17 января Netflix выпустил продолжение комедийного британского сериала «Половое воспитание». Удалось ли создателям повторить успех первого сезона и как изменилась жизнь главных героев за это время? Рассказываем об этом и о том, почему сериал для подростков получил огромный интерес среди всех взрослых.

Текст

Анастасия Нарушевич

«Половое воспитание»

Sex Education


Год выхода

2019–2020

Создатель

Лора Нанн

Количество серий

16 по 40–60 минут

Смотреть

Netflix

Второй сезон стартует с того же места, на котором закончился первый. Отис начал встречаться с Олой, но несколько фрустрирован тем, что его мама, в свою очередь, сошлась с сантехником Якобом — отцом Олы. Плюс у него, несмотря на наличие девушки, никак не получается заняться сексом: он все время мастурбирует и видит проблему в этом. Сына директора школы и задиру Адама отправляют в военное училище. Это не сильно смущает окончательно принявшего свою сексуальность Эрика, к тому же к нему начала проявлять внимание новая школьная знаменитость — француз Рахим в стильной дубленке.

Пожертвовавшая собой Мэйв работает в молле, вынашивает планы о возвращении в школу и со скрипом пускает пожить к себе вроде как завязавшую мать с дочерью-трехлеткой. Брошенный ею Джексон разочарован и не хочет больше плавать. В этот момент в школе Мурдейл разгорается истерика по поводу мнимой эпидемии хламидиоза — и у Отиса не остается выбора, кроме как начать давать консультации заново.

«Вам надо поговорить», — раз за разом говорят друг другу герои сериала Netflix во втором сезоне. «Воспитание», разумеется, по-прежнему затрагивает множество других проблем: одним из главных персонажей во втором сезоне становится миловидная подруга Мэйв Эми, ставшая жертвой эксгибициониста, мастурбировавшего на нее в автобусе. Но и в этом случае вопрос коммуникации ставится на первое место: сначала Эми не хочет идти в полицию, потом — признавать, что была глубоко травмирована этим. До такой степени, что больше не могла заходить в автобусы. И заниматься сексом.

Шоураннер Лори Нанн говорит, что в прошлом пережила аналогичный опыт и хотела рассказать об этом именно с помощью Эми, которая всегда была положительным персонажем. Нанн было важно показать тот страх за собственную безопасность, с которым живут многие девушки. «Чисто из интереса, а что же вас все-таки объединяет?» — спрашивает учительница, заставившая Мэйв, Эми, Олу и их подруг в качестве наказания написать сочинение на тему «Что объединяет женщин». «Кроме показанных нам без согласия пенисов, почти ничего», — отвечают ей.

То же и с матерью Отиса Джин, которая может сколько угодно открыто говорить о сексе и разных практиках, но при этом сама патологически боится заводить новые отношения после развода с мужем. «Это не перименопауза, — говорит ей врач (к которому она как будто бы могла и не ходить, настолько сильна ее уверенность в себе). — Похоже, вы страдаете от разбитого сердца».

Обратная сторона фобии привязанностей показана в линии семьи Адама. Воспитанный строгим отцом — директором школы и тихой мамой-домохозяйкой, он не выдерживает груза ожиданий и сознательно разрушает свою жизнь: в школе, в военной академии, на работе в ларьке. Плюс ненависть к себе и окружающим из-за невозможности признать собственную бисексуальность. (На этом же валится и его отец, который не готов прийти в себя после ухода жены или хотя бы поговорить об этом — еще одна коммуникационная проблема.) Зависимость от общественного мнения, внутренняя неуверенность и страх негативно влияют не только на них самих, но и на тех, кто так активно нуждается в их внимании.

Во многом успеху сериала способствовало то, что создатели ответственно подошли к репрезентации проблем разных групп и сообществ. За Мэйв ухаживает частично парализованный новый сосед. Девушка из индийской семьи Оливия скрывает от родителей, что ее парень — иранец. Помимо этого, над каждой серией вместе с командой сценаристов работали специалисты по половому воспитанию, которые помогали избегать потенциально опасной информации (в ответственный момент Рахим у доски объясняет, как подготовиться к анальному сексу). Шоураннер также наняла координатора интимности Иту О’Брайэн, которая помогала ставить секс-сцены. Это обычная практика для съемок в Голливуде, но для Netflix «Половое воспитание» стал первым проектом, где эту методику применили на постоянной основе.

До работы на сериале Ита играла в кино, пока в 2006 году не начала заниматься координацией движений. Свою задачу она объясняет тем, что актеры не должны полагаться на свой личный опыт, чтобы сыграть то, о чем их просят на площадке. Она замечает, что многие режиссеры неправильно ставят задачу или, более того, превышают свои полномочия. В качестве примера она приводит историю сцены изнасилования в «Последнем танго в Париже», которой не было в сценарии, о чем исполнительница главной роли Мария Шнайдер рассказала только в нулевые.

«Половое воспитание» — это первая попытка серьезного разговора о сексе в сериальной индустрии. Создатели особенно подчеркивают значение информированности своей аудитории о принципе согласия, бодипозитивном отношении к собственному телу и других важных аспектах, без которых невозможно представить нашу жизнь сейчас. Это буквально учебник, рассчитанный сразу на несколько поколений. Поэтому и актеры симпатичные, и действие происходит в вымышленном идиллическом британском городке, и одеты все как в 80-е, и ездят на машинах из 70-х или велосипедах из 50-х, и озвучено все поп-хитами из всех этих эпох.

Конечно, картинка, которую режиссер Бен Тэйлор выстраивает где-то на пересечении фильмов Уэса Андерсона и «Клуба „Завтрак“» (в седьмой серии культовый фильм цитируется покадрово), может показаться слишком вылизанной, а не свойственные средним школам в принципе разнообразие и толерантность — неправдоподобными. Но никто же, с другой стороны, не требует реализма от инструкции на спинке кресла авиалайнера, верно?


Фотографии: Netflix