Владельцы двухкомнатной квартиры в конструктивистском доме 1932 года постройки — Александр Дуднев и Константин Гудков — знакомы нам по другому интерьеру с отсылками к советскому авангарду. Александр и Константин — исследователи авангарда, основатели проекта 1931. К дому работников Наркомата путей сообщения, построенному по проекту архитекторов Алексея Мешкова и Ивана Николаева, автора студенческого дома-коммуны на улице Орджоникидзе, ребята присматривались давно. Они специально искали квартиру для, как сами говорят, показательной реставрации жилого интерьера периода авангарда — чтобы туда можно было прийти с экскурсией или забронировать на несколько дней для проживания.

Город

Москва

Дизайн

Мария Пилипенко, Александр Дуднев, Константин Гудков

Площадь

35 м²

Комнат

2

Высота потолков

2,8 м

Этаж

8 из 8


Проект квартиры владельцы разрабатывали вместе с дизайнером-декоратором Марией Пилипенко. В вопросах интерьера им помогала также Александра Селиванова, директор Центра авангарда на Шаболовке. Ремонт длился год. Изначальную планировку и деревянные межкомнатные перегородки со штукатуркой на дранке сохранили, в процессе открыли также межкомнатные окна (в санузел и в кухню), которые заложили прежние хозяева. Паркет, двери, оконную фурнитуру и столярку отреставрировали. До ремонта они были, конечно, в плачевном состоянии: на рамах — несколько слоев краски, стеклянные фрамуги заколочены фанерой. В процессе реставрации удалось открыть оригинальный серо-зеленый цвет окон и дверей — его и использовали в обновленном проекте.

Часть стен с уникальной подлинной покраской 1930-х годов законсервировали (для этого пригласили профессиональных реставраторов, специализирующихся на работе с фресками), а в остальных местах воссоздали, подобрав цвет и сохранив принцип покраски «панелью» с кантом. Так как стены между комнатами деревянные, то по правилам пожарной безопасности (и по проекту 1920–30-х годов) проводку сделали внешнюю, на фарфоровых изоляторах. Выключатели и розетки — реплики немецких моделей первой половины ХХ века. Минималистичные шарообразные светильники в комнатах также характерны для периода авангарда.

На 35 квадратных метрах разметили гостиную-столовую, спальню, кухню и небольшой санузел. В квартирах этого дома не были предусмотрены ванные или душевые: новый советский человек мог мыться в купальнях-банях, а не дома. Владельцам все же удалось разместить в санузле унитаз, душ и небольшую раковину.

Кухня получилась крошечной — всего 3,5 квадратного метра: в тот период быт нового советского человека предполагал, что кухня нужна только для разогрева еды, приготовленной на фабрике-кухне. К тому же в ней нет полноценного окна: свет проникает сюда через внутриквартирное окно под потолком. Кухонный гарнитур, изготовленный из фанеры (инновационного материала для эпохи авангарда), — минимального размера, с четко рассчитанной эргономикой, единой рабочей поверхностью и модульными шкафами. Прообраз гарнитура — комбинация идей «франкфуртской кухни», которую в 1920-е придумала австрийский архитектор Маргарете Шютте-Лихотски, и кухни-ниши Соломона Лисагора для дома Наркомфина.

Мебель в проекте сделана на заказ — для этого пришлось изучить архивные материалы Первого всесоюзного конкурса массовой мебели (1932–1933 годов) с чертежами и текстильными паттернами. Современные реплики были спроектированы и изготовлены вологодской студией Less.

Супрематические стулья и стол в зоне столовой стали визитной карточкой интерьера. Они созданы по проекту 1927 года Николая Суетина, советского дизайнера, соратника и последователя Каземира Малевича. Диван с откидным подлокотником «Черный и красный квадраты» — модель, разработанная инженером А. И. Фрицлером для Первого всесоюзного конкурса мебели. В разложенном виде подлокотник можно использовать как столик или, положив дополнительную подушку, устроить полноценное спальное место. Паттерн обивки подушек выполнен по рисунку известных художниц авангарда Любови Поповой и Варвары Степановой.

В интерьере также есть оригинальные предметы 1930-х годов: чайник, стаканы, поднос, зеркала, чемоданы, шахматы и домино. Работающий репродуктор — современная модель, сделанная Муромским радиозаводом, который выпускал в первой половине XX века точно такие же тарелки. Сама тарелка изготовлена из папье-маше традиционным способом.