26 сентября, воскресенье
Москва
Войти

Современные художницы — о выставке «Музы Монпарнаса» в Пушкинском «Псевдопрофеминистский посыл — прикрытие, чтобы снова указать женщинам, где наше место»

«Я люблю выходить вечером и слушать, как красивый человек говорит мне, насколько красивая я или насколько я большой художник», — на вопрос о любимых занятиях в жизни как-то ответила художница Тамара Лемпицка, икона ар-деко, собутыльница Хемингуэя, любовница Д’Аннунцио и просто одна из самых лихих женщин своей эпохи. Эпоха расцвета Лемпицка — межвоенная Европа и конкретно парижский Монпарнас, где тогда тусовался весь цвет международной богемы. В перерывах между потасовками и пьянками ее участники создали и оформили несколько художественных течений в литературе и живописи. Но и те времена были таковы, что про «красоту своего стана» художницы слышали постоянно, а вот желающих обсудить с ними их профессиональные успехи находилось не так много.

Выставка «Музы Монпарнаса», открывшаяся недавно в Пушкинском, пытается исправить это упущение — она посвящена исключительно художницам и моделям, сыгравшим главные роли в художественной жизни Монпарнаса. В Москву из российских и французских частных коллекций привезли около 200 произведений, большая часть которых будет показана в России впервые.

Среди участниц выставки — Тамара Лемпицка, Соня Делоне, Камилла Клодель, Анна Голубкина, Вера Мухина и менее известные сейчас художницы — Ромен Брукс, Жаклин Марваль, Мари Лорансен и еще десяток имен. Все они получили признание при жизни и активно работали в то время, когда движения против дискриминации женщин еще только набирали обороты.

Париж был одним из немногих мест, где женщины могли получить профессиональное художественное образование, что, впрочем, не отменяло того факта, что в поле художественной критики все равно работали только мужчины. Многие из героинь выставки начинали как модели, натурщицы или, как в случае с Камиллой Клодель и Огюстом Роденом, ученицы известных художников, и в дальнейшем их имена для широкой публики часто были связаны именно с ними. Такое положение дел самих художниц, разумеется, не устраивало: значительная часть их профессиональной жизни была посвящена тому, чтобы традиционалистский взгляд на положение женщины в обществе был признан вредным пережитком.

Сейчас то же можно сказать и о статусе «музы», который женщины получали за неимением адекватной терминологии. Обществу, неспособному признать их художественную автономность, тем не менее было необходимо присвоить им определенную роль — ею стала вечно прекрасная покровительница искусств при художнике-творце. The Village решил узнать, что думают современные художницы о статусе «музы» и возможно ли вообще кого-то сейчас всерьез так назвать — хоть выставку, хоть человека.

Жаклин Марваль (1866 — 1932). «Кокетки» (1903). Предоставлено комитетом Жаклин Марваль, Париж

Анна Ротаенко

Художница


О «Музах Монпарнаса»

Это вымученное слово «музы» в названии использовано всерьез, без капли иронии. Слово, которое веками навязывало гендерную, обслуживающую роль в отношениях с искусством. Слово, с которым боролись первые художницы-феминистки еще в 60-х, спустя 50 лет вновь применяется к женщинам «амазонкам авангарда» — художницам, активно работавшим, несмотря на мужской мир вокруг, который на тот момент даже не позволял нам голосовать.

В текстах к выставке — нарочито-нежный тон, периодически переходящий на сальные цитаты именитых художников-мужчин, мастеров, заслуженных профессоров и прочих с использованием таких эпитетов, как «грациозность», «нежность», «она была как газель» и так далее. Хорошо, но где же цитаты и рассуждения самих авторок? Тут мы встречаем уже ряд интерпретаций работ, порой брутальных, через навязанную гендерную идентичность и через комментарии (уместные ли?) по поводу внешности художниц.

Соня Делоне (1885 — 1979). «Эскиз для симультанной ткани». Собрание Эммануэля Буссара

О том, что почитать по теме

Псевдопрофеминистский посыл этого проекта выглядит прикрытием для того, чтобы в очередной раз сказать, где нам, женщинам, место. Об этом явлении в течение ХХ века писали многие теоретики и феминистки, начиная, например, с культовой работы Линды Нохлин «Почему не было великих женщин-художниц» или не менее важного эссе Урсулы Ле Гуин, в котором она рассказывает, как подобные эпитеты и «критика» литературных работ, включающая рассуждения о чертах лица и фигуры писательниц, погубили множество карьер, просто стерев их из истории.—

О состоянии дел сейчас

Сама я занимаюсь работой в области видео, цифровой графики, звука, а также делаю крупномасштабные инсталляции, например из металла. И только мужчины порой комментируют их так: «Никогда не видел, чтобы девушка делала такие брутальные и большие инсталляции». Думаю, понятно, что это — не комплимент.

Соня Делоне (1885 — 1979). «Женщины в интерьере» (1923). Собрание Владимира Царенкова, Лондон

Ульяна Подкорытова

Художница


О созависимости в паре муза — творец

У меня есть на эту тему любимый фильм «Милашка и боксер», я его всегда показываю своим студентам: о женщине «в тени гения». Есть мужчина, который всю жизнь делает перформансы — бьет боксерскими перчатками по холсту и ведет себя как клоун. И есть женщина, которая всю жизнь эти краски ему подносит, а сама втихаря рисует в блокноте историю своей жизни с этим очень известным и очень деспотичным человеком. В конце концов он сдувается, выясняется, что все, над чем он работал, — поверхностно и неглубоко. А она, наоборот, становится настоящей звездой, и их роли на территории искусства кардинально меняются. Я думаю про героиню: она, на первый взгляд, как бы его муза, но это, конечно, не совсем так. Потому что он ее в конечном счете просто эксплуатировал. Но она тем не менее смогла выйти из этой ситуации — опять же, с помощью искусства. И вот этот сюжет меня действительно привлекает. Как одно не может существовать без другого — он и двоякий, и отвратительный.

Мария Васильева (1884 — 1957). «Крыши» (1915). Собрание Владимира Царенкова, Лондон

О том, что такое муза

Невозможно уйти от того, как это слово сексуализировано. Сразу представляешь большое голое тело, обнаженная женская грудь, и вот мужик со вставшим членом лежит и творит это волшебство под названием искусство. Я бы не могла представить себя в роли музы. Просто потому, что я личность и самостоятельная художественная единица. И сама бы никогда никого не назвала музой — ни мужчину, ни тем более женщину. Музой можно, например, назвать природу. Этим я могу вдохновляться.

Вера Пагава (1907 — 1988). «Женщина с маской» (около 1937, холст, масло, 65×55). Предоставлено Культурной ассоциацией Веры Пагавы, Париж

Екатерина Муромцева

Художница


О дискредитации

Я представить себе не могу, чтобы меня назвали музой, настолько это слово дискредитировано. Сразу представляешь себе какую-то обнаженную женщину, которая лежит перед мужчиной, и он ее живописует. Возможно, моя первая реакция на это слово такова, потому что у меня есть академический бэкграунд — школа академического рисунка и живописи, где тебе необходимо в какой-то момент писать натуру. В этом кругу, кажется, используется это слово. Но в атмосфере гипсовых голов и гипсовых обнаженных женщин оно было, конечно, более уместным. Хотя, вообще, к искусству как таковому это не имело никакого отношения.

Об иерархичности

Больше всего в этом слове смущает оттенок субординации. То есть кто-то выступает в качестве материала для творения, но творение принадлежит другому лицу. Как ступенька: вот муза, а вот автор. Хорошо бы это слово перепридумать: внести в него новую этику, равенство и солидарность. Тогда, может быть, оно перестало бы вызывать раздражение.

О «женском» искусстве

Мне недавно рассказывали, что была идея открыть музей «женского искусства» в Петербурге. И тут возник логичный вопрос — почему только женского? Что за очередная колонизация: вот искусство аборигенов, а вот искусство женщин. А так-то мне до сих пор иногда говорят, что мои крупные работы — это мужские работы. Да, размер все еще имеет значение. Но я к этому с юмором подхожу, надо пользоваться любой возможностью побеждать предрассудки и стереотипы.

Фотографии: Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Первая полоса

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект
Чек-лист: Как собраться в поход
Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект

Чек-лист: Как собраться в поход

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути От обладателя Гран-при на Берлинале
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути
От обладателя Гран-при на Берлинале

Придерживаться принципа «сначала заплати себе»
Придерживаться принципа «сначала заплати себе» Чтобы откладывать деньги
Придерживаться принципа «сначала заплати себе»

Придерживаться принципа «сначала заплати себе»
Чтобы откладывать деньги

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже» Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Большой гид по нижегородскому стрит-арту Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства
Большой гид по нижегородскому стрит-арту

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения» Смотрим сериал вместе с психологом
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
Смотрим сериал вместе с психологом

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»

Подпишитесь на рассылку