Лампы Эдисона, кожа, граффити, плитка, кирпич и индустриальные элементы — кажется, что интерьеры всех самых модных мест Москвы делал один человек, копируя зарубежные приёмы и находки. В своей новой мини-серии материалов The Village продолжает рассказывать о дизайне московских кафе и ресторанов. В первом выпуске мы узнали, какие приёмы оформления надоели самим ресторанным дизайнерам. Теперь разбираемся, как изменится дизайн кафе и ресторанов в грядущем 2016 году.

   

Ната Татунашвили

архитектор и дизайнер, основатель бюро Nowadays 

Проекты: кафе-бар «Искра», бар «Редакция»

Ни для кого не секрет, что всем надоели заполонившие Москву одинаковые тёмные и мрачные интерьеры, ржавые, кирпичные, с индустриальными элементами, лампами накаливания и прочими атрибутами «уюта». До недавнего времени, боясь выйти за рамки привычного представления о том, как должен выглядеть хороший ресторан, заказчики упорно требовали «уюта», а устойчивые стереотипы связывали «уют» с непременной перенасыщенностью деталями, изменением отделочных материалов на каждом квадратном сантиметре поверхностей.

Это такой декораторский шаблон работы с интерьером — на каждом сломе плоскости менять материал: пол, стойка, столешница, стена, откос. Таким образом, куда бы ни упал взгляд посетителя, он в любой момент перегружен информацией: плитка «кабанчик», чёрный металл, состаренное дерево, кожа, кирпич, откосы, филёнки на панелях. Иначе приговор: скучно или неуютно. Очень радостно, что с приходом нового молодого поколения заказчиков картина постепенно стала меняться, стало появляться всё больше пространств с новым подходом, очень умным и интересным, находящимся в одном поле с западными местами.

Это новое поколение интересных интерьеров характеризует стремление к индивидуальности и узнаваемости и собственный особенный характер. Они всегда светлые, чистые, простые, без лишних деталей: важно видеть еду и людей, с которыми ты пришёл. Больше нет стремления выделять и отделять перегородками или высокими спинками зоны посадки, создавая узкие проходы и закутки, где посетители сидят обособленно. Напротив, сохраняется единый общий зал с видимостью всех гостей в заведении. Люди приходят, чтобы быть вместе, посадки ближе друг к другу, иногда за общим столом.

Вместо того чтобы трансформировать и убивать пространство дизайном, дизайнеры стали уделять больше внимания объёму и воздуху. В предельной форме это даёт интерьер, который делает вид, что дизайна нет (хотя на самом деле есть), — как в The Burger Brothers и Good Enough. Это примеры очень культурных и умных мест, очень европейских, где важна еда и люди, а не декор. Или, в случае не такой сильной крайности, когда в то же простое и чистое пространство добавляют несколько очень точно продуманных деталей — как в кафе Nude, баре Redrum в Петербурге или Iss+mag на Дмитровке, где место уже и вовсе не похоже на ресторан.

На Западе уже множество такого рода мест — если не сказать большинство. Мои любимые — кафе Fine Food в Cтокгольме, лапшичная Torafuku в Ванкувере и Dos Palillos в Берлине. Такой подход можно назвать архитектурным, и не случайно большинство названных мной мест созданы архитекторами. Тем не менее хочу сказать, что может не быть никаких правил и любой принцип может быть нарушен, если это сделано мастерски. И среди декораторских интерьеров есть очень сильные, например Monsieur Bleu в Париже или «Dr Живаго» в Москве.

Другой интересный подход можно охарактеризовать как «суперконцептуальный» интерьер, в котором всё пространство решается как один очень сильный тотальный приём. Такие интерьеры становятся событием и своего рода аттракционом. Нередко к их созданию привлекают известных личностей из других сфер — таким является кафе Уэса Андерсона в культурном центре Prada в Милане или зал ресторана Sketch в Лондоне, который периодически обновляется приглашённым художником. В этом году невероятный интерьер и выставка в нём были сделаны художником Дэвидом Шрингли и дизайнером Индией Мадави.

Интерьеры такого рода, но не такие знаковые, чаще всего почему-то создают в азиатских ресторанах. Например, Ammo в Гонконге — искрящийся преломлённым светом от отражателей всех мастей: металла, зеркал и стекла. Eat Rice & Noodle в Бангкоке, где все элементы дизайна имитированы в одном материале — фанере. The Noodle Rack Restaurant с тотальным решением всего интерьера решёткой или Nozomi Sushi bar в Валенсии, где весь интерьер делает одна люстра.

Ирина Глик 

учредитель, арт-директор, ведущий дизайнер студии «Геометрия»

Проекты: «Страна, которой нет», Tatler Club, Novikov DubaiNovikov LondonMr Lee, La Bottega Siciliana

Схожесть дизайнов — это проблема ресторанного кризиса. Появилось много якобы демократичных проектов с винтажным стилем, которые практически кричат о том, что денег в них много не вложили, зато у нас хороший вкус, к нам не попасть, столик не зарезервировать. Я не говорю, что это плохо. Самое главное в ресторане — чтобы была создана правильная атмосфера. Другое дело, что мне, будучи по другую сторону, надоедает делать то, что я уже делала. Зачастую эта тенденция исходит от рестораторов.

То, что есть сейчас, выросло из-за резкого снижения бюджета на дизайн ресторана. К сожалению, мы не можем пойти, как Европа, в сторону эстетического минимализма, где ты не тратишь много денег, но даёшь красивую картинку с выверенными деталями, крашеными стенами. У нас это не работает. В российских реалиях нужно, чтобы всё было передекорировано, чтобы было видно, что над интерьером постарались. Тенденция создания дизайнерских мест подразумевает много индивидуальных вещей, натуральных материалов — определённых видов металлов, специально обработанных камней. Если играть в это по-взрослому, ни один ресторатор не сможет окупить такие затраты. К тому же мы ведь просчитываем, кто наша целевая аудитория, а такой формат может отпугнуть гостей. Но Европа, к счастью, открывает для нас дизайнерские заведения.

Большой инструмент для декораторов и рестораторов — всем известная выставка Maison&Objet, на которую два раза в год едут все — и там закупаются. Это удобная площадка, на которой можно одновременно закупить столов и стульев недорого, поэтому неудивительно, что многие интерьеры становятся похожими.

Вообще, я уверена, что за артом будущее, за такими вещами, которые придают ресторану индивидуальность. Я всегда стараюсь сделать акцент на чём-то артовом и в то же время функциональном. Конечно, на ресторанный дизайн накладывает отпечаток мода в дизайне интерьерном. Например, кухня в центре зала — это уже как must have. В хороших заведениях это стало правилом хорошего тона.

Мне нравится, когда есть баланс между натуральностью, шиком, артом, безалаберностью и нет ощущения перебора. Если что-то выглядит «глянцевато», значит, надо добавить «драности». Я люблю использовать натуральные материалы, но разной фактуры. Неизвестно, сколько ещё будет длиться тенденция этих похожих заведений, но хипстерская мода хороша тем, что ты приходишь просто отдохнуть, не думая о том, как тебе одеться. Ты приходишь в ресторан, где есть ощущение такого лёгкого бардака. И создать коллаж, где люди думают, что дизайна нет или использовали первое, что под руку попадётся, — искусство.

Я думаю, что у нас ещё долго не будет дизайнерских ресторанов, и, если эти похожие рестораны являются одними из самых успешных, значит, всем всё нравится.

Достаточно смелым в плане дизайна и успешным местом, которое открылось в Москве, не оглядываясь на тенденции, является «Dr Живаго». Наша студия создаёт дизайнерские интерьеры, но в московских реалиях делать это стало сложнее. В Novikov Dubai и Novikov London у нас была возможность показать себя. Всегда приходится играть в игру с тем, что от тебя хотят заказчики, сохраняя при этом пространство для творчества. 

Светлана Евдокимова 

дизайнер и архитектор Argento Style

Проекты: Montalto, Upside Down Cake 

По моему мнению, тренды в дизайне ресторанов сейчас резко меняют курс. На смену «бруклинским дворикам» и домашней еде приходят новые формы, чистые, не нагруженные декором пространства и авторская кухня. Один из важных трендов — возвращение в интерьеры цветов от пурпурного и сливового до цвета лаванды и мяты, сине-зелёные гаммы, коралловые оттенки. Одним словом, большое разнообразие.

Особенно актуальны смелые сочетания с нейтральными серыми и бежевыми тонами. Совершенно свежим трендом смотрится забытая техника омбре — это переход от одного тона к другому. В отделках интерьеров ресторанов начинают появляться новые или хорошо забытые старые материалы: латунь, медь, бронза. Они могут придать шика и графики в любых предметах — от люстры до опоры у стола. В новых стилях всё чаще используется натуральный камень — сланец, оникс, мрамор. Входит в моду цветной мрамор. Использовать его можно во всех возможных плоскостях — столешницы, стены, полы.

Возвращаются цветные стекла, пластика — это всегда лёгкость и прозрачность в интерьере. Один из интереснейших трендов в интерьерах общепита сейчас — формы предметов. Теперь они разнообразны. Формы столешниц, опор и футуристические формы диванов могут сочетаться с остальными плоскостями, решёнными традиционными способами. Например, с классической лепниной или французским буазери. Нужно отдать дань и такому моменту, как возвращение искусства в интерьеры, — картин, панно и скульптуры.

Наталья Белоногова

архитектор и владелица агентства NB studio

Проекты: «Уголёк», Lesartists, Haggis Pub & Kitchen, Madame Wong, Pinch,
AQ Kitchen, «Рыбы нет», «#Farш»

Про тенденции ничего не могу сказать, потому что сейчас в моде всё, можно делать что угодно. Людей, которые занимаются интерьерами, спасает только чувство вкуса и пропорции. 

Все вдруг полюбили то, что мы сейчас видим в интерьерном дизайне в Москве, потому что это дёшево и быстро. Да, это модно, да, это классно, но это история про каждый день и для определённых людей. Я же стараюсь делать то, чего нет ни у кого. Это касается и элементов декора и мебели, всего. Можно играть в модные тренды, но тем не менее делать по-своему. Рестораны, которые мы сделали, играют в эти тенденции, но они не хипстерские и абсолютно не дёшевы в плане дизайна.

Есть такая философия ваби-саби, которая сводится к тому, что почувствовать прекрасное в рукотворном можно за счёт наличия каких-то несовершенств. Это рассказ про наблюдательность — как в несовершенстве искать полноту мира. Проекты, которые делает моя студия, про это, про рукотворность, про то, что всё мы делаем вручную, на месте. Это антимещански.

Скоро откроется ресторан «Северяне» — и он как никакой другой проект воплотил в себе то, что мне нравится. Там будет другой свет (ещё темнее. — Прим. ред.), всё будет по-другому, но почерк сохранится. Вообще я уверена, что многое приходит из современного искусства. У меня есть идея сделать заведение, которое точно будет супермодным. В нём будут какие-то очень необычные вещи, например розовые кактусы. Я обратила внимание на то, что у поколения возраста моей дочери совсем другой дух, они создают другую атмосферу — и это тоже рождает тенденции. Это иная эстетика, другой цвет, освещение, и их нужно ловить. Это что-то совсем сумасшедшее: немного глянцеватое, ломкое, угловатое, несуразное. Вот эта стилистика, как мне кажется, отразила бы то новое, что необходимо. 

Екатерина Вальц

архитектор и дизайнер, владелица Buroe

Проекты: MØS

«Потрёпанное», «драное», экологичное — вот какой образ ресторанов заполонил Москву. Экологичное — это, конечно, хорошо, но хочется более прямых, ровных, брутальных форм, при этом из натуральных материалов.

Что будет в дизайне дальше — не ясно. Я вижу, что всё движется в более сложное русло, происходит становление такого прямого, ровного нео-ар-деко. Необходим дизайн, потому что то, что мы видим сейчас, это дёшево и массово. В этом нет творчества, это просто куча хлама, который смешали и развесили по стенам.

Сейчас дизайн целостного интерьера хочется строить вокруг чего-то одного, реально стоящего: красивой стены, фееричной лампы. Дизайн формата «бруклинский дворик» работает, потому что есть массовый потребитель, которому это нравится, который просит создать атмосферу «уюта, тепла и чтобы много всего было». Этой аудитории пока сложно донести, что пора жить без лишних деталей. Не обязательно работать в формате минимализма, можно использовать три-четыре материала, но делать всё более ровно и натурально.

Проект MØS явно выделяется на фоне общих тенденций. Касательно использования цветов: сейчас самое актуальное — серый и бутылочно-зелёный. Из материалов — железо, дерево, но не просто дерево, а его редкие виды.

Жалко, что в интерьерах пропали акценты, всё превратилось в бардак. Альтернатива надоевшим элементам, конечно же, есть. Лампы Эдисона можно заменить на стильные светодиодные светильники. Мы, кстати, сами их рисуем и создаём.

На самом деле, не все понимают, что можно делать экономично, но по-другому. Должно быть так, что ты заходишь в заведение и взгляд останавливался на чём-то конкретном. Ты запомнишь эту деталь и будешь ассоциировать её только с этим местом. Знаете, есть обычное кино, а есть кино, где каждый кадр очень вкусный, в дизайне должно быть так же. В ресторанном — тем более.

   

Фотографии: 1 — Дима Цыренщиков, 2 — Дима Цыренщиков, 4 — Torafuku, 5 — sketch, 6 — sketch, 7 — sketch8 —  Monsieur Bleu, 9 —  Ammo, 10 — Fondazione Prada, 11 — Fondazione Prada