19 сентября, воскресенье
Москва
Войти
Люди в городе7 октября 2020

Молодые керамисты — о первых работах, осознанном потреблении и продажах

Молодые керамисты — о первых работах, осознанном потреблении и продажах

Интерес к локальным дизайнерам и брендам в России (да и в остальном мире) в последние годы активно растет — среди прочего мы чаще стали украшать квартиру посудой и трогательными фигурками ручной работы. При этом керамика всегда существовала на стыке дизайна и искусства — одни объекты выставляются в галереях, другие продаются в магазине товаров для дома. Мы поговорили с молодыми керамистами, которые создают самые разные объекты, о том, где граница между искусством и бытом, как формируются цены на их продукцию и какими были их первые работы.

Надя Лихогруд

Скульптор, керамист


Фигурки-воспоминания

Керамикой я начала заниматься еще в детстве. В школе, где я училась, была гончарная печь и бесплатный кружок с прекрасной преподавательницей. Все свободное время после уроков я проводила там. Мы делали очень разные вещи, это было настоящим творчеством. Тогда зародилась моя любовь к взаимодействию формы и цвета. Сейчас осознаю, что это был бесценный опыт.

В детстве, помимо керамики, я много рисовала и занималась живописью, училась в изостудии и художественной школе. Но мысли становиться просто художником или скульптором у меня почему-то не возникало. Когда пришло время поступать, мне казалось важным получить профессию, на которую есть спрос. Так я оказалась на факультете дизайна одежды и даже создала свой бренд. Но в процессе обучения дизайну я бесповоротно увлеклась скульптурой, начала много работать с натурой, постоянно ходила на наброски. После окончания текстильного я поступила на второе высшее на скульптурное отделение в Суриковский институт, там я по-настоящему столкнулась с изучением ремесла — и обратного пути уже не было.

Заново керамику я для себя открыла 1,5 года назад, когда начала лепить серию скульптур, посвященных воспоминаниям о детстве 90-х. За основу я взяла эстетику советских фарфоровых статуэток, которые врезаны в сознание моего поколения. Это продиктовало выбор керамики как материала. В процессе я поняла, что, в общем-то, я вернулась к своим истокам, к тому, что делала, будучи ребенком, но уже с новым пониманием формы, объемов и пластики.

 Каждый раз перед тем, как открыть печь после обжига, я испытываю детский восторг ожидания чуда.

Обучаясь ремеслу скульптуры, я столкнулась с очень сложными и долгими процессами, такими как изготовление каркаса, формовка, перевод скульптуры в материал. Чтобы получить готовую работу в бронзе или даже гипсе, нужно пройти через множество этапов. В керамике тоже есть свои нюансы и сложности, но ты сразу работаешь в материале, и мне это очень нравится. А еще меня захватывает процесс работы с глазурью. Мне нравится, что здесь есть доля случайности, и ты никогда точно не знаешь, как ляжет и проявится глазурь при обжиге. Приходится следовать интуиции. Каждый раз перед тем, как открыть печь после обжига, я испытываю детский восторг ожидания чуда.

У меня есть работа, которую я считаю своей первой керамической серьезной скульптурой. Я ее сделала, кажется, во втором классе, когда только начала ходить в керамический кружок в школе. Это автопортрет в кресле с кошкой. Есть вероятность, что ничего лучше я пока не слепила. А первой серьезной серией работ в керамике стали как раз «Детские 90-е. Дом и двор». Эту серию я придумала для выставки «РайON.0» в Музее Москвы, которая была посвящена переосмыслению молодыми художниками постсоветского существования. В этих фигурках мне хотелось отразить ностальгию по детству моего поколения, противоречивый дух времени. Постепенно эта серия начала разрастаться, и в этой технике я начала делать новые сюжеты. Летом я слепила серию про пляж. Мне захотелось вылепить образы детей с надувными кругами и нарукавниками, которые одновременно подчеркивают смелость и уязвимость ребенка.

Сейчас я начала делать серию «Фотоальбом», где мне хочется отобразить разные значимые события жизни, которые люди чаще всего запечатлевают на память. Мне нравится, что мои скульптуры могут работать как портал и переносить зрителя в детские воспоминания, вызывать какие-то уникальные ассоциации.

Работа в мастерской

В целом я ощущаю себя художником. Я постоянно что-то фотографирую, снимаю видео, рисую, в общем испытываю потребность отразить то, что захватывает мое внимание. Но скульптура для меня — самое необычное и завораживающее занятие. Мне интересно развивать свое мастерство именно в этом направлении, и я не ограничиваю себя в выборе материала. Например, в ближайших планах — поработать с деревом. Но на данном этапе керамика для меня самый близкий материал.

Идеи появляются отовсюду. В основном это какие-то вспышки детских воспоминаний и ассоциаций. Очень много вдохновляющего и наводящего на мысли я вижу вокруг, в быту. Я постоянно нахожусь в художественном поиске и стараюсь фиксировать на камеру или в заметках какие-то моменты, которые могут послужить якорем для дальнейшей работы. Мне нравится быть в позиции наблюдателя, замечать тайный смысл в обыденном и переосмыслять это через скульптуру.

Как скульптор я делаю очень разные заказы, это всегда новый интересный опыт. Например, огромную руку-кресло, глиняная модель которой до сих пор стоит в моей мастерской, я лепила для бара по проекту архитектурного бюро Saga. Сейчас я работаю над созданием огромного рельефа на четырехметровой стене для очень красивого архитектурного проекта. Меня захватывает процесс работы с большим масштабом и взаимодействие с пространством. Помимо скульптурных заказов иногда я занимаюсь росписью стен.

У меня есть мастерская, и я стараюсь работать в ней почти каждый день. Даже если нет настроения, машинально иду в мастерскую, как на работу. Могу пару часов просидеть на диване в прокрастинации, но потом все же начинаю что-нибудь делать. Если нет срочной работы по заказным проектам, я леплю свои керамические скульптуры. Работаю обычно допоздна, последние часы самые продуктивные.

Скульптуры я стараюсь лепить быстро. Они либо получаются на одном дыхании, либо я сминаю глину и откладываю процесс. Обычно я приступаю к лепке, когда у меня в голове уже сформирован какой-то образ. В работе с глиной порой я не могу уследить за своими руками, пальцы буквально двигаются сами, и мне кажется, я не успеваю головой контролировать этот процесс. Меня очень захватывает это чувство.

 В мастерской я назначаю рабочие и дружеские встречи. Для меня это место силы.

Моя мастерская расположена в Доме художника на Верхней Масловке. Это здание 1929 года, памятник архитектуры конструктивизма. Первый этаж дома предусмотрен для скульптурных мастерских. Здесь высокие потолки и двери, большие окна, встроенный подиум, погреба для глины. В этих условиях мне очень комфортно работать, особенно на контрасте с предыдущей мастерской, которую я снимала в доме Лансере, где мне приходилось таскать глину на пятый этаж без лифта.

Здесь прекрасная атмосфера, приветливые консьержи, длинные коридоры, заставленные скульптурами. За стенкой от меня — дом-музей советского скульптора А. Т. Матвеева. Его керамические скульптуры были большим вдохновением для меня, когда я только начала заниматься скульптурой. Очень радуюсь возможности туда периодически заглядывать. В этом же крыле работает моя подруга Лиза, она художник по металлу и делает невероятной красоты украшения и предметы. Мы уже были едва знакомы, когда случайно встретились в коридоре. Оказалось, Лиза переехала в мастерскую своей бабушки-скульптора. Мы постоянно друг к другу заходим, советуемся, болтаем, пьем чай. Это очень скрашивает мои будни. В мастерской я назначаю рабочие и дружеские встречи. Для меня это место силы.

Я сотрудничаю с галереей «Объединение», где можно купить мои работы. Мне очень близка их философия и посыл, и я очень рада нашему сотрудничеству. Периодически участвую в выставках. Например, сейчас часть моей серии «Детские 90-е. Дом и двор» можно увидеть в галерее «На Песчаной» на выставке «Самое время». Часто дарю скульптуры друзьям. Расставаться несложно, я радуюсь, когда фигурки находят дом. У каждой скульптуры своя судьба, и я с радостью отпускаю их.

Свои керамические скульптуры я делаю в свое удовольствие, никак не задумываясь о заработке на них. Просто интуитивно спрашиваю себя, за сколько бы я сама была готова купить такой объект. В среднем мои керамические скульптуры стоят от 10 до 40 тысяч рублей. Я постоянно леплю новые скульптуры, для хранения в мастерской пришлось достроить стеллаж. Специально для себя ничего не леплю, но иногда забираю домой что-то из фигурок под настроение.

Из современных скульпторов я мало за кем слежу, в основном ищу вдохновение в истории искусства. Но в инстаграме наблюдаю за работами бельгийского скульптора Маркса Мандерса и за американской художницей Кристиной Ботвелл, которая делает очень трогательные скульптуры из стекла. Вообще в визуальной работе я очень ценю возможность расширения границ человеческого опыта. Меня очень вдохновляет воплощенная невозможность.

Я думаю, рукотворные изделия всегда вызывали и будут вызывать интерес. Сейчас эпоха переизбытка всего одинакового, и среди этого потока какие-то уникальные вещи сразу выделяются. Мне кажется, поток масс-маркета оттеняет изделия, которые претендуют на вечность, и люди начинают обращать на это внимание.

Андрей Петранин

Художник, иллюстратор и керамист


Уроки лепки

В Британке, где я учился на BA Illustration (бакалаврская программа для иллюстраторов. — Прим. ред.), нас стимулировали к экспериментам, в том числе в работе с материалами и техниками. Но керамическая мастерская в универе появилась только под конец моей учебы, и там я не успел ничего полепить.

Уже после учебы, семь лет назад, у меня появилась возможность ходить на занятия по керамике — пригласила подруга. У нас собралась мини-группа из знакомых и товарищей, а занимались мы у прекрасной художницы-керамистки Натальи Бодриковой. Занятия проходили на комбинате «Воронцово поле». Туда попадаешь — как будто на машине времени прокатился. На входе внутри здания стоит гигантский Ленин, обожженный еще в старых огромных печах этого завода, которые сейчас уже разобрали. Таких размеров изделия больше не делают. Обстановка там соответствующая — с отсылками в советское прошлое и всякими колоритными персонажами. Но Наталья оказалась очень современной, все основы работы с глиной она нам и дала. Вариант занятий с какой-то однообразной лепкой по инструкции вряд ли мне подошел бы, а Наталья как раз показывала разные технические приемы в процессе работы над твоей личной идеей. В первый день, конечно, все лепили что-то базовое типа тарелок и кружек, а потом уже кто что.

 А если говорить про первую работу, сделанную по собственной идее, то это была такая ужасная, довольно громоздкая колбаса черного цвета.

Самой первой моей работой в керамике была, как, наверное, у многих, тарелка или кружка. А если говорить про первую работу, сделанную по собственной идее, то это была такая ужасная, довольно громоздкая колбаса черного цвета. Мне было интересно сделать такую сложную форму — она закручивалась как спираль, а внутри была полой. Это был определенный челлендж для меня. Тогда я был доволен результатом. Но на самом деле как объект она была довольно отвратительной. «Колбаса» простояла несколько лет у меня на балконе, а потом я ее выкинул.

Большая часть моих первых работ были фигуративными. Мне было интересно брать персонажей, которые появлялись в то время в моих иллюстрациях и графике, пробовать создавать их в объеме. Это меня увлекало пару лет, а потом я как будто зашел в тупик. Так у меня случился перерыв в работе с керамикой длиною в год. За это время все в моей голове и в художественной практике двинулось несколько в другую сторону — и снова появилось желание лепить. Я стал делать более спонтанные работы, начал экспериментировать с текстурами и формами, продолжаю это и сейчас.

Я часто наблюдаю за природой. У меня хранится довольно много найденных мной камней, веточек, кусочков коры, которые я использую в работе. В прошлом году мы ездили группой преподавателей в Лондон, в один из дней гуляли в Гайд-парке, и моя подруга и коллега Юля нашла там кусок большой ветки интересной формы. Я ее забрал себе, она еле влезла в чемодан, но я все-таки привез в Москву. Не знаю, как объяснить, но у меня в тот самый момент в парке появилось какое-то чувство, что получится сделать с этой веткой какую-то работу. Хотя на тот момент вообще не представлял, что это будет. И вот только сейчас я сделал серию керамических скульптур, используя эту необычную природную форму. Ветка будет частью этой серии, и без нее скульптуры не имеют смысла.


Авторские вещи

У меня дома всего несколько моих работ. Ваза и цветочный горшок — функциональные вещи, которыми я сам пользуюсь. Есть парочка необожженных работ, которые ждут своего часа. И несколько работ, которые я перевез из студии в связи с переездом. Из всего этого целенаправленно для себя я делал только цветочный горшок. Обычно то, что я создаю, я продаю или дарю, некоторые работы отправляются на выставки. Я стараюсь их не копить, а находить людей, которым они могут быть интересны. Пару раз даже делал распродажи, например к Новому году.

Цена на мои работы в большей степени складывается из опыта и времени, которое я потратил за все предыдущие годы, в экспериментах, пробах и ошибках.

Как складывается стоимость работ? Затраты на материалы, обжиг и даже потраченное на изготовление одного объекта время — это не так много. Цена на мои работы в большей степени складывается из опыта и времени, которое я потратил за все предыдущие годы, в экспериментах, пробах и ошибках. Еще это определенная уникальность, так называемое УТП, которое включает технические наработки, приемы и определенный стиль. От размера и сложности конкретной работы цена, конечно, тоже зависит.

Как правило, я стараюсь создать объект за одну-две сессии. По времени могу работать несколько часов подряд, максимум был, наверное, как стандартный рабочий день, — около восьми часов. Если устаю или что-то просто не идет, то стараюсь закончить. Значит, сегодня не тот день или уже пора отдохнуть. В усталости и через силу у меня с глиной ничего хорошего никогда не получается.

Вообще керамика — это только часть моей художественной практики, и иногда она уходит на второй план. Например, когда я больше погружаюсь в живопись или иллюстрацию. Так что бывают периоды жизни без керамики вообще. И своей керамической мастерской у меня тоже нет. Есть пространство, где я делаю все что мне нужно, но без собственной печи. Пару недель назад я съехал из этой веселой студии на «Электрозаводе» и пока что перевез все к себе домой. В мастерской я провел года три, и большую часть времени мы там были вместе с иллюстраторкой Катей Крицевой и классной тату-мастеркой. На «Электрозаводе» куча художников, творческих и околотворческих пространств — там настоящий свой мир.

Мне кажется, раньше керамика была чем-то более прикладным или промысловым, а сейчас современные художники стали больше экспериментировать, и появилось много неожиданного, такое своеобразное переосмысление материала и техники. Из мастеров-керамистов я слежу за Даней Антроповым, LotaLota. Из иностранных — Brian Rochefort, Saraï Delfendahl, Stephen Bird.

Появляется ли больше интереса к локальным мастерам и брендам керамики? Сложно сказать. Я сам, например, из посуды куплю что-то авторское, только если это минималистичный предмет. Не знаю, будет ли потребление более осознанным, если купить авторскую тарелку, а не в IKEA или H& M Home. Это все равно потребление. Тут, наверное, более важно то, насколько долго вы этой тарелкой будете пользоваться. Сколько ресурсов затрачено и нанесено вреда экологии в пересчете на одну тарелку массового производства и тарелку, сделанную в керамической студии в Москве. Если говорить не про посуду, то, конечно, я всегда за уникальность и неповторимость. Представьте себе вазу или скульптуру мечты, аналогов которой в мире больше нет. Увидел, влюбился, купил и поставил дома на самый почетный сервант.

Саша Гунга

Художница и керамистка


От живописи к керамике

Пять лет назад я купила чашку ручной работы на уличной ярмарке в центре Тбилиси. Она была расписана керамическими карандашами в наивном, свойственном грузинскому искусству, стиле — я влюбилась в нее! Тогда я решила, что тоже хочу рисовать на керамике, и через несколько месяцев уже в Петербурге стала это делать. Сейчас керамика — мое основное занятие. Помимо этого, я делаю иллюстрации, занимаюсь живописью и графическим дизайном.

Я с детства занималась разным творчеством и позже в течение 12 лет обучалась изобразительному искусству. До керамики моим любимым занятием была масляная живопись. Мне кажется, для искусства не так важен материал, как его художественный смысл. Если керамист в первую очередь работает как художник, то, на мой взгляд, можно говорить о том, что его керамика — искусство.

Предметы, которые я создаю, передают мое мироощущение. Я люблю свободу и вижу красоту в простоте жизни и несовершенствах, которыми наполнен мир. Мои идеи — результат работы подсознания. Когда я делаю то, что мне нравится, и изучаю то, что мне интересно, идеи появляются сами собой. Кажется, что процесс — спонтанный, но на самом деле он очень связан с образом жизни и качеством потребляемой информации.

Придумывание новых объектов может занимать несколько месяцев. Само создание — от двух недель до месяца. Оно включает в себя: создание формы из глины, ее сушка, доработка после сушки, роспись, покрытие глазурью, 2-3 обжига. Это около 14 дней, но еще две недели я закладываю на провал, который может произойти на каждом из этапов: форма может треснуть при сушке или взорваться в печи, глазурь может запузыриться, краски — повести себя, не как обычно. В таких случаях нужно делать все заново.

Сколько дней или ночей в неделю я ей посвящаю керамике, зависит от объёма работы. Когда есть работа, я не думаю о настроении — если его нет, оно всегда появляется в процессе работы, поэтому нужно просто начать. Керамикой я занимаюсь в студии или дома.

Коворкинг и инстаграм

Я работаю в студии-коворкинге для керамистов, расположенной в Петроградском районе (Санкт-Петербурга. — Прим. ред.). Там несколько мастеров, у каждого есть свои полки и зона для работы. Обслуживанием оборудования занимается владелец студии, что лично для меня — огромный плюс. Мне нравится атмосфера взаимопомощи, которая сложилась в студии. Мы советуемся друг с другом, например, о том, как отправить керамику в Австралию, где купить крафтовые пакеты. Вместе заказываем материалы и делим доставку между собой. Из российских художников, работающих с керамикой, мне нравится Мадина Бадриева, она очень самобытная, и в ее искусстве много южных мотивов, которые мне близки.

Готовые работы я выставляю у себя в инстаграме. Обычно мне не жаль расставаться с ними. Меня радует тот факт, что людям они нравятся и они хотят их видеть в своих домах. Цена моих объектов включает в себя аренду студии, обжиги, стоимость материалов, затраты на логистику, съемки, рекламу, налог и оплату труда — моих помощников и моего, как художника, керамиста и организатора всех процессов. Цены очень разные — 450 рублей — 60 тысяч рублей и выше за керамические предметы разных размеров. У меня самой дома довольно много собственных работ — несколько ваз, одна тарелка и много чашек, которые я делала раньше.

 Большим экономическим достижением XX века стало то, что благодаря техническому прогрессу мир пришел к массовому производству, и уже в ХХI веке столкнулся с его последствиями.

Я почти закончила работу над созданием своего сайта с интернет-магазином. Еще есть несколько магазинов, с которыми я сотрудничаю. От них помимо продаж есть и другие плюсы — например, несколько публикаций в журнале AD у меня появилось благодаря шоурумам Pastore и Palaty. Раньше я участвовала в офлайн-маркетах, для меня это хороший инструмент рекламы, но как инструмент продаж я их не рассматривала, продажи у меня там были небольшие.

Большим экономическим достижением XX века стало то, что благодаря техническому прогрессу мир пришел к массовому производству, и уже в ХХI веке столкнулся с его последствиями. Мне кажется, сейчас многие насытились благами глобализации и заскучали по локальной культуре. Этим и объясняется повышенный интерес к небольшим самобытным брендам. Многие устали от одинаковых вещей, захотели чего-то уникального, зачастую созданного вручную и с душой. Многих стала заботить экологическая сторона вопроса — это тоже объясняет тренд на осознанное потребление и внимание к локальным дизайнерам.

Лена Козлова

Керамист, основательница марки Por Farfor


Керамика как холст

Я отучилась в Британке на иллюстратора, а после учебы занималась преподаванием. Поэтому у меня появилась возможность начать творческую карьеру в любой области, не думая про деньги. У меня уже был аккаунт Por Farfor, который я сделала во время какого-то учебного проекта, чтобы презентовать себя, и я возобновила его.

Почему я выбрала именно керамику? Это очень понятный и податливый материал. Это не дерево, с которым нужно бороться и применять серьезные инструменты. Керамика — это что-то очень мягкое, понятное, тактильно приятное. И еще она прикольная на разных этапах: сначала мягкая, потом материал застывает, и ты можешь еще что-то вырезать, потом ее нужно обжечь, и она становится уже совсем твердой. И на всех этих этапах она по-разному выглядит и пахнет, на ощупь тоже разная, и по температуре.

Мне сложно себя называть художником, мне больше нравится слово maker. В Британке я занималась иллюстрацией. Мне нравится иллюстрирование и рисунок, но в коммерческой иллюстрации я работать не хочу. Люди часто приходят, чтобы твоими руками что-то нарисовать. А с керамикой не так. Все правки, которые могут в нее внести, все равно в большей степени контролируются мной. Ты сам определяешь, идешь ли больше в сторону искусства, в сторону ремесла или в сторону дизайна.

 Первые работы — это статуэтки гранат и клоун, я слепила их еще в Британке. Довольно симпатичные, но там был косяк с глазурью, и они в итоге выглядели странно.

Вообще, долгое время, пока я училась в Британке, я делала скульптуры. Потом, когда это стало работой, было достаточно сложно продавать скульптуры, посуду — проще. И я стала занимать ей. Часто керамика — это просто холст для моих картинок. Я бы сказала, что это декоративная керамика. У нее есть функционал, но в первую очередь я просто гонюсь за какой-то формой, интересующей меня.

Первые работы — это статуэтки гранат и клоун, я слепила их еще в Британке. Довольно симпатичные, но там был косяк с глазурью, и они в итоге выглядели странно. Клоун до сих пор стоит у мамы дома. Если говорить про сознательные работы, то первой я сделала серию чайников. Они мне очень нравятся. Это тоже было задание в школе, нужно было сделать десять любых объектов, серию или тираж. Кто-то зины напечатал, кто-то постеры сделал. А я — чайники. И это был проект на лето, очень долгий и сложный. Часть я подарила друзьям. Один или два у меня купили, Один у меня дома стоит. Сейчас керамика постепенно становится моим основным занятием, совмещаю ее с преподаванием. Я работаю в Британке на подготовительных курсах, еще провожу мастер-классы.

У моей семьи загородный дом. Тут есть отопление, вода, туалет в доме, все как у людей. И я просто съехала от родителей туда жить и вот живу. Сначала это была типичная дача с уродливыми коврами, но мы с другом все обустроили. И он мне помог и сделал мебель в мастерскую — теперь студия у меня прямо дома. Я знаю, что многим людям сложно совмещать в одном месте житье и рабочее место. А мне очень классно. Уже больше года я работаю в этой мастерской — иногда каждый день, иногда — по настроению. Все зависит от сезона. Если мы говорим про предновогоднюю пору, то я работаю без выходных, зову друзей мне помогать. В более спокойное время я стараюсь выделять как минимум два выходных на неделе. Иначе я становлюсь очень злой.

Цена работы

Готовые работы я стараюсь как можно скорее куда-нибудь деть. Мне не нравится, когда дом заполнен готовыми работами. Продаю через Instagram в основном, иногда участвую в маркетах. Мне очень нравится этот формат живого общения с клиентом. Иногда дарю что-то друзьям.

С ценами очень сложная ситуация. Мне хотелось бы все отдавать бесплатно или дешево. Но, к сожалению, мир так не работает. Цена складывается из того, сколько на самом деле мне нужно денег в месяц. И моя зарплата — это мастер-классы, обучение, то, что я продаю и делаю на заказ. Я примерно прикидываю, сколько откуда будет. Дальше прикидываю обязательные и желательные траты. И из этого высчитываю стоимость своей работы за час — примерно 1 000 рублей. При этом очень сложно рассчитать время, которое ты тратишь на социальные сети, на продажу, на упаковку.

Плюс еще нужно понимать, что есть материалы, обжиги сколько-то стоят (у меня своя печь, но у нее есть износ), и еще я плачу за электричество. Я не плачу за мастерскую, в отличие от многих, поэтому можно в целом было бы сделать дешевле, чем у других керамистов. Но я стараюсь не демпинговать. Поэтому средние цены на тарелки от 600 до 2 тысяч, в зависимости от размера, от сложности рисунка. Большие штуки типа ваз, чайников, — 5 — 7 тысяч. В основном я продаю через инстаграм. Я есть в магазине «Тепло», в магазине Found Items и очень люблю «Ламбаду».

Мне кажется, в Instagram есть керамическое комьюнити — все работают разрозненно в мастерских, но немножко друг друга знают. Та тусовка, с которой я знакома, мне очень нравится. Например, Надя Ворошилова, «Хрупкие вещи». Просто потрясающе, что она делает. У меня вот большая часть посуды от нее. LotaLota, конечно же. Что-то новое у нее — это всегда шедевр. Еще мне нравится Саша «89 градусов», мы с ней подружки. Еще мне очень нравится Hand and Fire из Америки, она клево показывает рабочие процессы.

Думаю, серьезный интерес к нишевой керамике появился, когда разрослось массовое производство. Люди немного устали от него, и в противовес этому был хендмейд. Думаю, сейчас актуальны и идеально сделанные тарелки массового производства, и штуки с мелкими огрехами, которые более живыми чувствуются. Осознанное потребление — когда люди просто выбирают вещи, которые им нравятся. И неважно, будут они пользоваться тарелочкой из Zara на протяжении десяти лет или моей тарелкой.

Павел Красняник и Павел Белоногов

Основатели Backyard Ceramics


Керамический нормкор

С 2015 года мы с Павлом ведем проект Pinhead SPB, где занимаемся изготовлением сувенирной продукции из металла на заказ. За пять лет работы мы как команда постарались привнести много нового в этот сегмент рынка, но желание творческой реализации заставило искать новые ходы. Так и появилась идея керамического бренда.

У меня за спиной музыкальное образование. По диплому я звукорежиссер, но по профессии я ни дня не работал. Павел (Красняник. — Прим. ред.) по образованию культуролог-искусствовед. Мы оба до Pinhead SPB в том или ином виде занимались дизайном и фотографией. В Backyard Ceramics мы с Пашей занимаемся довольно широким спектром задач, но если выделить ключевую, то это, пожалуй, дизайн. С техническим воплощением наших задумок нам помогает небольшая керамическая студия.

Сложно сказать, что конкретно мы представляем из себя в плане стилистики. Скорее понятно, чем наш проект не является. С самого начала формирования «духа проекта» мы решили дистанцироваться от эстетик крафтовой керамики. Все наши изделия стремятся к серийности и стандартизации. Пожалуй, это лейтмотив проекта. Ну а так мы — нормкор от мира керамики.

Пепельница за месяц

Нашим самым первым продуктом стала лампа для благовоний Old Friend. Это был проект, ради которого все затевалось. Тогда, в 2019 году, у нас не было совершенно никакого понимания о том, как сделать что-либо из керамики. Процесс создания затянулся на много месяцев (пять или шесть), и самый первый опыт дал нам очень широкое представление как о керамике в целом, так и о материале, с которым мы работали. Сейчас мы гораздо лучше понимаем подходы к нему, и каждый следующий продукт получается более и более осмысленным.

Оценить сроки работы над одним предметом достаточно сложно. Если это статуэтка, то мы закладываем 2,5–3 месяца на все, с простыми вещами вроде пепельниц мы справлялись за месяц. Думаю, во многом еще влияет наша дотошность. Но «сюрпризы» могут поджидать на самом последнем этапе работы с изделием, спустя пару месяцев в производстве. В такие моменты нужно просто смириться и начать все с самого начала. Сейчас каждый угол наших квартир забит керамикой. Будь то семплы, совершенно не рабочие экземпляры товаров, которые не пошли дальше первоначальной задумки, так и функциональные интерьерные решения, которыми с удовольствием пользуемся сами в быту.

 Сейчас каждый угол наших квартир забит керамикой.

В вопросах стоимости продукции у нас прагматичный взгляд. На самом первом этапе мы анализируем рынок и стараемся составить приятный ценник для покупателя, а далее стараемся «вписаться» в эти рамки. В целом могу сказать, что наш бренд достаточно конкурентоспособен и на мировом рынке. Наш самый ходовой товар — ваза в виде бонга Bong — имеет ценник ниже 100 долларов. Это совершенно комфортная цена для рынка в России и уж тем более для зарубежа. Все наши продажи идут исключительно через наш сайт. Мы стараемся держаться подальше от маркетов, есть ощущение, что это совсем не наш формат, вряд ли мы найдем там свою аудиторию. Единственное, нам хотелось бы поучаствовать в Московском маркете PLACE (ddmm). К сожалению, в этом году его не проводили.

За другими керамистами мы, конечно, тоже наблюдаем. Впечатляют работы керамистки LotaLota. Мы не знакомы лично, но следим давно. Особенно ее работы восхищают, когда уже сам поработал с материалом и понимаешь, как он ведет себя и какой это титанический труд. Ничего плохого мы не видим и в керамике из масс-маркета. Наш проект скорее показывает, как еще можно работать с данным материалом.

Мария Колосовская

Керамист


Чашечка для папы

Тяга к творчеству у меня была с детства. Лет с пяти я была режиссером, костюмером, декоратором и сценаристом в постановках нашего домашнего театра из трех актеров — меня и моих двоюродных сестер. Потом я поступила в МАрхИ. Во время учебы я заинтересовалась керамикой. Интерес усилился в керамической школе в Тоскане, куда я приехала учиться различным техникам у мастеров. Окончательное желание работать с глиной у меня появилось в 2015 году. Я увидела на просторах интернета волшебную Люси Ри (художницу-керамистку. — Прим. ред.) и поняла, что хочу быть похожа на этот божий одуванчик (как может показаться с первого взгляда), за которым стоит непростая судьба. Она покорила меня — снимки в ее мастерской, то, как она держит свои изделия, смотрит на них и сами работы моментально передали мне вкус к керамике. Мне очень нравится этот пластичный материал, позволяющий увидеть свою фантазию довольно быстро в объеме.

Я занимаюсь керамикой шестой год, и мне интересно экспериментировать, исследовать различные техники. Кто-то говорит, что у меня уже сложился свой стиль, но, по мне, я нахожусь в постоянном поиске. Одна из моих любимых техник — это раку (традиционная японская техника, для которой характерна ручная формовка глины вместо использования гончарного круга и низкие температуры обжига). Она дает возможность получить изделие в коллаборации со стихиями.

На мой взгляд, керамика может быть как искусством, так и ремеслом, все зависит от самого мастера.

На мой взгляд, керамика может быть как искусством, так и ремеслом, все зависит от самого мастера. Для меня это не просто ремесло. Каждый предмет, который я создаю, — это всегда история, за ней стоит вдохновение, поиск, набор образов и символов, которые важны для меня. В процессе работы над предметом я чувствую, что возникает искра вдохновения, предмет становится одушевленным, превращаясь из утилитарного объекта в предмет.

Моя первая керамическая работа — чашечка, сделанная для моего папы в лагере, тогда мне было восемь лет. Внутрь я положила прядь своих волос на память. Он хранил ее у себя до самой смерти. А если серьезно, то первой была сборная игрушка-рожица — конструктор из керамических деталей, я хотела подарить ее на день рождения Алисе, дочке Шахри Амирхановой, но мне не понравилось, как получилось.

Галереи и ярмарки

Сейчас в основном я работаю в мастерской. Ее несколько лет назад мы создали с моим другом керамистом Володей Косяком. Он делал там все своими руками — каждую полочку, стол, диван. Я хотела, чтобы наша мастерская была таким чистым лаконичным пространством, японской тишиной, но не получилось. Искали мы нашу мастерскую долго, нашли на «Бабушкинской». Я тогда жила в том районе, добираться было близко. Плюс сама территория в прошлом текстильной промзоны, где в свое время, говорят, работал Вячеслав Зайцев, понравилась нам своим провинциальным духом. Плюс цена за аренду была очень даже сносной.

Год назад мой напарник Володя переехал в Екатеринбург, и я нашла на его место двух прекрасных девчонок, одна окончила в Строгановке кафедру керамики, другая рисует граффити и теперь тоже по совместительству керамист. Мне нравится работать в уединении, поэтому я стараюсь приходить пораньше, чтобы застать часы, когда девчонок еще нет на месте. С ними клево, но мне сложнее сосредоточиться на работе, у нас начинается болтовня. Сейчас я бывают в мастерской практически каждый день. Но перерывы в творчестве для меня тоже очень важны — путешествия восполняют и вдохновляют на что-то новое.

Дома у меня тоже есть печь и рабочее место. У нас с мужем разные комнаты, поэтому я могу себе такое позволить, не напрягая его. В моей ванной стоит печь, а в спальне — стол и стеллаж. Дома обычно я делаю небольшие изделия.

Сейчас меня представляют несколько галерей. Самая молодая из них — Fabula, с которой я начала сотрудничать в сентябре 2019-го ровно с ее открытия. В 2020-м галерея сделала мою сольную выставку, которую я назвала «108», в ней были представлены мои работы за последние пять лет. В одном из залов я сделала инсталляцию «Ужин в последнюю ночь» в преддверии Нового года. Накрытый стол с моей посудой, керамическими масками на стенах вокруг стола, олицетворяющими приглашенных на этот ужин гостей, и фильмом, снятым моими талантливыми друзьями фотографом Ильей Батраковым и Катей Ермишиной.

 Дома у меня есть стена, на которой я решила экспонировать свои коллекции.

Я стараюсь сильно не захламлять пространство, легко избавляюсь от тех работ, которые не цепляют меня, безжалостно выкидывая их. Что-то дарю, конечно, что-то продаю, что-то выставляю. Дома у меня есть стена, на которой я решила экспонировать свои коллекции. Сейчас там висит серия масок, которая постепенно распродается через галерею Fabula. При входе классно вписалась одна из бусин моей серии «108» — эта серия очень дорога мне. Я придумала ее еще в 2015 году и ездила с ней в Париж. Затем к ее исполнению подключился мой друг Володя — он очень много мне помогал. В какой-то момент мы начали воспринимать эту историю уже не как мою, а как нашу общую. Серия состояла из 108 объектов, на данный момент сделано 78. Остальные я буду создавать в течение жизни одна.

Я разделяю свои работы на две категории. Есть объекты, которые являются некоей моей практикой как керамиста, а есть объекты, которые я делаю как художница, и их мы уже выставляем. По поводу последних я консультируюсь со своими галеристами. Они подсказывали мне, как правильно сформировать цену, учитывая современный мировой рынок керамики. Ну и конечно, есть очевидные вещи, из которых складывается цена объекта любого художника, — это материалы, аренда пространства под мою мастерскую и трудозатраты. Я молодой художник и понимаю, что нахожусь в начале своей карьеры. У нас есть такая тенденция, что многие молодые художники очень дорого оценивают свои работы, как мне рассказывали галеристы, и это, по их мнению, неправильно. В Европе, если ты молодой художник и начал работать лет пять-семь назад, твои работы не могут стоить выше 3 тысяч евро.

Я адекватно оцениваю рынок, но при этом выставлялась два раза в Париже в Grand Palais на известнейшей выставке ремесел, и мои работы продаются в Европе, поэтому стоимость моих работ ориентирована на мировой рынок. За творчеством других мастеров я тоже слежу. У меня много любимчиков. Француженка Cécile Daladier — это одна из моих первых возлюбленных в мире керамики. Еще Claudia Rankin со своими львами на тарелочках и подсвечниках. Malene Knudsen — модный копенгагенский изыск. Среди русских художников — тонко чувствующий глину Иван Беляев, настоящий мастер.

Фотографии и видео: обложка, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54 – Дарья Глобина, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45 – Виктор Юльев

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Гид по керамике для растений
Гид по керамике для растений Как подобрать горшок под цветок, определиться с размером и вписать в интерьер
Гид по керамике для растений

Гид по керамике для растений
Как подобрать горшок под цветок, определиться с размером и вписать в интерьер

«В обычной ситуации я бы пошла гулять»: Девушки — о том, как они побрились наголо в самоизоляции
«В обычной ситуации я бы пошла гулять»: Девушки — о том, как они побрились наголо в самоизоляции И инструкция, как это повторить
«В обычной ситуации я бы пошла гулять»: Девушки — о том, как они побрились наголо в самоизоляции

«В обычной ситуации я бы пошла гулять»: Девушки — о том, как они побрились наголо в самоизоляции
И инструкция, как это повторить

Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев
Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев Как завести собственную ферму по переработке пищевых отходов дома или на участке. И зачем это нужно
Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев

Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев
Как завести собственную ферму по переработке пищевых отходов дома или на участке. И зачем это нужно

«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос
«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос
«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос

«Дополнительный фильтр от мудаков»: Девушки — об отказе от удаления волос

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Кто такая Маша Платонова

Первая полоса

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве «Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
«Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Дачное место»: зачем ехать 
в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать 
в Можайский район

«Дачное место»: зачем ехать в Можайский район

Подпишитесь на рассылку