«Я такое в последний раз видел на „Наиве” лет 15 назад», — изумленно выкрикивает 40-летний мужчина в кожаной куртке своим друзьям на входе в клуб «Москва». Те не реагируют — вокруг такая давка и неразбериха, что не слышно ничего, кроме слегка отдаленного рева гитар.

Интервью

Паша Яблонский

Сходу и не скажешь, что дело происходит в очереди на концерт группы «Кис-кис»: на первый взгляд, еще одних подростковых героев из «ВКонтакте». Все составляющие на месте: молодость (петербурженкам Алине и Соне едва за двадцать), моментальный успех (первые две песни девушки выпустили в конце осени, а уже к январю анонсировали большой тур), пластиковый поп-панк (ну, если бы «Ранетки» были настоящей группой), характерная лирика (первая песня называлась «Трахаюсь», в последующих тема «дикпика» проскальзывала, кажется, сразу несколько раз). Словом, сколько таких групп было, а сколько еще будет.

Но это не совсем так. Что заметно даже на концерте: ожидая увидеть в «Москве» армию школьниц-старшеклассниц, я оказался в толпе взрослых людей. «В Минске мы даже прыгали в толпу — там публика состояла в основном из 35-летних мужиков, так что было, кому нас ловить», — рассказывает Соня. «У нас очень разношерстная аудитория. На концерт в Питере приходили ребята, которым по 50–60 лет, и это не только мои родители — мы сами от этого офигеваем», — подтверждает Алина.

Не до конца понятно, зачем взрослым людям слушать песни про юношеский секс и отправку «дикпиков» в Tinder, однако складывается ощущение, что Алине и Соне самим нравятся заигрывать с тем, что принято называть «говнарством». Многие молодые группы признаются в любви к Летову, но часто ли вы видели, чтобы они делали на него каверы? А у «Кис-кис» он есть — причем сразу на «Харакири» (такой трюк проделывала разве что группа «Люмен», но когда это было).

То же с «Нашествием»: и «Пошлая Молли», и «Порнофильмы», и Монеточка, и Sonic Death отказались ехать на старейший российский рок-фестиваль в Тверскую область из-за сотрудничества «Нашего радио» с министерством обороны — ну, вы помните, танки и все остальное. «Кис-кис» согласились. Не ехать по этой причине на «Нашествие», говорят девушки, это «все равно что не ехать на „Стереолето“ из-за того, что его проводит „Тинькофф“. Сам по себе фестиваль-то крутой, музыканты там классные».

«Мне нравится „Нашествие“, там можно круто угореть. Ребята из старой панк-тусовки респектуют нам за то, что мы там выступим, — это полезно как для нас, так и для фестиваля. Туда 15 лет назад ездили наши родители, почему бы не съездить и нам», — объясняет Алина. Чего еще, впрочем, ждать от людей, написавших злющую песню про то, что они читают «рэп без автотюна».

Отец Алины действительно ездил на «Нашествие», причем не только как слушатель, но и в качестве музыканта: в 1990-е годы Евгений Олешев играл на клавишах с легендой «Секрета» Максимом Леонидовым. Что дает почву для обвинений девушек в продажности.


Пап, привет, тебе 55 лет и ты играешь на клавишах на „Нашествии“, напиши мне модную молодежную аранжировку на песню „Трахаюсь"?


«Да, мой отец действительно профессиональный музыкант, но он никак не помогал мне с „Кис-кис“, — отвечает на обвинения Алина. — Не могла же я подойти к нему и сказать: „Пап, привет, тебе 55 лет и ты играешь на клавишах на „Нашествии“, напиши мне модную молодежную аранжировку на песню „Трахаюсь“? Мой папа просто музыкант, один из сотен, кто приезжает на „Нашествие“ сыграть какой-то рок из 90-х. Как может наш хайп быть с этим связан? Связи не помогли сыну Газманова, внуку Пугачевой и ВладиМиру. Нет ничего такого, в чем нам мог бы посодействовать мой отец. Да и в любом случае он уже возрасте, не додумался бы до такого проекта».

Впрочем, родители Алины поддерживают дочь: ходят на концерты и говорят, что группа их дочки действительно «***** (перевернула) игру». У Сони с этим чуть сложнее: отец и мать узнали, что их дочка поет в «Кис-кис» спустя несколько месяцев после того, как группа появилась, наткнувшись на клип на песню «Фарш». «После этого начался лютый трэш. С мамой мы до сих пор воюем, папа старается меня понять, но ситуация сложная».

И все же «Кис-кис» — это очень своевременная группа. Дело даже не в схожести со все той же «Пошлой Молли» (сравнения с которой девушек раздражают: «О, да. Там, где есть синты, — это „Пошлая Молли“, там, где есть молодежь, — это „Пошлая Молли“; там, где читают рэп, — это тоже „Пошлая Молли“, да и там, где играют рок, тоже „Пошлая Молли“»), а в женской точке зрения, которой этому жанру сейчас сильно не хватает. Помните сексистские и гомофобные выпады вокалиста «Пошлой Молли» Кирилла Бледного? Здесь такое представить сложно — да, в том числе из-за сексуальности этой музыки.

«Мы хотим показать, что однополые отношения — это абсолютная нормальная история. Мы очень топим за эту идею, и это хорошо прослеживается в нашей музыке», — говорит Алина. И продолжает, но уже в шутку: «Да, мы планируем поднимать более серьезные темы: поедем по Невскому на огромной розовой вагине. Или даже на розовом танке!» Пожалуй, сонному Петербургу времен губернатора Беглова этого действительно сильно не хватает.


Фотографии: «Кис-кис»