19 сентября, воскресенье
Москва
Войти

«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики «Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть»

«Последний министр»: Роман Волобуев — о том, как сделать политический сериал в стране без политики

«Отменю пробки на Садовом», — ухмыляется с рекламного билборда на Земляном Валу актер Ян Цапник в образе главы вымышленного министерства перспективного планирования Евгения Тихомирова из нового сериала «Последний министр». Пробок на Садовом теперь действительно нет — Москва на карантине.

«Последний министр», один из флагманских проектов сервиса «Кинопоиск HD», начал выходить 26 марта — и теперь кажется приветом из совсем другой эпохи. Тихомирова, чиновника со стажем, известного по трагедии в уральском городке, назначают министром этого самого перспективного планирования. Конкретного поля деятельности у ведомства нет, поэтому Тихомиров, заскучавший в вынужденной отставке, разводит бурную деятельность. Например, лоббирует отмену закона о запрете мата. Или неожиданно срывается на съезде условных «нашистов», бубнящих что-то бессмысленное на канцелярите. Теряет жену и любовницу, но пропитывается нежностью к дочери, написавшей в инстаграме пост про то, как ненавидит Россию. И в итоге обнаруживает себя персонажем, как сказал режиссер и соавтор сценария сериала Роман Волобуев, «небольшой греческой трагедии».

Историй про чиновников, оказывающихся, в общем, не то чтобы не чудовищами, но, по крайней мере, живыми людьми, сейчас хватает. «Министр» в этом плане все же выделяется — во многом за счет харизмы звезды «Горько!» Цапника. Что до уместности такого сериала во времена коронавируса, то это Волобуева не смущает. «Это история про русскую жизнь, которая и во время пандемии продолжается, хвала небесам», — говорит режиссер. The Village пообщался с ним о том, как делать сериал про политику в стране, где нет политики, о выдуманном сленге и внутренних шутках.

Интервью

Лев Левченко

— Вы с самого начала были в проекте? Когда в принципе стало понятно, о чем будет сериал?

— Нет. «Министр» начался без меня и долго был любимым детищем продюсера Александра Цекало, которым он занимался с разными авторами и которое ни один канал — а тогда сериалы еще делались для телеканалов — не хотел финансировать, потому что политика и так далее. Я появился там как очередной наемный сценарист, у нас стало что-то получаться, и дальше я вдруг оказался сперва режиссером, потом — чем-то вроде шоураннера. Случилось это так быстро, что я как-то пропустил момент, когда Цекало решил, что проект надо отдать мне.

— Если не ошибаюсь, вы давно мечтали о русском The Thick оf it. При этом опыта (если не считать не снятого в итоге сериала «Завтра» для телеканала «Дождь») в политической сатире у вас нет. Не тяжело было перестраиваться? Помогли наработки, которые вы сделали к «Завтра»?

— У меня нет опыта вообще ни в чем, если не считать съемок на диких скоростях с микроскопическим бюджетом или вообще без него (как было с «Завтра»). Подозреваю, этот мой навык и был причиной, по которой Саша меня нанял, — бюджет у нас был не микроскопический, но русское телекино, даже такое амбициозное, как «Министр», все равно делается дешево, быстро и немножко на коленке.


Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть


А «Завтра» скорее мешало. С одной стороны, это был такой незакрытый гештальт: мы с соавтором сценария Леной Ваниной придумали целый сезон и только потом узнали, что у «Дождя» нет на него денег. И это был грустный момент — и для нас, и для Наташи Синдеевой, которая это все запустила, и для нашего продюсера Саши Бондарева, который два года носился с этим проектом, как с писаной торбой. И конечно, мечта доделать «Завтра», она висела где-то в воздухе. Но ее надо было отпустить: время ушло, те герои мертвы. Единственное, что мы себе позволили — взять эпизодического персонажа, Нечаеву, которая в «Завтра» появлялась секунд на 40, и пристроить ее на работу в наше министерство.

— Стало ли тяжелее делать политическую сатиру, чем во времена «Завтра»? Власть с тех пор стала более закрытой, а оппозиция, которая у вас в «Завтра» по сюжету приходила к власти, совсем растворилась.

— Наоборот. Революционные настроения, над которыми мы смеялись в «Завтра», — значительно более зыбкая почва для сатиры. Потому что это немножко стрельба по своим, нас до сих пор кто-то считает предателями. Хотя, к сожалению, мы тогда угадали, чем закончится в стране либеральный реванш. Смеяться над государством проще: мишень крупнее, статичнее, и в нее легче попасть.

— Вы узнали в принципе что-то новое о том, как у нас устроена политика, в процессе работы над сериалом?

— Я всегда считал, что в России нет политики, и рисерч, который делался для «Министра», меня в этой мысли укрепил. Есть подковерные игры, есть переплетение интересов, но политики — как процесса, в который вовлечены власть и народ, — ее нет.

— Как готовились к съемкам? Может, консультировались с экс-политиками? Изучали телеграм-каналы (это же оттуда — «Площадь», «Набережная»)? Смотрели тик-токи депутатов? Общались со знакомыми политическими журналистами?

— У нас не было консультантов в традиционном смысле, но мы собирали по зернышку какую-то информацию из того мира, да. Через знакомых, друзей знакомых, слухи какие-то, из новостей. С Площадью и Набережной смешно получилось. Я их придумал. Для красоты, просто чтоб не говорить «админка» и «правительство».


Это один из главных парадоксов России — у нас как бы авторитаризм, но с вайфаем и комфортными городскими пространствами


А буквально на днях увидел в каком-то кремлевском телеграм-канале рассуждения о противостоянии Площади и Набережной, уже со ссылкой на «Министра». И пришло после премьеры уже несколько писем в духе «мы на Набережной вас смотрим». Ну, я рад, если мы немножко обогатили околополитический лексикон.

— Отдельно хочется узнать про персонажа Сергея из департамента культуры. Как вы его придумали?

— Хотите, чтоб я сказал, что это Капков, да? Нет. Я Капкова совсем не знаю, видел один раз, в баре. Ванина с ним вроде немножко дружит, но, когда «Министр» писался, он был уже в отставке. Я тогда читал мемуары Шпеера, который занимался урбанистикой в нацистской Германии, и наш глава департамента культуры отчасти оттуда прибежал — с этой его библейской саранчой в кабинете и обещанием умыть кровью тех, кто мешает создавать комфортные городские пространства. Это один из главных парадоксов России — у нас как бы авторитаризм, но с вайфаем и комфортными городскими пространствами.

— Почему Тихомиров в принципе решает что-то поменять? Зачем ему это?

— У меня нет ответа. Он сам с этим вопросом пробует разобраться 16 серий и так до конца не разбирается.

— В сценарии много внутренних шуток — про актеров массовки («Ну это ж Герасименко — у нее было трудное детство») и прочее — не боитесь, что массовой аудиторией это не будет считываться?

— Не боюсь, потому что массовая аудитория, скорее всего, вообще не поймет, о чем вы сейчас. Вот вы разглядели фамилию героини в секундном плане газетной полосы, а нормальному зрителю, который не знает о существовании выдающегося репортера русской службы «Би-би-си» Олеси Герасименко, эта фамилия ничего не говорит. И персонаж, который ее носит, — просто персонаж. Один из любимых моих, кстати. Я дико надеюсь, что играющая ее Екатерина Горина, которую я страшно люблю и которая после грандиозной роли в «Сестрах» Бодрова почти не снималась, стала писателем и вообще презирает актерскую профессию, в общем, я мечтаю, что она посмотрит на себя на экране и захочет сниматься еще, в том числе у меня.

А про артистов массовки, которых героям подсовывают вместо представителей народа, — этот момент был любимым у фокус-групп, через которые прогоняли «Министра» перед премьерой. Реально люди говорили: класс, это про нас. Это, кстати, реальная история. Десять лет назад мы с Ваниной вели на СТС ночную передачу с нулевыми рейтингами. Тогда как раз пошла мода на фокус-группы, и я придумал дурацкий эксперимент: сделать тест-показ «Космической Одиссеи» Кубрика под видом нового фильма.

Мы сильно запарились: заменили титры, написали вначале другое название, я под видом прокатчика вышел и наврал, что это независимый американский фильм, который мы купили и вот боимся выпускать — типа длинноват и вообще странный. И был полный зал молодых людей, которые сидели с каменными лицами три часа. Потом выяснилось, что продюсеры передачи сэкономили и вместо того, чтоб собрать реальную фокус-группу, что дорого, набили зал мосфильмовской массовкой. Я, когда про это узнал, был в ярости и орал, примерно как Нечаева у нас в сериале.

— Первая серия — про отмену закона о запрете мата. Это же что-то очень личное, да?

— Ну да. Этот ***** (долбаный) закон приняли, когда мы выпускали «Холодный фронт» (дебютный фильм Волобуева. — Прим. ред.) и там пришлось запикивать какие-то сладкие моменты типа реплики «платье совсем ******» или еще Света Устинова гениально говорила «******» (охренеть) — это тоже погибло. Я очень тогда страдал из-за этого. Но вообще у нас в первых драфтах сценария отменялся не закон о русском языке, а ограничения на выезд из страны для госслужащих — в итоге личный состав ФСБ и СВР сваливал в отпуск в Таиланд, и страна оставалась без спецслужб. Историю про мат пролоббировал наш продюсер Дима Нелидов, которого к нам приставили, чтоб он боролся с нами за более народный юмор, и мы его, конечно, в итоге перетянули на свою сторону, но вот матерящийся Якубович и «****** (охрененный) урожай озимых» — это мы с его подачи написали.

— Не было фрустрации из-за эпидемии — мол, ну вот «теперь это все никому не нужно»?

— Конечно, нехорошо так говорить, но весь этот ад, он очень для нас кстати: все сидят дома, смотрят «Кинопоиск». Не уверен, что в нормальной ситуации у нас бы такая аудитория была.

Для меня «Министр» — это не только злободневная штука, хотя мы старались успеть с какими-то сиюминутными вещами. Это история про русскую жизнь, которая и во время пандемии продолжается, хвала небесам.


Фотографии: «Кинопоиск HD»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках
Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках От Пушкина и Булгакова до Прилепина и Яхиной
Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках

Что читает Москва: Самые популярные книги в городских библиотеках
От Пушкина и Булгакова до Прилепина и Яхиной

Как покупать пластинки во время пандемии
Как покупать пластинки во время пандемии Список московских музыкальных магазинов, и как им можно помочь — если у вас есть на это деньги
Как покупать пластинки во время пандемии

Как покупать пластинки во время пандемии
Список московских музыкальных магазинов, и как им можно помочь — если у вас есть на это деньги

«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине
«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине Онлайн-магазины, стримы и другие способы поддержать московские независимые книжные
«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине

«Все очень хреново и будет хуже»: Как покупать книги на карантине
Онлайн-магазины, стримы и другие способы поддержать московские независимые книжные

Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов
Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов «Сообщество», «Король Лев», «Джентльмены», «Убивая Еву» и вся бондиана: Что смотреть в этом месяце
Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов

Апрельские новинки Netflix, «Амедиатеки», «Кинопоиска HD» и других стримингов
«Сообщество», «Король Лев», «Джентльмены», «Убивая Еву» и вся бондиана: Что смотреть в этом месяце

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Кто такая Маша Платонова

Стоит ли идти на выборы и почему?

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Первая полоса

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве «Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
«Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

Подпишитесь на рассылку