5 декабря, воскресенье
Москва
Войти

«Цикорий»: Как живет центр современного искусства в городе на 100 тысяч человек

«Цикорий»: Как живет центр современного искусства в городе на 100 тысяч человек

Железногорск — небольшой промышленный моногород, большая часть построена в 1960-е вокруг железорудного месторождения, входящего в Курскую магнитную аномалию. Подавляющее большинство взрослого населения здесь работает в карьере Михайловского ГОК — это больше 90 этажей вглубь породы («почти как Эмпайр-стейт-билдинг, только вниз», — говорят местные). Смотровая площадка с видом на карьер — одна из немногих достопримечательностей (еще есть Краеведческий музей и парк с живописным заливом). Железногорцы любят купаться в местном водохранилище, ходить за грибами и кататься зимой на лыжах. Молодых людей здесь немного: многие после школы переезжают в Курск, Орел или в Москву и Питер.

Обстоятельную жизнь Железногорска изменила Саша Дорофеева, которая тоже поначалу уехала, получила хорошее европейское образование в сфере искусства и урбанистики, а потом вернулась, открыв здесь центр современного искусства «Цикорий». Художники базировались в здании заброшенной хлебопекарни, а выставки организовывали в продуктовых палатках, которые посуточно арендовали на «Авито». В арт-сообществе «Цикорий» заметили благодаря случайности: Пахом приехал сюда с лекцией, выпил лишнего и подрался с местным жителем, получив от того костылем по голове. Новость попала в медиа, и вот уже целая делегация из москвичей едет на Железногорскую биеннале в поисках аутентичности.

В этом году «Гараж» вместе с фондом «Искусство, наука и спорт» помог центру отремонтировать здание бывшей пекарни и открыть библиотеку: Фуко, Гройс, Сьюзан Сонтаг, Оливия Лэнг и современные российские поэты.

The Village отправился в Железногорск, чтобы увидеть «Цикорий» через несколько месяцев после обновления и узнать, что там происходит.

Двор «Цикория».

Кек на полях

Железногорск напоминает декорации к фильму про оттепель. На торце девятиэтажки будто бы совсем новенькая надпись «Мир. Труд. Май». В городе чистота, фасады и бордюры недавно покрашены. О современности напоминает только вывеска кафе «Хрус-тайм» у кинотеатра «Русь».

«Цикорий» находится прямо в центре, через дорогу от единственной гостиницы «Железногорск». Первое, что бросается в глаза при входе — огромная плюшевая игрушка Джесси, сшитая из разноцветных кусков меха. У нее нет глаз и ног, зато есть фиолетовые щупальца и рога, облепленные помпонами. Джесси сделали студенты Железногорского художественного колледжа для фестиваля уличной культуры, который поддержала культурная платформа «АРТ-ОКНО». Когда фестиваль закончился, Джесси отдали в «Цикорий». Она участвовала в выставке «Межагентная романтика», а потом осталась жить в библиотеке ЦСИ, заняв большую часть ее пространства. Теперь одна из задач сотрудников центра — пристроить Джесси в детский сад, то есть найти ей новое место жительства.

В «Цикории» пять небольших комнат: кофейня при входе, библиотека, объединенная с коворкингом, и три выставочных зала. Еще есть туалет, на котором фирменным шрифтом написано, что он гендерно нейтральный.

В библиотеке работает с книгами и готовится к поступлению в университет девушка Саша. Она ходит сюда каждый день. Саша рассказывает, что благодаря центру наконец смогла прочесть мемуары Тарковского — купить себе эту книгу она не могла.

В «Цикории» идут две выставки: про экосистемы Железногорска и эпоху 90-х. Я останавливаюсь рядом с фотографией полей, поверх которой крупными буквами написано «КЕК».

Выставка про экосистемы Железногорска.

«Чтобы подготовиться к выставке, мы ездили на экскурсию в Горводоканал и сняли там фильм. Оказывается, у них есть такое понятие, как „кек“ — это ил, который сотрудники службы вывозят на поля в качестве удобрения. Поэтому кек на полях», — объясняет Саша Дорофеева, основательница и главная кураторка всех выставок «Цикория».

«Коммунальные службы Железногорска застряли в прошлом, — возмущается Саша. — Чтобы оплатить счета за воду, нужно снять наличные деньги и поехать на другой конец города. И так каждый месяц». Сейчас Горводоканал переживает не лучшие времена — по словам Саши, он находится в стадии банкротства. В ЦСИ хотели подсветить эту проблему, и получилась выставка.

Экспозиция «Градиент», посвященная 90-м, уже проходила в Москве — ее делала кураторка Маша Копылова в баре «Ровесник». Она родилась в Железногорске, а ее папа в 90-х работал в местном молодежном клубе. Потом Маша переехала в столицу учиться в «Вышке», где написала диплом о «Цикории». Летом девушка вернулась в родной город, и Саша предложила повторить выставку в ЦСИ.

Выставка «Клопизм в Цикории».

Железногорск: чудо и угарчик

Саша рассказывает, что суть «Цикория» — в Железногорске. Все, что она делает вместе с другими сотрудниками центра, так или иначе связано с городом: и концепции выставок, и место их проведения, и даже партнеры ЦСИ.

Идея экспозиций часто рождается из городского пространства. Например, зимняя выставка ЦСИ «Ход классический» прошла на местном стадионе «Горняк». Выставочным пространством стала лыжня, ведущая в лес. Ребята украсили ее плакатами с лозунгами и этюдной масляной живописью — «мимикрия природы изображенной в природу живую», говорилось в кураторском тексте.

Во время Железногорской биеннале одним из выставочных пространств стал заброшенный городской ангар, который ребята назвали Vigvam. Художники «Цикория» развесили внутри рисунки, напоминающие наскальную живопись, арендовали мощные колонки, поставили свет и спецэффекты. Автор идеи Дмитрий Макушин хотел, чтобы каждый гость смог почувствовать первобытную свободу и раскрепощенность. Однако полиция концепцию не оценила: зрителей затолкали в автозак прямо во время перформанса.

Несмотря на инцидент с полицией, Саша говорит, что железногорцы — очень добрые и отзывчивые люди. Соседство и взаимопомощь чувствуется даже на уровне институций. Так, партнерами «Цикория» по проектам были и местный художественный колледж, и городская библиотека, и Краеведческий музей.

Вторая Железногорская Биеннале.

Вместе с Краеведческим музеем «Цикорий» делал персональную выставку художницы Дарьи Назаровой «Пассионарии». Это был экспериментальный проект: Саша встречалась с директором музея Марией Чернышовой, вместе они обсуждали идеи экспозиции. В итоге решили, что художница Даша станет проводницей объединения двух институций и распишет краской пол Музея.

«Кураторами были люди разных взглядов и возрастов. Это делает проект сильнее и интереснее. Каждый привносит свое видение», — рассказывает Мария Чернышова об опыте сотрудничества.

Большинство выставок «Цикория» не просто вдохновлены городом, но и меняют его, и я спрашиваю у Саши, кто она — урбанистка или художница. Она говорит, что они в ЦСИ художниками себя не считают. «Для нас это прежде всего практики: сегодня ты расставляешь книги в библиотеке, завтра убираешь клумбу, а послезавтра делаешь свою экспозицию. У нас команда — открытый, подвижный организм, границы обязанностей размыты. Мы вообще работаем на двух принципах: чудо и угарчик. И когда они соединяются, получается успех», — рассказывает Саша.

Инсталляция выставки «Где найти Касатиков?».

Продуктовые ларьки и деколониальность

Обойдя выставочные залы, мы садимся за столик в кофейне. Саша говорит, что делать кофе-поинт внутри ЦСИ было принципиально: в Железногорске сложно найти хороший кофе. За напитки отвечает Лера — студентка Железногорского художественного колледжа. Она готовит кофе (советует попробовать раф с сыром «Омичка» и напиток из цикория с молоком), следит за посетителями и курирует выставки. Сама Лера — тоже художница. На прошлой биеннале она делала проект в киоске «Молочная дружба»: фотографии татуировок, инсталляции про знаки зодиака и детский рисунок с коровами и лошадьми — лирическая композиция о подростковом одиночестве.

Кроме Леры, делать выставки в «Цикории» помогали и другие студенты колледжа — Саша преподавала у них историю мирового искусства. Есть и те, кто привозил свои работы из Курска и Москвы. Саша этим гордится: «Клево, что Железногорск может конкурировать с крупными городами. И не в последнюю очередь благодаря „Цикорию“, потому что он дает площадку для работы и творчества, и кто-то хочет сюда переехать».

В команде «Цикория» нет строгого разделения обязанностей, но в последние годы подход к организации и выставкам меняется, спонтанность сменяется планированием. Но Саша не хочет, чтобы ЦСИ работал так, как работают другие художественные институции. Взаимодействие с искусством здесь начинается с пространства и города, а не с выставочного объекта.

Подготовка к выставке «Павильон красного облака».

В 2016 году, когда «Цикорий» готовился к открытию, Саше написали журналисты, которые хотели приехать в Железногорск, чтобы увидеть художников и их мастерские. Письма ее смутили: в ЦСИ не было художников в обычном понимании этого слова. Ребята работали в городе и у себя в квартирах, в лесу и на пляже: гладили траву, плескались водой. Мастерскими и выставочными залами стали городские пространства, а биеннале проводили в помещениях типа закрытых продуктовых ларьков.

«В город я верю больше, чем в современное искусство. У нас нет амбиций быть художниками. Нет портфолио, они не в курсе современного искусства. У нас про Пепперштейна, наверное, знают два человека. И никому это на самом деле не интересно», — объясняет Саша.

Воспитывать горожан искусством «Цикорий» не планирует. В центре пытались делать образовательные проекты, но больше в них не верят. «Учебников по искусству и кураторству в Железногорске никто не написал, а учиться по столичным и зарубежным книгам — это колонизаторство», — считает Саша. Образование у ребят происходит во время работы, монтажа и дискуссий, лекционные же форматы им не интересны.

Книга из библиотеки «Цикория».

Кризис самоидентичности

Саша окончила МГУ, а потом училась в Эстонии и Австралии. Я спрашиваю, почему она вернулась в маленький город, откуда все молодые уезжают. Саша объясняет, что все дело в городе: «С детства мне казалось, что я живу в приятном месте. Я росла, меня все любили. Я могла подойти к любому человеку на улице и познакомиться. У меня сохранилось ощущение того, что все здесь друг друга знают и принимают».

Саша с детства знала, что ее семье принадлежит заброшенное здание, в котором раньше располагалась пекарня. Она вспоминает, как ей снились пустые стены заброшки. Сделать что-то раньше не хватало знаний. Российское образование не сильно улучшило ситуацию: «Учеба в МГУ — мой страшный сон. Когда ты живешь в маленьком городе, все о тебе заботятся, знают, в чем ты силен, а в чем нет. Для всех ты особенный. А когда ты попадаешь в новое место, у тебя случается кризис самоидентичности. Нам давали информацию, и мы просто зубрили», — рассказывает она.

Но об Эстонской академии художеств Саша вспоминает с благодарностью. Все задания были прикладными, и студенты много взаимодействовали с городом. Когда в Таллине собрались увести под землю все линии электропередачи, студенты получили задание — придумать, что делать с появившимся пустым пространством. Любой из них мог позвонить мэру Таллина и задать ему вопрос, найти важные контакты или отыскать решение городской проблемы, которое выходит за рамки традиционных форматов. С новыми знаниями Саша вернулась в Железногорск — делать Первую Железногорскую биеннале.

Создательница «Цикория» Саша Дорофеева.

Биеннале

Биеннале проходила в нескольких местах — в самом «Цикории», тогда еще заброшенном, в местной библиотеке и в продуктовых палатках, которые арендовали на «Авито». Саша вспоминает, что в день открытия выставок команда ЦСИ села в лимузин и поехала в библиотеку под песню Depeche Mode «Personal Jesus».

«Мы шли по городу как суперзвезды — в вечерних платьях (которые купили по 500 рублей в секонд-хенде). Это был тотальный андеграунд», — вспоминает она.

На первую биеннале в «Цикорий» приехал Пахом. Ребята записали ему видеоприглашение в фейсбуке и скинулись по 1 000 рублей, чтобы оплатить дорогу. Пахом приехал, прошелся по выставке и высказал свое мнение, а вечером ушел в отрыв во время своей перформативной лекции. Саша вспоминает, что на событие пришли железногорцы, но лекцию никто не понял — все просто хотели увидеть Пахома, известного по «Битве экстрасенсов». На лекции кто-то возмутился происходящему и ударил художника костылем по голове, у него пошла кровь, приехали участковый и скорая помощь.

Так «Цикорий» попал в медиа — об этом инциденте написал даже Cosmopolitan, рассказывает Саша. После ничего не оставалось делать, кроме как верстать каталоги и отправить их по почте в V-A-C, «Гараж» и другие институции.

Художник Антон Мирутенко и его инсталляция «Эхо руды».

Реалити-шоу «Вкоммуне» и зарплата в «Гараже»

В здании пекарни не было даже отопления, и все зимние выставки приходилось проводить на городских и дружественных центру площадках. Тогда Саша решила рассказать о проблеме в медиа и запустила реалити-шоу «Вкоммуне».

На десять дней пять сотрудников центра (включая Сашу) поселились в здании «Цикория». Ребята разбили внутри палатки, а все происходящее снимали на видео. Каждый день командой руководил новый человек. Ребята выходили в город и ползали на руках по асфальту, вели дневники эмоций и зачитывали их, соблюдали часы молчания, когда никто из участников эксперимента не разговаривал друг с другом. Шоу не стало популярным, но вскоре Саше написали из «Гаража» — сработала рассылка каталогов.

У «Гаража» с фондом Усманова «Искусство, наука и спорт» есть совместная программа поддержки локальных центров современного искусства. Решение о поддержке приняли после того, как в «Цикорий» приехала менеджер внешних проектов «Гаража» Арина Нестерова и увидела, как проходят выставки. Саша вспоминает, что согласование было долгим. В какой-то момент показалось, что про них забыли, но в итоге оплатили реставрацию здания.

«Многие думают, что мы на зарплате у „Гаража“, но это не так. У нас даже не было совместных выставок, мне кажется, это ни им, ни нам не интересно. Их посыл был в том, что они поддерживают что-то местное, фермерское. Они хотят, чтобы вся Россия понимала, что такое современное искусство», — говорит Саша.

В это же время в «Цикории» начали готовиться к новой выставке «Межагентная романтика». Саша говорит, что вспоминать о ней сейчас странно, потому что подготовка к открытию экспозиции была похожа на страшный сон: за день до приезда журналистов и гостей в выставочных залах лежал строительный мусор.

«У вас очень красивые люди»

На открытие выставок приходят в основном люди от 18 до 27: «Непонятно, почему в таком возрасте ты можешь вообще находиться в Железногорске», — говорит Саша.

Среди постоянных гостей есть и люди постарше: чаще всего это друзья или друзья друзей, которые узнают о событиях центра по сарафанному радио. «У нас есть постоянный гость — дедушка нашего друга-саксофониста. Он работает завхозом в детской школе искусств по соседству. Он приходит и каждый раз что-то нам приносит: то портрет Пушкина, то какие-то собрания сочинений. А потом спрашивает, можно ли забрать у нас деревяшки с заднего двора: хочет сделать у себя в квартире балкон», — рассказывает Саша.

«У вас очень красивые люди», — самый частый комплимент «Цикорию». Больше всего позитивных отзывов центр получает от старшего поколения, рассказывает бариста Лера.

Вторая Железногорская Биеннале.

Не все жители Железногорска хорошо относятся к ЦСИ. Больше всего разногласий с соседями. За несколько дней до моего приезда в окно «Цикория» залез мужчина в трусах, который обещал всех поубивать за то, что ребята починили свой же фасад. Оказалось, что это был житель соседнего общежития. А месяц назад он срубил дерево под окном центра.

Жители общежитий и раньше заходили в «Цикорий». Они часто выходят на детскую площадку перед домом, чтобы выпить пива. Если видят, что в центре мероприятие, могут зайти внутрь. Несколько раз они оскорбляли лекторов и даже бросали в гостей камнями.

Негативно к «Цикорию» относятся не только соседи. Сотрудницы Санэпидемстанции сказали Саше, что она настраивает молодежь на суицид, когда увидели работу «Гравитация» харьковского художника Назара. Объект изображал свисающее с дерева чучело кролика с каплей крови на мордочке — рефлексия на тему смерти.

Выставка «Наше все».

Железногорские касатики

Сейчас Саша готовит новую выставку в коллаборации с Михайловским горно-обогатительным комбинатом. Совместная экспозиция будет посвящена железногорским касатикам — мифическим существам, которые, по легенде «Цикория», живут в карьере и приносят всем железногорцам радость. Про них ребята уже рассказывали в Москве на ярмарке современного искусства Cosmoscow.

Саша говорит, что коммерческие выставки ей сейчас интереснее, чем независимые. «Себя мы знаем хорошо, уже понятно, какой получится выставка, если на нее не будет бюджета. Кайфануть мы можем на природе. Берем объекты, идем на пляж, выставляем их в песке и на деревьях, балдеем», — поясняет она. В следующий раз Саша мечтает сделать выставку с курской компанией «Грибная радуга», которая выращивает шампиньоны.

Железногорский карьер.

Коммерческие выставки нужны очень. Раньше приходилось делать мастер-классы по росписи тарелок и детские уроки рисования. Иногда они собирали много людей, но потом Саша перестала их организовывать. «Мы обманывали себя, когда учили расписывать тарелки акварелью», — говорит она.

Саша говорит, что не может назвать «Цикорий» полностью независимым проектом: без помощи «Гаража» здесь были бы руины. Сейчас она мечтает о том, чтобы у министерства культуры для них нашелся бюджет на администратора и коммунальные услуги. Тогда бы они смогли перестать думать о деньгах и заняться искусством.

Фотографии: обложка, 4, 10 — Роман Алешин / «Цикорий», 1, 2, 5, 6, 7, 9, 11, 12 — «Цикорий», 3 — Андрей Аранович / «Цикорий», 8 — Виталий Самофалов / «Цикорий»

Share
скопировать ссылку

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Как провести первую неделю зимы в Москве

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Первая полоса

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть на выходных
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть на выходных

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

Как провести первую неделю зимы в Москве
Как провести первую неделю зимы в Москве День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room
Как провести первую неделю зимы в Москве

Как провести первую неделю зимы в Москве
День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
10 лучших ресторанов осени в Петербурге Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol
10 лучших ресторанов осени в Петербурге

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Что покупать и куда идти на non/fiction№23? Главные книги и события московской книжной ярмарки
Что покупать и куда идти на non/fiction№23?

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Главные книги и события московской книжной ярмарки

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Подпишитесь на рассылку