В рубрике «Квартира недели» мы показываем интересные дизайн-проекты и рассказываем, как владельцы московских и петербургских квартир обустраивают свое жилище — самостоятельно или с помощью дизайнеров. Чтобы рассказать, как герои обживают арендованные квадратные метры, мы запустили рубрику «Съемная квартира».

После свадьбы молодые петербуржцы Марианна и Глеб составили план вещей, которые они хотят сделать до 30 лет. Одним из пунктов было пожить в центре города. Вообще-то у героев есть собственная квартира в Купчино, которую они сами отремонтировали и какое-то время в ней жили (а сейчас сдают). «Но когда ты бываешь в центре только по выходным, понимаешь — что-то в жизни идет не так», — объясняет Марианна.

Пара искала квартиру, которую не нужно активно ремонтировать (им хватило купчинского опыта), зато можно обставить на свой вкус. На петербургском ЦИАН сейчас более 1700 объявлений о сдаче в аренду квартир в центре: от 20 тысяч рублей за крошечную студию на улице Маяковского до 825 тысяч за огромные апартаменты в мансарде на Петроградской стороне, почти все варианты — с уже готовой меблировкой. Марианне и Глебу повезло: они нашли двухкомнатную квартиру недалеко от станции метро «Чернышевская», в одном из доходных домов архитектора Александра Хренова — красивом образце модерна начала ХХ века. Ремонт несколько лет назад сделала хозяйка, а мебель можно было привезти собственную. Герои рассказали нам, как они обставили квартиру и почему сейчас собираются переезжать.

Интервью
Юлия Галкина

Фотографии
Виктор Юльев

ГОРОД

Санкт-Петербург

ПЛОЩАДЬ

70 м²

РЕМОНТ

300 000 рублей (включая мебель)

АРЕНДА

47 000 рублей
(+ 3–4 тысячи за коммунальные услуги)

Глеб

дизайнер интерфейсов в Wrike

Марианна

соосновательница коммуникационного агентства Partner in crime


Марианна: Первую съемную квартиру мечты мы нашли на улице
Марата — евродвушка, которая раньше была частью большой коммуналки (The Village недавно рассказывал, как петербургские коммуналки переделывают в микроквартиры. — Прим. ред.). В этой квартире мы прожили 2,5 года, а потом решили, что надо искать вариант еще «центровее». Глеб увидел в рабочем чате объявление о сдаче двухкомнатной квартиры на Таврической улице, мы пришли на просмотр. Заметили на кухне фрагмент стены из дореволюционного ижорского кирпича — мы сами из Колпино, где работает Ижорский завод, так что сразу поняли: вот оно. Подписали договор и в течение недели въехали. Это было в прошлом сентябре.

Квартира и ремонт

Марианна: Мы не очень любим запариваться с серьезным ремонтом, поэтому искали квартиру, в которую можно будет сразу въехать и жить в ней. Квартиру на Таврической снимаем у девушки, которая делала ремонт сразу после покупки лет пять назад (кстати, она приобрела ее у соседки снизу, с которой мы дружим).

Глеб: Нам рассказывали, что раньше в этой квартире якобы жил басист группы «Кино». Но мне кажется, он либо недолго тут жил, либо это был какой-то сессионный басист. А может быть, это просто легенда.

Марианна: Хозяйка пожила здесь какое-то время, потом уехала в Москву, а сюда на пару лет поселила двоих арендаторов. Когда въехали мы, тут все было обжитое и немного потертое по сравнению с только что отремонтированной квартирой на Марата. Мы сразу перекрасили кухню в белый цвет: помню, была пятница, восемь вечера, я позвала друзей — закончили мы в четыре утра. На этом основной ремонт и завершился.

При этом квартира была почти пустая. Здесь стояло всего несколько довольно странных предметов мебели: например, огромный кожаный диван из «Тайги» — его притащили предыдущие арендаторы после закрытия пространства в 2017 году (имеется в виду пространство „Тайга“ на Дворцовой набережной — после закрытия в здании ненадолго обосновался иммерсивный театр из Москвы. — Прим. ред.). Мы неделю пытались избавиться от этого дивана, в итоге пришлось его сломать — только так и смогли спустить по лестнице. Зато здесь осталась крутая лампа-столик, которая в итоге задала стиль 1970-х: мы купили к ней кресло, а потом комод.

Наша предыдущая съемная квартира тоже была пустая, всю мебель мы купили сами. Эту квартиру, как и ту, решили обставить самостоятельно. Правда, не очень понимали, как это сделать, поэтому действовали постепенно, без какого-то дизайн-плана, вдохновляясь скандинавским стилем. Одной из первых вещей, которую мы купили в новую квартиру, было кресло: причем на тот момент его еще не продавали в нашей IKEA, зато оно было в финском магазине. Я нашла компанию, которая привезла кресло из Финляндии, — конечно, переплатила кучу денег.

Сначала мы собрали кухню, потом — спальню, а вот гостиная, наверное, месяц простояла закрытой. Мы въехали сюда со стенкой для книг, которую купили для предыдущей квартиры; я увидела, как она смотрится в гостиной, и подумала: нет, надо ее продать и купить что-то другое. Стенку продала на «Авито», там же нашла чехословацкий шкаф за 500 рублей — доставка стоила 1500, когда грузчики поднимали мебель на пятый этаж по нашей лестнице без лифта, мат стоял по всей парадной.

Глеб: Вот кухня тут такая, что готовить не очень удобно, кроме того, нет вытяжки (как выяснилось, она не нужна ни хозяйке, ни нам). Впрочем, мы вегетарианцы, так что у нас блюда более-менее быстрого приготовления. Правда, мы почти перестали готовить дома — обычно вечером идем куда-нибудь ужинать.

Марианна: Для этой квартиры мы покупали много растений: здесь 38 горшков с цветами. Причем цветы из IKEA и Obi почему-то быстро погибают, так что я переключилась на «Авито». Часть растений мне отдала мама. А отдельный кайф — отрезать побег у большого цветка, поставить его в воду, подождать, когда он пустит корни, и потом высадить.

Когда я начала покупать много растений, поняла, что хочу горшки разных цветов, а не только терракотовые. Оказалось, найти их проблематично: что-то приличное есть разве что в H&M Home. Начала искать в маленьких цветочных лавках — таких, как у «Чернышевской». Там были интересные варианты, но все равно очень мало. А в последний раз мы упоролись так, что привезли горшки прямо из Амстердама. Знали, что будем съезжать с квартиры, но все равно захотели, чтобы в гостиной на Таврической был какой-то прикольный горшок.

Еще в первой съемной квартире мы поняли, что в интерьере суперклево работают картины: если что-нибудь повесить на стены, становится очень уютно, сразу появляется ощущение, что это твой дом. На Таврической мы захотели повесить репродукции, а раз мы из Петербурга, то нужен Эрмитаж. Так что у нас есть две репродукции из Эрмитажа: Матисс на кухне и «Флора» Франческо Мельци в спальне. В квартире много плакатов — стараемся привозить их из разных городов: например, есть репродукция Моне из парижского Музея Оранжери, афиша амстердамского Музея современного искусства и другие.

Дом и парадная

Марианна: Площадь нашей собственной квартиры в Купчино — 43 квадратных метра, мы хотели квартиру побольше, тусовочную, чтобы звать гостей. Здесь около 70 квадратных метров. Мы часто приглашаем к себе кого-нибудь, на Новый год тут было человек 20. Наши гости ненавидят лестницу в парадной: ступеньки очень узкие, два человека упали, пока спускались — причем они не были пьяными. Некоторые так и говорят: «Мы к вам не придем из-за лестницы».

На нашем этаже — только одна квартира. На лестничной площадке есть еще одна дверь, это выход на чердак: он общий, жильцы там хранят свои вещи. А вот балкон, вход на который тоже с общей лестницы, по документам относится к нашей квартире. Балконная решетка — в плохом состоянии, мы хотели ее починить, но, как оказалось, ремонт невозможен: видимо, это связано с тем, что дом — памятник архитектуры. Балконом пользуемся только мы, правда, из-за решетки, на которую ни в коем случае нельзя облокачиваться, бывать там жутковато. В итоге я расставила на полу вдоль решетки цветы, чтобы было не так страшно.

У нас в прошлом году случилась печальная история: глыба льда упала на нашу машину, по этому поводу мы перезнакомились с соседями, так что всех в парадной знаем. В доме один парадный вход с Таврической улицы и несколько — со дворов. У жителей парадного подъезда есть свой консьерж, а также некие специальные люди, которые охраняют места на парковке, — выглядят они авторитетно. А как-то раз я ехала с таксистом, он мне рассказывал, что Таврическую улицу раньше вообще называли Тамбовской (по Тамбовской ОПГ, действовавшей в Петербурге в 1990-е годы; лидер группировки Владимир Барсуков (Кумарин) жил в так называемой башне Ива́нова на Таврической улице, 35. — Прим. ред.).

А еще в доме периодически устраивают квартирники. Однажды мы подходим к арке, видим объявление и молодого человека, он спрашивает: «Вы на квартирник?» — «Нет, мы домой». Не знаю точно, что там был за концерт, — кажется, играл какой-то скрипач.

Петербург и Прага

Марианна: Мы скоро переедем в Прагу, это связано с работой. Было сложно решиться на переезд именно из-за квартиры. О переезде мы узнали еще в январе и только сейчас немного свыклись с мыслью, что с квартирой придется расстаться. Образовалась очередь желающих ее снять, следующий арендатор уже известен. Возможно, он купит часть нашей мебели, а другую часть приобретет хозяйка. Цветы придется продать или раздать.

Что касается Праги, то там, в отличие от Петербурга, похоже, нет проблем с поиском отремонтированной пустой квартиры. Здесь же найти в центре квартиру без мебели с белыми стенами практически невозможно: везде будут какие-нибудь безумные кухни и неадекватные ванны — сдающихся в аренду помещений, где ты можешь что-то создать сам с нуля, на рынке просто нет.