The Village продолжает рассказывать, как строится бюджет представителей разных профессий. В новом выпуске — моряк из Калининграда, работающий в европейской компании.

Даже при относительно высоком заработке в долларах доход морякам приходится делить на две части. Им платят только за время, проведенное в рейсах, а это примерно половина года. Есть контракты, по которым заработок начисляют постоянно, но получить их без гражданства Евросоюза практически невозможно. Мы расспросили молодого человека, который три года работает на грузовом рефрижераторном судне, про отношения с коллегами, опасность профессии, его доходы и основные траты.

Профессия

Младший офицер грузового флота

Доход

В среднем 62 000 рублей в месяц


Расходы

9 000 рублей

Коммунальные платежи

8 000–10 000 рублей

Продукты

5 000 рублей

Развлечения

600 рублей

Связь

5 000–10 000 рублей

Подарки девушке

5 000 рублей

Одежда

1 500–2 000 рублей

Алкоголь

1 000 рублей

Книги

3 000 рублей

Транспорт

10 000–20 000 рублей

Помощь семье

Как стать моряком

Я потомственный моряк: у меня и дед был капитаном, и отец, хотя он уже давно не работает. Так вышло, что я тоже стал моряком, хотя больше хотел пойти учиться на врача, тем более что у нас в семье медики тоже есть. Морякам нужно специальное образование: либо профессиональное училище, либо университет, можно еще окончить какую-нибудь военно-морскую академию.

Я поступал, когда доллар только начал расти, и народ рванул в море за деньгами. На бюджет тогда шли три человека на место, но меня взяли. Отбора по физическим данным практически нет: смотрят, чтобы были нормальные конечности и сердце. Зрение тоже не должно быть совсем отвратительным, но со мной учились ребята в очках на минус шесть, которые понятно как прошли медкомиссию.

Основные морские профессии — это судоводители и механики. Я судоводитель, изучал навигацию, размещение груза — все, что связано с управлением и безопасностью судна. А у механиков вся техническая часть — как что работает, как что чинить.

Учишься почти шесть лет и еще год проходишь практику. Формально после учебы тебе предлагают трудоустройство, но это будет рыбный флот и какое-нибудь древнее корыто «Красная звезда». Так что все отказываются и сами что-то ищут. Я обошел очень много крюингов (компания, которая занимается наймом моряков. — Прим. ред.), даже ездил в Литву и Латвию. В итоге нашел один у нас в Калининграде и устроился в европейскую грузовую компанию. Сейчас конкуренция такая, что тебе предлагают место, а ты практически не имеешь права отказаться, потому что за тобой уже стоят в очереди несколько человек, готовых выходить хоть завтра.

В большинстве случаев работа моряка — это рутина. Все идут за деньгами: за романтикой в море идут только совсем отбитые идиоты, которые очень быстро разочаровываются и потом работают штурманами тележек в супермаркете. Первое время меня поражало вообще все: баклан пролетел, водоросли проплыли. Сейчас уже ничего так сильно не впечатляет, разве что однажды я видел, как около берегов в Южной Америке собираются киты — очень красиво они из воды выпрыгивают.

График работы и обязанности

Наша компания — одна из самых крупных и старых в мире. Она специализируется на рефрижераторах, но вообще возит все подряд от  металлоконструкций до гуманитарной помощи. Ходим по всему миру, кроме ледовых районов. Проще сказать, где я не был: в США и Канаде, Северной Европе, Австралии и в некоторых африканских странах. Африка — это вообще ад для моряка: жара, малярия и африканцы, которые очень не любят работать.

На корабле есть рядовые и офицеры. У рядовых рабочий день начинается в восемь или десять утра и заканчивается в районе шести вечера или даже позже, если капитан так решит. Воскресенье — выходной. У офицеров вахта — четыре часа работы через восемь часов отдыха. Моя должность называется офицер-практикант или младший офицер, но на деле ты и документами занимаешься, как помощник капитана, и матрос, и стоишь вахту вместе с капитаном.

Есть суда, которые работают «на коротком плече», то есть у них переходы по Европе по десять часов — носятся как угорелые на Балтике. Там люди пашут по 20 часов в сутки, а спят только на бумажке. А у нас бывает, что стоишь 40 дней на перегоне, просто в море втыкаешь и выполняешь свои обязанности максимум час-полтора.

Самый далекий переход у меня был 45 суток из Панамы в Новую Каледонию. Есть люди, кто на семь месяцев в море выходит, но так можно мозгами тронуться и все человеческое потерять. В каких-то странах даже не разрешают голосовать на выборах тем, кто находится на судах больше пяти месяцев, потому что там уже с ума сходят. При этом у нас нет интернета на корабле. Иногда приезжаешь на какое-то корыто, а там бесплатный безлимитный Wi-Fi, а у тебя на нормальном судне вообще ничего подобного нет. Разве что иногда капитан со своей сим-карты раздаст ненадолго Wi-Fi в порту.

Когда мы приходим в конечный порт, контракт заканчивается, ты сдаешь дела сменщику и сваливаешь. Тут начинается самое крутое — аэропортная беззаботность. Ты пожал руку своему сменщику, сел в машину к агенту, приехал в аэропорт, и тебя ничего не волнует — проблемы на судне или дома. Но и тут бывают неприятности: я как-то списывался из Кореи вместе с поваром, он так нажрался, что я его на тележке для багажа вез на самолет.

Остановки в портах

Я стараюсь всегда выходить на берег во время остановок в портах, даже в ущерб своему сну. Хотя за три года у меня уже развилась туристическая импотенция: ты приезжаешь в любую страну, а тебя уже ничего не удивляет. А для капитанов это вообще скука, они даже из каюты иногда не выходят. Правда, я очень пожалел, что не вышел в Японии. Когда японцы работают — это как театр, можно смотреть и смотреть. Если деревянные палеты сломались, у них есть человек, который их ремонтирует, чтобы ничего не выкидывать. Это единственная страна, где работяги убрали весь мусор в трюме после себя. Перед тем как зайти в порт, мы наводили порядок, но они убрались так, что стало еще чище.

Если в Азии лучшие работники, то самые плохие — на Карибских островах, в Панаме и Египте. Они выносливые, но если за ними не следить хотя бы 15 минут, то они прекратят работать и еще что-нибудь сопрут с корабля. Как-то мы зашли в один порт на Карибах, и местные рабочие поставили контейнер на судно неправильно. По правилам ворота должны быть повернуты по направлению к корме, чтобы внутрь не заливалась вода, а они сделали наоборот. Мы говорим, чтобы везли кран и ставили нормально — нет, ни в какую. В Англии крановщику говоришь, что надо переставить контейнер, в ответ только: «No problem», а здесь через капитана порта по официальному запросу их заставили перевернуть контейнер, хотя это дело пяти-семи минут. Нет, я не махровый расист и понимаю, что есть образованные интеллигентные темнокожие люди, но это точно не портовые рабочие на Карибах. Идет он такой весь в обносках и рваных кедах батрачить целый день, но на шее золотая цепь и себя считает пупом земли.

Еще очень запомнилась стоянка в Израиле. Рядом с нами стоял круизный лайнер, и главный грузоотправитель, богатый мужик, водил с этого лайнера канадских стариков за пять баксов к нам на судно на экскурсию. Причем по правилам к нам вообще нельзя заходить, уровень опасности «красный», но пять баксов — это пять баксов, особенно в Израиле. Туристы еще натыкали нам кнопок на навигационном мостике, капитан из-за этого очень возмущался.

Пираты и шторм

В России профессия моряка вроде на шестом месте по опасности, у нас большая часть зарплаты начисляется именно за вредность. Как-то в Индийском океане вокруг нас ходили смерчи. Когда на Карибах были ураганы, мы возили туда гуманитарную помощь. Ты идешь, а вокруг — яхты заброшенные, плавают деревья, фюзеляж самолета. Мы пришли на остров, а там даже ни одного дерева не осталось, нам так и сказали: «Здесь порта больше нет, разворачивайтесь».

Штормов я не боюсь, они мне даже нравятся. Как-то попали в настоящий девятибалльный шторм, и меня даже не тошнило. Я тогда ел сколько хотел, а остальные все зеленые ходили и не смотрели на еду, даже повар. Вот так странно: в шторм меня не укачивает, а в калининградском автобусе укачивает.

Пиратов я видел только издалека. Мы с охраной были, и они к нам даже не подползали. Сомалийские пираты — это чистый бизнес, чтобы компании заказывали сопровождение и охрану для своих судов. Ни разу еще не было такого, чтобы пираты напали на охраняемое судно, разве что какой-нибудь наркоман издалека ржавым калашом помашет. Если где-то и есть настоящие пираты, то в Азии, азиаты даже здесь всех превзошли. Корабль плыл-плыл — и просто нет его, а всем приходит сообщение: «Пропало судно, пиратский захват».

Правила жизни на судне

Если ты с кем-то поссоришься на борту, то тебе деться будет некуда. Я заметил, что у нас в компании нет ни одного острого ножа: в кают-компании лежат только с закругленными или спиленными концами. А то бывают случаи, что могут и порезать, и за борт выкинуть.

По той же причине на судне нельзя пить крепкий алкоголь и принимать наркотики, хотя на это часто забивают. Наркоконтроль к нам приходил один раз, в Германии. В четыре часа утра я был на вахте, прибежала наркополиция с овчарками, натасканными на кокаин (они даже по лестнице подняться не смогли). Почему-то выбрали мою каюту и каюту одного филиппинца. У меня перевернули все, нашли бутылочку пива, которую я не указал в декларации, я просто про нее забыл. Но обошлось, сделали только устное предупреждение. А у филиппинца собака нагадила на кровать, так что у него обыск прошел очень быстро.

Отношения в команде

Капитан — это реально первый после Бога. С ним никто не связывается, потому что капитан может позвонить в компанию и сказать про тебя: «Этот человек — супернекомпетентный лох». И после этого работу ты получишь только на жабодаве на речке. Капитан всегда принимает самое последнее решение, даже если в компании скажут повернуть направо, на свое усмотрение он может повернуть налево. Считается, что стать капитаном можно, только подпилив чужой стул.

В Европе те же деньги можно заработать и на земле, потому европейцев-моряков не так много. Я работал с русскими, филиппинцами, британцами, немцами, латышами, эстонцами, индонезийцами, индусами. Считается, что прибалты не любят русских, но первый капитан, к которому я пошел на практику, был латышом. Он классный мужик, мы даже общаемся до сих пор. Все работают по-разному. Вот, например, есть на корабле два насоса, если один сломается, филиппинец запустит второй, и он будет работать, пока тоже не сломается, но первый насос филиппинец чинить не будет. Русский сразу же починит и запустит первый, чтобы второй стоял. А немец будет оба по очереди использовать, чтобы ресурс равномерно вырабатывался.

Филиппинцев у нас работает очень много. Они классные простые люди, как большие дети. Смотришь — мужику 45 лет, он, во-первых, выглядит на 20, во-вторых, может кривляться, шутить, песни петь. А его русский ровесник Михалыч будет кряхтеть и бубнить: «Сволочи кругом, Путин такой-сякой, налоги высокие». Три вещи, которые филиппинцы любят больше всего, — караоке, рис и баскетбол. Еще дома обязательно у каждого будет огромная плазма, даже если пол земляной и мыться надо, поливая себя из горшка. Обычно у филиппинцев есть заводила, он может уломать капитана устроить барбекю — нажарить креветок, иногда даже крабов и омаров. Там будет и пивко, и обязательно танцы с караоке. Поют они очень хорошо, затянут какой-нибудь Linkin Park — от оригинала вообще не отличить, только вместо буквы Ф филиппинцы произносят П. Но при этом они злопамятные и держатся друг за друга: если обидел одного, за него все пойдут горой, даже если он и не прав.

Работать с русскими мне не нравится, я даже попросил в компании поменьше ставить меня с ними. Просто, когда русских в экипаже много, они начинают бухать, а если они рядовые, то начинается вообще тотальный запой. Я был на одном судне с полностью русским экипажем, и там все непрерывно бухали с 30 декабря до 23 февраля. Утром приходишь в столовую, а там сидит человек и тапком майонез по столу размазывает. Я консервативный человек, считаю, что на борту пить нельзя. Это место повышенной опасности, в любой момент может случиться что угодно, и надо быть трезвым, чтобы на эту ситуацию правильно отреагировать.

Естественно, русский мат на корабле — это вообще норма. Бывают боцманы, которые такие шедевры выдают. Есть еще русские капитаны, которые на английском вообще ни в зуб ногой или общаются на нем исключительно с русскими матерными междометиями. Я как-то слышал, как по рации лоцман запрашивал информацию, а капитан ему отвечал на английском и к каждому слову добавлял «твою мать».

Женщины на корабле

Природа все мудро предусмотрела: если у тебя нет внешних раздражителей, то и сексуального желания не возникает. Кто-то старается даже календарики с голыми женщинами выкидывать. При этом все моряки изменяют своим женам, это уже какая-то традиция — в портах сразу же бежать и клеить всех подряд.

У нас европейская компания, а по какой-то конвенции в Европе должны помогать женщинам с работой на судах. Но за три года я видел очень мало таких примеров. Была одна русская повариха, которая постоянно слушала Стаса Михайлова, механик Хельга из Германии, очень профессиональная, и стажерка из Латвии. От нее четыре месяца не знали, как избавиться, она просто ничего не делала, могла просто лежать в каюте целыми днями.

Доход

Каждый месяц определенного числа капитан составляет бухгалтерию и дает тебе под подпись документ о зарплате, а второй экземпляр оставляет себе. Там посчитано, сколько ты заработал, сколько потратил в судовой лавке и на связь. Потом зарплату перекидывают на карточку с помощью спутниковой телефонии. У русских и филиппинцев зарплата в долларах, а у граждан Евросоюза — в евро.

В месяц я получаю 2 тысячи долларов, что неплохо для Калининграда, но я работаю не каждый месяц, а примерно четыре через четыре, и расходы надо планировать с учетом этого. В среднем выходит примерно 62 тысячи рублей в месяц. Есть, конечно, компании с перманентными контрактами, где зарплата начисляется и в море, и дома. Но на суше тебе платят несколько меньше 40 или 60 % от оклада. В таких компаниях работает довольно мало граждан бывшего СНГ.

Больше всех зарабатывают европейцы на круизных лайнерах. Там два капитана — один на мостике стоит, а другой выходит к пассажирам выпить шампанского, пожать ручки — просто клоун. Вот навигационный капитан получает какие-то нереальные деньги, про которые ходят легенды. Я слышал что-то про 35 тысяч евро в месяц.

Расходы

Я очень экономный человек и вообще не трачу лишнего. Никаких особых приемов у меня нет, просто не ведусь на то, что нужно иметь последний айфон или кроссовки за 30 тысяч рублей.

Я сейчас живу с родителями. У матери была операция, и я съехался с ними, чтобы помогать. Плачу только коммуналку 9 тысяч рублей. Еще до 10 тысяч уходит на продукты — это если вообще ни в чем себе не отказывать. Я знаю, что и где выгодно купить. Смотрю — в супермаркете скидка на мясо — взял его, а у бабушки редиски по дешевке купил. Готовлю я сам, но даже не ради экономии, а потому что люблю.

Когда я дома, могу иногда сходить в бар, съездить на какой-нибудь местный фестиваль. Билеты стоят недорого, рублей 200. Еще рублей 600 — домашний интернет. Недавно купил ром за полторы тысячи, и мы посмотрели с товарищем футбол, культурно выпивая.

Летом я в основном перемещаюсь на велосипеде, машина мне не нужна. Многие моряки вообще принципиально не покупают автомобиль, чтобы он по полгода не стоял без дела и не гнил. Могу потратить где-то 3 тысячи на такси. Одежду обычно привожу из рейсов. Накупил в Англии нормальных вещей, а в России цены завышены, потому покупаю что-то очень редко. В море много времени для того, чтобы подумать и почитать, около тысячи трачу на книги.

Больше всего трачу на девушку. Она вообще за равноправие и часто предлагает платить за меня, но она пока учится и не работает, потому тратит не свои, а родительские деньги. Я недавно подарил ей игру Overwatch за 700 рублей, купил профессиональный лук и стрелы за 13 тысяч, так как она любит стрелять. Я-то уже наездился по разным странам, а она — нет. Недавно мы были в Варшаве четыре дня, я потратил там около 7 тысяч рублей.

В семье были некоторые финансовые проблемы, и я отдавал все свободные деньги на возврат кредитов и долгов. Только недавно освободился от этих обязанностей и теперь планирую начать на что-нибудь откладывать. Не знаю, стоит ли покупать квартиру в нашей нестабильной стране. Сейчас думаю накопить денег и пойти учиться на ветеринара.