времени проводить там. Когда уезжаю из Сочи на пару месяцев и возвращаюсь обратно, то ощущаю, что запрыгиваю в болото после длительной пробежки.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Сочи
Сочи Всероссийская здравница с недавним олимпийским прошлым
Сочи

Сочи
Всероссийская здравница с недавним олимпийским прошлым

Редкие профессии Сочи: Ратракист, джамп-мастер и органист
Редкие профессии Сочи: Ратракист, джамп-мастер и органист Поговорили с людьми, чья работа отличается от привычных занятий
Редкие профессии Сочи: Ратракист, джамп-мастер и органист

Редкие профессии Сочи: Ратракист, джамп-мастер и органист
Поговорили с людьми, чья работа отличается от привычных занятий

Руфтоп-веранда Kitchen с трибунами на 24 этаже Clever Park
Руфтоп-веранда Kitchen с трибунами на 24 этаже Clever Park Новый взгляд на город в ресторане на Машинной-Ткачей
Руфтоп-веранда Kitchen с трибунами на 24 этаже Clever Park

Руфтоп-веранда Kitchen с трибунами на 24 этаже Clever Park
Новый взгляд на город в ресторане на Машинной-Ткачей

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки

Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Первая полоса

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?
Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло? Спросили об этом у юриста
Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?

Отмена обязательного штампа о браке — благо или зло?
Спросили об этом у юриста

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него
«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него «Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»
«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него

«Конечно, жалела»: Анна Зосимова — о жизни после кэнселинга Мартича и первом альбоме без него
«Обида — она тогда обида, когда ты обижаешься»

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки
Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки Впрочем, к магазину блогера все еще есть вопросы
Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки

Потупчик пошла навстречу художнику, чей дизайн использовала для футболки
Впрочем, к магазину блогера все еще есть вопросы

Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)
Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять) История футбольного клуба «Ричмонд» и его неунывающего тренера
Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)

Почему второй сезон «Теда Лассо» — один из лучших сериалов года (опять)
История футбольного клуба «Ричмонд» и его неунывающего тренера

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Прогулка по объекту ЮНЕСКО — Биостанции Павлова под Петербургом

Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона
Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона Что слушать, читать и смотреть в выходные
Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона

Николас Джаар и Darkside, «Тед Лассо» и биография Джона Леннона
Что слушать, читать и смотреть в выходные

От владельца ларька до карьерного потолка
Спецпроект
От владельца ларька до карьерного потолка Найди свое место в ритейле
От владельца ларька до карьерного потолка
Спецпроект

От владельца ларька до карьерного потолка
Найди свое место в ритейле

Pinzeria by Bontempi, поп-ап-терраса Giardino на Восстания и кофейня Fjord
Pinzeria by Bontempi, поп-ап-терраса Giardino на Восстания и кофейня Fjord
Pinzeria by Bontempi, поп-ап-терраса Giardino на Восстания и кофейня Fjord

Pinzeria by Bontempi, поп-ап-терраса Giardino на Восстания и кофейня Fjord

20+ главных событий недели
20+ главных событий недели «Прекрасная садовница» Рафаэля в Эрмитаже, выставка Игоря Грабаря, группа «Браво» и фильмы Косаковского
20+ главных событий недели

20+ главных событий недели
«Прекрасная садовница» Рафаэля в Эрмитаже, выставка Игоря Грабаря, группа «Браво» и фильмы Косаковского

Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду
Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду
Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду

Почему выбрасывать ненужную одежду экологичнее, чем сдавать ее в аренду

Существуют ли параллельные миры?
Промо
Существуют ли параллельные миры? И пересекаются ли они с нашим?
Существуют ли параллельные миры?
Промо

Существуют ли параллельные миры?
И пересекаются ли они с нашим?

Пришел, увидел, полюбил
Промо
Пришел, увидел, полюбил Как выбрать планшет для работы и развлечений
Пришел, увидел, полюбил
Промо

Пришел, увидел, полюбил
Как выбрать планшет для работы и развлечений

Сколько стоит жизнь в Мирном
Сколько стоит жизнь в Мирном Зарплаты в «Алросе», дома на краю карьера и якутский театр, который ничем не уступает якутскому кино‎
Сколько стоит жизнь в Мирном

Сколько стоит жизнь в Мирном
Зарплаты в «Алросе», дома на краю карьера и якутский театр, который ничем не уступает якутскому кино‎

«Двойка», которая проехала через 18 стран от Праги до Улан-Удэ

«Двойка», которая проехала через 18 стран от Праги до Улан-Удэ

«Двойка», которая проехала через 18 стран от Праги до Улан-Удэ

«Двойка», которая проехала через 18 стран от Праги до Улан-Удэ

Курсы Skyeng, выпускники которых перечисляют компании часть зарплаты
Курсы Skyeng, выпускники которых перечисляют компании часть зарплаты Для тех, у кого нет денег на обычное онлайн-обучение
Курсы Skyeng, выпускники которых перечисляют компании часть зарплаты

Курсы Skyeng, выпускники которых перечисляют компании часть зарплаты
Для тех, у кого нет денег на обычное онлайн-обучение

Почему в Москве стоит аномальная жара? А в следующем году будет хуже?
Почему в Москве стоит аномальная жара? А в следующем году будет хуже?
Почему в Москве стоит аномальная жара? А в следующем году будет хуже?

Почему в Москве стоит аномальная жара? А в следующем году будет хуже?

«Как я сыграл самый северный диджей-сет и попал в Книгу рекордов Гиннесса»
«Как я сыграл самый северный диджей-сет и попал в Книгу рекордов Гиннесса» История океанографа-музыканта, который поехал на Новую Землю
«Как я сыграл самый северный диджей-сет и попал в Книгу рекордов Гиннесса»

«Как я сыграл самый северный диджей-сет и попал в Книгу рекордов Гиннесса»
История океанографа-музыканта, который поехал на Новую Землю

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

24 фильма с Каннского кинофестиваля
24 фильма с Каннского кинофестиваля Рассказываем о самых интересных премьерах
24 фильма с Каннского кинофестиваля

24 фильма с Каннского кинофестиваля
Рассказываем о самых интересных премьерах

«Муравейники» и «хибары»: Как многоэтажные новостройки уживаются с деревней

«Муравейники» и «хибары»: Как многоэтажные новостройки уживаются с деревней

«Муравейники» и «хибары»: Как многоэтажные новостройки уживаются с деревней

«Муравейники» и «хибары»: Как многоэтажные новостройки уживаются с деревней

Подпишитесь на рассылку