The Village продолжает рассказывать, как люди разных профессий строят свой бюджет. В новом выпуске — массажистка, специализирующаяся на проблемах со спиной у детей. Для того чтобы стать массажистом, медицинское образование нужно не всегда, некоторым достаточно и специализированных курсов. Обучение на них может стоить от 3 до 40 тысяч рублей — все зависит от количества преподаваемых техник и уровня сертификатов. В последнее время появились даже онлайн-курсы массажа — с видео и лекциями. Мы узнали у массажистки с двадцатилетним стажем из Петербурга, за что ее боятся дети, как попасть к хорошему специалисту и почему нельзя делать массаж всем друзьям и родственникам бесплатно.

Профессия

Массажист

Доходы

в среднем 60 000 рублей


Расходы

5 000

Квартплата

3 000–5 000

Продукты

1 000–2 000

Бытовая химия

2 500

Связь

4 000

Транспорт

1 000–2 000

Техника

1 000

Одежда

15 000–20 000

Помощь родственникам

5 000–10 000

Благотворительность

1000–2 000

Лекарства

10 000–11 000

Отдых и развлечения

Медицинское образование и онлайн-курсы

Чтобы стать массажистом, нужно получить медицинское образование: в принципе, достаточно и среднего. С дипломом медсестры или фельдшера и сертификатом об окончании курсов массажа уже можно идти работать даже в госучреждение — больницу, поликлинику, санаторий. По моим наблюдениям, многие медики заканчивают курсы массажа, но далеко не все начинают заниматься им профессионально. Кому-то это нужно чисто для себя — погладить мужу или жене спинку, бабушке шею размять. Еще я заметила, что массажистами очень часто становятся те, кто в детстве имел проблемы с осанкой и сам ходил на массаж. У людей остается хорошее впечатление, и они приходят в профессию через много лет.

Для тех, кто относится к массажу серьезно, есть лицензированные учебные центры. В частных медицинских учреждениях или спа-салонах тоже могут обучать массажистов и потом принимать их на работу. Сейчас стало много курсов массажа, даже по интернету можно пройти какое-то обучение. Законом это не запрещено, каждый может идти и учиться тому, чему хочет. Другое дело что курс стоит три тысячи рублей — можно ли потом такому массажисту доверять? К тому же у человека, плохо подкованного профессионально, не получится оценить достоверность информации на курсах. Правда, на такие курсы обычно идут не для работы, а для себя, например, хотят пройти обучение антицеллюлитному массажу с подружкой, чтобы друг другу помять бока.

К счастью, сейчас контроль ужесточается и становится все меньше и меньше тех мест, куда можно устроиться без нормального сертификата. К тому же у самого клиента всегда есть право поинтересоваться образованием массажиста и попросить соответствующие документы. Но клиент должен быть достаточно грамотным, чтобы оценить качество и достоверность сертификатов. Народ у нас доверчивый, и если хорошо проехать по ушам и наобещать чего-нибудь, то на предложения такого массажиста будут клевать без всяких документов.

Первые пациенты

Я в массаже уже больше двадцати лет. Первыми моими пациентами были друзья, родственники, и так пошло дальше: друзья друзей, знакомые знакомых, соседи. Только 2001 году у меня появился первый клиент со стороны. У меня была официальная работа медсестрой в больнице, а массаж я воспринимала только как дополнительный заработок. У нас в отделении лежал пожилой пациент, мы с ним разговорились, и после выписки он пригласил меня делать массаж. Сработало сарафанное радио, он рассказал своим друзьям, и ко мне пошли пациенты.

В начале нулевых хорошо работали бумажные объявления. Я решила, что не буду принимать пациентов у себя, а буду ходить по домам. Чтобы не ездить по всему городу к людям, я прошлась по району и расклеила на подъездах ближайших домов объявления. Было, конечно, много звонков с предложениями секса и другого неадеквата, но в основном звонили обычные люди за 50, у которых ломит шею. Я занималась также детским массажем, и на фоне бума рождаемости конца нулевых и начала десятых годов у меня появилось много клиентов, массаж стал приносить достаточный доход, чтобы заниматься только им.

Легально, но невыгодно

В поликлиниках среднестатистический массажист, например, медсестра второй категории, получает на руки порядка 20 тысяч за 36 рабочих часов в неделю. Обычно они еще берут частных клиентов после работы или стараются переманить к себе пациентов поликлиники. Некоторые даже говорят: «Вот вам 15 минут легких поглаживаний, а хотите настоящий массаж — приходите ко мне за дополнительную плату».

Работа в косметическом кабинете или спортивном клубе обычно тоже не предполагает высокую зарплату. Как правило, доход делится: 40 % от стоимости процедуры получает массажист, а 60 % уходит работодателю. Если массажист сам привлекает клиентов, то 40 на 60 работает в обратную сторону: бóльшую часть получает массажист.

Можно работать самостоятельно: оборудовать в квартире комнату под кабинет или кинуть в машину массажный стол и ездить к клиентам. Поскольку я убежденный пешеход, стол я с собой не вожу. У меня куплено три складных стола, но детям они обычно не нужны. Конечно, если бы я работала только со взрослыми, пришлось бы что-то менять, покупать машину и ездить со своим столом к пациентам, но у меня в основном дети, а им нужна небольшая поверхность.

Кого-то я принимаю дома, но это не чужие, не посторонние люди, а те, кто давно и хорошо знает меня. Они понимают, что, несмотря на антураж, массаж будет классным. Я вынуждена принимать пациентов на кухне за одноразовой простыней в дверном проеме.

У меня было два порыва выйти из тени в свет налоговой сферы. Первый раз это произошло в 2011 году. Я сделала ИНН, пришла в налоговую инспекцию и сказала, что хочу оформиться, зарегистрироваться и честно платить налоги. На что мне сказали, что такого понятия как «массажист, который ходит по домам» просто нет. Нужен кабинет, оформленный соответствующим образом, со всеми разрешениями. Я посчитала, что это слишком дорого и я столько не зарабатываю. В прошлом году я опять обратилась в налоговую с подобным вопросом в надежде на то, что в законе что-то изменилось. Оказалось, что теперь я отношусь к самозанятым гражданам. Но специалисты в налоговой отказались меня консультировать и отвечать на мои вопросы. Сказали писать официальное заявление или запрос, указать все свои данные. Но нет, спасибо, я пришла только проконсультироваться, может, я вовсе не хочу, чтобы налоговая обо мне знала.

Реклама в интернете

Как мне кажется, сейчас рождаемость снизилась, детей стало меньше. Педиатры не рекомендуют детям массаж. Они не говорят, что это зло, просто эффективность не доказана, и если нет ничего критичного, то можно и не делать. Родители счастливы, что можно сэкономить. Но в основном педиатры делают так потому, что в поликлиниках и так полная запись на массаж, у них просто нет ресурсов на то, чтобы брать еще пациентов.

Сарафанное радио стало плохо работать года два назад. Поколение сменилось, и теперь недостаточно просто сказать своим знакомым: «У меня есть классный массажист». Все хотят посмотреть и почитать отзывы. Я вижу много предложений: «Мы вас научим, как найти 50 клиентов в день!» Тут все понятно: нужно присутствовать во всех соцсетях, иметь свой сайт, выкладывать результаты своей работы. Я не отрицаю, это работает. Мне пришлось обзаводиться аккаунтами в социальных сетях. «Вконтакте» мне милее, я там веду группу регулярно. В Instagram я не была уже больше месяца, но люди продолжают подписываться. У меня есть еще видео на Youtube, где я показываю свою работу и общение с детьми. В итоге что несколько человек просто из интернета пришло.

Дети и взрослые

Я делаю курс процедур до достижения эффекта. С кем-то удается получить результат за 10 сеансов; наверное, это минимальное количество. Но чтобы увидеть эффект и закрепить его, обычно нужно не меньше 12–15 процедур, а в сложных случаях бывает и больше.

Я детей люблю, но я буду их крутить, пока не приведу здоровье в порядок, невзирая на все протесты и слезы. Дети — это самые немотивированные пациенты. Ребенок хочет на ручки, чтобы с ним поиграли и дали спокойно лежать дальше. Если нарушен мышечный тонус, то массаж будет сопряжен с неприятными ощущениями. Кроме того, я детей заставляю работать — делать гимнастику. Обычно отношение к массажу меняется только сеансов через пять-семь. Часто на детей влияют и тревожные родители и бабушки-дедушки, которые живут с ними. Это советские люди, для которых главное слово — «должен». Они психологически прессуют детей, те становятся пугливыми и зажатыми, и приход нового человека для них — далеко не самое радостное событие. Что же делать — я возьму на ручки и пожалею.

Иногда делаю еще и антицеллюлитные программы. Для них мне нужны косметические препараты, простыни, салфетки, а это дополнительные расходы. К тому же эффект будет только от комплекса мер. Если клиентка готова еще и соблюдать диету и питьевой режим, делать физические упражнения, то, как правило, берусь.

Отказываюсь работать только с очень необязательными людьми, которые сами не поняли, что им нужно. Они постоянно переносят, могут сходить на пару процедур и забросить. У меня самой есть существенный минус: я человек недисциплинированный и часто опаздываю. Был прецедент, когда клиенты отказались от моих услуг, потому что со мной было неудобно работать. Мама сказала, что я нарушаю весь режим у нее и у детей.

Доходы

У меня в среднем бывает четыре пациента в день. Массаж ребенку у меня стоит 1 200 рублей. В эту же цену я включаю гимнастику. Я могла бы брать отдельные деньги за ЛФК, но чисто из человеколюбия я этого не делаю. Я знаю, что один массаж большого эффекта не даст, а среднестатистический человек ленив: в поликлинику на ЛФК он не пойдет и тем более не станет заниматься сам дома. Вся процедура длится полтора-два часа. Если в день около пяти человек, могу работать с девяти часов утра до девяти вечера, нужно еще добраться от одного пациента к другому. Бывает, что и родители записываются. За взрослую спину беру те же 1 200–1 500. Антицеллюлитные программы дороже — от 1 500 рублей.

Поскольку я живу без всякого соцпакета, то если я заболела, почти ничего не зарабатываю. Мало пациентов бывает перед новогодними праздниками — все потратили на подарки и потом еще месяц приходят в себя, и только в конце января начинается активная работа. Перед первым сентября все тратятся на школу, потом ребенку нужно войти в режим, и у меня в это время тоже мало пациентов. Минимум у меня выходит около 40 тысяч рублей в месяц, а максимум — 100 тысяч. Тогда было по 6–7 человек в день, записывались на дорогие косметические программы.

Обычно никто не наглеет и не просит сделать массаж бесплатно. Но как-то была на празднике со знакомыми, одна женщина узнала, что я массажист, рассказала всем присутствующим, и ко мне выстроилась очередь: «У меня тут болит, у меня там тянет». Пришлось сказать, что я вообще-то тоже приехала на праздник отдыхать и не хочу сейчас работать. Мне как-то объяснили, что это моя работа, мой хлеб, и вполне нормально, что за массаж мне платят. Могу сделать бесплатно только в одном случае: я знаю, что финансовое положение семьи не позволяет завершить курс, но понимаю, что ребенку он необходим.

Расходы

Квартплата — это 5 тысяч рублей. На продукты я трачу немного. Мы живем с мамой вдвоем, и она заботится о столе. Я иногда что-то беру эпизодически, трачу на это не больше 3–5 тысяч рублей. Хозяйственные средства и косметику я покупаю, но с кризисом перешла на самые бюджетные марки - «Чистая линия», «Черный жемчуг». Может, трачу на это 1–2 тысячи в месяц.

У меня безлимитный тариф на телефоне и мобильный интернет, это 2,5 тысячи. К технике я отношусь очень бережно, и у меня полно всего, что много лет мне служит. Четыре с половиной года назад я купила пятый iPhone, с которым до сих пор хожу. Поскольку у меня он один, нет ни ноутбука, ни планшета, то на него много нагрузки. От этого сдох аккумулятор, да еще и выдавил экран. Два года назад я меняла и то, и другое, и недавно ситуация опять повторилась. Пришлось потратить 3,5 тысячи. Из техники не везет мне только с чайниками, которые постоянно сгорают.

Я обычно не беру пациентов, которые живут в отдаленных районах, но все равно на общественный транспорт приходится тратиться. Максимум, который у меня выходил — это 500 рублей в день, а так обычно это около тысячи в неделю и 4 тысячи в месяц.

Я редко покупаю себе одежду. Мне многое достается от пациентов. Бывает, что женщина родила ребенка, поправилась, не влезает в свою одежду и раздает ее. Раз в год покупаю себе рюкзак тысячи за 3, раз в пять лет — хорошие ботинки тысяч за 16 и ношу их, пока не умрут. Может, тысяча в месяц в среднем уходит на одежду.

Я верующий человек, и часто отдаю деньги на благотворительность, считаю это своим подоходным налогом. Могу отдать примерно 5–10 тысяч, в зависимости от того, сколько заработала. Основные мои расходы — это родственники. Они часто попадают в неприятные ситуации, приходится им помогать. Иногда к этим расходам подключается еще и родной сын. Я уже отдала кредиты почти на 200 тысяч. Периодически отправляю родственникам деньги или покупаю что-то. Даже не могу подсчитать, сколько на это потратила всего. Наверное, в месяц это 15–20 тысяч.

Развлечений у меня практически нет. Иногда хожу на пешеходные экскурсии, концерты. Это все бюджетные варианты. Раза три в год я болею тысячи на три, постоянно покупаю только витамины. В последние два года я ездила в отпуск. Причем если в позапрошлом году он был достаточно бюджетным, то в прошлом отдых в санатории обошелся мне в 100 тысяч рублей. Санаторий в России, в Новгородской области, я провела там три недели, брала дополнительные процедуры. Если поделить все на год, то в месяц выходит тысяч 10–12.


Иллюстрации: Даша Скребцова