21 января, пятница
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Московская инди-группа с ташкентскими корнями Cruel Tie выпустила второй альбом. Эмоциональный и дерганый, музыкально то и дело качающийся от оптимистично-мечтательного к депрессивному настроению, «Simplicity You Lack» посвящен попытке нащупать гармонию, счастье и простоту на фоне сложных отношений, алкогольной зависимости, непонимания своего места в мире и трагедий, случившихся с близкими людьми. Отдельной темой этой рефлексии становятся туманные карьерные перспективы самой группы, выбравшей для себя английский как средство самовыражения. The Village поговорил с костяком группы — братьями Вадимом (гитара, вокал) и Русланом (бас) Тихоновыми об альбоме, судьбе англоязычного инди в России и эмо-ревайвле.

Cruel Tie — «Simplicity You Lack»


Слушать на «Яндекс.Музыке», Boom, VK, Spotify и остальных стримингах

«Забавно, но мы начинали писать „Simplicity You Lack“ как полный громких хитов поп-альбом, — рассказывает Руслан в переписке. — Мы реально хотели отпустить все и расслабиться. Стать ближе к слушателю».

К сожалению или счастью, альбом не стал поп-записью (хотя это был бы номер), однако заданную цель — отпустить себя и сделать шаг навстречу слушателю — Cruel Tie все равно выполнили, просто другим способом. Кому из нас не будут близки строчки «I hate November but it doesn’t hate me» («Я ненавижу ноябрь, но он не ненавидит меня»), которые пропевает, будто выныривая из пустого темного ничто, Вадим в «Untitled #2» — самой страшной, по мнению его брата, песне на альбоме. «Но я рад, что Вадик ее написал», — замечает Руслан.

«После дебютника я сильно рефлексировал по поводу нашей музыки, группы, ее будущего, языка, который я выбрал для самовыражения, — говорит Вадим. — Да и вообще в какой-то момент было настолько грустно, что подумывал продать все свои примочки и завязать с творчеством (благо друзья и родные отговорили), попробовать себя в чем-то новом. Казалось, что я делаю что-то не так, что мы движемся не в том направлении. Все это происходило в момент написания песен и репетиций перед записью».

Так «Simplicity You Lack» стал альбомом про усталость. Cruel Tie переживают о своем будущем, в том числе профессиональном, говорят про необходимость отпустить накопившиеся внутри обиды и конфликты. При этом в этой музыке много и личного: рядом с песнями, где музыканты рефлексируют по поводу собственных туманных карьерных перспектив, находится место вещам про отношения, чувства, зависимости, неумение адаптироваться в обществе и про изнеможение от самого себя. Подпустить слушателя так близко — тяжело, признают музыканты, и желание все же сохранять некоторую дистанцию частично объясняет, почему группа продолжает писать песни в основном на английском.

«Для нас самих это всегда дискуссионная тема, — поясняет Руслан, — но есть целый ряд причин, почему мы так и не переключились на русский. Одна из них — практическая: уж очень хорошо мы умеем это делать, как бы это нескромно ни звучало. Просто Вадик научился этому скиллу, и ему проще так раскрывать свое „я“. Мне кажется, он довольно закрытый человек, ему тяжело быть максимально нараспашку перед людьми, а с этой дистанции становится чуточку спокойнее, можно оставаться прямолинейным и честным со слушателем».

Так Cruel Tie выглядят живьем. За барабанами — московский музыкант-мультиинструменталист Влад Чернин, играющий также в Bicycles for Afghanistan и «Источнике»

Хотя на «Simplicity You Lack» появляются строчки на русском («My Worst Days, Pt. 1»), Cruel Tie по-прежнему чувствуют себя органичнее в пространстве английского языка: «Мысли о переходе на русский за период работы над альбомом возникали часто, — рассказывает Вадим, — но я очень рад, что мы в итоге этого не сделали. Значит, амбиции не угасли. И вообще, сколько я пытался написать текст на русском — ничего толкового не выходило. Надеюсь, мы продолжим гнуть свою линию. Ведь людям ничего не мешает любить Бьорк, ABBA, Iceage, Deerhoof, Viagra Boys и еще кучу групп, поющих не на родном языке».

«Вообще, многое пишется абсолютно естественным образом либо совсем неосознанно, — добавляет Руслан. — При этом мы сами все эти годы были агитаторами перехода на русский язык среди знакомых-музыкантов. Так что мы одни из немногих оставшихся, кто поет на английском, и теперь это даже стало нашей фишкой».

Эмоциональная заряженность «Simplicity You Lack» бесспорна, особенно на фоне продолжающегося эмо-ревайвла (хотя сами музыканты в голове держат совсем другие референсы — взять хотя бы мерч, стилизованный под обложку альбома главного святого американского альт-рока 90-х Дэниела Джонстона). Руслан так объясняет напрашивающиеся при обсуждении альбома эмо-коннотации: «Эмо? Это интересно. Кажется, мы даже размышляли на эту тему в группе. Мы же вообще не росли на эмо. То есть мы как-то поздно окунулись в него. Возможно, это музыка отлично подходит тем, кто никак не может реализоваться в жизни. Доверять хочется этим эмо-группам, потому что они ровно такие же андердоги. Но, с другой стороны, все жанры отчасти про это».

«Руслан правильно заметил, что мы хотели наделать простых хитов, но в итоге ушли в лютый эмо-ревайвл, — добавляет Вадим. — При этом вдохновлялся я больше девяностническим слэком и инди-роком. А все эти эмарьские вокальные ходы (хор и протяжные высокие ноты) — отголоски моих увлечений из эры „LILAUATO“. Сейчас эмо мне кажется скучным и уходит на второй план. Поэтому я не особо ассоциирую нас с этим жанром».

Участники Cruel Tie понимают, что при выбранных координатах — стилистике и англоязычных текстах — их группа выглядит белой вороной на фоне местной инди-сцены, в последние лет пять-семь повально перешедшей на русский язык и зачастую предельно упрощенному звучанию. Многие ухватились за мысль Александра Горбачева из его программной колонки о конце «западного проекта» в российской поп-музыке, а именно о том, что «в нынешних обстоятельствах стремление прикоснуться к Radiohead и The xx выглядит провинциально, а реанимация так называемой „попсы“ 15-летней давности — прогрессивно», и следуют ей как некоей максиме (это и правда удобно), причем обвиняют ренегатов вроде Cruel Tie в эскапизме, нежелании принимать собственные корни и быть частью своей культуры.

«Всегда хотелось с этим и спорить, и соглашаться, — говорит Руслан, — Правда, мнением англоязычных инди-исполнителей мало кто считает нужным интересоваться. На моей памяти только с Pompeya это было. Ну, и с On-The-Go. И то с ними поговорили более внятно на эту тему совсем недавно. А тогда [после Крыма] пошли все эти разговоры, что англоязычное инди в России — это тупость редкостная. Мы сильно ощутили это на себе: с каждым следующим концертом становилось все меньше и меньше людей. Начались наши метания, смена названия. А если журналисты нас и спрашивали про инглиш, всегда ощущался какой-то наезд в вопросе. Сейчас люди научились быть потактичнее, что ли. Больше эмпатии стало. Либо мы просто давно на виду, сумели успешно справиться с кризисом группы и немного кредита доверия заработали. Не знаю, какая ситуация у других, более молодых, которые решаются петь на английском. Сейчас мы рады, что прошли через это. Потому что мы тогда и правда были слишком зациклены на западной музыке и в основном отрицали местную сцену. Мало что нам нравилось».

При этом музыкант признается, что они всегда себя видели как группу «на экспорт», просто им не хватало ресурсов, чтобы уделить этому направлению в своем развитии должное внимание. Все-таки Cruel Tie понадобилось время, чтобы осесть в Москве после переезда из Ташкента. «Смешно, что в 2013 году Россия казалась страной с демократическим будущем, а в Узбекистане был полный застой, — замечает Руслан. — И любопытно, что буквально на следующий год произошла рокировка не только в России, но и в нашем представлении о жизни здесь и на родине. В 2016 году умер Каримов (первый президент Республики Узбекистан, управлявший страной с момента обретения ею независимости в 1991-м вплоть до своей смерти в 2016-м. — Прим. ред.), и там началась политическая оттепель».

Нужно отметить, что у Cruel Tie вместе с тем никогда не было ресурсов для покорения Запада — музыканты до сих пор остаются сами себе менеджерами и продюсерами, сами выпускают релизы и организовывают концерты и туры по России. Долгое время ни у одного участника даже не было нормальной работы, а следовательно, лишних денег, чтобы хотя бы помыслить о выезде с выступлениями, к примеру, в Европу. «Сейчас хотим полноценно взяться за это дело, — говорит Руслан, — потому что появилась хоть какая-то поддержка. Да и вообще, мы считаем, что раньше мы не заслуживали западного слушателя. Сомнительные были аранжировки, слишком мудрили. Многим из старого материала мы не довольны».

С «Simplicity You Lack» это изменилось: Cruel Tie увереннее чувствуют себя в создании концептуального альбома, где песни перекликаются не только лирически, но и музыкально, не боятся смешивать жанры и уходить в сторону экспериментов. Но эксперименты эти — не про сложность и наслоение идей, но, напротив, про их разложение на простые и потому понятные и близкие каждому составляющие: проблемы, собственные недостатки, эмоции, на борьбу с которыми или принятие которых ежедневно уходит столько сил, времени и терпения. В этом плане традиционные определения «простой» и «сложный» по отношению к «Simplicity You Lack» и отдельным песням из него теряют смысл, расплываются: «Название альбома — это в первую очередь обращение к себе, — говорит Вадим. — Но еще его можно воспринять и как иронию над собой: пытались сделать простые песни, а в итоге все усложнили своим умением создавать концепт из ничего».

Московская презентация альбома «Simplicity You Lack» состоится 23 декабря в клубе «Бумажная фабрика». Билеты можно купить по ссылке

Фотографии: Анастасия Райкевич / Music Development Russia

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы
«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы А также о новом альбоме, который может отпугнуть старых фанатов
«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы

«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы
А также о новом альбоме, который может отпугнуть старых фанатов

«Хотелось добавить какого-то волшебства»: Kedr Livanskiy — об альбоме «Liminal Soul», минимализме и Михаиле Елизарове
«Хотелось добавить какого-то волшебства»: Kedr Livanskiy — об альбоме «Liminal Soul», минимализме и Михаиле Елизарове
«Хотелось добавить какого-то волшебства»: Kedr Livanskiy — об альбоме «Liminal Soul», минимализме и Михаиле Елизарове

«Хотелось добавить какого-то волшебства»: Kedr Livanskiy — об альбоме «Liminal Soul», минимализме и Михаиле Елизарове

Расел Рахман из «Спасибо» — о песнях, которые на него повлияли
Расел Рахман из «Спасибо» — о песнях, которые на него повлияли В 5, 10, 15, 20, 25 и 30 лет — от Майкла Джексона и «Арии» до Децла и Harajiev Smokes Virginia
Расел Рахман из «Спасибо» — о песнях, которые на него повлияли

Расел Рахман из «Спасибо» — о песнях, которые на него повлияли
В 5, 10, 15, 20, 25 и 30 лет — от Майкла Джексона и «Арии» до Децла и Harajiev Smokes Virginia

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Первая полоса

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд
Спецпроект
«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд И показать это всем подписчикам!
«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд
Спецпроект

«Все кайфуют, а я нет»: Зачем и как впервые встать на лыжи или борд
И показать это всем подписчикам!

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

Как два юриста бросили практику, чтобы делать уральское какао

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского
Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского Индастриал и радиальная планировка
Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского

Трехкомнатная квартира с панорамным видом на Парк Маяковского
Индастриал и радиальная планировка

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Как обсуждать повышение зарплаты
Как обсуждать повышение зарплаты Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего
Как обсуждать повышение зарплаты

Как обсуждать повышение зарплаты
Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

В моменте или в инстаграме?
Спецпроект
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
В моменте или в инстаграме?
Спецпроект

В моменте или в инстаграме?
Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок

Подпишитесь на рассылку