Музыкальная индустрия — одна из наиболее уязвимых перед пандемией коронавируса. Запрет на проведение массовых мероприятий исключил возможность основного заработка для промоутеров, музыкантов, владельцев клубов и других участников бизнеса. Дело не только в переносах фестивалей и отменах туров звезд калибра Билли Айлиш. Для многих музыкантов концерты — единственный источник дохода, и отмена туров по мере вступления запрета на публичные мероприятия в разных городах России для них может оказаться фатальной.

Выживают все в новой реальности по-разному: интернет-концерты дали Баста, «Би-2» и Леонид Федоров; промоутеры System 108 организовали инициативу для электронной сцены — донат-стриминги Support Your Local Talents; лейбл «ГОСТ звук» завел аккаунт на сервисе пожертвований Patreon; фестиваль «Боль» проводит стрим-марафон «Карантин — это боль»; агентство Doing Great Agency запустило платформу онлайн-концертов.

Чем бы (и когда) это все ни закончилось, уже сейчас понятно, что музыкальная индустрия изменится раз и навсегда. Что остается делать обычным слушателям? Поддерживать музыкантов: покупать мерч и музыку, делать пожертвования, не пропускать онлайн-мероприятия, по возможности не просить возврата денег за билет на перенесенный или отмененный концерт и слушать музыку в стриминг-сервисах.

Мы поговорили с музыкантами о том, что их ждет впереди.

Текст

Никита Величко, Таня Решетник, Лев Левченко

Найк Борзов

Москва

«Может, пора спросить: что мы подарим планете в этом году?»

Есть даже мем такой: «Когда ты понял, что твой образ жизни называется карантин». Последний год я находился в плотном карантине, записывал пластинку и не общался практически ни с кем. Давал очень мало концертов и, собственно, сейчас продолжаю в том же режиме. Альбом уже почти готов — я доделываю последние штрихи, вовсю идет сведение. И у меня, в принципе, ситуация такая — я сижу у себя в подвале в карантине и мучу то, что мутил весь прошлый год.

Некоторые мои концерты отменились, некоторые перенеслись. Пока не отменяются выступления со второй половины апреля.

Кто-то из музыкантов надеется на лучшее, кто-то совсем, похоже, расстроился. Конечно же, я уверен, что коронавирус закончится. Но мир уже не будет прежним. Мы сейчас видим системный мировой социальный кризис. Ситуация будет совсем другой. Идет передел планеты. При этом нас загнали в дома, чтобы мы сидели и тупо наблюдали за ситуацией в интернете, обсуждая и ничего не делая; лишили возможности людей как-то на это влиять.

Горящие леса, поправки в Конституцию, мировой экономический кризис — что еще нам подарит 2020-й? Или, может, пора спросить: что мы подарим планете в этом году?

Kick Chill

Брянск

«Нам всем надо вынести из этого опыта чувство искренней теплоты и единения со всем миром»

Вася Огонек: Я воспринял первые новости так же, как и обычный «белый человек». В России достаточно было своих проблем, чтобы не обращать внимания на эпидемию в далеком Китае. Мы были в аду подготовки акции «Не виновата» и записи долгоиграющего альбома. А в новостной ленте вместе с тем были суды по пензенскому делу, отставка правительства и перекраивание Конституции. Добавлю, что не паниковал тогда и не паникую сейчас. В январе приезжал в гости Миша Ракаев, который долгое время жил в Китае. Забавно, что он объехал тогда половину страны без какого-либо карантина. Тогда об этом даже не говорили. Как вы понимаете, в Китай он не вернулся. Возможно, в самом начале я относился к вирусу не так серьезно, как сейчас. Да, это все-таки не сезонный грипп, но и не надо думать, что коронавирус выкосит все человечество. Не надо идти в лес и копать себе могилу, если случайно на улице дотронулся до лица.

Я работаю на заводе в Брянске. Мы не можем все дружно перейти на удаленку. И вообще я пока не замечаю, чтобы жизнь в городе как-то изменилась. У нас плотность населения такая, что за неделю я встречу меньше людей, чем за одну поездку в метро в Москве. Но кто может работать из дома, тот работает. Надя, барабанщица Kick Chill, так сидит вторую неделю. Вообще, стараемся не выходить из дома без причины. Посмотрим, что будет дальше.

Во-первых, я хочу посоветовать не бояться. Все это пройдет, надо просто немного посидеть дома. Когда еще это можно будет сделать легально? Во-вторых, я бы посоветовал поддержать тех, благодаря кому наша музыкальная культура существует. У нас с Надей есть стабильный заработок, мы потерпим. Но есть независимые площадки, которые предоставляли нам свою сцену. Они и раньше существовали буквально на голом энтузиазме, но теперь на грани банкротства. Не забывайте о них. Если у этих площадок есть свой мерч, самое время его купить. Если есть возможность донатить, обязательно донатьте. Это же касается и любимых исполнителей, которые перешли на самоокупаемость. Я уверен, когда все это закончится, нас ждут самые дикие и добрые концерты и вечеринки. Главное, чтобы было где их проводить и кому.

Так сложилось, что я не только сам периодически выступаю со своими проектами, но и участвую в организации концертов в Брянске. И вот пока что нам пришлось отменить только один концерт — группы «Серпень» 4 апреля. Для окупаемости мы спокойно попадали в рамки «меньше 50 человек», но все равно решили никем не рисковать. На конец апреля запланирован концерт Kick Chill в Ярославле, а потом и небольшой тур во второй половине мая. Пока не знаю, что будем делать. Надо смотреть по ситуации. Но меня так раздражает неопределенность, что я уже морально готов все отменять. Такая же история с концертами в Брянске. 26 апреля у нас должны играть «Сияние» и «Автоспорт», а 1 мая наши тамбовские друзья «Яма». Я общаюсь с музыкантами. У них пока такая же гнетущая неопределенность. А альбом у нас записан и сейчас на этапе сведения. И на самом деле мы так вымотались с работой над ним, что, скорее всего, используем эту паузу для отдыха.

Я не эпидимиолог. Я не из тех, кто имеет право делать какие-либо прогнозы. Но беда в том, что мы перестали кому-либо верить. И наше правительство этому только способствует. Строим дикие конспирологические теории или просто выдумываем свою правду, в которую искренне верим. Я просто надеюсь, что из всего этого мы выйдем добрее и отзывчивее. Мы закрылись по своим квартирам, городам и странам, но мы не должны закрываться друг перед другом. Нам всем надо вынести из этого опыта чувство искренней теплоты и единения со всем миром.

Здоровья вам всем и вашим близким. Помните, что вы не одни.

«Хадн Дадн»

Москва

«Лес на время успокоил нас»

Варя Краминова: Мы изначально восприняли информацию о коронавирусе довольно легкомысленно и даже не подозревали, что все это приобретет масштаб эпидемии.

Потом в какой-то момент мы посмотрели по совету моей подружки фильм-катастрофу «Заражение» (который сейчас набирает популярность в интернете) и были охвачены клокочущей паникой, которая длилась два дня. Один раз мы совсем не смогли репетировать и решили отправиться на прогулку в весенний можайский лес, полный солнца, бобровых хаток. И непоколебимый лес на время успокоил нас — мы ломали лед, стучали по сосне, а потом стояли посередине поля и издавали крики, которые прокатывались эхом по лесам вокруг. На следующий день пришло понимание, что все это лишь новые условия существования и остается только со всем этим смириться и немного поменять стиль жизни, это даже может быть интересно.

Все началось с отмены концерта в Минске и продолжилось пока отменой выступления на радио. В апреле мы собирались в тур «Пацаны, не бейте в голову меня» по России, и было бы здорово отправиться в него и подарить людям радости (да побольше) в эти хмурые времена, чтобы им было душевно и спокойно, ведь это наша миссия. Однако это и безответственно тоже, поэтому мы в раздумьях. Может быть, все отменится само собой.

Мы советуем нашим слушателям беречь родственников и интересно и приятно проводить время. Слава богу, в мире существует куча вещей, от которых можно получать удовольствие, сидя на одном месте, у каждого из нас есть бесчисленное количество еще не освоенных книг, непросмотренных лекций и занятий, на которые до этого не хватало времени. Советуем соблюдать карантин, завести шикарный домашний костюм и мыть руки и лицо, чтобы эпидемия поскорее закончилась и все смогли жить прежней жизнью и ходить на дискотеки. Мы собираемся активно участвовать во всех возможных трансляциях, чтобы люди были как можно больше счастливы в домашних условиях, а еще, возможно, будем делать квартирники.

Есть ощущение, что все очень скоро наладится. Для этого каждый из нас должен обязательно соблюдать меры предосторожности, не поддаваться панике, потому что она только мешает, и извлечь максимум полезного из новых правил игры.

«Буерак»

Новосибирск

«Будем писать новые песни во время карантина, если он начнется в нашей глухой заснеженной дыре»

Артем Черепанов: В первый раз узнал о вирусе в январе, отнесся настороженно, но с интересом. Уже тогда ощущалось, что масштабы распространения будут явно шире Китая, а поскольку я живу в Новосибирске и Китай к нам находится значительно ближе, чем, к примеру, Москва, было немного напряженно.

В целом на нас новости пока что не повлияли: например, в данный момент мы находимся в туре по Сибири, по городам, где пока не выявлены заболевшие, и тут никто не паникует, все себя ведут так, будто ничего не происходит. Но, как известно, жизнь такая штука, что любые планы могут и без коронавируса рухнуть, а с ним так с еще большей вероятностью. Нужно извлекать плюсы из ситуации. Писать новые песни во время карантина и выпускать их, если он начнется в нашей глухой заснеженной дыре. Будет что послушать, чтобы отвлечься.

Сейчас нужно следить за развитием ситуации, не слишком сильно переживать, не паниковать, но и принимать во внимание происходящее. Если назначат карантин, то его, безусловно, нужно придерживаться.

Мы и без вируса все время сидим дома и пишем песни, так что наша жизнь не сильно изменится. Другое дело, что если начнется полная изоляция, то тут даже глупо будет думать о концертах. Мы готовы переносить концерты, если ситуация потребует от нас такой меры.

«Пасош»

Москва

«Если так все продолжится, то у нас точно не будет работы в ближайшие полгода»

Петар Мартич: Новости о вирусе повлияли, и весьма прямо. С конца февраля мы работали в Сербии над новым альбомом. Первую неделю мы особо не заморачивались: «Ну, есть какой-то вирус где-то там». Как это обычно у людей и бывает, пока их что-то не коснется. На второй неделе стали внимательнее следить за новостями, предпринимать какие-то меры предосторожности. К концу третьей недели начался хаос, в Сербии ввели ЧП, а позже и комендантский час, все мероприятия отменились, заведения закрылись, в продуктовых магазинах начались очереди. Четвертую неделю пришлось отменить: в России собирались закрыть въезд для иностранцев (меня), и мы скоропостижно улетели на последнем рейсе.

Полагаться на государственные меры не стоит. По крайней мере, сугубо на них. Есть знакомые, которые сидят в больнице, которые сидят в карантине и вызвали на дом врача. Истории, конечно, абсурдные. Есть ощущение, что вся эта система пока что работает не очень эффективно. Проверки при въезде в страну тоже кажутся очень условными, как и сама формулировка карантина для прибывших и его контроль.

Главное — оставаться людьми в такой ситуации и думать не только о себе, но и об окружающих.

Мы находимся в двухнедельном карантине, поэтому у нас есть время подумать. Выкручиваться не хочется, к ситуации мы относимся серьезно, поэтому все мероприятия, которые мы должны были организовывать, мы отменили. Насчет онлайн-концертов идет много переговоров. Пока не до конца понятно, как это должно работать, но идея интересная.

Если так все продолжится, то у нас точно не будет работы в ближайшие полгода. А это настораживает. Пока что мы с ребятами решили завести Patreon. Это сайт, на котором есть разные виды платных подписок, открывающих доступ к материалу, который там публикуется. Там мы будем делиться всякими бэстейджами, неопубликованными съемками, личными фото и видео, демками и кучей другого. Это такое совмещение приятного с полезным. С одной стороны, весело и интересно, с другой — способ поддержать тех, кто лишился работы на ближайшие месяцы.

Sonic Death

Санкт-Петербург

Арсений Морозов: Мы едем в тур. Если большие города закроют, то поедем куда-нибудь на юг или в Сибирь. Везде будет меньше 50 человек. Там, где будет больше 50 человек, сделаем два сета с 19 до 20 и с 21 до 22 часов.


Обложка: Виктор Юльев