21 января, пятница
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

В среду, 24 ноября, фем-активистка и поэтесса Дарья Серенко рассказала о своем опыте работы в избирательном штабе кандидатки в Госдуму на сентябрьских выборах Алены Поповой. В публикации, под которой подписалась коллега Серенко по штабу Софья Сно, отмечено, что Попова давала подчиненным задачи, которые не входили в их обязанности, кричала на своих сотрудников и не выплатила некоторым полную зарплату. В ответ сотрудники штаба Поповой обвинили Серенко в шантаже и давлении на предвыборную кампанию.

The Village изложил позицию обеих сторон и поговорил с электоральным юристом, чтобы разобраться в конфликте.

Начало работы Серенко и Сно в штабе Поповой

Летом 2021 года активистки и создательницы проекта «Фемдача» Дарья Серенко и Софья Сно покинули штаб кандидата сентябрьских выборов в Госдуму Алексея Миняйло, потому что партия «Яблоко» отказалась его выдвигать. Тогда активистки перешли в штаб правозащитницы и еще одной кандидатки от «Яблока» Алены Поповой. Кандидатка обещала выплачивать девушкам по 100 тысяч рублей в месяц.

Серенко и Сно дополняют, что трудовой договор с ними не заключили.

«Алена обещала, что договоры у нас появятся сразу после того, как она зарегистрирует избирательный счет», — написали активистки в своей публикации.

По словам Серенко, в ходе работы в штабе Поповой на них с коллегами навесили дополнительные обязанности, о которых не шло речи при приеме на работу. Например, Софье и Дарье, которые изначально должны были заниматься агитацией, пришлось также вести социальные сети, потому что «сммщики увольнялись из штаба каждые три дня».

Иногда Попова могла накричать на сотрудников, заявляют активистки.

«Никогда не забуду, как Алена орала на штаб за то, что она пропустила интервью на радио, хотя она сама забыла сообщить штабу про это интервью», — сообщается в открытом письме Серенко и Сно.

Увольнение, отказ от выплат и просьба подписать NDA

Спустя три недели после начала работы в штабе Поповой Серенко и Сно попросили у кандидатки аванс.

«Алена и сама предлагала мне аванс несколькими днями ранее, я сначала отказалась, а потом решила согласиться, так как денег, честно говоря, совсем не было», — пишет Дарья. Договорились, что Попова выплатит каждой активистке по 40–50 тысяч рублей наличными.

На следующий день Алена дала сотрудницам новую задачу — сменить фирменный стиль штаба. По словам Дарьи и Софьи, за первые три недели работы они успели несколько раз перепридумать дизайн и риторику кампании Поповой. Девушки отметили, что устали от этого и решили уйти: «Мы развернуто и резко сказали, что так, конечно, жить невозможно, и мы увольняемся».

По словам активисток, на момент увольнения они проработали 21 день. Уходя, они попросили у Поповой зарплату как за месяц, потому что выполняли задачи, которыми должны были заниматься другие сотрудники. Алена согласилась, но попросила Софью и Дарью подписать соглашение о неразглашении (NDA).

Электоральный юрист и помощник депутата Мосгордумы Дарьи Бесединой Петр Карманов рассказал The Village, что NDA в российском праве может быть заключен только в отношении коммерческой тайны. Кандидат на выборах обладателем коммерческой тайны не является, а значит сотрудники штаба не обязаны подписывать NDA, но могут сделать это в добровольном порядке.

«На наших кампаниях мы не заставляем никого подписывать NDA и не запрещаем рассказывать о работе штаба, мы работаем открыто», — добавил Карманов.

Серенко и Сно согласились подписать NDA, но решили сначала найти юриста, который смог бы посмотреть документ. Пока активистки искали специалиста, Попова создала чат для урегулирования зарплатных и юридических вопросов с девушками, где написала, что те «нагло подняли себе зарплату в два раза».

Активистки решили, что Попова ошиблась, и объяснили ей, что просили аванс, а теперь просят полный расчет, потому что увольняются. Девушки сказали, что готовы получить его частями. Алена обещала отдать по 50 тысяч в ближайшие дни, а остальную половину спустя неделю после выплаты первой части. Также она настаивала на подписании NDA.

Однако, когда Попова узнала, что Серенко и Сно общаются с бывшими сотрудниками штаба, то изменила мнение и написала, что «и первую половину денег она не отдаст без подписания NDA».

Дарья написала в закрытой группе в фейсбуке пост с просьбой найти юриста по трудовому праву. По ее словам, Алена, узнав об этом, пообещала подать на девушек в суд, ведь они ищут юриста публично, а это якобы нарушение NDA (который Серенко и Сно на тот момент момент даже не подписали). «Попова пыталась запретить нам рассказывать о том, что мы уволились из штаба… Таким запретом она фактически лишила нас возможности публично искать себе работу», — написала Серенко.

Журналисты из BBC, узнав, что активистка ушла из штаба, запросили у нее комментарий. «Я так и не поняла, откуда у них оказалась эта информация», — вспоминает Дарья.

Серенко отказалась от комментария, на что Попова написала в общий чат, что та слила секретную информацию.

«Я недоуменно скидываю Алене переписку с журналисткой, в которой прямым текстом отказываюсь от комментария. Попова считает, что даже отказ от комментария — это комментарий и слив информации», — рассказывает Дарья в открытом письме.

Угрозы и манипуляции

«Каждый день новые Аленины перлы рассказывались нам сотрудниками ее штаба. Например, она могла прийти в офис и сказать, что Даша и Соня пытались взломать ее соцсети (ведь мы же бывшие сммщицы!). Еще части сотрудников она говорила, что мы якобы ходили в штаб Вассермана сливать секретную информацию», — пишет Серенко.

Когда Дарья и Софья нашли бесплатного юриста, тот посмотрел NDA и предложил внести в документ правки. Попова согласилась. Ее юрист и юрист активисток встретились, чтобы найти компромиссный вариант. При этом кандидатка все-таки выплатила девушкам первую половину денег, еще до подписания NDA.

Составив компромиссный вариант NDA, юристы передали его на одобрение Алене. Однако спустя сутки через юриста Поповой девушкам пришел ответ, что все новые правки отклонены. Чтобы получить вторую часть денег, Попова предложила девушкам подписать изначальный вариант NDA.

Активистки решили, что не будут подписывать вариант NDA, который составила Алена. После этого, со слов девушек, на них посыпались угрозы.

Попова обещала подать против Дарьи и Софьи иск о защите чести и достоинства, также кандидатка обвинила бывших помощниц в вымогательстве и шантаже. Кроме того, Попова заявила, что Серенко инициировала на нее набег Мужского государства (организация признана экстремистской — примечание The Village) и Центра «Э», утверждает Дарья.

«Представьте себе степень цинизма происходящего: написать такое девушке, которую Мужское государство травило и преследовало четырежды», — пишет Серенко в своем обращении.

Во время выборов Даша и Соня не стали освещать эту ситуацию, потому что боялись публично высказываться против Поповой.

«Она человек с деньгами, у нее связи и юристы, а мы искали себе бесплатного адвоката», — рассказала Серенко The Village.

Попова также обвинила Серенко в том, что кандидатку не выдвинули на «Умное голосование». «Так я узнала, что являюсь серым кардиналом российской оппозиции. Параллельно от сотрудницы штаба Лизы Лазерсон я узнаю, что Алена уверяла ее, что выплатила нам всю сумму», — пишет Дарья.

Скриншот взят из письма Дарьи Серенко и Софьи Сно

От дополнительных комментариев The Village Дарья Серенко отказалась.

«Настроены продолжать совместную работу с Аленой над другими проектами»: реакция штаба Поповой на заявления Серенко

В ответ на пост Серенко представители штаба Алены Поповой заявили, что требование активистки получить 100 тысяч рублей — это шантаж и давление на политика. В публикации сторонников Поповой также сообщается, что Серенко и Сно должны были получить по 50 тысяч рублей, так как сами рассчитали эту сумму к моменту увольнения. Напомним, что активистки запросили 50 тысяч рублей в качестве аванса, а не зарплаты.

Письмо подписали 13 человек, в их числе — пресс-секретарь штаба Лиза Лазерсон.

В разговоре с The Village Лазерсон сообщила, что никто из подписантов уже не работает с Аленой Поповой.

«Кампания закончилась с выборами, экс-сотрудники штаба не работают сейчас на Алену и не являются заинтересованными лицами, но ее поддерживают», — объяснила экс-пресс-секретарь штаба политика.

В заявлении других бывших сотрудников Поповой говорится, что все они согласны с позицией кандидатки.

«Видя поведение Дарьи в штабе и ее дальнейшие действия, а также будучи свидетелями ситуации изнутри, мы поддерживаем Алену. Более того, многие из нас настроены продолжать и продолжают совместную работу с Аленой над другими проектами», — пишут экс-коллеги Поповой.

В письме объясняется, почему бывшая кандидатка не заключала с сотрудниками трудовой договор.

«С кандидатом вообще нельзя заключить трудовой договор, он несовместим со скоротечностью избирательной кампании в аспекте социальных гарантий, которые несет работодатель перед работниками в связи с трудовым договором. Кроме того, кандидат не может являться работодателем в понимании ТК РФ», — говорится в заявлении.

По словам сотрудников штаба, вместо трудового договора с Серенко и Сно заключили договоры по оказанию услуг. В переписке с The Village Дарья Серенко сказала, что с ней и Сно никаких договоров не заключали.

Юрист Петр Карманов объяснил The Village, что вопрос о том, может ли кандидат заключить трудовой договор, дискуссионный.

«В статье 20 ТК РФ кандидаты действительно не названы. При желании трудовой договор с кандидатом можно заключить и зарегистрировать в органе местного самоуправления, скорее всего, суд признает такой договор действительным. Но это было бы очень странным решением, так как для штаба это принесло бы слишком много бюрократии. Тем не менее, с физическими лицами можно заключить договор об оказании услуг», — рассказал юрист.

Впрочем, добавляет Карманов, в политических штабах, по его опыту, всегда заключаются договоры оказания услуг, чтобы работать по-белому. Это удобно, просто и освобождено от налогов, утверждает юрист.

«Однако большинство штабов в российских реалиях работают втемную, а если и заключают договоры — то в конце [кампании]»,  — добавил Карманов в беседе с The Village.

«Мы считаем это (поведение Серенко и Сно — примечание The Village) неконструктивной позицией: личная обида кандидата на такое поведение соратниц могла иметь место, но не было угроз, кроме как предложения прекратить вредить, получив деньги, и озвучивания своего права на защиту от такого давления, а просить сумму в два раза больше, чем сами же посчитали за день до прекращения оказания услуг — как минимум странно», — пишут экс-сотрудники кандидатки в открытом письме.

Алена Попова на запрос The Village сообщила, что ее позиция изложена в письме команды штаба. «Абсолютно поддерживаю свой штаб. И спасибо им большое за такую солидарность», — добавила Попова.

Кто еще и в чем обвиняет Попову

На открытое письмо Серенко отреагировали и другие бывшие коллеги Поповой. Экс-кандидат сентябрьских выборов в Госдуму Алексей Миняйло, который в тот момент был доверенным лицом Поповой, заявил, что солидарен с Дарьей и Софьей.

«К сожалению, как бы горько это ни было, я вынужден подписаться под каждым словом. Я знаком с Аленой с 2012 года, до этого лета считал ее абсолютно своим человеком. Никаких слов нет, чтобы описать свое состояние в последние месяцы, когда на фактах стало понятно, что она совсем не тот человек, за которого себя выдает», — отметил Миняйло в своем посте.

О своем сотрудничества с Поповой также рассказала Анастасия Глушкова, которая раньше работала в созданном политиком фонде «ТыНеОдна». Эта организация должна была предоставлять психологическую и юридическую помощь тем, кто столкнулся с насилием.

Глушкова написала пост, в котором отметила, что отношения в коллективе были токсичными, а на сотрудниц часто наваливали дополнительные обязанности.

«Алена вполне могла дать несколько задач в пятницу на понедельник, и спросить их в субботу, она звонила сотрудникам в час ночи и требовала сказать статус задач», — пишет Анастасия.

По словам девушки, Попова также порою сильно задерживала зарплаты и каждый раз просила напомнить о том, чтобы кинуть сотрудникам деньги, а потом забывала или говорила, что ей заблокировали банковские карты.

The Village попросил Алену Попову прокомментировать пост Глушковой.

Обложка: Pavel Golovkin / AP / TASS

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

Тэги

Люди

Прочее

Новое и лучшее

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Первая полоса

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд
Спецпроект
«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд И показать это всем подписчикам!
«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд
Спецпроект

«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд
И показать это всем подписчикам!

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского
Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского Индастриал и радиальная планировка
Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского

Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского
Индастриал и радиальная планировка

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Как обсуждать повышение зарплаты
Как обсуждать повышение зарплаты Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего
Как обсуждать повышение зарплаты

Как обсуждать повышение зарплаты
Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

В моменте или в инстаграме?
Спецпроект
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
В моменте или в инстаграме?
Спецпроект

В моменте или в инстаграме?
Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок

Подпишитесь на рассылку