The Village вместе с экспертами собрал десять лучших советских мозаик в Москве и объяснил, почему они — достояние города.


Ольга Казакова

кандидат искусствоведения, директор Института модернизма

В 1954 году Хрущев начал борьбу с так называемыми архитектурными излишествами, к которым были причислены абсолютно все ордерные элементы (колонны, капители, портики, пилоны), а с ними и монументальная скульптура и лепнина, нередко украшавшая здания эпохи сталинского ампира. С этого момента в истории советской архитектуры произошел поворот к новому стилю, который сегодня принято называть советским модернизмом.

Здания советского модернизма как снаружи, так и внутри нередко украшены мозаиками — они не попали под нож борьбы с излишествами, по-видимому, в силу своей плоскостности, а даже напротив — стали наиболее частым средством взаимодействия архитектуры и искусства, раз уж остальные средства как минимум на много лет оказались фактически под запретом, да и вряд ли когда-либо вернут былую популярность.

Мозаика была созвучна архитектуре модернизма, позволяла спасаться от обезличенности и серости, практически неизбежной в условиях жесткой типизации. Кроме того, прилагающаяся к архитектуре, как та Митрофанушкина дверь — к косяку, мозаика как будто выпала из-под жесткого идеологического контроля — ей позволялось быть разной, в том числе и абстрактной, когда от живописи еще требовалось следовать канонам социалистического реализма. Мозаика стала возможностью выхода в город для модернистского искусства 60–80-х годов.

Сегодня модернистские мозаики можно условно разделить на три категории: атрибутированные памятники, атрибутированные непамятники и не атрибутированные непамятники. Две последние категории, конечно, находятся под угрозой, а последняя при этом — самая многочисленная.

К первой категории относятся не только уже упомянутые мозаики Дворца пионеров, а также мозаики в интерьерах Кремлевского дворца съездов. И те и другие находятся почти в безопасности: их хозяева — памятники архитектуры под охраной государства. В безопасности находится и еще одна вышедшая из безвестности в знаменитости московская мозаика — «Осень» в музее современного искусства «Гараж».

Однако с абсолютным большинством советских мозаик модернизма масса проблем, и с ними, конечно же, срочно надо что-то делать. Не имеют никакого охранного статуса даже самые известные из них, такие как знаменитая мозаика на здании СЭВ или на кинотеатре «Октябрь» (последняя вообще чаще всего закрыта рекламными щитами), более поздняя мозаика на здании библиотеки 2-го Меда — один из самых необычных и впечатляющих образцов позднесоветского монументального искусства. Под прямой угрозой уничтожения находятся мозаики на центральной площади Зеленограда — часть, которая покрывала стену универмага, уже зачем-то оштукатурена, другая часть, покрывавшая дно фонтанов, быстро разрушается. Вообще разрушение грозит и происходит со всеми модернистскими мозаиками — таковы условия их жизни, климат и отношение к ним.

Еще одна ключевая проблема — атрибуция. Даже среди специалистов неизвестен автор и дата создания замечательной мозаики «Космонавт» на здании школы на Варшавском шоссе, а по качеству исполнения эта работа явно достойна статуса памятника монументального искусства.

Огромная работа по учету и атрибуции мозаик была проделана украинскими коллегами — там фотограф Евгений Никифоров зафиксировал и хотя бы частично атрибутировал сотни монументальных мозаик по всей стране, и недавно в немецком издательстве DOM был издан совершенно роскошный альбом с его фотографиями.

Советские модернистские мозаики срочно нуждаются в атрибуции, учете, реставрации, демонстрации (зачастую их не видно в городе за рекламными щитами), защите и постановке на охрану. Ну и конечно, в исследовании.


Мозаика «Мир во всем мире» на станции метро «Новослободская»


АВТОР: Павел Корин

1952

Мозаика чудом сохранилась до наших дней. В свое время она не понравилась Хрущеву, который возмутился тем, что женщина босая — в этом он увидел намек на нехватку обуви в стране. Женщину обули в сандалии, но Хрущев все равно приказал демонтировать мозаику. Авторы не выполнили приказ и сохранили панно, загородив его фальшивой стеной, облицованной гранитом. После смерти Хрущева фальшивую стену снесли, сандалии убрали, а над головой женщины с ребенком поместили голубя с лентой — раньше на их месте был портрет Сталина.

Мозаика на Дворце пионеров на Воробьевых горах


Авторы: И. В. Пчельников, И. Лаврова, Г. Дервиз, А. Губарев, Е. Аболин

Адрес: ул. Косыгина, 17, кoрп. 1

1962

Квинтэссенция советской мозаики: здесь и множество пионеров, трубящих в трубы, марширующих и сажающих деревья, и вечное солнце, и профиль Ленина, и дети у костра (символизирующие советские республики). «Четыре мозаики, обозначающие стихии, на торцах корпусов Дворца пионеров, выложены из окрашенных кирпичей, а знаменитый пионерский костер над главным входом — из крупных кусков цветного стекла. Композиция выглядит удивительно вольной, не скованной, разреженной, тяготеющей к абстрактности», — говорит директор Института модернизма Ольга Казакова.

The Village также писал о том, почему Дворец пионеров — это лучшее место Москвы.

Рельеф в вестибюле МИФИ «Обуздание атомной энергии»


Авторы: Г. А. Дауман, М. М. Шварцман

Адрес: Каширское ш., 31

1963

Атомный конь — это одно из трех настенных панно в главном корпусе МИФИ. Все они посвящены освоению атомной энергетики человеком. Вторая мозаика называется «Проникновение в суть атома», а третья не имеет названия. Кстати, впоследствии конь украсил эмблему самого ядерного университета.

«Ухо» на Центральном экономико-математическом институте РАН


Авторы: Леонид Павлов, Владимир Васильцов, Элеонора Жаренова

Адрес: Нахимовский пр-т, 47

1963

На самом деле это никакое не «ухо», а мозаичный горельеф «Лента Мёбиуса». Лента перевешивает композицию абстрактной размеренной поверхности здания и фокусирует все внимание на себе. Возможно, «ухо» символизирует красоту математических расчетов и отсылает к символу бесконечности. Подробнее о «доме с ухом» читайте здесь.

Мозаика на бывшем здании фабрики «Детская книга»


Автор: неизвестен

Адрес: ул. Сущевский Вал, 49

Середина 60-х годов

Долгое время открыточная мозаика, на которой дети читают книги, красноармеец держит знамя, кран строит дом, а космонавт висит в космосе, была закрыта рекламными баннерами, которые ее полностью загораживали. Последний баннер — рекламу нижнего белья — сняли в 2013 году после сбора подписей местными жителями.

Мозаика на кинотеатре «Октябрь»


Авторы: Андрей Васнецов, Виктор Эльконин и Лев Сыркин

Адрес: Новый Арбат, 24

1967

На здании, построенном к 50-летию Революции, не могло быть другой темы для мозаики. Панно из натурального камня повествует о революционных событиях, однако композицию мало кто замечает из-за высокого расположения и рекламных щитов, которые частично или целиком перегораживает обзор.

Мозаичное панно на здании конференц-зала Совета экономической взаимопомощи


Авторы: венгерские мастера по эскизам Григория Опрышко

Адрес: Новый Арбат, 36

1963–1970

Абстрактные взрывы на фасаде конференц-зала СЭВ сделаны из бетона и натурального камня. Сейчас в здании работает департамент национальной политики и межрегиональных связей Москвы, а конференц-зал переделан под концертный и филармонию.

Мозаика «Осень» в «Гараже»


Автор: неизвестен

Адрес: ул. Крымский Вал, 9, стр. 32

1968–1971

До музея в этом здании работал легендарный ресторан «Времена года». В годы перестройки в нем был пожар, а к 2015-му здание и мозаику отреставрировали. Раньше над «Осенью» висел подвесной потолок — теперь на его месте полоса рыжего кирпича. Григорий Ревзин называет мозаику «характерным образцом монументальной халтуры ранних 70-х годов, какой было принято украшать здания домов культуры, загсов и учебных заведений».

Мозаика «Исцеление человека» на библиотеке университета Пирогова


Авторы: Л. Г. Полищук, С. И. Щербинина

Адрес: ул. Островитянова, 1

1973–1979

Эпичное панно площадью более 2 тысяч квадратных метров покрывает внешние четыре стены библиотеки. Мозаика посвящена медицине, ее части называются «Исцеление», «Спасение», «Рождение» и «Надежда». В 1992 году панно присвоили статус объекта культурного наследия.

Мозаика на бывшем Доме оптики


Автор: Евгений Казарянц

Адрес: пр-т Мира, 176

Мозаика, изначально созданная как рекламная вывеска, сейчас выглядит произведением искусства. На ней изображена планета Земля, разнообразные оптические устройства и абстрактные композиции на тему то ли подводного, то ли космического, то ли воображаемого мира, который позволяют увидеть телескоп, микроскоп или очки. Кстати, настоящий телескоп установлен на крыше здания — он сохранился там до сих пор. Само здание бывшего Дома оптики Всероссийского научного центра Государственного оптического института имени С. И. Вавилова сейчас сдается под офисы, а его фасад со стороны шоссе покрыт множеством рекламных щитов.


Павел Гнилорыбов

историк, главред «Архитектурных излишеств», сотрудник Центра Гиляровского

Советская мозаика являлась одним из немногих инструментов украшения города. Мозаики уникальны тем, что они встречаются и в интерьерах, и в наружном украшении зданий. По мозаикам легко проследить эволюцию идеологии, схватить элементы повседневности и даже понять, о чем люди размышляли и мечтали (покорение космоса, фантазии на тему освоения других планет). Мозаика часто несет в себе информацию о перемене внутреннего курса (например, на «Добрынинской» на мозаике с парадом советских войск вместо Сталина появился Гагарин, который к тому моменту еще мальчиком был). При этом мозаики нельзя рассматривать в отрыве от функции здания, на котором они размещены, хотя, конечно, иногда сюжет не имеет никакого отношения к городу или конкретному заводу.

Расцвет советской мозаики пришелся на 60–70-е — это последний период, когда Советскому Союзу еще было что сказать и миру, и собственным гражданам. В мозаиках отразились покорение космоса, научная фантастика, передовые медицинские технологии, героизм строителей предприятий и железных дорог. Как только концепция освоения и завоевания пространства стала рушиться, как карточный домик, исчезли и мозаики. К тому же после 70-х разрабатываемые серии домов стали выше, и покрывать мозаиками отдельные их части считали нецелесообразным.

Мозаики — это не архаичное искусство. Их делали и в Древнем Риме, и в Советской России. Сейчас их меньше, потому что вернулась мода на витражи (точнее, их открыли заново), но мозаики когда-нибудь обязательно вернутся. Звучит невероятно, но в Перми возводят новый ЖК «Циолковский» с элементами постконструктивизма и с панно на космическую тему. И всего шесть этажей.

Любое осознание ценности приходит через отрицание. Для людей мозаики стали элементами повседневности, и это туристическое, наивно-детское впечатление нужно будить. Сталинскую архитектуру тоже не очень ценили в 60–70-е годы, но сейчас мы понимаем, что пыль истории, а что ее фундамент. Мозаики останутся. Уже сейчас молодые люди их воспринимают как наследие ушедшей цивилизации. Если мы посмотрим на то, что лайкают в условной группе «Эстетика ******», это как раз мозаики во многом и будут.

Наше государство, кажется, не воспринимает мозаики всерьез. Об этом вопят не только ценители архитектуры, но и непосредственные создатели панно. Недавно в Калуге начали разбирать одну из лучших мозаик города. Уничтожена мозаика на одном из рынков Краснодара. Закрыты мусорными контейнерами панно на стене НИИ дальней радиосвязи в Москве. Пытались покуситься на мозаики в Перми. Но стоит добавить, что региональные СМИ довольно часто пишут о таких случаях и хотя бы предают их огласке. Не можешь спасти — хотя бы сфотографируй нормально.

Необходимо создать государственный единый каталог всех существующих в России мозаик. Его невозможно сделать в частном порядке, потому что не все активисты доберутся до дальних райцентров Курганской области. Вокруг столиц будет густо, а вокруг — пусто.