Коронавирус внес коррективы в привычный уклад, особенно жителей больших городов: вместо работы в офисе, кафе и продуктовых гипермаркетов — #stayhome. Но не у всех изоляция выглядит именно так — некоторые сознательно бросают всё, чтобы заняться чем-то по-настоящему стоящим. Как и почему люди меняют профессию, завершают кругосветку и отказываются от научной деятельности — в материале The Village Нижний Новгород.

«Учитель для России» — это программа, которая приглашает выпускников и профессионалов из разных сфер стать учителями в региональных школах на два года. Создатели так надеются преодолеть проблему образовательного неравенства, которая особенно ощутима в России. Детям в регионах очень нужны учителя, которые любят свой предмет и верят в потенциал каждого ребенка.

Участие в программе подразумевает переезд — участник выбирает школу в одном из регионов присутствия: в Тамбовской, Нижегородской, Новосибирской, Новгородской, Воронежской, Калужской областях. Нижегородская область присоединилась к программе в прошлом году: 1 сентября 2019 года в школы городского округа Выкса вышли десять учителей — участников программы. Они сменили место жительства и отказались от привычной жизни, а некоторые из них еще и кардинально сменили профессию. Рассказываем об учителях, которые оказались по программе в Нижегородской области.

Текст

Надежда Якимова

Фотографии

Никита Савостиков

Ксения Ситникова, 27 лет

В прошлом SEO-специалист, сейчас учитель английского языка в школе № 6 Выксы


Я круто поменяла свою жизнь два раза: сначала поменяла работу в офисе на кругосветные путешествия, а потом кругосветку — на работу учителем в Выксе.

После окончания математического факультета Иркутского госуниверситета я переехала в Москву и совмещала учебу в ВШЭ и работу. А потом решила бросить математику и выбрала факультет медиакоммуникаций ВШЭ. Параллельно устроилась на работу, где выросла от ассистента до SEO-специалиста. Переломный момент случился через два года, когда я перестала понимать, что происходит вокруг. Нежелание ходить на работу подкреплял московский климат и отсутствие солнца.

В один из вечеров, который я, конечно же, проводила на работе, вспомнила про подачу документов на американскую визу. Друзья и знакомые пугали меня, что получить ее очень сложно, но в 2017 году это было всё же не так, как сейчас. И 1 сентября 2017 года я улетела из России и за 118 дней посетила 15 стран, среди которых были Болгария, Германия, Норвегия, Мексика, западное побережье США, Индонезия, Камбоджа, Китай.

Вторая кругосветка длилась значительно дольше — 324 дня. Практически сразу я открыла ИП, работала как SEO-специалист, а уже к десятому месяцу посетила 44 страны и вышла на доход, которого у меня не было никогда в жизни.

Казалось бы, все хорошо, но душевного спокойствия не было. И вот, в Буэнос-Айресе я увидела информацию про последний день подачи анкеты в программу «Учитель для России». Путешествие по Южной Америке: через Бразилию в Колумбию, потом Венесуэла, Панама, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа, круиз по Багамским островам, — все это потеряло важность, когда меня пригласили на очный тур в Москву. Ради возможности делиться знаниями с детьми я завершила кругосветку и на восьми самолетах прилетела из Аргентины в Москву.


Я ожидала, что «приеду на белом коне» и расскажу детям про волшебный мир кругосветок и учебe в «вышке» — все вдохновятся, будут делать домашку и соблюдать дисциплину


Я веду английский во всех параллелях с пятого по одиннадцатый классы. Нагрузка в школе составляет 27 часов в неделю. Уроки заканчиваются в час дня, я прихожу домой и готовлю три-четыре оригинальных урока. Плюс проверка домашней работы — три минуты на одну тетрадь, то есть на класс — один час, а их обычно несколько. Итого примерно семь часов каждый день после уроков занимают проверка тетрадей и планирование уроков.

Первые полгода были очень тяжелыми — нужно было привыкнуть к новой работе, графику и вообще найти себя в новой профессии. Часто понятие рабочего и личного времени размывается. Только сейчас понемногу выстраиваю режим: занимаюсь спортом, слежу за питанием, уделяю время саморазвитию. В зоне моих интересов — вебинары по теме личных финансов и инвестирования, нутрициологии и углубленное изучение английского с точки зрения педагогики и подготовки детей к ЕГЭ и ОГЭ. Правда, пока вебинары получается смотреть либо по ночам, либо в шесть утра перед школой.

Я ожидала, что «приеду на белом коне» и расскажу детям про волшебный мир кругосветок и учебe в «вышке» — все вдохновятся, будут делать домашку и соблюдать дисциплину. На деле оказалось, что детям приходится выполнять кучу требований — от родителей, учителей, школы. Они учатся шесть дней в неделю, каждый день по шесть уроков, плюс допзанятия — о какой мотивации может идти речь? Главное — просто выжить. Мои ожидания разбились о реальность, но меня по-прежнему вдохновляет возможность передать свой опыт, пусть не на 100 %, но насколько это возможно.

У меня нет педагогического образования, но есть высшее математическое, год магистратуры по английскому, два года на факультете медиакоммуникаций ВШЭ, опыт работы в разных сферах в качестве специалиста и руководителя — это те знания, которые сейчас помогают мне работать учителем. Я могу быть детям другом — разговаривать с ними на одном языке, понимать их интересы, при этом могу быть «руководителем» — давать и проверять задания, направлять, быть тем, на кого можно ориентироваться.

Мое эмоциональное состояние меняется каждый день: иногда мне очень нравится отдача детей и взаимодействие с коллегами, а иногда штормит и хочется уволиться прямо сейчас из-за нагрузки.

Казалось, что моя жизнь с ориентацией на высокий доход, успешность и лидерство — самая правильная. Но сейчас я вижу реальных детей — многие из них не мечтают стать руководителями, они разные, и у них свои планы на жизнь. Моя задача как учителя — не ограничивать их мечты и не навязывать им свои.

Светлана Ерина, 36 лет

В прошлом управляющая салоном связи, сейчас учитель английского и французского в школе № 11 Выксы


Я единственная местная участница программы «Учитель для России», родилась в Сергаче — небольшом районном центре в 160 километрах от Нижнего Новгорода. Всегда мечтала поступить в Нижегородский государственный лингвистический университет и даже думала о педагогическом факультете, но не решилась — тогда профессия учителя не была престижной и внушающей доверие с точки зрения заработка. По совету родителей выбрала менеджмент в государственной и муниципальной сфере.

Учиться мне нравилось, я свободно говорила по-английски и французски, но так и не поняла, как применить мою специализацию в жизни. Так я устроилась на первую работу, куда брали без опыта — в колл-центр оператора связи. Это не было в поле моих интересов и планов, но нужно было зарабатывать деньги. Через два года я ушла в салон связи этого же оператора и выросла из наставника в управляющую салоном. На протяжении четырех лет я обучала сотрудников и выстраивала систему работы. Потом решила углубиться в продажи и ушла в другую компанию. Родила ребенка и к концу декретного отпуска четко осознала, что продажи — это не то, чем бы я хотела заниматься в жизни, но проработала еще два года в этой сфере, потому что поменять профессию оказалось не так просто.

Вернуться к мыслям о переменах помогла «ревизия» моего опыта, навыков и истинных желаний. Все сошлось на преподавании и на программе «Учитель для России», которая дает финансовую, кураторскую и методическую поддержку.


Важно восполнять свои ресурсы, чтобы дети получали не только знания, но и эмоциональную поддержку


Я была уверена, что по программе поеду работать в Воронежскую область, но вдруг появилась вакансия в Выксе. Я быстро нашла жилье, детский садик для дочки и переехала. До участия в программе «Учитель для России» у меня не было никакого опыта преподавания. Я очень волновалась, но мне повезло с классами. Со второго по четвертый классы я преподаю английский язык, а в пятом классе — французский.

Утром отвожу дочку в детский сад, а потом в школе веду примерно по пять уроков в день. Два раза в неделю все учителя «дежурят» — на каждой перемене следят за порядком в коридоре на своем этаже. Из-за дежурств совсем не остается времени на подготовку к уроку и переход в другой кабинет, так как у меня нет своего.

После уроков веду индивидуальные занятия: с одним ребенком занимаюсь в школе, с другим — у него дома. Кроме того, два раза в неделю веду внеурочные занятия — мы с ребятами модерируем страничку школы в ВК. Освобождаюсь примерно в 14–15 часов, в течение часа-полутора проверяю часть домашних заданий или занимаюсь документами. Потом забираю дочку из детского сада. Если в этот день она идет на кружок, то проверяю часть тетрадей, пока жду ее. Вечером — подготовка уроков в течение двух — четырех часов. Также каждую неделю созвон в Zoom с методистом по английскому и французскому: обсуждаем уроки, учимся и делимся опытом.

Дополнительная нагрузка — классное руководство, которое я взяла на себя по просьбе директора. Так как я не вела у них уроки, мне понадобилось больше времени, чтобы познакомиться и расположить детей к себе. Особое внимание уделяю классным часам — обсуждаем важные темы, проводим вечера настольных игр, фильмов или вместе ходим на праздничные мероприятия.

Мне сложно переключиться на отдых и абстрагироваться от мыслей о школе и учениках, но выходные я стараюсь проводить без работы. Иногда мы встречаемся с другими участниками программы, ходим друг к другу в гости или я просто провожу время с дочкой, смотрю кино или читаю что-то не по работе. Важно восполнять свои ресурсы, чтобы дети получали не только знания, но и эмоциональную поддержку. Несмотря на довольно насыщенный график, именно здесь и сейчас я впервые чувствую, что занимаюсь своим делом.

Евгения Мясникова, 25 лет

В прошлом репетитор по биологии, сейчас учительница биологии в школе села Ближне-Песочное


Моя двоюродная сестра работала учителем и каждый день говорила: «Я увольняюсь!» Это было за два года до моего участия в программе «Учитель для России». Не знаю, почему это меня не остановило.

Моей мечтой было изучать физиологию человека, но я немного не прошла по баллам и выбрала общую биологию, кафедру зоологии беспозвоночных. Собирала морских пауков на Белом море и разработала альтернативный вариант их систематизации.

Во время учебы в университете я еще не осознавала, что у меня уже есть профессия, — три года я работала репетитором по биологии и немного по химии. Как настоящая работа, она требовала от меня знания предмета и умения заинтересовать ученика и помочь ему подготовиться к ЕГЭ по биологии. В самом начале я несколько раз потерпела крах — вываливала на ребенка кучу информации, и он отказывался со мной заниматься. Со временем я выстроила определенную систему, но даже не думала о том, чтобы стать учителем в школе.

Быть репетитором и учителем — две абсолютно разные профессии. Поняла это, когда уже прошла все этапы отбора в программу и выбирала регион. Рассматривала школу в селе Пановы Кусты Тамбовской области и в селе Высокиничи Калужской области. И только в самом конце мне предложили Нижегородскую область.

Я снимаю квартиру в Выксе, а на работу в Ближне-Песочное выезжаю на автобусе в 06:45. Дорога в одну сторону обычно занимает 40 минут, но больше меня утомляет «день сурка» и одни и те же лица вокруг.

У меня все параллели с пятого по девятый класс. Самый маленький класс — 11 человек, самый большой — 30. Оказалось, дело совсем не в численности. Самый буйный — это седьмой класс. На первом же уроке они устроили мне проверку: тогда у меня болело горло, и я попросила не шуметь, но дети балагурили весь урок, и я была в панике!


Есть секрет: если учитель прислушивается, то всегда можно договориться


Больше всего я боялась вести уроки в классе коррекции. Оказалось, что сложнее подобрать темы под каждого ученика, ведь они все из разных классов. А вот с дисциплиной трудностей как раз не было — я удивлялась, почему они попали в класс коррекции. Правда, есть секрет: если учитель прислушивается, то всегда можно договориться. На последнем уроке перед карантином дети сказали, что очень устали за день и хотят отдохнуть, поэтому я предложила нарисовать или написать на листах всё, что они помнят по биологии из пройденного материала. Это был самый спокойный урок! Потом мы сделали выставку в школьном коридоре, и ребята хвалились своими работами.

В день у меня от двух до пяти уроков, а после них — кружок по экологии, или классный час, или занятие по подготовке к экзаменам. Опытным путем выяснила, что дома проверять «домашки» невозможно — начинаются сериалы, музыка, печеньки, поэтому чаще всего выделяю время после уроков. Домой возвращаюсь часам к пяти вечера, немного отдыхаю и готовлю уроки на протяжении одного — шести часов. Бывают дни, когда я безумно устаю, в такой сложный день ко мне утром обязательно подбегают ребята, обнимают и говорят что-то нелепое и милое. Так я нахожу силы работать дальше.

Сейчас, во время карантина, мне кажется, что я работаю гораздо больше, чем раньше. Глаза болят от экранов, мы все дни ходили в школу, заполняли разные документы, журналы, проводили ежедневные собрания. А вечером я участвую во встречах в Zoom от команды программы. Все силы сейчас уходят на то, чтобы организовать дистанционное обучение и понять, как быть с теми детьми, у которых нет необходимой техники.