За первую неделю карантина желающих снять дачу стало на 90 % больше по сравнению с тем же периодом год назад. Москвичи массово переезжают за город, чтобы не сидеть в четырех стенах и не бояться получить штраф во время утренней пробежки. Поговорили с теми, кто переехал на дачу из-за пандемии, о колке дров, простой еде, косулях и других прелестях сельской жизни.

Текст

Андрей Яковлев, Юля Рузманова

Помощь при подготовке материала

Павел яблонский, ульяна бондаренко

Галина Воронина

журналист, эсэмэмщик


живет на даче с 4 взрослыми и 6 детьми

Я давно так не отдыхала, как здесь. Работаю на фрилансе, мне комфортно везде. Даже толпа детей не способна меня отвлечь. У нас тут большая компания: пятеро взрослых и шестеро детей. Отдельная тема — как дети дистанционно занимаются. Все разных возрастов и из разных классов, поэтому в определенный момент запираются в разных комнатах и пытаются выйти на связь. Полдня мы занимаемся этими уроками. Немного со скандалами, немного с весельем.

Дом двухэтажный, в нем примерно семь комнат. Два санузла, большая кухня с большим столом. Хотя мы едим партиями: у детей свое застолье, у нас свое. Сама я нахожусь на 21-дневном голодании и не ем. Голодание я практикую раз в полгода. От 12 до 21 дня. Голодание для меня — это перезагрузка, особенно в стрессовые периоды. Оно замедляет все процессы и помогает успокоиться, улучшает здоровье. На даче нет бурной деятельности, и мне голодать даже проще, чем в городе, несмотря на то, что я регулярно готовлю еду.

В первые дни мы провели генеральную уборку. Сейчас убираемся по мере необходимости, но, опять же, когда в доме много детей, наводи порядок или нет — через десять минут все будет в легком хаосе. Здесь рядом есть прекрасный лес, но мы не выходим за границы участка, нам вполне хватает территории, которая здесь есть.


На даче нет бурной деятельности, и мне голодать даже проще, чем в городе, несмотря на то, что я регулярно готовлю еду

С большим количеством детей комфортнее находиться на улице на огороженной территории. Мне и так приходится посматривать, как они прыгают на батуте впятером. Во дворике, кроме батута, у нас есть небольшая детская площадка с качелями. Конечно, если бы я была одна на даче, я бы ходила по лесу и задумчиво смотрела на небо, но здесь условия немножко другие.

У меня нет дискомфорта от изоляции. Я не зависима ни от шопинга, ни от развлечений. В доме есть все, что нужно для жизни. Когда живешь большой коммуной, всегда существуют некие общие правила, и я стараюсь им следовать. Стирка у нас по расписанию. Укладывание спать — тоже. Еще у всех разные предпочтения по еде и режиму, но готовить проще на всех одно блюдо, да и в магазин всей толпой в текущих обстоятельствах не поедешь. Дедушка часто печет, и в 11 вечера все собираются на кухне и расхватывают только вытащенные из духовки горячие булки.

За две недели я отлично отдохнула. У меня нет ни паники, ни страха, хотя я понимаю, что в стране происходит страшная штука. По ночам сплю прекрасно. Когда ты полдня готовишь тазики еды, бегаешь за детьми, работаешь и делаешь домашку, то вечером не стоит вопрос, чтобы заснуть. А утром просыпаешься с первыми птицами.

Для детей это пионерский лагерь. Несмотря на то что они часто выясняют отношения, им тут намного веселее и лучше, чем в квартире, где они сидели бы по домам и смотрели видосы.

Мой сын больший интроверт, чем я. Он любит уединиться, лепить, рисовать, заниматься своими делами. Ему скоро десять, он не очень любит смену обстановки, поэтому первое время тут ему было сложнее, чем мне. Он шептал мне первые дни на ушко в шутку: «Мам, давай вызовем такси». Хотя он прекрасно понимал, что никуда мы отсюда не денемся и что здесь безопаснее, чем в городе.

Я переживаю из-за коронавируса. Я в группе риска, потому что у меня сильные аллергии, и с легкими не все в порядке. Плюс я одна с детьми. Заболеть было бы очень неприятно. Вдобавок из-за кризиса мне пришлось уйти с работы, и я осталась без постоянного заработка. Сейчас ищу работу.

Артем Сусанин

контент-менеджер


уехал на время карантина с семьей в деревню к бабушке

Сразу, как объявили карантин, я уехал в деревенский дом моего деда под Истрой. То есть у нас там два дома, и есть возможность разделиться с бабушкой — она там живет постоянно. С бабушкой мы держим дистанцию на всякий случай. Никто же не знает, как и через сколько вирус проявляется. Мы даже не едим вместе. Мы еще переживаем, потому что у нее и до вируса была проблема: она легко заболевает и потом тяжело болеет, потому что давно живет в деревне, и у нее иммунитет не как у городских жителей.

Готовят бабушка, маман или сестра. Рацион отличается в положительную сторону, так как в городе питаюсь в основном доставками или кулинарией, а здесь домашней едой: каши, супы, котлеты, салаты и всякие чаи-конфеты. Завтраки готовлю сам. Есть хороший магазин в соседней деревне, так что с продуктами все ок. Бабушка не ведет животное хозяйство, но заготавливает всякие соленья, варенья, и мы ими охотно разнообразим рацион.


Вот пилишь деревья, закатываешь на участок, там их колуном долбишь и складываешь в поленницу. Бабушке года на два хватит дров. А для меня это такой кроссфит. Я еще лекции слушаю, связанные с работой, и это хорошая комбинация

Я стараюсь пораньше просыпаться, готовлю себе яичницу с кофе, колю дрова. Там рядом с домом проходит линия электропередачи, бывают ветра, деревья падают, и отрубается электричество — и сейчас администрация района решила завалить все деревья поблизости. Лес просто кинули и сказали «делайте с ним все, что хотите, это бесплатно». И вот пилишь деревья, закатываешь на участок, там их колуном долбишь и складываешь в поленницу. Бабушке года на два хватит дров. А для меня это такой кроссфит. Я еще лекции слушаю, связанные с работой, и это хорошая комбинация — не замечаешь, как устаешь.

Потом иду поесть и занимаюсь спортом, катаюсь на скейте. Я десять лет не катался, и недавно меня затянуло опять. Там, естественно, нет скейт-парка, но одна из дорог ведет в лес, и, поскольку машин мало, асфальт неплохой. Там можно кататься и трюки вспоминать, которые раньше делал. За неделю я убил доску. Еще я графикой занимаюсь и я туда взял работу, которую давно хотел сделать, но не мог. Там приятно работать.

У бабушки большая собака — кавказская овчарка, я с ней гуляю, поскольку бабушке сложно. Она здоровая, и ей нужно много пространства — гулять по полю, по лесу. Она же такая, чтобы баранов пасти в горах.

Бабушка ведет хозяйство, ей 80 лет, она довольно боевая и сама может перетаскивать поленья, когда делать нечего, сажает помидоры и огурцы. Я вообще не фанат, то есть силовую работу я ей, конечно, помогаю сделать, но удовольствия нет, это не рубить дрова. А рубить дрова — это почувствуй себя мужиком с обложки.

Деревня маленькая, с одной улицей, все в основном москвичи и обычно общаются, но сейчас сидят по домам. То бишь многие тоже приехали переждать карантин, а из местных по последней переписи в нашей деревне прописан всего один человек — дядя Витя Кольцов, полуслепой инженер, который переехал сюда сразу после перестройки. А, ну из знаменитостей у нас тут недалеко ферма Германа Стерлигова.

А еще на днях впервые увидел в поле косуль. Из-за амплитудных прыжков очень похожи на кенгуру издалека. Мы, конечно, шутили, что вот цивилизация только остановилась, а кенгуру уже вернулись в подмосковные поля.

Так много времени я здесь только в детстве проводил последний раз. Есть в этом что-то. Хотя, если ничего не делать, начинает хотеться в Москву, даже с учетом карантина.

Анна Киселева

фуд-блогер


взяла с собой на дачу парня и двух друзей

Мы как-то встретились вчетвером с друзьями и решили съездить за город. Приехали ко мне на дачу в воскресенье, вечером открыли новости и поняли, что все — с завтрашнего дня полная самоизоляция. И смысл нам ехать в Москву, если там мы не сможем никуда выйти?

Мы с собой не взяли ни трусов, ни носков, а все магазины были уже закрыты, даже в деревенском городке ничего не купить. Поэтому мы поехали на один день в Москву за вещами. По пути обратно заехали в магазин: купили крупы, пасту, вино, чай и другие продукты, которые долго хранятся.

Съездили в ближайший город и купили роутер, чтобы можно было работать. Тут отвратительный интернет. Я хотела проводить онлайн-эфиры, и это невозможно. Я даже сторис в инстаграм выкладываю с диким усилием.


В моей московской квартире интерьер сделан так, как нужно: там легко записать фуд-видео, а в доме на даче совершенно не близкий мне стиль

На нашем участке несколько домов. Наши друзья живут отдельно от меня и моего парня. Там же находится офис, где стоит роутер и где все целыми днями работают. Моя же работа связана с приготовлением пищи и созданием контента. В моей московской квартире интерьер сделан так, как нужно: там легко записать фуд-видео, а в доме на даче совершенно не близкий мне стиль, контент делать тяжело, потому что тут темно, нет моего белого стола, красивых тарелок. Есть хотя бы штатив, за которым я в первый же день съездила в Москву, но он сломался. Я стараюсь расслабиться и думаю о том, что это хороший момент, чтобы поставить работу на паузу. Но в то же время мне кажется, читателям интересно смотреть, как я выхожу из ситуации. Езжу в «Пятерочку», покупаю бюджетные продукты и все равно делаю из них что-то вкусное и приличное.

День у нас проходит просто. Мы просыпаемся, делаем легкую разминку, плаваем в бассейне, потом ребята уходят работать, а я обычно готовлю на всех еду. Параллельно снимаю. В перерывах — кофейная пауза. Днем ездим за булками, овощами, зеленью в местную лавку. Вечером, около семи часов, все освобождаются, мы вместе готовим ужин, играем в «медведи против детей», «кодовое слово», «суши гоу», смотрим фильмы. В воскресенье почти весь день провели в бане.

Мы ходим гулять, чему я очень рада, потому что в Москве мы бы были этого лишены, а тут почти нет людей и безопасно. Дома едим много кексов и шутим, что родственники нас не узнают. Основное наше местное хобби — поездки в пекарню неподалеку. Тут работает хлебозавод, где мы покупаем разные булки и едим их в неограниченном количестве. Все это плачевно, потому что физической активности у нас мало. Мы каждый день обещаем друг другу, что займемся спортом, купим какие-то онлайн-тренировки, но пока ничего не изменилось. Максимум — мы делаем с утра небольшой комплекс по йоге.

До дачи мы три недели с женихом сидели на самоизоляции в Москве в небольшой квартире. Сидеть там, не выходя на улицу, сложно. Тут проще: можно погулять или съездить за едой. Классно, что мы изолируемся с друзьями. Минусы такой жизни в том, что на даче нет домашней привычной рутины, нельзя заказать доставку из ресторана… Но, когда утром выходишь прогуляться в поле, понимаешь, что все эти минусы ничто.

Саша Мазур

преподаватель


переехала на дачу с 2 подругами

У нас трехэтажный зимний дом с кучей комнат в 40 километрах от МосквыЯ сюда приехала, потому что иначе сидела бы в квартире одна. Еще я резко почувствовала, как в моей жизни уменьшилось количество движения. Я представила, как приеду на дачу и буду каждый день ходить по лестнице со второго этажа на первый. Мне кажется, это главное, ради чего я поехала.

Обе мои подруги вели очень здоровый образ жизни: правильно питались и бегали по утрам. Я к такому не была готова. Сначала у нас было довольно много терок из-за ЗОЖа, но потом подруги сорвались и сожрали все мои пряники и хлебцы. Сейчас мы разделили полки в холодильнике и в шкафчиках. На моей полке стоит нормальная еда, а на их всякие зожные штучки типа правильной пастилы и сиропа топинамбура. Все мои неполезные продукты они меня попросили прятать.

Еще одно неудобство — здесь нет питьевой воды. Поэтому мы ездим в ближайший городок, где стоит автомат «Аквафор». Литр артезианской стоит 5 рублей. Но мне все равно не хватает фильтра для воды на кране — нельзя просто взять и попить воды, как я обычно делаю в Москве.


Сначала у нас было довольно много терок из-за ЗОЖа, но потом подруги сорвались и сожрали все мои пряники и хлебцы

Подруга Света часто раздражается из-за бардака: мол, как можно так безалаберно захламить столько комнат? Когда вы живете втроем, легко вычисляется, кто что не убрал. Мы постоянно обсуждаем, как нам оптимизировать быт. Последним решением было мыть посуду по очереди — каждый по два дня. А в воскресенье моем вместе.

Как же здорово видеть из окна комнаты лес. Это действует очень успокаивающе. Но я не большой любитель природы. Моя подруга каждый день говорит, что раз уж мы на даче, то надо сходить погулять в лес, но сейчас холодно, и меня не особенно тянет. Один раз я прошлась по лесу в магазин, а девочки однажды пошли фоткаться — подражали Васнецову с его Аленушкой.

После университета я совсем отвыкла от того, что от компьютера болят глаза. Сейчас опять это почувствовала. А еще мне кажется, что от бесконечных разговоров в наушниках у меня начинается звон в ушах. Я преподаю в начальной школе, и у меня раз в неделю два урока по Zoom. Работы стало гораздо больше, потому что теперь у меня 15 отдельных чатиков с каждым ребенком из класса. Еще примерно столько же чатиков с родителями.

На изоляции у меня появились новые занятия. Однажды мы с моей подругой-актрисой почитали по Zoom пьесу. Еще я впервые в жизни сварила борщ. На улицу я выходила пару раз — в местный магазин. Я ходила в резиновых хозяйственных перчатках, но вот недавно прочитала, что перчатки на самом деле не защищают, поэтому я перестала их носить — просто обрабатываю руки антисептиком. Пару раз я мыла все упаковки с едой, которые принесла из магазина, и девочки надо мной смеялись. В результате одной такой помывки промокли купленные ватные палочки. Но я их высушила.

Мне очень нравится на даче, я не представляю, как можно просидеть месяц или больше в четырех стенах. Очень сочувствую тем, у кого нет такой возможности.

Яся Контарь

студентка


переехала на дачу с 8 друзьями

Мы уже месяц живем вдевятером в доме моей подруги. Сначала жить на даче в такой компании было непривычно. Вдобавок к нам постоянно приезжали друзья друзей, пока ситуация с вирусом не была настолько страшной. Многие знакомые пытались оставаться на долгое время. Когда все ненужные люди уехали, жизнь устаканилась.

Я никогда не любила дачу, потому что меня в детстве постоянно туда на все лето возили к бабушке и дедушке. Но сейчас мне снова захотелось стать дачницей и выращивать огурцы с помидорами. Пока что ничего меня не разочаровало.

Мне кажется, что я отвыкла от Москвы. Не представляю, как жить в мегаполисе, как общаться с незнакомыми людьми и находиться в публичных местах. Хотя иногда хочется потолкаться в метро в час пик и поругаться с бабками в МФЦ. Иногда мне хочется поехать в Москву и увидеться с родителями и кошкой Васей, потусить в центре, попить пиво, встретиться со знакомыми, сходить на нормальные пары в универе.


Научилась верстать примитивные сайты и жонглировать. Пытаюсь писать музыку. Стала больше есть и спать, но при этом начала заниматься йогой — даже два раза в день

На дистанционке мне учиться сложно: я не могу сконцентрироваться. Во время занятий я в любой момент могу пойти к кому-нибудь в комнату или погулять. Преподаватели меня не видят, и я чувствую себя очень расслабленно. Встать рано утром тоже не могу на пары. У меня вообще ощущение, что это не карантин и изоляция, а небольшие каникулы.

Я смотрю фильмы и читаю книги, до которых раньше не доходили руки. Научилась верстать примитивные сайты и жонглировать. Пытаюсь писать музыку. Стала больше есть и спать, но при этом начала заниматься йогой — даже два раза в день. По ночам мы играем в настолки. В остальном гуляю в полях и лесах, дышу свежим воздухом. Однажды мы с друзьями решили устроить небольшой поход и дошли до заброшенной церкви, куда наш знакомый гонял на рейв. Он описывал это как суперкрутое и красивое место, где все должны побывать. Мы потратили много времени, переплывали через реку, пришли под вечер, но оказалось, что это не та церковь. Зато погуляли хорошо.

Чтобы дойти до магазина, нужно пройти через поле, либо через лес. Иногда мы ходим туда все вместе пешком, покупаем вкусной еды и алкоголь. Потом вместе все готовим. У меня нет определенного распорядка дня. Каждый живет в своем ритме и занимается своими делами. Никто не нарушает чужое личное пространство, хотя мы и живем вдевятером в одном доме.

Каждый старается сам поддерживать чистоту в своей комнате. Генеральные уборки мы делаем раз в пять дней, потому что дом быстро загрязняется. Убираемся все вместе: весело и под музыку. Иногда у нас возникают проблемы с уборкой, когда все отказываются мыть посуду, но это решаемо.

С друзьями мы ссоримся на удивление редко, хотя я была уверена, что бытовуха испортит наши отношения. Я научилась быть терпеливой, я не вижу смысла ссориться, когда ты находишься в закрытом пространстве и никуда не можешь сбежать. Разве что в поле, но и там долго не просидишь, потому что холодно. Разницы между обычной жизнью на даче и вынужденной самоизоляцией особо нет.


ФОТОГРАФИИ: предоставлены героями материала