The Village продолжает рассказывать, как люди разных профессий зарабатывают и тратят деньги. В новом выпуске — журналистка федерального телеканала. Главное требование к такому специалисту — не презентабельная внешность, а умение работать с текстами и в кадре. С корреспондентами телеканал либо заключает договор подряда, либо принимает их в штат, оформляя контракт на год. Зарплату сотрудникам назначают индивидуально, в зависимости от профессиональных заслуг и нагрузки. Мы поговорили с девушкой, делающей репортажи для утренних эфиров Первого канала, и узнали, можно ли ругать в своих сюжетах российские курорты и сколько стоит пообедать в телецентре.

Профессия

Специальный корреспондент

Доход

Около 120 000 рублей

(зарплата и подработки)


Основные расходы

40 000 рублей

аренда жилья

20 000–30 000 рублей

питание

3 000 рублей

транспорт

2 000 рублей

связь

5 000 рублей

одежда

20 000 рублей

уход за собой

20 000–50 000 рублей

путешествия

Только Первый

В восьмом классе школы я решила, что хочу работать на телевидении. Мне нравились ведущие Зейналова, Сорокина, Парфенов и то, что они делали. Уже тогда я поняла, что ничего не умею, кроме как писать и говорить, так что выбор был очевиден — журфак. А когда я задумывалась о конкретном месте работы, то сразу же приходил в голову именно Первый канал, про другие я даже не думала.

Я поступила в Останкинский институт телевидения и радиовещания, стала постоянно бывать в телецентре и случайно познакомилась с ребятами с Первого. Когда я спросила, как попасть к ним на работу, мне просто показали, где находится кабинет отдела кадров, и посоветовали зайти и спросить про стажировку. Это был август, время отпусков, людей не хватало, так что меня с готовностью взяли. Пришлось только приукрасить рассказ о своем опыте, которого в 18 лет мне, безусловно, не хватало.

Сейчас мой первый сюжет вызывает у меня только смех и стыд, но тогда казалось, что я сняла что-то гениальное

Сначала я ходила и смотрела, как работает корреспондент, которому я должна была помогать, а уже через четыре дня я поехала на свою первую съемку. К счастью, мне попался адекватный оператор, он быстро все понял и помог мне снять сюжет. Я до сих пор помню, о чем был репортаж. Так как кризис затронул многих, тогда большой популярностью пользовалась рубрика про переделку старой одежды в новую. Мы должны были снять, как сделать из водолазки топ и митенки. Сейчас мой первый сюжет вызывает у меня только смех и стыд, но тогда казалось, что я сняла что-то гениальное. Конечно, я первое время жестко косячила, но на ошибках быстро поняла, что к чему, и мои сюжеты стали лучше.

Работа для адекватных

Вакансии корреспондентов на Первом канале периодически открываются, и вполне реально устроиться, просто откликнувшись на них. К нам попадают не только выпускники факультетов журналистики, есть и переводчики, пиарщики. Часто приходят стажеры, которые готовы делать все и даже больше. Два месяца они смотрят, как работают другие, а потом им доверяют снять собственный сюжет. Но все же обычно корреспонденты попадают к нам на работу после Школы Первого канала, где преподают действующие сотрудники. Я сама уже после института отучилась в этой школе, даже брала на это кредит. Мне хотелось профессионально развиваться, а телеканал нам учебу не оплачивает.

Первое, на что смотрят при приеме на работу, — это твоя адекватность. Все же тебе предстоит работать с людьми, представлять не только лично себя, но и весь канал. Обычно человек уже как-то проявляет себя во время стажировки. Его просят, например, поехать и записать небольшое интервью и смотрят, как он справляется, общается с героями, реагирует на замечания. Так становится понятно, адекватный он или нет. Сорваться и поругаться с кем-то на съемках у нас недопустимо.

Даже если люди на тебя орут, надо понимать, что это твоя работа, и не отвечать тем же

Конечно, работа нервная, были прецеденты, когда корреспондент психанул, а потом позвонили начальству и пожаловались на него. Единственные люди, с которыми можно конфликтовать на съемках, — это представители госорганов, которые не делают того, что должны. Бывает, что обозначаешь им, что они неправы, а в ответ тебе обещают сломать ноги и камеру. Но даже если люди на тебя орут, надо понимать, что это твоя работа, и не отвечать тем же.

Также при приеме на работу смотрят на умение писать тексты и снимать сюжеты: понимает ли человек, как сюжет строится, знает ли, как работать с оператором. А вот привлекательная внешность — это далеко не самое главное требование к корреспонденту, я никогда не слышала, чтобы кого-то не взяли из-за несоответствия каким-то стандартам. Если корреспондент не хочет, он может даже не работать в кадре, хотя обычно все как раз хотят.

Без политики и криминала

У нас утренний эфир, а его специфика в том, чтобы не задавить людей с самого начала дня негативом, а помочь проснуться, дать информацию в легкой форме, рассказать о чем-то полезном, настроить на позитив. Потому мы не касаемся некоторых тем: политики, военных конфликтов. Раньше у нас были темы, связанные с криминалом, но максимум, что мы делали, — это сюжет про моделей, которых отправляют за границу и отбирают паспорта. Мы можем только рассказать, как защититься от карманников или квартирных воров.

Даже несмотря на позитивную повестку, сложные сюжеты у нас тоже бывают. Например, мы рассказываем про людей с тяжелыми заболеваниями, ругаемся с ЦОДД из-за неверно выписанных штрафов или с работниками ЖКХ, если они не убирают улицы. Когда происходит какая-то трагедия, то мы ее, конечно, освещаем, например мы с коллегами ездили в Кемерово после пожара.

У корреспондентов нет никакой специализации: какая тема пришла — такую и отрабатываем

Корреспонденты предлагают темы сами. Мы следим за всей повесткой, читаем городские медиа, часто берем там какие-то идеи. Каждый понедельник мы отправляем редактору идеи сюжетов, которые нам было бы интересно снять, и это всегда учитывается. Конечно, нужно понимать, какая получится картинка, кого можно позвать в качестве героев. Также у нас есть специальный отдел, его сотрудники каждый день мониторят актуальные новости и тоже предлагают темы. Например, выпал снег — мы едем снимать, как чистят город. У корреспондентов нет никакой специализации: какая тема пришла — такую и отрабатываем.

Помимо актуальных тем, есть еще постоянные. Из года в год в жару мы снимаем производство мороженого, в День попкорна показываем, как его делают, ставим с ним разные эксперименты. Летом обязательно едем освещать наши курорты — Крым, Сочи, рассказываем, как там классно или не классно отдыхать. Показываем все как есть: если там вода зеленая и гостиницы стоят дорого, это будет в сюжете. Убирать из эфира нас ничего не просят, мы же не говорим, ехать или не ехать туда зрителям, не даем оценку. Мне вообще ни разу не говорили: «Нельзя такое давать в эфир! Нам сейчас позвонят из-за этого!» Мы должны только согласовывать факты и проверять данные. Были случаи, когда корреспонденты что-то перевирали, и их за это даже увольняли.

Мои любимые сюжеты — про путешествия. Также интересно делать специальные проекты к праздникам, особенно к 9 Мая. Мне нравится работать с людьми, когда можно снять живой репортаж или попробовать что-то на себе. Например, у нас были съемки в армии, когда я надевала военное снаряжение и бегала с автоматом по полосе препятствий. Не люблю рубрику про всякие потребительские вопросы — что должно быть написано на упаковке стеклоомывателя, как отличить хорошую красную икру от плохой.

Три сюжета в неделю

На Первом канале есть просто корреспонденты, специальные и собственные корреспонденты. Изначально все устраиваются просто корреспондентами. Они работают за гонорар: сколько материалов сделал — столько денег получил. Если ты готовишь хорошие сюжеты, то с тобой уже заключают договор подряда, который продлевают каждый месяц. Так корреспондент делает определенное количество сюжетов и получает фиксированную сумму, но в этом случае сотруднику не оплачивают больничные и отпуска.

После этого уже можно попасть в штат, стать специальным или собственным корреспондентом. Тогда уже появляются привилегии, например тебя отправляют в командировки, дают праздничные спецпроекты. Спецкоры работают по договору, который компания продлевает каждый год, все их отпуска и больничные оплачиваются.

Кому-то платят больше, кому-то меньше, но это не афишируется, чтобы никому не было обидно

У всех разные зарплаты, и я не знаю, сколько получают коллеги. У каждого своя ставка, ее назначает начальство. Кому-то платят больше, кому-то меньше, но это не афишируется, чтобы никому не было обидно. Это же конкурентная среда творческих людей, у корреспондентов и так постоянно противостояние: кому-то доверили делать спецпроект для праздничного эфира, а другим — нет, один едет в командировку в Сочи, а другой — в Мурманск. Как и во всех творческих профессиях, иногда бывают обиды и скандалы.

У нас есть норма — от восьми до десяти сюжетов в месяц, то есть в неделю можно снять максимум три сюжета. Если тема приходит в тот же день или накануне вечером, то с самого утра ты уже едешь снимать. В тот же день ты пишешь текст, отдаешь сюжет монтажерам и сдаешь его. В девять вечера этот сюжет уже выходит во Владивостоке, а с утра появляется в Москве. Когда тема запланированная, то уже за две недели ты знаешь, что нужен сюжет. Например, скоро 23 Февраля, и нужно заранее придумать тему — допустим, какие подарки дарить и не дарить мужчинам, найти экспертов, интересных героев, написать сценарный план.

Попасть в телевизор

Героев ищем не мы сами, а продюсеры. Они общаются с людьми, узнают их истории, потом связывают нас. Уже перед съемкой корреспондент делает контрольный звонок, еще раз обсуждает историю и подтверждает съемку. Бывает, что герои съемки срывают. Вечером человек говорит: «Да, буду сниматься!», а утром не берет трубку. Непонятно, что произошло за ночь, может, родственники отговорили. Хотя можно было бы просто написать, что передумал, а не скрываться.

Сложнее всего работать с представителями госорганов, когда нужно от них чего-то добиться. Они на встречу идти не хотят, просят отправить тысячу факсов. Приходится ехать снимать, чтобы они отказали и это было зафиксировано. Также непросто с военными, даже если это позитивный сюжет ко дню какого-то определенного рода войск. У военных есть протокол, что и как можно говорить, и добиться от них ответов без «Так точно!» бывает непросто.

Самая распространенная претензия: «Мы снимали пять часов, а показали десять секунд»

Есть и герои, которые, наоборот, хотят попасть в эфир любой ценой и готовы рассказывать какие угодно истории, хоть про то, что они едят тараканов. Конечно, стараемся все проверять заранее, но иногда обман выясняется уже непосредственно перед съемкой, например когда надо встретиться лично, увидеть какие-то справки. Среди экспертов тоже хватает желающих попиариться. Для них это бесплатная реклама, и они очень хотят попасть на Первый. Про экспертов я стараюсь заранее найти всю возможную информацию. А то были случаи, когда ты приезжаешь к юристу, чтобы он дал комментарий по семейному праву, а оказывается, что он ничего не понимает в теме, а специализируется на уголовном, просто очень хотел, чтобы его показали по телевизору.

Часто после сюжетов герои звонят или пишут, дают обратную связь, но далеко не всегда положительную. Самая распространенная претензия: «Мы снимали пять часов, а показали десять секунд». Иногда мы пытаемся помочь героям своими сюжетами — добиться, чтобы им выдавали положенные лекарства, провели обещанный водопровод. В таких случая нас обычно благодарят. Но иногда ты думаешь, что помогаешь человеку, а он потом недоволен тем, как ты преподносишь информацию.

После эфира пишут не только люди, как-то связанные с сюжетом, но и просто желающие познакомиться. В соцсетях я зарегистрирована под своим настоящим именем. Иногда утром слышу, что начинают приходить уведомления в соцсетях, и понимаю, что вышел мой сюжет про купальники или с каким-нибудь экспериментом. Обычно это «Привет! Что делаешь?», «Вашей маме зять не нужен?» и другая классика. Я обычно на такие сообщения не отвечаю. Если присылают что-то неприятное, то человека можно просто заблокировать.

Доходы

Моя зарплата состоит из оклада и премии. Обычно у меня выходит от 72 до 85 тысяч рублей. Больше зарабатываешь, если готовишь спецпроект к празднику, снимаешь во время какого-то большого события вроде чемпионата мира по футболу или Олимпиады. Помимо основного дохода, обычно у всех корреспондентов есть еще и подработка. На телеканале к этому относятся нормально, так как понимают, что зарплаты у нас не такие большие, а нам хочется и поехать отдохнуть, и одеться не в масс-маркете.

Главное — не мелькать в кадре на других телеканалах, а так можно работать на радио, писать тексты на заказ и сценарии, вести соцсети, преподавать в школе «Останкино». Я параллельно веду страницы в соцсетях разных компаний, делаю контент для блогеров, провожу корпоративы и другие мероприятия. Подработки приносят всегда разные суммы — это может быть и 20 тысяч, и 100 тысяч рублей.

Траты

За аренду квартиры я отдаю 40 тысяч рублей. На питание у меня уходит около 25 тысяч рублей в месяц. Большую часть времени я провожу на работе и питаюсь там же, потому домой продукты покупаю не так часто. Я заметила, что готовить только для себя не имеет никакого смысла. Я несколько раз пыталась начать готовить дома, но это бесполезная трата денег — я просто не успеваю все съедать. Таскать с собой на съемки лотки с едой — тоже сомнительное удовольствие. Так что питаться приходится в основном в «Останкино», а это недешево. Обед там обходится в 500–600 рублей, чашка кофе стоит 110 рублей, чай — 170. Так в день улетает полторы тысячи, а иногда и больше.

Четкого дресс-кода для корреспондентов нет, все сами понимают, что нельзя выходить в эфир в коротких майках и мини-юбках

Рабочий день у нас ненормированный, во время чемпионата мира я вообще уходила с работы в три часа ночи, а в шесть утра снова ехала на работу. Для таких случаев есть служебный автомобиль. Но все равно, помимо этого, приходится довольно много ездить, и примерно 3 тысячи у меня уходит на транспорт. Я пользуюсь разными видами в зависимости от ситуации: иногда надо куда-то быстро добраться на метро, а иногда ты при параде и вызываешь такси. Машину купить я очень хочу, но пока не могу. Еще 2 тысячи в месяц трачу на интернет и телефон. Для командировок нам дают редакционный телефон, но сейчас в нем нет особого смысла, потому что роуминг отменили. Даже раньше я все равно старалась не брать с собой этот телефон: во-первых, он неудобный, кнопочный, а во-вторых, постоянно боишься его где-то потерять или забыть.

Четкого дресс-кода для корреспондентов нет, все сами понимают, что нельзя выходить в эфир в коротких майках и мини-юбках. Для работы нужно несколько хороших костюмов, каждый стоит примерно 15–20 тысяч. Если в обычных сюжетах можно сниматься в пуховике, то для праздничных и специальных проектов обязательно нужно пальто. Еще для долгих зимних съемок понадобятся угги, лучше даже две пары.

Обязательные расходы — на уход за собой. Руки часто попадают в кадр крупным планом, а потому должны быть в порядке. На маникюр я хожу два раза в месяц и плачу за него 2 500 рублей. Еще 5–6 тысяч трачу на косметолога, в среднем 3 тысячи отдаю за косметику. Средства для ухода покупаю профессиональные, а тональный крем подходит только один — Armani за 6 тысяч рублей. Чаще всего бывает так, что красишься в машине, пока едешь на съемку, нормального зеркала под рукой нет, а потом смотришь на себя на экране и удивляешься. К парикмахеру я хожу примерно раз в три месяца и плачу за стрижку и окрашивание очень дорого — 20 тысяч. Но я всегда переживаю, что меня плохо покрасят и я не смогу работать в кадре, поэтому мастера не меняю.

Копить и откладывать деньги я совершенно не умею. Если появляются свободные деньги, я сразу отправляюсь путешествовать. Обычно если приезжаешь куда-то по работе, то толком ничего не успеваешь посмотреть, видишь только то, что снимаешь. Так что во время путешествия я принципиально не фотографирую.