Эд Ширан платит налогов больше, чем компании Amazon и Starbucks, собирает стадионы, записывает песни со звездами в диапазоне от Элтона Джона до Карди Би, Джастина Бибера, Бруно Марса и Эминема. Его обожают и ненавидят. Его пятиметровые статуи устанавливают перед входом в парк Горького, в конце концов. Но, безусловно, в 2019 году этот рыжий британец находится на пике формы: его «Shape of You» принесла ему четвертую «Грэмми», статус самой продаваемой песни по всему миру за 2017 год, первую строчку в американском чарте Billboard (для артиста из Великобритании — достижение) и девятую строчку в списке лучших песен всех времен. Он женился, выбрал уединенный образ жизни в своем имении в Англии недалеко от родительского дома.

12 июня вышел его четвертый студийный альбом «No. 6 Collaborations Project». По просьбе The Village преподаватель сонграйтинга в Moscow Music School, музыкальный журналист и автор канала «Задротпоп» Гая Марина Гарбарук объясняла, почему Ширан победил всех, проследила его жизненный и творческий путь, а также разобрала на составляющие его хиты.

The Village разделил эту историю на три части: начинать читать можно с любой из них (но мы советуем с первой).

За что мы любим Эда Ширана

 Как он стал тем, кем он стал

Из чего состоят его хиты

За что мы любим Эда Ширана

Эд Ширан — графоман, песни для него — способ справиться с эмоциями: с агрессией, раздражением или зашкаливающим счастьем. «Мне необходимо писать песни, чтобы чувствовать себя хорошо, — говорил он. — Всех демонов вывести в музыку. И тогда это прочищает голову, как терапия». Ширан отличается маниакальной потребностью завершать начатое — от сборки конструктора в один присест до написания песен. У него есть жажда играть музыку перед максимальным количеством людей, склонность к соперничеству и амбиции. Все это делает его невероятно работоспособным. И он не вынес бы упрека, что его песни не достигли успеха, потому что он давал недостаточно интервью или отказался выступить.

Еще в школе он отличался от остальных: огненно-рыжий, несуразный, неловкий, неатлетичный, странноватый. Ширан понимал, что никогда не станет другим. Всю неделю он может по три раза в день есть одну и ту же еду. Обожает кетчуп Heinz (у него есть татуировка с его логотипом) и даже в ресторане поливает им все, что можно, — по следам этой истории он предложил компании снять рекламу совместного «Эдчупа». Его неуклюжесть не раз играла с ним злую шутку. Шрам на его правой щеке — случайность: попал под меч принцессы Беатрис, которая, будучи подшофе, пыталась посвятить в рыцари Джеймса Бланта. Как-то он настолько активно стучал по барабанам пивными бутылками, что рассек себе обе ладони — и на следующий день все равно сыграл концерт. В другой раз упал с велосипеда по дороге в паб и сломал обе кисти и ребро — концерты пришлось отменять. На свое 25-летие он поехал в Исландию смотреть на северное сияние, но провалился в гейзер и обварил ногу — северное сияние он смотрел по телевизору в больнице.

Его коммерческий успех точно не получится списать на смазливое лицо, но желающих рассказать, что на самом деле его музыка плохая (а значит, с популярностью что-то не так), полно. Ширану все равно. Он привык к хейту еще в школе, где его травили за заикание и огромные очки. Эд знал, что рыжий парень, читающий под акустическую гитару рэп, — непонятный маркетологам и рекорд-лейблам продукт, что его единственный выход — работать больше всех.

Эд Ширан — артист и человек, популярность которого одновременно контринтуитивна и крайне логична. Он не вписывался в каноны шоу-бизнеса, превратившегося в 2010-х в шоу талантов, цель которых — взять красивых и сексуальных, продать их аудитории через рейтинговые телешоу в обход временных затрат и без того урезанных маркетинговых бюджетов лейблов, не понимающих, как вести игру в цифровом мире. Если раньше лейблы вкладывались сразу в нескольких молодых артистов, отправляли их в туры и ждали, пока хотя бы один выстрелит и начнет кормить остальных, то в новой реальности лейблы сконцентрировались преимущественно на выпуске записей тех, кто сам уже развил свою фанбазу, выстроив работу соцсетей и набив шишки в самостоятельно организованных турах.

Ширан — один из таких музыкантов. Он состоялся сам, а на лейбл подписался только потому, что дальше не мог справляться с масштабом работы. Он заслужил себе место, где может с творческой точки зрения делать все что хочет — потому что как бизнес его проект, его идеи и его подход оказывались успешными. В 2013-м, после того, как выступил на разогреве в американском туре Тейлор Свифт, он проанализировал статистику продаж билетов и сказал лейблу, что хочет сыграть в Мэдисон-сквер-гарден в Нью-Йорке. Лейбл ответил, что Ширан еще не настолько популярен в Америке. Эд показал статистику и аргументы — в итоге были распроданы билеты на три подряд выступления на 20-тысячном стадионе.

Открыто заявляющий о том, что карьера — это здорово, но любые деньги мира — ничто, если у тебя нет семьи, собственным примером доказывающий, что отклонение от нормы — это прекрасно, что преуспеть можно, только будучи собой, потому что все остальные места заняты, ведь нет ничего хуже, чем жить, притворяясь кем-то другим, Эд Ширан — музыкант, которого мы заслужили. Простой парень с простой формулой успеха: талант, упорный труд, время и любовь.

Как Эд Ширан стал тем, кем он стал

Эдвард Кристофер Ширан родился в Галифаксе, но ребенком с семьей переехал в графство Суффолк в Восточной Англии. Он ходил в школу в небольшом торговом городке Фрамлингеме, недалеко от столицы Суффолка. Эд и сейчас живет и планирует воспитывать детей здесь. На протяжении нескольких лет Ширан скупал дома по соседству, потом построил на участке дом на дереве со студией, отличным видом и бассейном, скоро там будет подземный кинотеатр. Это во многом его попытка сбежать от популярности: «Я раньше обожал общаться, все тусовки музыкальной индустрии, это было как хобби: знакомиться с артистами, чье творчество мне нравилось, общаться с ними, выпивать. А теперь у меня начинается социофобия при большом скоплении людей. Такая ирония: я выступаю перед многотысячными стадионами, но у меня начинается клаустрофобия, когда я близко с большим количеством людей».

Старший брат Эда, Мэтью — композитор. Мама Имоджен — англичанка, занималась пиаром в сфере культуры, а потом стала делать ювелирные украшения. Отец Джон — историк искусств, арт-куратор и преподаватель, который запросто может рассказать историю Санкт-Петербурга. В большой семье по отцовской линии вместе с Эдом 26 двоюродных и троюродных братьев и сестер. «Они все ирландцы: стоит им на женщин посмотреть — те сразу беременеют», — говорил Ширан.

Ширан начал петь в церковном хоре в четыре года. В результате неудачной операции (лазером удаляли большое родимое пятно на лице) у него начал косить глаз и появились сложности с речью и заикание. В девять лет папа подарил ему, увлекающемуся рэпом, новый диск Эминема «The Marshall Mathers LP» (явно не зная, о чем там поется). Скоро Эд выучил все песни наизусть и четко зачитывал их вслух. Стало понятно, что у него отличное чувство ритма и хип-хоп помогает преодолеть сложности с речью. Поэтому он стал учиться петь: пение не было его врожденным даром (сейчас он без стыда ставит свои ранние записи, на которых откровенно мажет мимо нот). В 11 лет, под большим впечатлением от концерта Дэмьена Райса в небольшом ирландском клубе и знакомства с ним, Эд вернулся домой и начал писать песни.

На 15-летие отец подарил ему луп-педаль (Эд увидел такую на выступлении малоизвестного ирландского музыканта): так можно было записывать музыкальные фрагменты и сочинять поверх них другие партии. Это так и останется его самой большой страстью: он, педали и его маленькая гитара Little Martin, которую легко брать с собой. Лейбл просил собрать Ширана группу — но зачем? С педалью и гитарой он и без группы три вечера подряд собирал по 87 тысяч человек на стадионе «Уэмбли».

В 16 лет он бросил школу, переехал в Лондон, чтобы заниматься только музыкой. Играл в маленьких клубах, работал гитарным техником у группы Nizlopi, а потом выступал у них на разогреве в туре. Проходил прослушивание в музыкальный сериал Britannia High. Там искали тех, кто может петь, писать свою музыку, выступать, играть и танцевать. Эд был хорош во всем, но танцевал скверно — его не взяли. Но занятия в театральной студии не прошли даром: он снялся в «Дневнике Бриджет Джонс», «Игре престолов» (в роли солдата армии Ланнистеров) и фильме «Вчера», который выйдет в России в сентябре.

В основном он спал на диване у двоюродного брата Мюррэя Каммингса — с ним из всей своей огромной семьи Эд наиболее близок. Мюррэй к тому моменту уже активно работал видеографом с ирландскими коллективами (Westlife, например) и снимал клипы. Мюррэй ходил поддержать Эда на его самые первые концерты, снимал видео и выкладывал их на MySpace и YouTube. В какой-то момент Эд пошутил, мол, вырасту и стану знаменитым, а ты сделаешь из всего этого документальный фильм. В турах Мюррэй был единственным ровесником Эда, поэтому их дружба стала еще крепче, и камера Мюррэя беспрепятственно фиксировала самые интимные сцены, в которые сторонних операторов бы просто не пустили.

Из 70 тысяч часов архивных материалов Мюррэй действительно сделал фильм «Сонграйтер». Это первая документалка, которая фокусируется на процессе написания песен, в частности на том, как придумывался и записывался третий студийный альбом Эда Ширана «Divide».

Мы видим, как появляется песня «Love Yourself»: хитом Джастина Бибера она станет позже, а пока Эд, Мюррей и продюсер Бенни Бланко в автобусе обсуждают, что она должна стать таким же гимном брошенных парней, какой была когда-то «I Will Survive». Как после трансатлантического перелета он не может заснуть и утром в Малибу собирает друзей-сонграйтеров, чтобы попробовать писать песни в разных командах. Как в пять утра он берет в руки гитару и мгновенно придумывает песню. Как дома в Суффолке он идет в свою школу пообщаться с детьми и рассказывает, что песни для него — как кран в старом доме: сначала течет грязная ржавая вода (плохие песни), но, так же как и вода становится чище по мере прочистки труб, песни в процессе работы над ними делаются интереснее.

Рыжий подросток, читающий рэп под акустическую гитару, — не тот, кого мечтали найти скауты рекорд-лейблов. Но поскольку Эду просто нравилось писать песни и выступать с ними, он продолжал делать это изо дня в день: выступать в тех же клубах, перед теми же промоутерами, продавать диски, которые носил в рюкзаке, браслетики и мерч. Ему важно было доказать семье, что он не зря бросил школу и что он может зарабатывать любимым делом. Часто было тяжело: приходилось спать то в парке на лавочке, то на вокзале. Говорить на концерте: «Мне негде переночевать, поэтому если вы мне дадите ночлег и чашку чая, то я с удовольствием сыграю концерт у вас в гостиной».

За один 2009 год он сыграл больше 300 концертов, руководствуясь отцовским наставлением: «Посмотри, что делают те, кого ты уважаешь, и делай то же самое — только в два раза больше». В 2010-м, имея в активе несколько EP, Эд взял 2 тысячи долларов и полетел в Лос-Анджелес — Лондон все-таки на статус столицы мировой музыки не претендует. Эд был убежден, что его мелодичные песни с цепкими припевами обречены на популярность, проблема только в раскрутке. Он вновь делал все то же самое: ходил на открытые микрофоны, выступал при любой возможности, в том числе на рэп-вечеринках, — и так попался на глаза актеру Джейми Фоксу.

Фокс, большой фанат музыки (чего еще ожидать от человека, сыгравшего Рэя Чарльза), пригласил его к себе на радиошоу и, увидев, как его суровые друзья через 12 минут пришли в восторг от белого рыжего парня с укулеле, на полтора месяца поселил его у себя на диване, пока тот продолжал играть концерты и знакомиться с нужными людьми. Вернувшись в Англию, Эд выпустил еще два EP. Последний из них — «No. 5 Collaborations Project» (восемь треков с английскими грайм-эмси) — попал на второе место в чарте iTunes без какой-либо промоподдержки. Вскоре на объявленный Шираном бесплатный концерт в клубе на 200 человек пришла тысяча: пришлось играть четыре концерта подряд, а потом еще весь вечер развлекать аудиторию перед клубом на улице. Через месяц у Эда был контракт с Asylum — дочерним лейблом Warner.

Музыка Ширана как будто заточена на коммерческий успех, а альбом звучит как топ-20 актуального хит-парада. Все песни только о любви. О том, как каждое утро он не может поверить, что его жена выбрала его («Best Part of Me» — дуэт с невероятной вокалисткой Yebba). О том, что «если перейдете дорогу моей женщине, значит, перейдете дорогу мне — и у этого будут последствия» («Сross Me», дуэт с Chance the Rapper). О том, что для его жены важнее проведенное совместно время, а не деньги, но важно объяснить, что он любит свою карьеру, а также зарабатывает на будущее их семьи («I Don’t Want Your Money» с H.E.R.). О том, что он больше всего боялся, что они когда-нибудь превратятся в поверхностных, красивых только снаружи людей, как большинство в Лос-Анджелесе, кому важнее связи и шмотки («Beautiful People» с Халидом). О том, что ему больше не нравится ходить на всякие мероприятия музыкальной индустрии, но раз уж он с ней, то можно получить удовольствие вдвоем и делать что они хотят («I Don’t Care» с Джастином Бибером).

Еще в 2012 году Ширан в интервью The Guardian сказал, что у него есть план: сначала два сольных альбома, каждый из которых будет назван математическим знаком, а потом альбом дуэтов, и после этого он отойдет от музыки на какое-то время, чтобы заняться семьей. Правда, изначально предполагалось, что дуэты будут с мэтрами старой волны, на чьей музыке он вырос и кого обожал его отец. Но за это время Эд уже успел посотрудничать с Элтоном Джоном, Эриком Клэптоном и The Rolling Stones. Поэтому за старую школу на новом альбоме отвечают Эминем (а кого еще мог пригласить человек, выросший на «The Marshall Mathers LP»?) и 50 Cent. Все остальные — либо музыканты, популярные прямо сейчас, либо безоговорочно талантливые, но чей успех — вопрос времени.

Над новым альбомом «No. 6 Collaborations Project» (продолжением того самого EP из долейбловых времен) он стал работать в начале 2018-го. Подавляющее большинство треков на нем (11 из 15) самостоятельно или совместно с кем-то еще (включая главного поп-хитмейкера века — шведа Макса Мартина, его подмастерья Шеллбэка или Стива Мака) продюсировал британский мультиинструменталист Фред Гибсон, известный как Fred. О том, как этот проект создавался, можно посмотреть большое интервью, которое Эд дает в своей студии-шалаше американскому радиоведущему Charlamagne tha God, которого он привез к себе домой в Англию, поил пивом и кормил британской едой.

Из чего состоят хиты Эда Ширана

«+», 2011


С Джейком Гослингом, продюсером и соавтором песен на своих первых двух альбомах, Эд начал сотрудничать еще в 2007-м, будучи независимым артистом. Джейк также продюсировал первые три EP, включая «No. 5 Collaborations Project».

«The A Team»

Первый сингл Ширана. Он, тогда еще 18-летний подросток, написал его вечером после концерта в ночлежке организации Сrisis. Довольно серьезную историю о несовершеннолетней проститутке, зарабатывающей секс-услугами на героин, он замаскировал под красивую мелодию — потом Ширан будет повторять этот трюк снова и снова. Героиня песни, списанная с реальной девушки, находится в «команде класса  А», то есть употребляет тяжелые наркотики (в Великобритании веществами класса А считаются, в частности, героин, кокаин, экстази и ЛСД).

«You Need Me, I Don’t Need You»

Одна из ранних песен Ширана, которую он обычно поет ближе к концу своих концертов — и иногда растягивает до 20 минут, — о рекорд-лейблах, которым он нужен, а они ему — не особо. В начале карьеры Эд отказывался от песен, которые не нравились его менеджменту. Эту в том числе (ну в самом деле, он же еще даже никуда не подписался, о чем речь), но ее он продолжал играть, несмотря ни на что. И она до сих пор напоминает нам (да и Эду) о независимости, о том, как он учился отстаивать свое мнение, как верил в себя и как вырабатывал свой стиль.

«Lego House»

Баллада о том, как сложно починить отношения, которые сломались, словно домик из LEGO. Конструктор — важная тема для Эда: например, на студии его друг Джонни Макдэйд (гитарист группы Snow Patrol и бойфренд актрисы Кортни Кокс) может высыпать ему набор LEGO, чтобы он не скучал, пока Джонни делает какие-то технические вещи на компьютере. Или вот однажды Эд пришел на свидание с коробкой конструктора, собрал его и ушел. Второго свидания, понятно, не было. А когда «+» вышел и занял первое место в чарте, Ширан купил себе самый большой набор LEGO, который мог найти. Компенсация за небогатое детство — и не первая: покупая крестнице на день рождения маленькую черепашку ниндзя, Ширан купил себе большую.

«x», 2015


Над вторым альбомом Эд работал с продюсером Риком Рубином — человеком, который все понял еще в 80-е: он записывал и рок (Slayer, Danzig), и рэп (LL Cool J, Run-D.M.C.), и поп (Шакира, Джастин Тимберлейк), но — самое главное — все то, что посередине (Beastie Boys, Адель, Red Hot Chili Peppers, Linkin Park, System of a Down). Идеальная кандидатура для Ширана. Из сотен песен, написанных за пару лет до выхода «x», они выбрали 15 и перезаписывали их как нео-фанк-соул. Получившаяся пластинка не попала бы на радио, поэтому в итоге Рубин с Шираном дописали еще пару песен и переделали часть готовых с другими продюсерами.

«Sing»

Ростовая кукла, играющая Эда Ширана в клипе, живет у него дома

Первый сингл со второго альбома — это первая песня Ширана, достигшая первой строчки британского чарта. Заводная вещь о ночи в Лас-Вегасе, музыкально вдохновленная Джастином Тимберлейком, позволила Ширану стилистически отстроиться от исключительно акустического звучания первого альбома и покорить мир уже по-настоящему. С другой стороны, странно было бы не записать танцевальный хит в компании Фаррелла Уильямса, правда же?

«Don’t»

«Don’t» должна была стать первым синглом с альбома, но Фарреллу удалось убедить Ширана в том, что лучше начать с «Sing» — и он, как мы теперь знаем, не ошибся. В припеве изначально пелось «Don’t fuck with my love» (в смысле — «Не играй с моим сердцем»), но F-word в итоге выкинули — после случайного разговора с таксистом, который сказал Ширану, что любит его музыку, но своей дочке ставить песни с матом не стал бы.

«Мы оба гастролирующие артисты, встречались в отелях, занимались любовью, никакого давления, но потом мне показалось, что это может быть серьезно, а она спала с другим парнем». Это песня о непродолжительной связи с певицей Элли Голдинг, которая изменила Ширану с его приятелем Найлом Хораном (бывшим участником бойзбенда One Direction). Элли потом ответила ему в собственной песне, мол, я не знала, что у тебя такие сильные чувства были, но и ты преувеличиваешь для драматического эффекта.

«Thinking Out Loud»

Песня, которая вывела Эда на новый уровень, сделав его звездой в Америке и впоследствии принеся две премии «Грэмми» — за песню года и лучшее сольное поп-исполнение.  После успеха на стримингах и радио стало понятно, что эта идеальная песня для первого танца останется в истории навсегда. Вдохновленная его тогдашней девушкой Афиной Андрелос (она работала с шефом Джейми Оливером, встречались около года), эта песня о том, как их любовь будет все так же сильна, когда они состарятся, — единственная счастливая на всем альбоме.

«Thinking Out Loud» Ширан написал вместе с подругой-сонграйтером Эми Уэдж из Уэльса. Они и раньше работали вместе, есть даже целый EP «Песни, которые я написал с Эми». Но в тот момент Эми приехала к Эду с просьбой о помощи — не мог бы он включить какую-нибудь их старую песню в делюкс-версию нового альбома, чтобы она смогла расплатиться со сложными долгами. Но в итоге они на кухне написали эту новую песню (и теперь Эми никогда не придется волноваться о финансах).

Обычно Эд не снимается в своих клипах (за исключением небольших камео), но тут включил тяжелую артиллерию. Эд со свойственной ему прозорливостью понимал, как добиться вирального эффекта: сделать то, чего от него никто не ожидает, — станцевать. В тур взяли профессиональных танцоров, с которыми он на протяжении нескольких месяцев по пять часов в день репетировал сложнейшую (особенно для новичка) пятиминутную хореографию. Временами он был готов сдаться, но амбиции и целеустремленность не позволили. Главная песня для признаний в любви и свадебных церемоний.

«÷», 2017


Третий альбом Ширан начал писать в турне в поддержку предыдущего. С ним в тур увязался продюсер Бенни Бланко, с которым они сделали «Don’t». После завершения работы Ширан на несколько месяцев уехал путешествовать, понимая, что после выхода альбома ходить по улицам незамеченным он не сможет ни в одной точке планеты.

Первые два сингла вышли одновременно и, помимо первых строчек в хит-парадах по всему миру, вместе дебютировали в первой десятке американского чарта. И это только первые два сингла. Когда вышел альбом, первые десять мест заняли песни с него. Это была бомба.

«Castle On the Hill»

Оммаж графству Суффолк, щемящая душу ностальгия по родным пейзажам и друзьям детства. Жизнеутверждающая поп-ракета, спродюсированная Бенни Бланко. Крепость на холме, рассвет у которой встречали, — это замок Фрамлингем в городке, где Эд вырос. И фраза: «Мы с друзьями не блевали так давно, о, как мы выросли». В припеве поется о том, как со скоростью 90 он едет в машине, подпевая песне «Tiny Dancer» Элтона Джона (менеджмент-компания, ведущая Эда как артиста, принадлежит как раз Элтону). А в клипе снимаются дети из школы, в которой учился Эд.

«Shape of You»

Главная на данный момент песня в карьере Эда Ширана изначально предназначалась для дуэта Рианны и группы Rudimental. Тропикал-хаус-дэнсхолл (сложно, да) с гитарой, перкуссией и ксилофоном о том, как два человека встретились в баре и не смогли друг перед другом устоять. Непонятно, вдохновлена ли она, как и остальные треки Ширана, событиями из его жизни (хотя с кем такого не случалось), но песня получила «Грэмми», бриллиантовый статус и 59 недель подряд держалась в американском чарте.

«Perfect»

«Perfect» стала первой по-настоящему главной рождественской песней за последние много лет. Хотя Ширан всего-то хотел переплюнуть «Thinking Out Loud». История такая: в 11 лет Ширан познакомился с Черри Сиборн — они учились в одной школе во Фрамлингеме, но потом она уехала в Америку, была капитаном хоккейной команды в Университете Дьюка и осталась работать на Уолл-стрит. Они вновь увиделись в 2015-м, когда Эд выступал в Нью-Йорке, и с тех пор развивали отношения — сначала на расстоянии. Благодаря Черри Эду удалось отказаться от наркотиков. Он говорил: «Сначала ты что-то употребляешь на вечеринках, а когда делаешь это один дома — вот это дурной сигнал». Черри смогла обратить на это его внимание. В декабре они официально объявили о помолвке, и только сейчас стало известно, что они сыграли свадьбу в феврале этого года — дома, в окружении важнейших 40 человек в их жизни.

«No. 6 Collaborations Project», 2019


Последний альбом Ширана — продолжение одноименного ЕР почти десятилетней давности. Но если в прошлый раз с Шираном записывались малоизвестные британские грайм-эмси, то теперь — весь цвет мировой поп-музыки. Это запись о негативных сторонах славы и желании, чтобы от тебя все отстали («Antisocial» с Трэвисом Скоттом). О том, как много времени он проводит в турах («1000 Nights»). О том, что нигде ему не хорошо настолько, как дома в Англии («Take Me Back to London»).

«Remember the Name»

Главный боевик на альбоме. Как-то выяснилось, что Ширан при всей своей приземленности и скромности может (как того требует жанр) передать привет родному Ипсуичу, хвастаться тем, что прошлый тур принес ему полмиллиарда фунтов, громко заявлять, что его еще рано списывать со счетов, и говорить о том, что пора наконец запомнить его имя и что он хочет достичь большего. Например, помечтать о совместной песне с Эминемом и 50 Cent — что в итоге и происходит. «Я знаю, что многие считают, что я не умею читать рэп. Но я читаю рэп вместе с Эминемом. Разве мне должно быть важно, что думают другие?»

«Blow»

Классический рок-хит, сделанный вместе с другим поп-гигантом (и известным стилизатором) Бруно Марсом и кантри-певцом Крисом Стэплтоном: Марс при этом сыграл на записи на всех инструментах, спродюсировал ее, написал сценарий и снял клип. Просто потому что захотелось.


Фотографии: Mark Surridge / Atlantic Records