«Смены проходят уныло»: Чем живут фейсконтрольщики из Екатеринбурга Сотрудники клубов и баров — об уральской тусовке разного поколения и списке запрещенных гостей

«Смены проходят уныло»: Чем живут фейсконтрольщики из Екатеринбурга

В рамках программы Beat Weekend будет показан фильм «Берлинский фейсконтрольщик», где рассказываются истории трех легендарных специалистов, стоявших на дверях главных клубов Берлина с конца 90-х до наших дней.

The Village поговорил с фейсконтрольщиками клубов и баров Екатеринбурга разного поколения о посетителях, музыке и тусовке.

Наталия Журавлева

Работает в Shalom Shanghai с января 2019 года


Я всегда работала в сфере ночной жизни: в «Квартире», Lynch, «Оптимисте». Около года назад на одной из вечеринок Аня Решеткина увидела меня и потом спросила обо мне нашего общего друга Толю Карнаухова. Так она предложила мне стать фейсером бара «Шалом, Шанхай». Я прошла ряд собеседований, попробовала поработать одну смену и осталась. Сейчас я совмещаю учебу на дизайнера одежды и работу в баре.

Иногда я устаю от большого количества людей, от того, что нужно всех встречать, улыбаться. Есть приходится за три минуты, не жуя. Но каждую смену я знакомлюсь с новыми и интересными людьми, также встречаются постоянные гости, которые приходят в «Шалом, Шанхай» как к себе домой. Для них я — символ этого дома.

Трафик здесь почти всегда одинаковый, за исключением тусовок для своих. Например, на вечеринке Extravaganza в 00:30 мы были уже переполнены. Основной час-пик в «Шаломе» — это с 00:30 до 02:00.

Вечеринка — это паззл. Фрагмент картины либо подходит, либо не подходит. Картина складывается только тогда, когда все элементы из одной коробочки. Гости «Шалом Шанхая» — это красивые и приятные люди из разных тусовок и возрастных категорий, которые уживаются вместе.

У нас бар, а не клуб, поэтому нет особо жесткого дресс-кода. Я обращаю внимание на образ в целом, всегда смотрю на обувь. Бывает, кто-нибудь из гостей приходит в красивой олимпийке, но у меня с первых смен появилась неприязнь к уггам и дутышам, а также к мужским туфлям из прошлой эпохи — таким, знаете, которые уже даже не блестят. Бывает, я не пускаю большое количество человек. Безусловно, бывают конфликты и агрессия со стороны гостей, потому что все всегда думают, что они самые красивые и не понимают как их могли не пустить. Начинают торговаться: «На один коктейль пустите, на час», — и все в таком духе. Конфликты в основном решает охрана. Я же фейсер и девочка — говорю «да или нет» и все на этом, также всегда есть менеджер Лиза и управляющая Наталья Андреевна, которые всегда подстрахуют и помогут. Наталья называет меня «фурией кутежа».

Как-то не пустила сильно пьяного мужчину и он тут же написал в книге отзывов: «Натали — непонятно, кто это: то ли хостесс, то ли Наталья».

Михаил Белоносов

Работает в «Мизантропе» с 2015 года


Я почти не пью и не тусуюсь, слишком стар для этого дерьма, а «Мизантроп» позволил мне оставаться в тусовке, видеться со старыми друзьями, заводить новых и при этом получать монеты. 

На протяжении последних лет, что я работаю в баре, я попутно сменил несколько вторых работ. Пожалуй, самое необычная из них — лоббист в одной из политических партий. В настоящее время работаю на телеканале. А вообще стараюсь вписываться во все, что мне интересно и приносит доход, если это не противоречит моим внутренним принципам и законодательству.

В «Мизантропе» сформировался коллектив, который мне очень близок и дорог по сей день, это маленькая семья. Здесь нет четких рамок, никто меня не контролирует и ничего не запрещает при условии, что я выполняю свою работу ответственно. Каждый раз я подстраиваюсь под тусовку и могу как приходить, так и уходить в разное время. Тем более, я не один работаю, мы все взаимозаменяемы и выручаем друг друга.

У нас все по-дружески, как внутри коллектива, так и по отношению к нашим гостям, мы изначально были против схемы, где фейсер и охрана — это миловидная девочка плюс жлобы в пиджаках, взглядов которых гости боятся не меньше, чем сотрудников Росгвардии. Основной принцип входа — чтобы человек был хороший. С другой стороны, в баре не место людям, которые просто идут мимо и видят необычную дверь без вывески.

«Мизантроп» — своего рода клуб по интересам, где мирно уживаются представители совершенно разных субкультур, левые и правые, от футбольных фанатов до художников, скейтеров, модельеров и фриков неясного пола. Главное, что их объединяет — желание укрыться от безликой толпы обывателей, найти свое пристанище среди гудящего мегаполиса.

Бар «Мизантроп», исходя из названия, заведение не для всех: вначале гостями были наши друзья и знакомые, потом их друзья и их знакомые, но круг расширяется, тусовка кочует. Сменилось уже несколько поколений тусовщиков и просто барных персонажей. Сейчас тут и молодые, и олдовые, уходят старые, приходят новые: все как в жизни. Контингент по выходным часто зависит от тематики вечеринки, но костяк может оседать в дальнем зале, если в главном гудит молодежь, и наоборот.

Наши постояльцы ценят свободу самовыражения вне рамок привычного времяпровождения, без косых взглядов и показывания пальцами. Есть и 19-летние подростки с татухами на лице и в стилевых стритвир-шмотках, и взрослые дяденьки, приезжающие сюда с личным водителем-охранником.

Я очень часто задаю гостям вопрос, как они узнали о нас и что их тут держит. Если первый типаж — это молодое поколение модников, которым чужды караоке, кальяны и однообразная попсовая музыка, то для вторых это скорее камбэк и ностальгия по тем временам, когда они панковали сами, а сейчас стали взрослыми и уважаемыми людьми.

Если верить нашим гостям, «Мизан» для всех них — это место, где они могут снять с себя все маски, не пытаться строить из себя кого-то, а абстрагироваться от городской суеты и оставаться собой.

Некоторые мои навыки мешают работе, по своей сути, я неконфликтный и миролюбивый человек. Когда я вежливо пытаюсь отказать кому-то на входе, объяснить почему, человек воспринимает мою доброту за слабость и приходится портить ему вечер.

В баре одна история интереснее другой: по три раза в месяц мне угрожают расправой, грозятся позвонить кому-то и уволить, закрыть заведение и прочее. Был случай, когда мы уже закрылись, уехали домой и увидели по камерам, что кто-то бродит по бару. Как позже оказалось, мы не проверили туалеты, где там уснул наш постоянный гость. Проснувшись, он не понял, где находится, вокруг сплошная темнота. Добравшись до барной стойки, он разобрался, что происходит, налил себе пива, оставил деньги на кассе и сидел, ждал освобождения.

Степан Чапцов

 Работает в «Мизантропе» с 2014 года


После стольких лет борьбы против бескультурья и невежества на входе заведений, трудно вспомнить, что меня привело в этот бизнес. Моя работа проходила в самых разных местах и с разношерстным контингентом. Но самое знаменательное место, где я нашел свою команду ребят, с которыми и по сей день у меня отличнейшие отношения — это Boris papa bar.

Я стал конфликт-менеджером из-за нужды в денежных средствах, так как профессионально занимался в те годы спортом и учился в университете. Сейчас работаю в баре «Мизантроп» и параллельно менеджером в книжном магазине «Пиотровский».

Смены проходят уныло. Удовольствия нет, только шоколадка «Баунти» после работы. Работа не вызывает никаких ощущений и эмоций; как профессионал, я не обращаю внимания на различия людей, только на их поведение. Принципов и личных взглядов нет. Посетители могут отличаться друг от друга, но для меня они все одинаковы — для профессионала не должно быть предрассудков относительно цвета кожи, класса и пола. Только живой разговор с людьми и проверка на эмоциональную восприимчивость. Своего черного списка у меня нет, только список бара; не держу в себе злобы и обиды, все отпускаю.

Трафик выстраивается примерно так — никого-никого-никого и, бах, 200 человек. Думаю, что люди сговариваются для того, чтобы свернуть тебе кровь и напасть на заведение огромной ордой, после чего задать миллион вопросов, на которые они сами знают ответ: так, на всякий случай. Ну и утро — время живых мертвецов и другой нежити.

Опасных историй очень много, перечислять не хватит ни книги, ни длинного кино, сравнимого с трилогией «Властелин колец». Ножи, кастеты, пистолеты — все против тебя. В этой профессии нет ничего смешного и забавного. В январе произошла особенно неприятная история: посетитель с целью учинить кровавую расправу напал на нас с напарником и наточенным тесаком больше двух ладоней в длину, но замешкался и был обезврежен. Тесак валяется у меня дома, люблю собирать трофеи.

За время работы я приобрел навык вольной борьбы с вольными людьми. Работать буду долго, деньги нужны.

Полина Кизнер

Работала в «Доме Печати» до 2019 года


Сначала я работала в баре «2ку», который после смены владельца стал «Горностаем» — вплоть до закрытия в 2013 году. Также в 2011 и 2013-м году я была фейсером в легендарном баре «Ялта» в «Рамаде». Параллельно подрабатывала на различных вечеринках, которые происходили вне клубных площадок нашего города, а также на ивентах с привозами зарубежных звезд. В 2014-м году был даже опыт работы в баре «Юность», там я стоически отработала полгода и ушла на заслуженный отдых. Год или полтора нигде не работала. В начале 2016 году вернулась в ночную жизнь в клуб «Дом Печати», где прослужила до февраля 2019 года.

Я стала фейсером по своей доброй или недоброй воле. Я раньше очень много тусовалась, у меня было много знакомых и друзей диджеев, которые устраивали вечеринки. Никита Харисов и Валера Черепанов тогда сделали промо-группу Soda. Первые вечеринки были в «2ку», но на тот момент там была совершенно разношерстная публика и приходили не совсем те личности, которых они хотели видеть на своих тусовках. Так как я знала процентов 90 всех тусовщиков в нашем окружении, то ребята пригласили меня постоять на фейсе на их вечеринке. Потом все закрутилось, учредителям понравилось моя работа и они пригласили меня на постоянную ставку. Это был какой-то новый опыт новые знакомства, достаточно интересные для меня.

Я всегда параллельно работала в офисе. Была помощником руководителя, офис-менеджером, впоследствии дослужилась до заместителя руководителя отдела закупа систем вентиляции кондиционирования для различных «заводов-пароходов». Последние два с половиной года почти три я занимаюсь администраторской и не только деятельностью в «Телеклубе».

Как правило, стандартная смена выглядела одинаково практически во всех барах и клубах. Я приходила за час до открытия, заранее смотрела, что за вечеринка. В зависимости от клуба, я иногда занималась списками на входе. В «Горностае» одно время приходилось совмещать с работой кассира.

По трафику людей есть общий стандарт: 23:00 — открытие клуба, основной поток с 00:00 до 3:00. Но все зависит от клуба и от вечеринки, а точнее, лайн-апа мероприятия. Также очень многое зависит от условий входа: если например объявлен бесплатный вход до полуночи и это топовая вечеринка, то очередь тебе обеспечена постоянно.

Я всегда ориентировалась на предпочтения владельцев клуба и организаторов. Но есть определенные принципы и взгляды, исходя из которых человека не пустят на любую вечеринку. В любом случае, личные взгляды и политика заведения должны совпадать, иначе должной работы у фейсконтрольщика может не получиться. 

В клубы, где я работала, могли прийти кто угодно: от студента арха до артистов или видных деятелей города. В большинстве своем это была все-таки творческая молодежь: музыканты, художники, журналисты, дизайнеры, работники ивент-индустрии, танцоры, фотографы, модели.

Раньше людям было интереснее тусоваться. Это было что-то новое, где ты мог показать себя, познакомиться с кем-то. И поэтому люди более старательно относились к посещению клубов. Интереснее всего, конечно, наблюдать за движением ребят: как они растут, развиваются. Раньше они ходили вечеринку под Хэллоуин или на любую другую костюмированную (раньше было их предостаточно) и так ответственно к этому относились, собирали образы, делали грим. А сейчас кто-то из них крутой режиссер, кто-то стилист, кто-то арт-директор, кто-то занимает высокую должность в большой компании, и они уже не могут позволить себе так тусоваться.

Я не присутствовала ни при одной облаве в клубе, всегда шутила на эту тему. Из опасного можно вспомнить только многочисленные угрозы и один раз я попала под замес, когда напали на охрану и гости заведения буквально вытаскивали меня из-под кучи дерущихся людей. Помню, после этого села в бар и сильно напилась. Еще бывали случаи серьезных угроз, которым я пару раз поверила, но это никогда ничем не заканчивалось. Я старалась никогда не афишировать, что я — фейс-контроль, в целях той же безопасности.

В работе мне нравится знакомство с интересными людьми, постоянное движение и возможность быть причастной к различным событиям: от камерных вечеринок до практически рейвов. А также можно было встретиться одновременно с большим количеством знакомых и друзей одновременно. Сейчас вспоминаю и могу сказать, что выход на смену вызывал даже какой-то трепет. Но в последние годы у меня несколько раз возникало чувство, что эта работа — конвейер, особенно это касается длительных праздничных дней.

В работе мне помогало то, что я достаточно общительный и вежливый человек, но умеющий донести позицию. В жизни помогает годами наработанная реакция. Я на самом деле не знаю, либо я сама изначально такой была, либо это с работой фейсером пришло, но у меня навык стрессоустойчивости закален максимально. Одно время мне была интересна психология, что помогало в работе и жизни. Фейс-контроль обмануть можно, но достаточно сложно.

Рома Фейс-контроль

Работал в клубах до 2019 года


Работаю с 2002 года, первый клуб — «Люк», потом «Истерика», «ПВ Ин Березовский», «Фрут», «Пушкин», «Квартира», «Олени», «Ялта», «Дом Печати», «Сон», «Центр», «Ле Бург» и «Огонек». Пока отдыхаю от клубов, но в любой момент могу начать работать вновь.

Фейсером я стал случайно, долгое время был тусовщиком, потом мне предложили простоять на входе, и я согласился — хотел что-то поменять к лучшему. Параллельно учился в институте иностранных языков.

Смена проходила так: вход, железная дверь с окошком и фраза «сегодня вы к нам не попадете». Люди обычно приходили ближе часу ночи, либо рано утром на афтепати. Принцип работы прост — я пускал неординарных, но, самое главное, адекватных людей, агрессивные и невоспитанные шли домой. Иногда приходилось применять силу, чтобы угомонить недовольных посетителей, но в этом была необходимость, я не поддерживаю насилие, а наоборот выступаю за мир во всем мире. У каждого заведения или фейсера есть черный список гостей; мой не был обширным, эти люди не допускались и в другие клубы. Причем это не мое личное мнение, а здравый смысл.

Типичными посетителями клубов, в которых я работал, были прежде всего студенты, дизайнеры, сисадмины, журналисты, бизнесмены. Молодые и активные люди, реже гости в возрасте. В начале 2000-х поощрялись любые эксперименты с внешним видом, все должно было быть ярким и светлым. Год от года внешний вид посетителей менялся в лучшую сторону. С приходом масс-маркета люди получили возможность стильно выглядеть за небольшие деньги. Просматривая старые фото, всегда задаю вопрос, как эти люди попадали в клуб?

Как-то раз человек, которого не пустили, стал разбрасывать стодолларовые купюры на входе, было весело (правда, деньги вернули владельцу). Были и неприятные истории: однажды у входа в клуб начали стрельбу, к счастью, не по людям, но было громко и страшно.

Про бесконечные драки и говорить не приходится. Были времена, когда клубы были важным и социально значимым явлением, сейчас есть ощущение, что ничего людям не нужно — ни музыка, ни движуха. Инстаграм и тик-ток круче. От этого чувствуется легкое разочарование. Состояние и поведение посетителей у меня не вызывало и до сих пор не вызывает отторжения, клуб — не церковь, люди для этого и посещают клубы. В этом плане ни деградации, ни эволюции не наблюдаю. Очень жаль, что музыка так и не стала интересна людям, это действительно самое большое разочарование.

В работе мне нравятся прежде всего интересные люди, классная музыка, причастность к чему-то важному. Это работа, которая не похожа ни на одну другую. Мое любимое место работы, безусловно, это клуб «Люк» — знаковая площадка, где я начинал, где музыка что-то значила. И «Дом Печати» — супер-проект с музыкой и антуражем.

Периодически я беру паузы, соглашаюсь поработать только когда чувствую, что необходим тому или иному заведению. Иногда я тусуюсь, мне это действительно близко; жаль, теперь мероприятий с приятной публикой и музыкой практически нет. Самого меня не пустили может в первый раз в 1999-м в «Люк», а так всегда и везде прохожу.

За время работы я неплохо научился разбираться в людях, могу многое сказать о человеке, только взглянув на него.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Конференция о смерти, Beat Weekend, концерт Алены Швец и Дни Эрмитажа в Музее ИЗО
Конференция о смерти, Beat Weekend, концерт Алены Швец и Дни Эрмитажа в Музее ИЗО Куда сходить в Екатеринбурге с 14 по 20 октября
Конференция о смерти, Beat Weekend, концерт Алены Швец и Дни Эрмитажа в Музее ИЗО

Конференция о смерти, Beat Weekend, концерт Алены Швец и Дни Эрмитажа в Музее ИЗО
Куда сходить в Екатеринбурге с 14 по 20 октября

Высокая явка, пикеты и внезапный Шахрин: Как прошел опрос по собору святой Екатерины
Высокая явка, пикеты и внезапный Шахрин: Как прошел опрос по собору святой Екатерины Сколько людей пришло на голосование и когда станут известны итоги опроса
Высокая явка, пикеты и внезапный Шахрин: Как прошел опрос по собору святой Екатерины

Высокая явка, пикеты и внезапный Шахрин: Как прошел опрос по собору святой Екатерины
Сколько людей пришло на голосование и когда станут известны итоги опроса

Что смотреть на Beat Weekend в Екатеринбурге
Что смотреть на Beat Weekend в Екатеринбурге Фейсконтрольщики 90-х, суть Баухауса и тонкий нерв современного российского дизайна
Что смотреть на Beat Weekend в Екатеринбурге

Что смотреть на Beat Weekend в Екатеринбурге
Фейсконтрольщики 90-х, суть Баухауса и тонкий нерв современного российского дизайна

Первопроходцы ночных клубов и панк-протесты: Спецподборка книг «Пиотровского»
Первопроходцы ночных клубов и панк-протесты: Спецподборка книг «Пиотровского» Четыре издания, которые помогут понять фильмы Beat Weekend в Екатеринбурге
Первопроходцы ночных клубов и панк-протесты: Спецподборка книг «Пиотровского»

Первопроходцы ночных клубов и панк-протесты: Спецподборка книг «Пиотровского»
Четыре издания, которые помогут понять фильмы Beat Weekend в Екатеринбурге

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран

QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить

Первая полоса

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран
Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран Сколько стоят билеты и хорошо ли там жить
Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран
Сколько стоят билеты и хорошо ли там жить

QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии
QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии Как электронные пропуска меняют жизнь в стране
QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии

QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии
Как электронные пропуска меняют жизнь в стране

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов
Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов
Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Спецпроект
Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Спецпроект

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»
Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»
Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Чем заняться в Москве на этой неделе
Чем заняться в Москве на этой неделе
Чем заняться в Москве на этой неделе

Чем заняться в Москве на этой неделе

От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Спецпроект
От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет» Как создавать значимые городские события
От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Спецпроект

От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Как создавать значимые городские события

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна
Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна И где сейчас находится рэпер
Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна

Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна
И где сейчас находится рэпер

Сколько россияне тратят на котов и собак
Сколько россияне тратят на котов и собак Что попадает в рацион питомцев и как часто они бывают у ветеринара
Сколько россияне тратят на котов и собак

Сколько россияне тратят на котов и собак
Что попадает в рацион питомцев и как часто они бывают у ветеринара

«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор
«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор
«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор

«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор

Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3
Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3 Тестируем телефон с гибким экраном за 170 тысяч рублей
Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3

Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3
Тестируем телефон с гибким экраном за 170 тысяч рублей

Где жить в Москве на острове
Промо
Где жить в Москве на острове Новый квартал вдали от шума и в 100 метрах от воды
Где жить в Москве на острове
Промо

Где жить в Москве на острове
Новый квартал вдали от шума и в 100 метрах от воды

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего
Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего Чем хорош новый сезон «Великой»
Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего

Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего
Чем хорош новый сезон «Великой»

Запах метро, сырого теста 
и Санкт-Петербурга
Спецпроект
Запах метро, сырого теста и Санкт-Петербурга Как ароматы вызывают воспоминания
Запах метро, сырого теста 
и Санкт-Петербурга
Спецпроект

Запах метро, сырого теста и Санкт-Петербурга
Как ароматы вызывают воспоминания

«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции
«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции
«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции

«Гараж» прирастет «Шестигранником»: Как будет устроен новый корпус музея — рассказывает директор и авторы реконструкции

«Я остановила строительство апарт-отеля на месте стадиона»
«Я остановила строительство апарт-отеля на месте стадиона» Марина Королева — о челлендже в соцсетях и петиции, которую подписали 30 тысяч человек
«Я остановила строительство апарт-отеля на месте стадиона»

«Я остановила строительство апарт-отеля на месте стадиона»
Марина Королева — о челлендже в соцсетях и петиции, которую подписали 30 тысяч человек

«Без доверия ничего не получится»
Спецпроект
«Без доверия ничего не получится» Как родители популярных тиктокеров относятся к их творчеству
«Без доверия ничего не получится»
Спецпроект

«Без доверия ничего не получится»
Как родители популярных тиктокеров относятся к их творчеству

Подпишитесь на рассылку