В рубрике «В закладки» The Village показывает сайты, страницы в инстаграме, паблики и телеграм-каналы — не обязательно популярные, но интересные, смешные или красивые. На этот раз мы пообщались с Алисой Горшениной — самобытной художницей из Нижнего Тагила, которая участвовала в последнем «Бажов-фесте» и выставлялась на московской ВДНХ с экспозицией «Уральская шкура». Алиса часто работает с текстилем, но не ограничивает себя этим направлением — в ее инстаграме можно найти примеры диких украшений, графики и видеоработ.

ТЕКСТ: Таня Журавлева

О себе и Курте Кобейне

Я закончила художественно-графический факультет Нижнетагильской Академии, в народе худграф. Это достаточно классическое образование. Нам преподавали живопись, рисунок, графику и скульптуру. Из необычного — работу с металлом, офортами — разновидностью гравюр. История искусств заканчивалась на XX веке. Были попытки поговорить об искусстве XI века, но это было ужасно. На худграфе была нужная мне атмосфера, были несколько крутых преподавателей, с которыми я до сих пор поддерживаю связь. Но в целом было скучно, мало интересных людей, большинство были очень сухими. Раньше мне казалось, что если человек идет на худграф, то ему нужно нечто большее, чем просто диплом. Я была не права.

Работе с текстилем я нигде не училась, могу сказать, что до сих пор не умею шить. Мои работы — не о качестве швов и ровном шитье, они об испытании себя в деле, которым не владеешь.

Я никак не разграничиваю свое творчество по техникам и жанрам. Если углубляться, то очень много работаю с текстилем. В основном это шитые скульптуры, есть элементы одежды и украшений. Но это просто поле моей деятельности: я не закрываю для себя ни один материал. Занимаюсь и живописью, и графикой, и керамической скульптурой, и видео снимаю, анимацию делаю и плавлю металл. Сейчас еще осваиваю электрогитару и электронную музыку. Не знаю, почему всего так много — для меня не может быть иначе. Я не отделяю работы от себя, и поэтому в них есть все, что меня окружает.

Идеи всегда приходят спонтанно. Я никогда ничего не планирую: ни в жизни, ни в работах. Бывает такое, что я одержима одной идеей несколько дней, но такое бывает лишь тогда, когда я не имею физической возможности сделать все сразу. Это мучительно. Люблю делать быстро, чтобы идея не превращалась в простоквашу в моей голове.

Идеи, творчество — все это из детства. Я всегда рисовала, лепила, что-то строила. У меня было много свободного, от обычной детской жизни, времени, и я развлекала себя как могла, изучала мир.

Глаза — это элемент, который одушевляет работы. Мне нравится символизм, а в глазах этих символов хоть отбавляй, каждый выбирает свой. Мой папа везде рисует Уаджет — египетский символ, глаз бога Гора, объясняя это тем, что рисунок — оберег. Мне всегда нравилось наблюдать за этим в детстве. Возможно, это как-то отпечаталось в памяти и подтолкнуло к такому активному использованию глаз.

Еще эта история хорошо иллюстрирует вопрос о том, откуда берутся идеи. Все, что я вижу, слышу, изучаю, и все, чем я интересуюсь, выливается позже в работы.

В 90-х папа писал картины маслом, космос и динозавров. Он просто, как принято говорить, умеет рисовать, но никогда в выставках никаких не участвовал и вообще не считал это делом жизни. Он очень разносторонний, много чего умеет, интересный человек. Сейчас он кузнец. В детстве мы мало общались, но его вот эта разносторонняя натура всегда меня вдохновляла.

Кумиров среди творческих личностей у меня нет. Просто я не такой человек, никогда никем не восхищаюсь, мне это чуждо. Хочу, чтобы люди понимали, что это не высокомерие, просто я не испытываю таких чувств. Мне нравится Курт Кобейн, потому что я вижу символическую связь между нами. Я родилась 10 апреля 1994 года, в этот день был развеян его прах. Мне близки и понятны его чувства, но я им не вдохновляюсь: привлекли лишь все эти параллели, некая связь, которую я сама себе придумала.

О правилах своего инстаграма и деньгах

Аккаунт в инстаграме я завела в 2014 году, когда мой, еще будущий, муж постоянно говорил: «Заведи инстаграм, заведи инстаграм». А я не видела в этом смысла, создала страницу, чтобы он успокоился. Что мне было туда выкладывать? — Конечно, свои работы. Опубликовала одну иллюстрацию, вторую, и постепенно мой аккаунт превратился в инстаграм художницы. Сначала я публиковала иллюстрации, позже начала делиться экспериментами с текстилем, керамикой и прочими материалами.

Нормальная камера у меня появилась в 2017 году, до этого я старательно снимала на ужасный телефон, на котором работала только камера и блютус, затем скидывала это на еще один ужасный телефон, на котором работало все, кроме камеры, и уже с него публиковала фотографии. Это было сложно.

Никакой структуры и графика нет, если есть что показать — показываю. Продвижением я тоже никогда не занималась. Кажется, лучшее продвижение — это когда ты просто занимаешься своим делом. Например, много новых подписчиков бывает после открытия какой-нибудь выставки.

Я не очень люблю подписи, но иногда хочется излить душу. Тогда извергаю гигантские тексты о том, что меня волнует. В инстаграме я как в жизни — никакой системы.

Пожалуй, у моего инстаграма есть одно правило: я никогда не сделаю из галереи магазин. Да, иногда я продаю работы. Но не скажу, что это частое явление: не могу ставить низкую цену, а за большой ценник мало кто купит. В основном покупают иностранцы, просто пишут в директ, интересуются, можно ли что-то купить. Если я готова расстаться с какой-то работой по адекватной цене, то продажа происходит. Еще я пару раз устраивала онлайн-аукционы, но это такой крайний случай, когда мне срочно нужны деньги. Цены всегда разные, бывало за тысячу что-то продам, бывало за 15 тысяч, с иностранцами в среднем от 100 до 600 долларов. Вообще я дешевая художница, если сравнивать с другими.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:


ОБЛОЖКА: Алиса Горшенина