Во время благоустройства территории Яузы в Мытищах власти расчистили реку от мусора и убрали корневища водных растений и высохших деревьев на берегу. Местные жители переживают, что из-за работ пострадали бобры, обитающие в реке, так как подрядчики якобы разрушили их хатки. Горожане заметили, что животные переключились на деревья, растущие неподалеку от водоема, и предположили, что им теперь нечем питаться. The Village поговорил с властями и экспертами о том, что угрожает бобрам и как им можно помочь.

Что случилось с бобрами

О том, что на одном из участков реки обитает семейство из семи бобров, было известно еще при подготовке проекта благоустройства. Подрядчики это учитывали, поэтому во время работ техника обходила стороной жилища зверей, рассказали в пресс-службе подмосковного министерства экологии. Бобры живут в Мытищах уже на протяжении трех лет, однако их не было видно из-за растительности. По версии ведомства, когда берег расчистили и появились свободные зоны, жители начали их замечать, что и вызвало вопросы.

Тем не менее после сообщений жителей эксперты министерства выехали на место, чтобы пересчитать бобров и их хатки. По словам пресс-секретаря ведомства Ирины Лаврухиной, жилища бобров остались нетронутыми, так как техника работала на другом берегу. Подрядчики очистили акваторию реки от сухостоя и болотной растительности, но для бобров оставили целую нерекультивированную зону — два участка длиной 1,5 километра с полностью сохранной растительностью и возрастными деревьями. В министерстве экологии утверждают, что мытищинским бобрам ничто не угрожает, так как специалисты регулярно проверяют ход работ экологической реабилитации рек Яузы, Борисовки и Сукромки. Однако эксперты все равно критикуют благоустройство.

Бобры будут заготавливать веточный корм, то есть валить деревья

Будут ли животные голодать зимой

Чиновники часто проводят различные проекты по благоустройству водоемов без экологической экспертизы, напоминает президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская. У бобровых хаток всегда есть подземный ход в реку, на дне которой они складируют пищу на зиму, и если при работах расчистили запасы животных, то они могут сильно пострадать.

Бывает, что семьи бобров подолгу живут на корневищах водных растений, но в прочищенном русле корневищ вряд ли осталось достаточно, согласен териолог и ведущий научный сотрудник Зоологического музея МГУ Сергей Крускоп. В этом случае бобры начнут заготавливать веточный корм, то есть валить деревья.

Худшим решением властей, по мнению Ильинской, было провести работы в ноябре. Расчистка должна была проходить в августе, когда у бобров было время построить новую хатку и сделать запасы, а сейчас животным некуда податься. Если начнутся холода и река замерзнет, бобры вряд ли смогут проломить лед и будут обречены на страшную долгую смерть, опасается Ильинская. Из-за того что животным некуда будет уйти, их также могут порвать собаки, предупреждает эксперт. При этом на Яузе есть большие участки, которые не замерзают. Если тот, где находится семья бобров, именно такой, то ей очень повезло.

Одна особь может сгрызть до 30 деревьев за неделю

В министерстве говорят, что во время работ участок реки длиной 50–70 метров, где живут бобры, никто не трогал, поэтому их запасы повредить не могли. Кормовой базы для животных на Яузе хватит для благополучной зимовки, так как обычно бобры питаются корой и побегами, утверждают в ведомстве. Сейчас животные грызут деревья, которые кажутся им наиболее вкусными, добавила Лаврухина.

В свою очередь, редактор и автор Красной книги Москвы Борис Самойлов отметил, что в городе нет ни ив, ни осин, поэтому животные постоянно сидят на голодном пайке, и если ситуацию пустить на самотек, то они могут полностью лишить реку древесной растительности.

Что будет с деревьями

Для питания и строительства бобры уничтожают очень много деревьев, подтвердила Ильинская: одна особь может сгрызть до 30 штук за неделю. Крускоп говорит, что если Яуза в Мытищах достаточно глубокая и полноводная, то бобры могут пережить зиму, хотя и будут сеять хаос и разрушение, особенно по отношению к молодым деревьям.

«Вопреки антропоцентрическому романтизированному взгляду на бобров (ну как же — они строят хатки и плотины, значит, очень умные!), они отнюдь не принадлежат к интеллектуальной элите млекопитающих и в своих действиях вовсе не руководствуются точным расчетом, предпочитая добиваться качества за счет количества. Поэтому и правда погрызут они, скорее всего, все деревья, до которых доберутся, даже если не смогут их повалить», — говорит Крускоп.

На вопрос The Village о том, что власти собираются делать с тем, что бобры уничтожают деревья, которые в городе высаживают по программе благоустройства, Лаврухина ответила: «Естественно, будем сажать больше».

Что предлагают власти и экологи

В министерстве экологии отметили, что бобры сами выбрали это место обитания. Помимо Мытищ, они живут в Химках и даже в Москве. По словам начальника управления природопользования Минэкологии Даниила Титова, то, что в центре города живет семья бобров, очень необычно, и тем приятнее будет видеть их на берегу реки после окончания работ. «Мы за свободу бобров», — утверждают власти.

Однако Ильинская с таким подходом не согласна. Бобры очень активно выгрызают деревья на участках, где живут, а затем переходят на другое место, поэтому, даже если им оставить часть береговой линии, они спасутся только временно, считает зоозащитница. Единственное правильное решение в этой ситуации — вывезти их в естественные места обитания.

Бобры отнюдь не принадлежат к интеллектуальной элите млекопитающих и в своих действиях вовсе не руководствуются точным расчетом, предпочитая добиваться качества за счет количества

Эту позицию разделяет и Самойлов. По его словам, нужно учитывать, что бобры — это не белочки, которых можно кормить с рук, а крупные грызуны, вес которых достигает 30 килограммов. Обитание бобров в городе крайне нежелательно, и их нужно переселять как можно дальше, считает эксперт. Однако перевезти их сейчас могут только частные ловцы диких животных, услуги которых стоят денег.

Сейчас при департаменте природопользования Москвы есть организация «Простар плюс», которая занимается передержкой диких животных, попавших в беду. Однако по закону она может содержать только краснокнижных зверей, при этом у нее нет профессиональных ловцов, рассказывает Ильинская. В то же время на территории Московской области нет даже таких организаций.

Почему бобры живут в городе? Потому что могут

Не все эксперты настаивают на отселении животных. «Почему бобры живут в городе? Потому что могут», — говорит Крускоп. Бобры выбирают водоем, который, с их точки зрения, подходит им для жизни. Если город их при этом не донимает, они не особо обращают на него внимание.

Это, по его словам, относится и к другим животным: лисы роют норы рядом с путями лондонского метро, а дикие кролики живут на Александерплац в Берлине не потому, что это специальные английские лисы и немецкие кролики, а потому, что англичане и немцы их лишний раз не беспокоят. «Чуть меньше тротуарной плитки и бродячих собак и чуть больше ума, и у нас бы тоже много чего жило», — отметил специалист.

Чем горожане могут помочь бобрам

Бобров можно подкормить, но не обязательно ветками ивы. Они, кстати, могут и не сообразить, что их подкармливают: настоящие ветки ивы в понимании зверей растут на иве, а не лежат на земле. Можно дать им, например, яблоки или морковь — прикормленные бобры на реке Химке их с удовольствием едят, говорит Крускоп.

При этом териолог опасается, что, если привлечь к животным внимание, на берег Яузы принесут слишком много корнеплодов, которые начнут там гнить. По его мнению, лучшая помощь, как и во многих других случаях, — не мешать: не выгуливать возле реки собак без поводков и не нестись, завидев бобра, с радостными воплями к нему навстречу.