Олег Емельяненко хотел быть врачом, но стал протоиереем. Теперь он настоятель храма святителя Спиридона в Ораниенбауме — городе в 40 километрах от Петербурга. Возможность стать медиком ушла, а интерес к биологии остался. И несколько лет назад при храме появился небольшой зоопарк с полусотней экзотических животных, среди которых — три нильских крокодила. По словам священника, это сделано в первую очередь для детей, которые все реже посещают приход. С другой стороны, уверен он, наблюдение за животными может стать частью проповеди, а церковная атмосфера превращает зоопарк в модель «потерянного рая».

The Village узнал у священника, почему он начал коллекционировать редких животных, как на это реагирует церковное начальство и могут ли животные совершить грех.

Текст

Всеволод Воронов

Фотографии

Виктор Юльев

Борьба с компьютером

Биологией я увлекаюсь с детства. Может быть, это связано с тем, что мой отец был врачом. Как и он, я тоже хотел связать жизнь с медициной и после школы пошел работать санитаром на скорой — это могло стать хорошим бонусом для поступления в вуз, где такой опыт считался медицинской практикой. Я даже присутствовал при нескольких операциях, но не сложилось: отец ушел с работы и стал священником. И я тоже.

Потом у меня также появились дети, которые подрастали как раз в эпоху тотальной компьютеризации в нашей стране. Как и многие, мой сын начал пропадать в компьютерных играх, и, чтобы хоть как-то отвлечь его от этого, я купил ему сначала маленького крокодила, потом хамелеона, ящерицу. Кошки, собаки, хомячки или кролики — это, конечно, тоже очень хорошо, но я считаю, этого недостаточно. Ребенок развивается, когда видит красоту разнообразия животного мира и не ограничивается одними хомячками. К тому же эти животные так давно живут вместе с человеком, что довольно быстро становится скучно наблюдать за ними. Это вообще происходит с любым животным, которое появляется в доме: со временем оно приедается. Поэтому, чтобы интерес ребенка не пропадал, я постоянно покупал кого-то нового.

Так зарождался наш зоопарк, о котором сейчас полностью заботится мой сын.

Новое место

Вскоре животных в нашем доме стало так много, что они начали теснить людей. Тогда я принял решение перенести их в нашу домовую церковь Николая Чудотворца, которая находится напротив храма.

В советские годы в храме был склад, потом Дом пионеров, затем спортзал. Богослужения возобновились только в начале 2000-х годов, однако к этому времени храм настолько обветшал, что уже в 2008-м его разобрали, чтобы полностью реконструировать здание. Пока шли работы, приход перенесли в домовую церковь, которая находится в здании бывших царских казарм. В Советском Союзе здесь был кинотеатр, позже — морской клуб.

Накануне переезда мы начали закупать оборудование, а когда зоопарк открыли, многое стали приносить сами прихожане. Например, у кого-то были домашние рыбки — когда их не стало, аквариум отдали нам. Также приносят животных, в основном черепах. Одного из крокодилов подарила частная компания из Соснового Бора. Он у них вырос, и они не знали, что дальше с ним делать. Привезли мне, я забрал. Мы и петергофского крокодила взять хотели, когда о нем только стало известно.

От кого-то, правда, приходится отказываться — например, от кроликов. За ними очень сложно ухаживать, и пахнут они сильно.

Зоопарк находится в двух шагах от того места, где мы проводим службы. При этом звуки, издаваемые животными, работе церкви практически не мешают. Даже наоборот. У нас были канарейки: когда мы начинали службу, птицы заливались пением. Это создавало особое настроение и атмосферу, близкую к тому «потерянному раю», в котором люди и животные существовали в таинственном единстве. К сожалению, в одну из ночей этих канареек кто-то съел. Скорее всего, крысы.

Реакция церкви

Купить сейчас можно практически все что угодно. Своего первого крокодила я приобрел на Полюстровском рынке. Очень много предложений выставлено на Avito. Меня не очень интересует, откуда животное: понятно, что если перед тобой нильский крокодил, то он, скорее всего, из Африки. Поэтому документов на животных нет: их ведь покупаешь с рук — какие уж тут могут быть документы? При этом, насколько я понял, всевозможные службы вообще не требуют никаких бумаг с тех, кто работает на Полюстровском рынке.

Безусловно, было бы лучше, если бы у зоопарка было отдельное помещение — подальше от храма. Но если, скажем так, оглянуться в прошлое, Бог ведь создал первых людей вместе с животными, не изолировав их друг от друга. Можно также вспомнить Святого Спиридона, который был пастухом и общался с овцами. Или Святого Франциска, который проповедовал птицам.

Наблюдать за животными можно вечно — это все равно что смотреть, как горит огонь или течет вода. Многое открывается в этот момент. Восхищает их поведение, их образ жизни и то, как они все делают, — не просто хаотично или не думая. Наблюдая за животными, понимаешь, что они как будто не могут совершить ошибку. Как будто с самого рождения они делают все абсолютно правильно.


Наблюдая за животными, понимаешь, что они как будто не могут совершить ошибку. Как будто с самого рождения они делают все абсолютно правильно.


И это нельзя объяснить лишь одной эволюцией, потому что такие модели поведения не могут просто передаваться по наследству из поколения в поколение. В животных изначально вложено нечто божественное, позволяющее им выживать там, где люди беспомощны.

Согласно церковному канону, в храме, как и в доме, не полагается быть только собакам, потому что это животное считается нечистым. Если собака забежит в церковь, могут чуть ли не весь храм освящать по новой. А все остальные животные — как говорится, без вопросов. Поэтому официально церковь не выступила против нашего небольшого зоопарка. У нас был правящий архиерей, а также митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий. Им, как и всем, было очень интересно.

Я полагаю, любая проповедь о Боге будет приветствоваться. А это часть проповеди. К тому же надо понимать, что я не новичок в этом деле: существует немало монастырей или храмов, при которых есть и медведи, и скот, и другие животные.

Левиафан

В первую очередь зоопарк был создан для детей, чтобы им было интереснее посещать храм. У нас есть ослик — после службы дети могут прокатиться на нем. Причем те, кто причастился или исповедовался, катаются бесплатно. Для остальных прокат стоит 50 рублей. Хотя нельзя сказать, что с появлением животных число прихожан значительно увеличилось.

Зоопарк живет на людские подаяния, как и весь храм. Деньги за осмотр не берем, а пожертвовать любую сумму может каждый. Правда, скоро мы заключим договор с ветеринарной службой и нам предстоят очень большие расходы, которых мы не ожидали. Точную сумму называть не хотелось бы.

Как ни странно, одна из наименее дорогостоящих затрат — уход за крокодилом. Их можно кормить очень часто, а можно очень редко — на их физическом состоянии эта разница практически никак не скажется. В природе эти животные могут не есть месяцами. Самое главное — объем террариума и ультрафиолет, который необходим всем рептилиям, чтобы не было проблем с костями. А так они довольно неприхотливы.

В отличие от рыб, крокодилы практически не двигаются. Всю свою жизнь они либо греются на берегу, либо лежат в воде, карауля свою добычу, либо находятся в анабиозе. Здесь им охотиться не на кого. Поэтому большую часть времени они лежат бревнами. Единственное проявление эмоций — во время кормежки.


И когда меня спрашивают, может ли крокодил привести человека к Богу,

я отвечаю „да“. По крайней мере, в нашем храме это происходит.


Сейчас каждый из наших крокодилов достигает почти двух метров. Кормим мы их раз в неделю. Если увеличить порции корма, то и сам крокодил станет значительно больше. Нильский крокодил вырастает до пяти метров. Зачем нам такой монстр? Через общение с животными человек тоже может прийти к Богу. Увидев тот разум, который вложен в каждом создании, понимаешь, что это не могло быть случайно или само по себе — даже спустя миллионы лет. И когда меня спрашивают, может ли крокодил привести человека к Богу, я отвечаю «да». По крайней мере, в нашем храме это происходит.

Говорят, что это потомок динозавров. Но динозавров нет, а крокодилы есть. Значит, они каким-то образом сумели выжить и адаптироваться к новому миру. Потом крокодил — это животное довольно страшное. Однако, если мы посмотрим на самку крокодила как на мать, то увидим, насколько заботливой и нежной может быть эта чудовищная рептилия. Посмотрите, как самка крокодила переносит своих детенышей из гнезда в водоем и как она оберегает их там. Притом что, например, черепахи просто откладывают яйца и уходят в океан без всякой заботы. Разве не удивительно, что у крокодила есть материнские чувства?

Крокодил — внешне довольно малопривлекательное животное. Считается, что именно крокодилом был ветхозаветный Левиафан. Но животное не виновато в том, что к нему приклеилось такое клише. Как говорил один писатель, в природе нет недостатка в объектах любви, только бедный удав никому не нужен.

О душе животных

В Ветхом Завете сказано, что душа животных находится в их крови. Поэтому Бог велел не есть тех животных, у которых есть кровь. Этим же объясняется и логика жертвоприношений: так, через кровь к Богу приходили души зверей. У животных нет писаного закона. Они существуют по внутренним импульсам, данным им с рождения. Поэтому едва ли животное может совершить грех, потому что грех есть только там, где есть закон. О том, могут ли животные войти в Царство небесное, нигде не говорится. Поэтому я никогда не думал о том, попадут ли в рай те, кто живут в моем зоопарке. Но комаров мне бы не хотелось там встретить.