26 мая, четверг
Москва
Войти

Как художница Женя Дудникова рисует лошадей и скучает в Москве без природы Ее выставка «Кочевники» проработает в галерее Jart до 30 января

Как художница Женя Дудникова рисует лошадей и скучает в Москве без природы

Пока все вокруг делают концептуальные арт-объекты, расщепляют и препарируют смыслы, Женя Дудникова рисует лошадей. Она на них каталась еще в детстве, когда жила с родителями рядом с конюшней, а сейчас иногда ездит на Кавказ — перегонять табуны. В городе Женя скучает по лошадям: «Меня все время к ним тянет. Даже не поездить, а просто побыть рядом. Некоторые любят собак или кошек, а я понимаю лошадей — чувствую, как они общаются, какие у них характеры, как устроена их жизнь».

Женя пишет не только лошадей, а в целом все, что любит. Подсвечник, глобус, Луна, подушка — любые вещи и явления. Все они кочуют из картины в картину, и у каждой есть своя история. Например, в глобус Женя играла в детстве: раскручивала его, а затем тыкала пальцем наугад и смотрела, в какую страну ей предстоит поехать. «Мне нравится играть в символизм, но при этом наделять предметы собственными ассоциациями». На картине под названием «Дом» Женя собрала всех героев вместе: пегие лошади, индейцы и другие загадочные герои степи сидят и пьют чай. «Дом» — потому что связь между людьми, а не внешняя обстановка рождает ощущение дома.

Мне кажется, некоторые критики не оценят Женины работы — скажут, что они слишком наивные, детские, что ли. Мол, нет в них второго дна. Сложно сопоставить в голове Женю и арт-тусовку: все эти аукционы, коллекционеры, арт-критики с их оценкой и анализом. Где они и где Женя, которая скучает в Москве по природе и кавказским табунам. Но, несмотря на открытость и кажущуюся хрупкость, Женя хорошо понимает, как ей лучше: «Меня не пугает путь современного художника. Это своеобразная игра, в которую мы вовлечены, и в этом тоже есть интерес. Я лишь избегаю общения с людьми, когда мне сложно продраться к их настоящим чувствам».

Женя выросла на даче в поселке Кратово, много времени проводила в лесу — мне не хочется докучать ей стереотипными вопросами про связь с природой, но, кажется, это и правда большая и важная часть ее жизни. «Я не могу долго без природы — она меня заряжает. Я сразу вижу много цвета и хочу рисовать. Город же абсолютно бесцветный, особенно в зимне-осенне-весеннюю пору».

Именно в зимнюю пору мы встречаемся с Женей в галерее Jart на ее выставке «Кочевники». До этого я несколько раз переносил нашу встречу из-за суетливых городских дел, а по дороге на само интервью судорожно правлю очередной текст с телефона в метро. Этот город тоже на меня давит, я бы тоже хотел ездить к лошадям и в горы. Возможно, когда-нибудь я вырвусь отсюда. А пока лишь могу послушать и передать вам умиротворяющий рассказ самой Жени.

«Дом»

Родители-скульпторы и детство в Кратове

Все детство я провела в Кратове — прекрасном академическом поселке. Родители в 90-х снимали там дачу, было очень мало людей, которые живут там круглый год. Все, кто там жил, друг друга знали. Эдакая маленькая коммуна.

Мои родители скульпторы, поэтому у нас был всегда полный дом статуй. Многие проекты они делали вдвоем — часто даже совместные скульптуры. Например, папа вырезает из дерева скульптуру, а мама ее расписывает. Такое коллективное творчество. Нас с сестрой все это окружало с детства.. Бывало, родители отливали в гипсе наши ладошки — так через игру мы впитывали искусство.

Училась я в крошечной школе, которую когда-то топили углем. Вокруг было мало сверстников, буквально несколько человек. Из-за малого количества общения я стала замкнутой и углублялась в свою фантазию. Мы постоянно что-то изобретали с сестрой — и литературное, и художественное. У нас были идеи во всех сферах — постоянного внешнего притока информации не было, и мы создавали этот поток сами.

Иногда мы собирались и придумывали произведения на определенную тему, а потом их зачитывали. Но художественного всегда было больше, чем литературного. Вернее, в нем легче было двигаться. Я постоянно рисовала, не воспринимая это как какой-то отдельный род занятий. Рисовать было естественно.

Рисование и природа

Забавно, что цвет я открыла во взрослом возрасте, до третьего курса института я занималась графикой. Несмотря на всю дачную природу, я чаще работала дома — рисовала по впечатлениям. Сейчас впечатления все ловят на камеру, впрочем, иногда бывает такое сочетание цвета, что телефон не может даже близко передать. Так что я либо сразу делаю небольшой рисунок, чтобы зафиксировать цвет, либо вообще записываю увиденное словами, например, «зеленый, как жук, с сизым, как грудка голубя».

Когда живешь на даче, у тебя сильно растет внимательность к деталям. Ты наблюдаешь смену сезонов во всех паттернах — например, когда появляются кончики елок весной. В городе детали сложно заметить. Сейчас, когда я живу в Москве, у меня так беднеет визуальный ряд и внимательность к природе, что мне постоянно нужно выезжать за город. Я не могу долго без природы — она меня заряжает. Поэтому я часто езжу в походы: байдарочные и пешие.

Лошади

Меня все время тянет к лошадям. Пообщаться просто… Даже не поездить, а просто побыть рядом. Некоторые любят собак или кошек, а я понимаю лошадей — чувствую, как они общаются, какие у них характеры, как устроена их жизнь. Внутри табуна бывает дружба, а бывает и неприязнь — у лошадей сложная организация. Еще они интересно относятся к человеку. Любят играть, выражают свою привязанность к определенным людям.

Я начала ездить на лошадях, когда мне было двенадцать. Мы тогда переехали в бывший совхоз в паре станций от Кратова — там в десяти минутах от дома был ипподром, где я каталась на лошадях все свободное от школы время. До поступления в институт я думала, что мне будет хватать времени и на учебу, и на лошадей. Но не вышло. Сейчас я иногда езжу к подруге, у которой свои лошади.

Когда шаг за шагом погружаешься в лошадиный мир, ты просто не можешь устоять перед их детским выражением эмоций. Оно такое ручное… Сложности, которые есть у людей… Ты не можешь утверждать на сто процентов, что человек, который что-то тебе говорит, искренне так считает. Возможно, внутренние сложные механизмы сподвигли его сказать ту или иную фразу. А у лошадей нет скрытой мотивации. Поэтому с ними я отдыхаю от игр цивилизации, в которые играют люди.

Критика и арт-мир

Но меня не пугает путь художника — общение с институциями, кураторами, галереями. Я не сбегаю от них. Это своеобразная игра, которая тоже по-своему интересна. Я лишь избегаю общения с людьми, когда мне сложно продраться к их настоящим чувствам. Не очень люблю тратить общение на попытки найти зерно истины в бесконечном недовольстве другими людьми. Когда человек считает, что я делаю что-то неправильно с точки зрения современного искусства, я не пытаюсь его переубедить. Многие люди доносят критику хорошо и понятно, и мне нравится с ними общаться, потому что с ними я могу сдвинуться на иной этап и попробовать новое. Если есть положительный результат, значит, общение продуктивное. Но часто в результате общения с людьми начинается уныние и деградация — и мне ничего не хочется делать.

Вообще меня интересует критика — как и на основе чего производится теоретическое обоснование? Оно идет от художников, которые производят что-то новое — и за счет этого происходит смена эпох в искусстве, и придумывается новая теоретическая подоплека? Или же оно начинается отдельно от художников, и, наоборот, они должны ей следовать, иначе останутся за бортом современной повестки?

На меня совсем не давит технологический мир. У каждого человека есть свои предпочтения. Да и в любом случае мы все равно остаемся привязанными к своим телам и постоянно контактируем с физическими вещами. Физический мир, где я делаю свою живопись, никуда не уходит. Я не вижу никакого конфликта с тем же NFT — вполне могу перевести в него свою работу.

Мне вот нравится Йозеф Бойс. Нравится, как он совместил искусство и традиционные верования — условно шаманизм. Он не занимается теоретическим изучением предмета — он познает его на уровне интуиции. Бывает, общаешься с людьми — не знаешь их совсем, но интуитивно тебе все понятно про них. Мне кажется, подобная философия может влиять на все взаимоотношение с миром, людьми, событиями. Может проявляться и в искусстве — стать внутренним лейтмотивом, в то время как о внешнем никто не догадывается. Наверное, я использую похожие методы, но в другом мире.

Экология

Конечно, меня беспокоит экоповестка. Но я не люблю, когда активизм переходит в искусство. Я бы все-таки разграничивала их — точно так же, как и политические действия. Иначе теряется суть действия. Я не думаю, что искусство настолько сильно влияет на общество, что, глядя на картину, кто-то задумается об экологических проблемах. Я говорю даже не о картине, а об условной масштабной инсталляции, которая проецирует проблемы на зрителя. Не думаю, что это сильнее, чем реальное действие или финансовая помощь тем, кто занимается экологией.

Я не люблю тему индустриализации, она мне противна. Присутствие человека в природе не должно быть абсолютно не травмирующим для последней. Я понимаю, что все равно пользуюсь благами цивилизации, которые наносят вред природе. Полностью от этого уйти сейчас невозможно. Я не готова уходить в отшельники и отказываться от смартфонов, поэтому и не могу об этом просить зрителя. Не могу делать сухое искусство, которое скажет «вот так не надо, задумайтесь об экологии», потому что я тоже причастна к этой проблеме. Но я пытаюсь жить, чтобы не вредить природе напрямую.

 Выставка Жени Дудниковой «Кочевники» открыта в галерее Jart до 30 января

Иллюстрации: Женя Дудникова

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

Подпишитесь на рассылку