Два года назад Ринат Шайдуллин из Екатеринбурга потерял зрение, а в марте 2018 обрел нового друга — собаку-поводыря Николаса. До 9 месяцев Ник обучался в московском учебно-кинологическом центре, а теперь без этого верного лабрадора Ринат никуда не ходит, потому что пес — его глаза. Но на практике далеко не во все общественные места незрячий человек может свободно зайти с таким питомцем — не пускают.

Собака-поводырь — это специально обученное животное, которое помогает незрячим и слабовидящим людям передвигаться и избегать препятствий. Согласно Федеральному закону «О социальной защите инвалидов» незрячий человек в сопровождении поводыря имеет право на беспрепятственный доступ ко всем общественным местам и может свободно пользоваться любым транспортом. По этому же закону собаки-проводники являются техническими средствами реабилитации человека, то есть приравниваются к специальным средствам передвижения — креслам-коляскам, протезам, костылям и другим похожим изобретениям для передвижения, а не к обычным животным.

The Village Екатеринбург совершил прогулку по центру города вместе с Ринатом и проверил, знают ли в общественных местах уральской столицы о правах собак-поводырей.

Пес, рожденный любить

У Рината свой бизнес — он занимается разработкой программного обеспечения в офисе, а в свободное время ведет активный образ жизни, поэтому поводырь нужен ему почти постоянно. Полное имя собаки — Николас Борн Ту Лав, при его упоминании, пес вздрагивает, встает и поворачивается. Дома его ласково зовут Ником или Никки, а на работе сурово — Колямба.

Свою прогулку мы начали от Оперного театра и пошли в кофейню. У входа Ринат надевает на собаку намордник — это необходимо делать каждый раз при входе в общественное место, будь то торговый центр или кафе. В Simple Сoffee на Ленина многолюдно, Николас суетится возле хозяина, посетители, что образовали за нами очередь, рассматривают шлейку на собаке.

— Раньше я вызывал такси и предупреждал, что поеду с поводырем, — вспоминает Ринат, — Представьте ситуацию: подъезжает таксист и говорит: «Ну что, давай доставай своего поводыря!» Какого было его удивление, когда он понял, что это собака.

Наконец, мы садимся за столик и начинаем беседу. Изредка Николас вскакивает и трется намордником о колено хозяина. В наморднике долгие прогулки всегда тяжелы для такой собаки — она работает. Именно поэтому каждый раз при выходе из заведения Ринат снимает с Николаса намордник, достает для него «угощение» из специальной сумки, а пес снимает напряжение — громко фыркает и отряхивается. Кстати угощение, которое Ринат берет для собаки на весь день, помогает отмечать места. Так пес запоминает маршрут и может ориентироваться по командам.

— Моя жизнь очень изменилась с Ником. С ним она стала независимой и интересной. Ходить с тростью и с собакой-проводником — это разные вещи. Он для меня теперь не просто друг, он — мои глаза, — говорит на ходу Ринат.

Около Колизея мои новые знакомые вспоминают о кофейне StarDonuts. На опознавательное «Пончик, вперед» Николас на долю секунды отвлекается, но так как это была не команда, послушно идет дальше по маршруту.

— Но если ему дать команду, то сразу пойдет. Это место он уже запомнил. Пончики мы любим, да, Ник?

Начало положено

Почтамт на Площади Труда нас встречает тишиной и полностью пустым залом. Едва слышны звуки стучащих по клавиатуре пальцев работников и сломанного электронного табло. Никто не поднимает голову. Кажется, что нашу компанию не заметили, да и замечать не собираются. Даже если случится всемирный потоп. Решив, что нарушать эту воскресную идиллию работников почты мы не будем, идем дальше. Пересекаем Плотинку, пешеходные переходы, попутно Николас гордо ловит комплименты от прохожих. Кто-то норовит погладить собаку, кто-то потрепать за ушком, а кто-то чуть сторонится, возможно, чтобы не мешать движению. Ник сосредоточен: не отвлекается на людей, птиц и посторонние запахи. Он работает.

От «Пассажа», в котором мы без ограничений делаем прогулочный круг по этажу, плавно перемещаемся на улицу Вайнера. Центральная городская аптека нашу проверку проходит. В Pizza Mia предлагают подняться на второй этаж. Занимаем столик в самом большом скоплении людей. Никаких упреков, предупреждений и заявлений. Уже готовимся продолжить прогулку, как в это время к нам подходит сотрудница с тревожным лицом.

— Извините, у нас с собаками можно только до 6 килограммов, — предупреждает она.

Пока я пытаюсь представить размеры такой собаки, Ринат показывает шлейку. Девушка кивает и молча уходит.

В кондитерской «Аленка» пытаются помочь всем коллективом, улыбаются и рассказывают о вкуснейших бисквитных вафлях. А в кафе «Шоколадница» и вовсе праздник для Ника. Здесь по просьбе приносят одноразовую миску и воду. Пес, наконец, утоляет жажду.

Собака — грязное животное

В храм Большой Златоуст Ринат соглашается зайти только ради эксперимента, потому что по религии он — мусульманин. Поднимаемся к ближайшему входу. Я завязываю платок. Мы успеваем открыть дверь и сделать несколько шагов, как тут же подбегает мужчина и останавливает нас.

— У нас нельзя с собаками! Вы что? Это нечистое животное! Сейчас придется заново освящать храм, собака его осквернила, — на одном дыхании выдает нам служитель.

— Но это собака-поводырь. По закону в любое общественное место нам разрешен вход с собакой-поводырем, — осторожно отвечаем мы.

— Это не совсем общественное место!

— Я могу быть вашим поводырем.

— Ситуация совершенно исключительная.

— Не ругайтесь в храме, сегодня праздник, — слышим возгласы с разных сторон. Люди начинают собираться вокруг нас.

Действительно, в храме существуют свои правила поведения и доступа, но в правовом смысле любой храм является общественным местом. Нам зачем-то приводят в пример случай с Pussy Riot и осквернением храма, статью 148 Уголовного Кодекса, предлагают вывести собаку за территорию, а потом и вовсе ее закрыть. Приводят законы, но в то же время говорят, что привычные для всех законы в церкви не работают.

— Сегодня-завтра мне кто-то может помочь, но человек приходит в храм побыть наедине с Богом, помолиться и не отвлекаться на посторонние вещи. Получается, что сделать этого из-за его ограниченных возможностей нельзя?

Рината уже никто не слышит. Получается, что да. Подержать собаку за территорией храма тоже может каждый. Но не каждый знает, какой это риск. Как объяснить бабушке, что это собака-поводырь, которая отзывается на команды хозяина, резко ведет вперед? Она обучена этому. Каждый проводит в храме столько времени, сколько ему потребуется. Этот риск увеличивается вдвойне, если незрячему человеку для этого потребуется, например, час.

— Канонических запретов на вход в церковь с собакой-поводырем, без которой незрячий человек не может обходиться, нет. Но даже если бы они были, следует помнить, что Российская Федерация — светское государство (ст. 14 Конституции РФ), а религиозные объединения официально отделены от государства и равны перед законом, — комментирует ситуацию юрисконсульт компании «Мой Семейный Юрист» Светлана Васильева, — Если мы обратимся к Федеральному закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», которым урегулирован вопрос посещения храмов и любых объектов социальной инфраструктуры гражданами, являющимися инвалидами по зрению, то сделаем вывод, что любая религиозная организация, в том числе православный храм, должна обеспечить доступ гражданам, являющимися инвалидами по зрению и нуждающимся в сопровождении собаки-поводыря. Есть и альтернативный вариант: если служители храма готовы оказать помощь незрячему человеку, проводить его, то собаку-проводника можно оставить на улице. Но это, скорее, способ достичь взаимопонимания, а не правило. В любом случае не пускать в храм инвалида по зрению с собакой-поводырем нельзя.

Николас начинает нервничать. И Ринат это чувствует. Мы пытаемся выбраться из кольца окруживших нас людей, но желающих посмотреть и послушать становится все больше и больше. Наконец, приходит настоятель:

— Извините, собаку из храма надо срочно убрать! Сколько она тут находится? Надо храм по-новому освящать!

На этой ноте мы решаем покинуть это место. Но сразу это сделать не получается: слева женщина пытается донести до нас уже несколько раз озвученные правила, впереди дети гладят собаку, рядом стоящая бабушка приводит специально для меня выдержки из Ветхого Завета о том, что собака — существо грязное. Я киваю, несмотря на то, что по Новому Завету собака — существо милосерднее людей и представления о ней переосмыслены. Что интересно, просто так нас отпускать не собираются. От запаха свечей и сложившейся ситуации кружится голова.

— Ник, вперед, выход, — Ринат дает команду собаке.

Мы выходим. Вдохнуть полной грудью удается только перед входом в «Гринвич». По пути к нему пытаемся отойти от шока.

—Я мусульманин. И в мечеть меня пускают всегда с Ником. Но что делать в таком случае православным, которые передвигаются с поводырями?, — недоумевает Ринат.

Неожиданное гостеприимство

В «Гринвиче» Рината уже знают. Не так давно ему пришлось связаться с администрацией торгового центра и даже написать заявление в полицию. Многие охранники, страдающие «синдромом вахтера», попросту не знают, кто такая собака-поводырь и не пускают. В этот раз мы проходим спокойно везде. В магазине «Спортмастер» Николас решает, что нарисованная дорожка предназначена лично для него и ведет нас по ней до самого выхода. Ринат это чувствует сразу, хотя в этом магазине он впервые.

— В «Икее» Николас всегда следует по указателям и с пути не сворачивает, это облегчает движение. Думает, видимо, что это для него отмечено, — рассказывает Ринат.

По этажам мы передвигаемся только на лифте, потому что эскалатор для собаки — это в какой-то степени опасность. Тем более, когда Ринат без сопровождения другого человека. В «М.Видео» консультант, увидев нас, решает пойти следом. То ли по стандарту рассказать об акциях и продать быстрее товар, то ли по этому же стандарту сообщить, что с собаками нельзя, то ли просто от того, что я из-за своей неуклюжести в это время сдвигаю и чуть не роняю с грохотом товар с полки. Но выходим без объяснений с консультантом и других подобных приключений. Как, впрочем, и в «Гиперболе», в «Л'Этуаль» и других магазинах. Сегодня «Гринвич» гостеприимен для Ника с Ринатом как никогда.

До конечной точки добираемся на трамвае. По пути к остановке я провожу еще один мини-эксперимент. Ринат передает в мою руку шлейку. И вот уже я, закрыв глаза, пытаюсь довериться собаке. Она и правда, очень сильная, резко тянет вперед по команде. Порой кажется, что еще чуть-чуть и я случайно наступлю ей на задние лапы. Но в то же время чувствую уверенность, что иду в правильном направлении.

«У нас же здесь посетители!»

На Южном автовокзале Рината с Николасом знают все. Они часто ездят на автобусе по работе. А вот в торговом центре «Мегаполис», в котором Ринат был несколько раз, мы все-таки открываем место, в котором о собаках-поводырях даже и не слышали. Это пельменная «ЛепимВарим».

— У нас нельзя с собаками, — говорит нам девушка.

Ничего нового. Объясняем, что это поводырь и по закону мы имеем право зайти в любое общественное место. Завязывается диалог.

— Ну, тогда я вам могу предложить только столик у выхода, потому что здесь посетители.

— А мы не посетители?

Показываем удостоверение собаки. Сотрудница, которая представляется нам старшей, крутит его в руках и отдает обратно. Мы рассказываем, кто такие собаки-поводыри и почему в общественные места с ними вход разрешен. В общем, все по алгоритму. В итоге, девушка извиняется и обещает, что впредь будет знать об этом.

В метро Ринат надевает на Ника намордник и дополнительный ремень. Здесь нас свободно пропускают, даже не запросив документы на собаку.

— Хотя однажды в метро мне сказали, что я мог просто подменить пса. На что я им ответил, что у нее есть чип. Правда, он в паху. И знаете, они искали его там, — рассказывает Ринат.

На эскалаторе, особенно ближе к выходу Николас суетится и перебирает лапами, поэтому Ринат поднимает его за два ремня (вот для чего нужен дополнительный ремень) и перетаскивает к платформе. Говорит, что ни в коем случае в этой ситуации помогать ему не надо. Можно сделать только хуже.

Мы добираемся до станции «Площадь 1905 года». Это конец нашего сегодняшнего маршрута. На часах около трех. Ринат спешит на мероприятие, на котором будет общаться с глухонемыми людьми. Я пытаюсь представить, как это будет происходить. Но Ринат сам пока этого не знает.

— Главное, что я должен донести: у инвалидов возможности безграничны, просто надо открывать их, — объясняет он, — Например, когда ты не видишь окружающий мир — это не страшно. Ты его по-другому чувствуешь. Страшно, когда ты ничего не делаешь, чтоб чувствовать его именно так.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО: