Может быть, вы не заметили, но из-за кризиса страдают не только общепит и авиакомпании. Одна из многочисленных индустрий, которая во время карантина просто перестала существовать, — это стендап. Ситуацию можно описать твитом комика Александра Долгополова: «Я в 2012: Наверное, выберу себе профессию комика — живые мероприятия всегда будут востребованы! Я в 2020: Блин…»

Сам Долгополов, 2020-й действительно встретивший в статусе одного из самых популярных комиков страны, два месяца жил за границей из-за проверки полицией его выступления с шуткой об Иисусе и Деве Марии. 14 марта он вернулся в Россию, а через две недели в Москве объявили карантин. Теперь он в основном смотрит видео на ютьюбе, стримит Elders Scrolls Online, вместе с девушкой монтирует видео со своими шутками и занимается фондом поддержки комиков, которые остались без работы и денег: «Если государство не поддерживает нас, мы должны помогать друг другу».

Мы пообщались с Александром о киберстендапе, быте и любимых видео на ютьюбе.

Автор

Андрей Яковлев

Редактор

Лев Левченко

О рутине, доме, вирусе и работе

— Как сейчас проходит твой обычный день?

Просыпаюсь я часов в 10, потом заказываю еду, смотрю новости, разные видео, потом ем. После этого иду мыться. Затем делаю какие-то дела, монтирую видео. Я стараюсь искать продуктивные занятия, которые помогут мне чувствовать себя полезным, раз уж я не могу выступать. Я монтирую подкаст, выкладываю старые выступления. Недавно вот взял интервью у других комиков про карантин. Кроме того, я играю в приставку. Весь день чередую рабочие дела и развлечения. Потом ложусь спать.

Я работаю до тех пор, пока я не почувствую, что мне надо отдохнуть. Это может быть час, может быть пара часов, а может быть 15 минут. Я устаю достаточно быстро, и мне вообще сложно быть таким же продуктивным, как другие люди. Даже в таком деле, как комедия, где люди в принципе не отличаются особой тягой к трудоголизму, я все равно далеко не самый продуктивный. Хотя я стараюсь.

— Из чего сейчас состоит работа? Ты пишешь новый материал или только монтируешь видео?

Мне тяжело писать материал. Раньше я писал шутки дома, но потом понял, что не могу работать без публики. Поэтому последние несколько лет я создаю материал только на сцене. То есть идеи у меня появляются и в течение дня, но именно на сцене я развиваю их до состояния полноценного материала. Поэтому сейчас я не могу готовиться к выступлениям, которые неизвестно когда будут. Сейчас моя работа нацелена на то, чтобы понять свое место в изменившемся мире.

Я буквально ничем не занимался в жизни, кроме выступлений — они занимали все мое время. Я даже не писал никаких сценариев, как многие другие комики. Поэтому сейчас я полностью лишился дела жизни. Можно стать блогером или снимать вайны, или вообще другую профессию получить, например программиста. Я пока что ищу. Мне очень нравится делать подкаст. Его механика похожа на механику сценических выступлений. Я могу поимпровизировать, порассуждать — мне это нравится. Но этого недостаточно, потому что подкаст выходит раз в неделю, а мне нужно занятие на каждый день.

Для подкаста я заранее готовлю темы, на которые буду говорить и размышлять, искать в них интересные мысли. Для меня это прежде всего способ держать себя в тонусе при отсутствии выступлений. Ну и мне приятно, что у нас появился свой маленький канал в ютьюбе. Мне нравится его по чуть-чуть развивать и снимать видео на свое оборудование, которое я сам купил, для своего маленького комьюнити. Самому монтировать без продакшена, который делает безликая профессиональная съемочная группа с операторами и камерами. Я сам все делаю, и даже маленькие достижения доставляют мне больше удовольствия, чем большие съемки для проектов, в которых я участвовал.


Большую часть времени я провожу на диване возле приставки, поэтому, наверное, диван и кровать — два моих любимых места

— Мне понравилось, как в одном из выпусков камера перегрелась под конец подкаста, и вы включили другую…

Да, мы сейчас купили новую камеру, но она перегревается, поэтому нам приходится ее отключать. Чтобы не ломать ритм, придумали, пока она остывает, снимать новую рубрику на другую камеру. Мне нравится, что бесформенный подкаст, где я просто болтаю полтора часа, постепенно обретает форму.

— Ты сейчас ощущаешь, что теряешь навык выступления перед публикой? Или это штука, которая всегда при тебе, как умение кататься на велосипеде?

Это действительно похоже на умение кататься на велосипеде, но проблема в том, что, если ты не катался месяц и тем более год, ты все равно не будешь чувствовать себя уверенно некоторое время. Ты понимаешь механику, помнишь, как садиться и крутить педали. Но ты забываешь многие нюансы и можешь легко в случае какой-то опасности упасть с велосипеда. Точно так же с живыми выступлениям: даже комики, которые делают недельный перерыв, часто испытывают чувство, будто никогда не выступали до этого. Ты помнишь, как держать микрофон, у тебя есть даже какие-то заметки, но появляются волнение и страх. Тебе тяжелее развивать мысли на сцене, люди что-то выкрикивают с места, а тебе тяжело реагировать на них. Организм даже на уровне реакций быстро отвыкает от сцены.

— Тебе сложно шутить про вирус?

Нет, почему должно быть сложно? Несмотря на то что коронавирус — это большая катастрофа, шуток будет много. Потому что мы все переживаем это прямо сейчас, и у комиков есть моральное право об этом шутить, как и у других людей, которые это переживают. Большинство комиков не пережили теракты или трагедию в 90-х, развал Советского Союза и поэтому не всегда могут найти подход к этим темам.

— Как защищаешься от вируса?

Ношу перчатки. Маски не носим, потому что они только для тех, кто болеет. Я никогда не мыл руки так часто, как сейчас. Они уже сухие. Еще стараемся не подходить близко к людям, но многие относятся к этому очень скептически — это злит. Знаю, что они не правы и чувствую опасность, когда люди близко подходят ко мне. Это не их вина, это вина нашего государства, которое не проводит никакую работу с населением. Они дурят людям голову насчет того, что умирают только диабетики от коронавируса. И люди вообще не понимают опасности.

— Ты боишься заразиться?

Конечно, боюсь. Но успокаивает, что мы делаем все возможное, чтобы этого не произошло. И если заболею, то это уже не моя ответственность, потому что я сделал все, что мог.

— Тебе было бы безопаснее сидеть на карантине в России или в Израиле?

Если речь идет об одном-двух месяцах, то, скорее всего, в Израиле, потому что там люди ответственнее относятся к вопросам эпидемии. И если с тобой случается беда, тебе помогут. Но учитывая, что я не гражданин Израиля или какой-нибудь европейской страны, и я не знаю языка, и у меня нет денег, чтобы там долго находиться, то лучше здесь. В такой момент я увереннее себя чувствую здесь, несмотря на все опасности и нестабильность вокруг. Как минимум понимаю, что происходит, знаю контекст и не чувствую себя оторванным от реальности. А то, когда я гулял в Вене, случайно от продавщицы узнал, что завтра все заведения закроют. В России же я сразу узнаю все новости, поэтому больше контролирую ситуацию.

— Какие у тебя любимые места в квартире?

У нас небольшая квартира, в ней сложно выделить какие-то любимые места. Большую часть времени я провожу на диване возле приставки, поэтому, наверное, диван и кровать — два моих любимых места.

У нас небольшая студия. Есть кровать, диван, кладовка, обеденный стол. Мы еще купили стол для моей девушки, чтобы она могла монтировать и работать. Балкон есть также — он полностью застеклен, все видно. Поэтому, если я забыл взять чистые трусы в душ, я стараюсь как можно быстрее добежать до сушилки. Мне немного стыдно перед людьми, которые могут с улицы меня увидеть.

Мне все в квартире нравится, но мы не сможем долго снимать это жилье. Его выбрали с расчетом на то, что будем работать вдвоем. А в итоге никто не работает.

— Не просили скидку на период карантина?

Когда мы заезжали, нам и так сделали скидку в два раза, но даже это теперь дорого.

О видеоиграх и ютьюбе

— Во что ты играешь?

Недавно мы с ребятами начали играть в The Elders Scrolls Online. Потрясающая игра. У нас уже четыре человека в команде, что не бывало много для меня. Карантин подарил мне такую замечательную возможность целыми днями играть в игры с друзьями. Мы агитируем других комиков присоединиться к нам, но пока что большинство настроено скептически, что, конечно же, вызывает жалость к этим людям, ведь они не понимают всего величия The Elders Scrolls Online.

— В чем ее кайф?

Дело в социальном элементе. Потому что с точки зрения механики игра намного проще, чем другие обычные игры. Да и задания всякие дурацкие: «убей трех жуков, отнеси посылку». Но в совокупности это все образует ощущение настоящего приключения, когда вы с друзьями исследуете новые локации. И даже эти дурацкие задания наполняются новыми смыслами из-за вашего общения, совместных идиотских моментов, когда кто-то куда-то упал, или кого-то очень глупо убили, или вы нашли сокровище.

— Ты еще играл в Minecraft.

Да, хотели построить там стендап-клуб. Сделали невероятно похожий вход и козырек, прямо как на Новом Арбате. Даже рассчитали площадь залов внутри, начали строить сцену и гардероб, но тут пришел The Elders Scrolls Online и полностью разрушил наши планы.

— Я так понимаю, ты много смотришь разных видео. Расскажи, какие?

В основном про ситуацию с коронавирусом. Начиная от видео, где экономисты рассказывают, что происходит с экономикой, заканчивая видео, где Илья Варламов просто катается на самокате по городу. Еще начал смотреть видео про игры. Если я смотрю много видео про компьютерные игры, значит, моя жизнь протекает спокойно.

— Ты смотришь только этичный контент?

Стараюсь, но это очень сложно, потому что мне важно знать, что происходит в России. А в мирное время смотрю в основном видео на английском языке. Даже видео про компьютерные игры на русском мне тяжело смотреть. Они переполнены гомофобией, сексизмом и расизмом. Включаю канал, смотрю прямо крутые видео про игры, мне все нравится — а потом стример такой: «Ну и как во всех играх, здесь много темнокожих, потому что это современный толерантный фашизм…». И я такой: «Господи боже, опять началось». На русском мало этичного контента.

ПЯТЬ ПОСЛЕДНИХ ПРОСМОТРЕННЫХ ВИДЕО АЛЕКСАНДРА ДОЛГОПОЛОВА

«Их бизнес обанкротил коронавирус. Предприниматели России. Как начать все сначала»

«Статус. Сезон 3, выпуск 29»

Skyrim Kill Miraak speedrun in 5:19 IGT

Scooby-Doo being not so much for kids («Тут собраны сексуализированные моменты из фильма про Скуби-Ду»)

«Саша Долгополов про путешествия» («Я просто смотрел, сколько просмотров»)

— Так, подожди, и зачем ты посмотрел видео про Скуби-Ду?

Случайно. Это был неосознанный просмотр. Это один из тех просмотров, когда ты с утра листаешь ленту и такой: «Это еще что такое?»

О деньгах, фонде поддержки комиков и о том, как изменится индустрия после кризиса

— Во сколько раз упал твой доход из-за коронавируса?

Он полностью упал. Раз в десять точно. Есть Patreon — но для меня он всегда был подспорьем, местом, куда раз в месяц захожу и такой: «О, как приятно, что еще есть патреон». А сейчас Patreon превратился в мой основной заработок.

— Только на Patreon невозможно жить?

Возможно, вполне возможно. Это явно лучше, чем даже четыре года назад, когда я только переехал в Москву. Я прекрасно умею жить без денег. Сравнивая текущую ситуацию с тем временем, можно сказать, что разница как небо и земля. Но сравнивая с тем, что у меня было полгода назад, сейчас полнейшее фиаско. Локальный финансовый кризис в моем домохозяйстве.

— К какому варианту альтернативного заработка ты склоняешься?

Patreon, потому что я не хочу работать. Решил, что до последнего не буду работать, пока есть такая возможность. Как только комик начинает работать, это означает, что он сдался и теперь меньше времени будет выделять выступлениям и творчеству. Даже если мне придется жить в общежитии, не буду устраиваться на работу, чтобы продолжать заниматься творчеством.

— Расскажи про «Киберстендап», который ты придумал.

В Москве и в других городах есть локальные паблики «ВКонтакте», где комики собирают информацию про оупен-майки, чтобы ты мог прийти и выступить. И мы сделали «Киберстендап» — такой же агрегатор мероприятий в интернете, где любой может предложить свою площадку. Просто публикую объявления, вообще без редактуры.

— А где обычно можно выступить?

Да просто люди в инстаграме проводят оупен-майки в трансляциях. Или как вариант, ты присылаешь им в сторис шутку, а они ее у себя публикуют. Но это уже как будто бы постепенно сходит на нет. Комики чуть поиграли в онлайн, но не думаю, что онлайн оупен-майки будут и дальше развиваться. Комики пока не понимают, зачем им это.

— Сколько зрителей максимально смотрело твой оупен-майк?

Ой, не помню, по-моему, 3 тысячи в первый раз было максимумом. А потом все меньше и меньше: 500, 300 человек.

— Но это же все равно в какой-то мере круто, потому что зал на три тысячи человек довольно тяжело собрать. Есть ли какой-то плюс в карантине для индустрии юмора или нет?

Все комики сейчас оторваны от выступлений, поэтому они начнут искать новые способы реализации своего таланта. И когда вернутся живые мероприятия, у комиков уже будут эти инструменты, новые проекты и умения. Появятся идеи и истории, которых бы не было, если бы не пандемия.

— В проекте «Киберстендап» ты же еще собирал деньги для комиков, верно?

Это общий фонд, из которого комики московские могут брать деньги. У большинства комиков нет денег уже прямо сейчас. Собирали некоторое время деньги, но потом я понял, что зрители присылают все меньше и меньше донатов. Моя аудитория все-таки конечна — это примерно 100 тысяч человек. Мы получили все что могли от этой аудитории. В общей сложности собрали примерно 100 тысяч рублей и до сих пор раздаем эти деньги. Каждый день напоминаю о деньгах в чате, где сидит примерно 50 московских комиков. Сейчас у нас осталось всего 19 тысяч. Каждый в неделю может взять до 5 тысяч рублей.

Государство должно помогать людям и выдать деньги. Должно поддерживать и бизнес: в данном случае стендап-клубы, и комиков, и безработных. Но если государство не поддерживает нас, мы должны помогать друг другу. Да, в России люди живут бедно, и жестоко требовать от них поддержки, но мы имеем право требовать поддержки или как минимум напоминать о том, что есть необходимость в этой поддержке от больших инфлюенсеров и знаменитостей. Я удивлен, почему знаменитые комики никак не помогают своим малоизвестным коллегам. У нас общая индустрия, и она сейчас страдает. Если комики разъедутся по домам в регионы, то большие знаменитые комики от этого тоже пострадают. Мы должны все поддерживать друг друга, и я не понимаю, почему, например, телевизионные комики с ТНТ или комики-блогеры с огромной аудиторией не предпринимают никаких усилий в эту сторону.

— Ты собираешься мутить еще какую-то движуху в поддержку других комиков?

Сейчас я исчерпал свои силы, чтобы заниматься такой деятельностью. И как-никак мои видео смотрит одна и та же аудитория, не могу все эти ресурсы перенаправить в сторону поддержки всех московских комиков. Потому что для меня аудитория сейчас — единственный способ заработка.


Важно отпустить мысль о том, что это скоро закончится. Если ты готовишься к тому, что это надолго, а это на самом деле ненадолго, то вообще супер

— Какой будет индустрия комедии после карантина?

Не верю, что все закончится в течение нескольких месяцев. Даже если карантин снимут завтра, мы не сможем выступать как раньше, не сможем сразу вернуться в тот же ритм. Раньше в Москве перед карантином можно было выступать минимум три раза в день. И так каждый день. А с концертами за предыдущий год у меня получилось выступить больше 100 раз. И к такому ритму еще не скоро вернемся. Потому что многие заведения уже закрылись, многие скоро закроются.

Комики-то за месяц наберут форму, но многие стендап-клубы и заведения закроются, да и у зрителей станет меньше денег. Комик становится лучше только с количеством выступлений. Чем больше выступлений, тем ты круче. И количество выступлений, естественно, завязано на людях, которые готовы ходить на твои выступления. Из-за падения спроса уровень комедии в России сильно упадет.

Важно отпустить мысль о том, что это скоро закончится. Если ты готовишься к тому, что это надолго, а это на самом деле ненадолго, то вообще супер, вздыхаешь с облегчением и чувствуешь себя потрясающе. Но большинство людей не готовы принять этот факт. Большинство комиков говорят, что к лету можно будет начать выступать. Многие даже говорят о том, что после окончания карантина будет бум комедии. Якобы люди сидели дома, и у них накопилось много нового материала, и будет много мероприятий, на которые пойдут толпы людей. Те, кто так думают, рационализируют свое нежелание принимать, что вирус надолго. У многих комиков уже сейчас нет денег — им хватало от выступления до выступления.

Из-за кризиса мы откатимся к году 2015-му, когда в Москве появился первый стендап-клуб и были маленькие заведения, в которых тоже можно было выступить. И в целом, по большому счету, людям в стране не до комедии. И комиков, которые будут зарабатывать и не выступать по телевизору, будут единицы.

Самое важное, что можно сделать сейчас, — это принять, что вирус надолго и что мир изменился бесповоротно. Теперь нужно найти свое место в этой новой реальности и работать в этом направлении. Можно потратить очень много времени, просто сидя дома на диване. Когда ты примешь, что это надолго, тебе станет легче, ты поймешь, что у тебя открылся огромный простор для действий. И продления карантина, если они будут, не будут для тебя болезненными, потому что ты к этому готов заранее.


Фотографии и видео: предоставлены героем материала