«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики «Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть»

«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики

«Отменю пробки на Садовом», — ухмыляется с рекламного билборда на Земляном Валу актер Ян Цапник в образе главы вымышленного министерства перспективного планирования Евгения Тихомирова из нового сериала «Последний министр». Пробок на Садовом теперь действительно нет — Москва на карантине.

«Последний министр», один из флагманских проектов сервиса «Кинопоиск HD», начал выходить 26 марта — и теперь кажется приветом из совсем другой эпохи. Тихомирова, чиновника со стажем, известного по трагедии в уральском городке, назначают министром этого самого перспективного планирования. Конкретного поля деятельности у ведомства нет, поэтому Тихомиров, заскучавший в вынужденной отставке, разводит бурную деятельность. Например, лоббирует отмену закона о запрете мата. Или неожиданно срывается на съезде условных «нашистов», бубнящих что-то бессмысленное на канцелярите. Теряет жену и любовницу, но пропитывается нежностью к дочери, написавшей в инстаграме пост про то, как ненавидит Россию. И в итоге обнаруживает себя персонажем, как сказал режиссер и соавтор сценария сериала Роман Волобуев, «небольшой греческой трагедии».

Историй про чиновников, оказывающихся, в общем, не то чтобы не чудовищами, но, по крайней мере, живыми людьми, сейчас хватает. «Министр» в этом плане все же выделяется — во многом за счет харизмы звезды «Горько!» Цапника. Что до уместности такого сериала во времена коронавируса, то это Волобуева не смущает. «Это история про русскую жизнь, которая и во время пандемии продолжается, хвала небесам», — говорит режиссер. The Village пообщался с ним о том, как делать сериал про политику в стране, где нет политики, о выдуманном сленге и внутренних шутках.

Интервью

Лев Левченко

— Вы с самого начала были в проекте? Когда в принципе стало понятно, о чем будет сериал?

— Нет. «Министр» начался без меня и долго был любимым детищем продюсера Александра Цекало, которым он занимался с разными авторами и которое ни один канал — а тогда сериалы еще делались для телеканалов — не хотел финансировать, потому что политика и так далее. Я появился там как очередной наемный сценарист, у нас стало что-то получаться, и дальше я вдруг оказался сперва режиссером, потом — чем-то вроде шоураннера. Случилось это так быстро, что я как-то пропустил момент, когда Цекало решил, что проект надо отдать мне.

— Если не ошибаюсь, вы давно мечтали о русском The Thick оf it. При этом опыта (если не считать не снятого в итоге сериала «Завтра» для телеканала «Дождь») в политической сатире у вас нет. Не тяжело было перестраиваться? Помогли наработки, которые вы сделали к «Завтра»?

— У меня нет опыта вообще ни в чем, если не считать съемок на диких скоростях с микроскопическим бюджетом или вообще без него (как было с «Завтра»). Подозреваю, этот мой навык и был причиной, по которой Саша меня нанял, — бюджет у нас был не микроскопический, но русское телекино, даже такое амбициозное, как «Министр», все равно делается дешево, быстро и немножко на коленке.


Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть


А «Завтра» скорее мешало. С одной стороны, это был такой незакрытый гештальт: мы с соавтором сценария Леной Ваниной придумали целый сезон и только потом узнали, что у «Дождя» нет на него денег. И это был грустный момент — и для нас, и для Наташи Синдеевой, которая это все запустила, и для нашего продюсера Саши Бондарева, который два года носился с этим проектом, как с писаной торбой. И конечно, мечта доделать «Завтра», она висела где-то в воздухе. Но ее надо было отпустить: время ушло, те герои мертвы. Единственное, что мы себе позволили — взять эпизодического персонажа, Нечаеву, которая в «Завтра» появлялась секунд на 40, и пристроить ее на работу в наше министерство.

— Стало ли тяжелее делать политическую сатиру, чем во времена «Завтра»? Власть с тех пор стала более закрытой, а оппозиция, которая у вас в «Завтра» по сюжету приходила к власти, совсем растворилась.

— Наоборот. Революционные настроения, над которыми мы смеялись в «Завтра», — значительно более зыбкая почва для сатиры. Потому что это немножко стрельба по своим, нас до сих пор кто-то считает предателями. Хотя, к сожалению, мы тогда угадали, чем закончится в стране либеральный реванш. Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть.

— Вы узнали в принципе что-то новое о том, как у нас устроена политика, в процессе работы над сериалом?

— Я всегда считал, что в России нет политики, и рисерч, который делался для «Министра», меня в этой мысли укрепил. Есть подковерные игры, есть переплетение интересов, но политики — как процесса, в который вовлечены власть и народ, — ее нет.

— Как готовились к съемкам? Может, консультировались с экс-политиками? Изучали телеграм-каналы (это же оттуда — «Площадь», «Набережная»)? Смотрели тик-токи депутатов? Общались со знакомыми политическими журналистами?

— У нас не было консультантов в традиционном смысле, но мы собирали по зернышку какую-то информацию из того мира, да. Через знакомых, друзей знакомых, слухи какие-то, из новостей. С Площадью и Набережной смешно получилось. Я их придумал. Для красоты, просто чтоб не говорить «админка» и «правительство».


Это один из главных парадоксов России — у нас как бы авторитаризм, но с вайфаем и комфортными городскими пространствами


А буквально на днях увидел в каком-то кремлевском телеграм-канале рассуждения о противостоянии Площади и Набережной, уже со ссылкой на «Министра». И пришло после премьеры уже несколько писем в духе «мы на Набережной вас смотрим». Ну, я рад, если мы немножко обогатили околополитический лексикон.

— Отдельно хочется узнать про персонажа Сергея из департамента культуры. Как вы его придумали?

— Хотите, чтоб я сказал, что это Капков, да? Нет. Я Капкова совсем не знаю, видел один раз, в баре. Ванина с ним вроде немножко дружит, но, когда «Министр» писался, он был уже в отставке. Я тогда читал мемуары Шпеера, который занимался урбанистикой в нацистской Германии, и наш глава департамента культуры отчасти оттуда прибежал — с этой его библейской саранчой в кабинете и обещанием умыть кровью тех, кто мешает создавать комфортные городские пространства. Это один из главных парадоксов России — у нас как бы авторитаризм, но с вайфаем и комфортными городскими пространствами.

— Почему Тихомиров в принципе решает что-то поменять? Зачем ему это?

— У меня нет ответа. Он сам с этим вопросом пробует разобраться 16 серий и так до конца не разбирается.

— В сценарии много внутренних шуток — про актеров массовки («Ну это ж Герасименко — у нее было трудное детство») и прочее — не боитесь, что массовой аудиторией это не будет считываться?

— Не боюсь, потому что массовая аудитория, скорее всего, вообще не поймет, о чем вы сейчас. Вот вы разглядели фамилию героини в секундном плане газетной полосы, а нормальному зрителю, который не знает о существовании выдающегося репортера русской службы «Би-би-си» Олеси Герасименко, эта фамилия ничего не говорит. И персонаж, который ее носит, — просто персонаж. Один из любимых моих, кстати. Я дико надеюсь, что играющая ее Екатерина Горина, которую я страшно люблю и которая после грандиозной роли в «Сестрах» Бодрова почти не снималась, стала писателем и вообще презирает актерскую профессию, в общем, я мечтаю, что она посмотрит на себя на экране и захочет сниматься еще, в том числе у меня.

А про артистов массовки, которых героям подсовывают вместо представителей народа, — этот момент был любимым у фокус-групп, через которые прогоняли «Министра» перед премьерой. Реально люди говорили: класс, это про нас. Это, кстати, реальная история. Десять лет назад мы с Ваниной вели на СТС ночную передачу с нулевыми рейтингами. Тогда как раз пошла мода на фокус-группы, и я придумал дурацкий эксперимент: сделать тест-показ «Космической Одиссеи» Кубрика под видом нового фильма.

Мы сильно запарились: заменили титры, написали вначале другое название, я под видом прокатчика вышел и наврал, что это независимый американский фильм, который мы купили и вот боимся выпускать — типа длинноват и вообще странный. И был полный зал молодых людей, которые сидели с каменными лицами три часа. Потом выяснилось, что продюсеры передачи сэкономили и вместо того, чтоб собрать реальную фокус-группу, что дорого, набили зал мосфильмовской массовкой. Я, когда про это узнал, был в ярости и орал, примерно как Нечаева у нас в сериале.

— Первая серия — про отмену закона о запрете мата. Это же что-то очень личное, да?

— Ну да. Этот ***** (долбаный) закон приняли, когда мы выпускали «Холодный фронт» (дебютный фильм Волобуева. — Прим. ред.) и там пришлось запикивать какие-то сладкие моменты типа реплики «платье совсем ******» или еще Света Устинова гениально говорила «******» (охренеть) — это тоже погибло. Я очень тогда страдал из-за этого. Но вообще у нас в первых драфтах сценария отменялся не закон о русском языке, а ограничения на выезд из страны для госслужащих — в итоге личный состав ФСБ и СВР сваливал в отпуск в Таиланд, и страна оставалась без спецслужб. Историю про мат пролоббировал наш продюсер Дима Нелидов, которого к нам приставили, чтоб он боролся с нами за более народный юмор, и мы его, конечно, в итоге перетянули на свою сторону, но вот матерящийся Якубович и «****** (охрененный) урожай озимых» — это мы с его подачи написали.

— Не было фрустрации из-за эпидемии — мол, ну вот «теперь это все никому не нужно»?

— Конечно, нехорошо так говорить, но весь этот ад, он очень для нас кстати: все сидят дома, смотрят «Кинопоиск». Не уверен, что в нормальной ситуации у нас бы такая аудитория была.

Для меня «Министр» — это не только злободневная штука, хотя мы старались успеть с какими-то сиюминутными вещами. Это история про русскую жизнь, которая и во время пандемии продолжается, хвала небесам.


Фотографии: «Кинопоиск HD»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках
Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках От Пушкина и Булгакова до Прилепина и Яхиной
Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках

Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках
От Пушкина и Булгакова до Прилепина и Яхиной

Как покупать пластинки во время пандемии
Как покупать пластинки во время пандемии Список московских музыкальных магазинов, и как им можно помочь — если у вас есть на это деньги
Как покупать пластинки во время пандемии

Как покупать пластинки во время пандемии
Список московских музыкальных магазинов, и как им можно помочь — если у вас есть на это деньги

«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине
«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине Онлайн-магазины, стримы и другие способы поддержать московские независимые книжные
«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине

«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине
Онлайн-магазины, стримы и другие способы поддержать московские независимые книжные

Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов
Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов «Сообщество», «Король Лев», «Джентльмены», «Убивая Еву» и вся бондиана: Что смотреть в этом месяце
Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов

Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов
«Сообщество», «Король Лев», «Джентльмены», «Убивая Еву» и вся бондиана: Что смотреть в этом месяце

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Как выбрать уход за кожей по сезону

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Первая полоса

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион Планируем, куда отправиться на этой неделе
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Планируем, куда отправиться на этой неделе

Как выбрать уход за кожей по сезону
Как выбрать уход за кожей по сезону И как на ее состояние влияет менструальный цикл
Как выбрать уход за кожей по сезону

Как выбрать уход за кожей по сезону
И как на ее состояние влияет менструальный цикл

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»
«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники» Как среди ужасов войны отыскать надежду
«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»
Как среди ужасов войны отыскать надежду

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве
В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве «Во весь голос», Stoprobot и «Это винил»
В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве
«Во весь голос», Stoprobot и «Это винил»

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»
Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»
Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»
Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн» Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас
Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»

Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»
Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас

Мифы и факты о воде
Промо
Мифы и факты о воде Откуда в ней лекарства, как бороться с примесями и что не так с городским водопроводом
Мифы и факты о воде
Промо

Мифы и факты о воде
Откуда в ней лекарства, как бороться с примесями и что не так с городским водопроводом

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне
Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне Старейшая рюмочная Петербурга в руках Кати Бокучавы
Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне
Старейшая рюмочная Петербурга в руках Кати Бокучавы

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли
Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли
Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Нужно ли менять уход за волосами весной?
Нужно ли менять уход за волосами весной? И нет, и да
Нужно ли менять уход за волосами весной?

Нужно ли менять уход за волосами весной?
И нет, и да

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского» Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице Районное место вовсе не районного масштаба
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Районное место вовсе не районного масштаба

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать
У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать? И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас Постпанк, который уделал даже Моргенштерна
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
Постпанк, который уделал даже Моргенштерна

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Подпишитесь на рассылку