В издательстве «Бомбора» выходит книга «Гендерный мозг» британского нейробиолога Джины Риппон — о делении всего мира на женскую и мужскую половины и о том, как на это смотрит современная наука. The Village публикует отрывок главы о том, как гормоны стали поводом для дискриминации и насколько на самом деле страшен ПМС.

Ее неконтролируемые гормоны

В любых дискуссиях о половых различиях человеческого мозга часто возникает вопрос: «А что же гормоны?». Убеждение, что половые различия в поведении в равной степени связаны как с мозгом, так и с этими химическими посредниками, твердо закрепилось в популярной биологической литературе, где объясняются наши навыки, склонности, интересы и способности. Финансовый успех (или неудача), умение руководить людьми, агрессия и даже сексуальная распущенность приписывается высокому уровню тестостерона у мужчин, а способность женщины к заботе о детях, умение помнить даты дней рождения и талант к шитью, очевидно, объясняются высокими уровнями эстрогена. Действительно, на эти гормоны ранее возлагалась прямая ответственность за половые различия мозга, причем воздействие тестостерона во время внутриутробного развития приводило к расхождению путей формирования мужчин и женщин.

«Неконтролируемые гормоны» стали модным объяснением, почему женщинам нельзя давать никакую силу и власть.

Андрогены, эстрогены и прогестогены — гормоны, определяющие развитие половых органов и управляющие половым поведением, были открыты в конце 1920-х — начале 1930-х годов. Как и с ранними исследованиями мозга, ученые изучали связь между новыми открытыми химическими веществами, которые предположительно контролировали поведение, и половыми различиями. Особенно по той причине, что «половые» гормоны имели четкую связь с хорошо описанным поведением животных, а именно — с их различными ролями в продолжении рода.

Менструальный цикл: грязь, мрачное настроение или миф?

Изучение изменений поведения женщин во время менструального цикла было популярным источником подобных данных. В историческом плане, естественно, они приводились в качестве причины, по которой женщины не могли занимать никакие влиятельные должности. В 1931 году гинеколог по имени Роберт Франк подвел научную основу под эту идею. Он предположил связь между недавно открытыми гормонами и проявлениями «предменструального синдрома» (или ПМС) у его пациенток. Женщины совершали «глупые и опрометчивые поступки» непосредственно перед менструацией. Так появился этот пресловутый синдром (ПМС).

Только в 1960-е и 1970-е годы англичанка Катарина Далтон, ученый-эндокринолог, определила ПМС как клинический синдром, сложив воедино многие связанные с ним физические и поведенческие симптомы. Она связала эти проявления с предменструальной фазой и выяснила точную биологическую причину: нарушение гормонального равновесия. В западной культуре ПМС стал общепринятым явлением, и дни перед началом менструации гипотетически связывались с приступами плохого настроения, плохими оценками в школе или недобросовестным выполнением работы, снижением когнитивных способностей в целом и повышением вероятности несчастных случаев. Считалось, что 80 % женщин в Соединенных Штатах испытывают предменструальные эмоциональные или физические симптомы.

Достоверные данные свидетельствуют об улучшении когнитивных способностей и эмоционального состояния во время фазы овуляции и после нее.

Интересно, что Всемирная организация здравоохранения провела исследования, в которых обнаружились культурные вариации в жалобах, связанных с предменструальной фазой. О перепадах настроения говорили почти исключительно женщины из Западной Европы, Австралии и Северной Америки. А женщины, принадлежащие к восточным культурам, к примеру китаянки, чаще называли физические симптомы, например отеки, и реже сообщали об эмоциональных проблемах. В 1970 году доктор Эдгар Берман, в то время член Комитета по национальным приоритетам демократической партии США, заявил, что женщины непригодны для управляющих должностей по причине неуравновешенности вследствие «неконтролируемых гормонов».

На Западе концепция ПМС была настолько общепринятой, что стала своего рода «неизбежно сбывающимся предсказанием». ПМС использовали для объяснения или обвиняли в событиях, которые могли быть с тем же успехом связаны с другими факторами. В одном исследовании было показано, что женщины намного охотнее связывали свое состояние во время менструаций с плохим настроением, даже в тех случаях, когда явно вмешивались другие факторы. В другом исследовании обнаружили, что если женщину ввести в заблуждение, показать ей физиологические параметры, свидетельствующие о предменструальном периоде, то она гораздо чаще сообщала о негативных симптомах, чем женщина, которая полагала, что для ПМС еще не пришло время.

Но что же такое предменструальный синдром? Как узнать, что у вас он есть И чем он вызван? Ответы на эти вопросы неоднозначны. Что касается определения, то следует назвать его «туманным и неопределенным». Похоже, что не существует общепринятого мнения о том, какие изменения поведения следует изучать. Всего было определено 100 или более (ничего себе!) «симптомов»: некоторые были физическими — «боль» или «отеки». Другие — эмоциональными: «тревожность» или «раздражительность». Были даже выявлены когнитивные симптомы: «снижение работоспособности» или такие плохо определяемые признаки, как «ухудшение суждения». Тем не менее усиленно подчеркивались негативные явления.

Теперь ученые все чаще соглашаются с тем, что наиболее достоверные данные свидетельствуют об улучшении когнитивных способностей и эмоционального состояния во время фазы овуляции и после нее, а не об их мнимом дефиците, который якобы возникает перед менструацией. Недавно провели крупномасштабное исследование когнитивной функции и эмоционального состояния во время менструального цикла с использованием фМРТ и анализа гормонального уровня. Оказалось, что с повышенными уровнями эстрадиола связаны улучшения вербальной и пространственной кратковременной памяти. Изменения, связанные с эмоциями, например точность их распознавания и улучшение эмоциональной памяти, тоже были обнаружены именно при высоких уровнях эстрогена и прогестогена.

Безусловно, некоторые женщины могут испытывать неприятные физические и эмоциональные ощущения в связи с колебанием уровня гормонов. Однако это только подчеркивает, что стереотип ПМС, будучи почти универсальным явлением, может служить очень хорошим примером «игры в обвинение» и биологического детерминизма.

Гормональный фактор: причина и следствие

В ХХ веке все исследования гормонов, якобы движущей биологической силы, которая определяет и мозговые, и поведенческие различия мужчин и женщин, не принесли точного ответа, который могли бы дать исследования на животных. Конечно, гормоны оказывают существенное влияние на биологические процессы, и гормоны, связанные с половыми различиями, не исключение. Очевидно, что разные гормоны определяют различия в физическом строении органов, необходимых для спаривания и репродукции.

По этой причине ученые оправдывают четкое разделение на мужское и женское в этом отношении. Но намного сложнее доказать предположение о том, что влияние гормонов распространяется на характеристики мозга. Совершенно очевидно, что на людях нельзя ставить те же эксперименты, что и на животных. Попытки проверить однозначную гипотезу, возникающую из теории организации мозга, на основании изучения людей с аномальными профилями гормонов, не дают четкого ответа. Не менее бесполезными оказались и косвенные данные о влиянии гормонов в период внутриутробного развития. Иногда это связано с методологическими проблемами, например, неизбежно малой величиной выборки, вариабельностью показателя в различных группах и субъективном измерении поведения.

Лишние дозы тестостерона объявляли необходимыми лидерскими качествами, без которых якобы невозможен успех.

Очень важно, что до сих пор ученые почти не принимали во внимание влияние социума и культуры, поскольку, как мы с вами увидим, эти факторы могут оказывать влияние не только на поведение, но также на мозг и гормоны. Недавние исследования нейробиолога Сари ван Андерс из Университета Мичигана показывают, что в ХХI веке будет пересмотрена связь между гормонами и поведением, особенно в отношении ведущей роли тестостерона в проявлении агрессии у мужчин, а также их стремления к соперничеству. Мы считаем сильное влияние общества и его предубеждений переменными, изменяющими мозг, и очевидно, что с гормонами та же история.

В свою очередь, гормоны неизбежно вплетаются во взаимоотношения мозга с окружающей средой. Похоже, что появился еще один биологический фактор, вовлеченный в охоту за доказательствами в целом низшей и ущербной биологии женщины. Те химические вещества, которые ассоциировались с материнством, были объявлены ответственными за неадекватную эмоциональность и иррациональность. Влиянием этих веществ на мозг объясняли отсутствие некоторых ключевых когнитивных навыков. С другой стороны, лишние дозы тестостерона не просто связывали с мужскими способностями к отцовству, но объявляли необходимыми лидерскими качествами, без которых якобы невозможен успех в обществе, политике и армии.

Безусловно, мужчины и женщины ведут себя по-разному. Но чтобы преодолеть стереотипы и личные суждения, необходимы качественные исследования. Они могут предоставить надежные доказательства, основанные на достоверной методологии. Давайте посмотрим, насколько наука о человеческом поведении соответствует ожиданиям.


Обложка: Bombora