21 января, пятница
Москва
Войти
Новое в Москве10 декабря 2021

«Поле» непаханое: На «Белорусской» открывается новое арт-пространство размером с три «Мутабора»

«Поле» непаханое: На «Белорусской» открывается новое арт-пространство размером с три «Мутабора»

О Stereotactic давно ничего не слышно. Лет пять назад это была самая модная и востребованная промогруппировка Москвы — они открывали клубы и бары («Эма», «Кругозор»), проводили Outline, привозили Hot Chip, а параллельно занимались маркетингом и рекламой. Собственно, это был и есть их основной источник заработка. Потом поп-апы закрылись, привозы прекратились. Да, были пространства, которые команда делала для коммерческих клиентов, был даже собственный бар «Сиреневый туман» — успешный по меркам «Профсоюза», но так и не ставший важной тусовочной точкой. Многие заговорили о том, что Stereotactic просто устали. Хоть агентство и сравнивали по популярности с музыкальной группой, никаких обязанностей выпускать раз в несколько лет альбомы и давать концерты у них не было. Можно просто заниматься рекламой — в конце концов, снимать ролики для «Сбера», «Яндекса» и S7 явно выгоднее, чем брать промоутерские проекты.

«Мы сотрудники „Поля“, мы не сотрудники Stereotactic», — хором говорят Леша Дымарский, Таня Макарова и Армас Викстрем, когда мы встречаемся на входе гигантское заводское помещение размером с три «Мутабора» на Тверском-Ямском Поле. Раньше здесь был завод — производили детали для космических кораблей. Сейчас до него потихоньку добралась джентрификация — все как обычно. Вообще, некоторые здесь уже были: осенью в здании завода проходила резиденция Jager Embassy, которую проводил Stereotactic. Сейчас же — и об этом мало кто знал — постепенно открывается гигантское, как сейчас модно говорить, арт-пространство. Оказывается, с 2017 года Stereotactic и дружественная команда хотели открыть еще одну площадку: были варианты на «1905 года» и улице Красина, но все никак не складывалось. И вот весной наконец-то нашлось подходящее помещение — забавно, что оно расположено буквально в соседнем здании с «Кругозором». Прямо сейчас стройка, и, несмотря на ближайшие ивенты, она продолжится и потом — на заводе постепенно разворачивается новое и наконец не временное пространство — «Поле».

Фотографу Лене Цибизовой с трудом удается снять всю команду «Поля» — для этого приходится залезть на третий этаж и снять всех сверху. Это не сольный проект Stereotactic, а гигантская коллаборация отдельных людей и брендов (Sila Sveta, Absurd Skateboards, Meat Point, Иван Семченко, Олег Шар и другие) — похоже на супергруппу. «Мы несколько лет набирались сил и опыта, — говорит Армас Викстрем, ранее работавший в «Стрелке», — чтобы сейчас вместе сделать „Поле“».

Алексей Дымарский, Армас Викстрем, Таня Макарова, Андрей Клинг, Максим Никаноров, Эльдар Искаков, Женя Ромашкина, Саша Артамонова, Иван Семченко, Катя Живоглядова, Макс Дудаков, Родион Гуранда, Аня Шаронова, Алексей Розов, Кира Погудаева, Мурсал Мамедов, Ваня Горчаков, Юра Странёв, Андрей Мартинцов, Сергей Якобсон, Тамара Мурадова, Токжан Серикжан, Олег Шар, Кирилл Коробков, Анна Белова

Kedr Livanskiy, Lipelis, оркестр Жени Горбунова, Кати Шилоносовой и Сергея Храмцевича выступят на открытии, через неделю будут сеты Хаски и «555тракс555», которые только что отыграли в Boiler Room, — прямо сейчас заявленная программа у многих вызывает скепсис. Все те же имена, только в другом месте — честно скажем, в конце 2021 года таким сложно удивить тех, кто следить за независимой сценой. Но «Поле» и не собирается удивлять прямо сейчас — более того, после четырех декабрьских ивентов («праздник в честь того, что мы вообще запускаем проект») они вновь закроются и продолжат осваивать пространство. А осваивать здесь есть что: пока мы гуляли среди недостроенных металлических конструкций, сваленных в одну кучу кресел и цветочных горшков, я чуть не заблудился — три с половиной этажа, десятки залов и закоулков. Команда «Поля» пока предпочитает не делиться планами на будущее. Во-первых, чтобы не сглазить, во-вторых, они и сами не знают, как именно будет развиваться место. «Пока мы даже не сформулировали условия для промоутеров, но с момента анонса нам уже написала куча людей с предложениями и инициативами», — подтверждает Леша Дымарский, бренд-директор Stereotactic.

На первом этаже уже построили скейт-парк, рядом готовят модульную сцену, а на втором планирует открыть галерею Sila Sveta. А еще «Полю» удалось договориться с Meat Point, и на открытии здесь уже будут готовить самую вкусную кюфту в Москве. В общем, планы «Поля» расплывчаты, но они уже поражают размахом.

За три дня до открытия «Поля» редактор The Village Павел Яблонский съездил на площадку и пообщался с Лешей Дымарским, бренд-директором Stereotactic, Армасом Викстремом, «заведующим отделом пропаганды», и Таней Макаровой, программным директором, о том, зачем они открыли новую площадку в 2021 году, не боятся ли конкуренции с ГЭС-2 и почему «Поле» — это не про Stereotactic, а про комьюнити и коллаборации.

Поиск площадки и возвращение в игру


 Когда появилась идея открывать новое место?

Леша: После того как закрыли «Кругозор», мы постоянно думали о том, чтобы иметь свое место, и все время его искали. Было много разных вариантов площадок на протяжении этих четырех лет. Мы даже успели нарисовать 3D-планировку как минимум двух или трех мест.

— Почему не складывалось?

Леша: В основном из-за арендных условий — несколько раз мы вели долгие переговоры и в результате понимали, что они для нас невыполнимы.

Армас: Но мы все время держали эту историю в голове, работая над разными проектами. Первая договоренность по «Полю» появилась весной этого года — мы поняли, что пора врываться.

Не стремно было вписываться в это, учитывая, что происходит последние два года?

Армас: Стремно, но мне кажется, что последние два года — это лишь предпосылки того, что мы увидим в ближайшие лет десять. Сейчас ситуация с чем-то внеурочным, форсажным становится все более перманентной. По сути, перемены — это единственное, что в ближайшее время будет постоянным. Ждать спокойствия уже просто бессмысленно.

Не знал, что все это время вы искали площадку.

Армас: Этого почти никто не знал.


Мы сотрудники «Поля», а не Stereotactic. Мы с Таней вообще не относимся к «тактикам», притом что Таня — программный директор, а я — заведующий отделом пропаганды

 Не хочу вас обижать, но, когда прошел первый слух, что Stereotactic открывает новую площадку, многие удивились — думали, что вас уже устраивает заниматься только коммерческими проектами и рекламой.

Леша: Так мы и продолжаем делать рекламу и работать с коммерческими брендами. У Stereotactic всегда было две стороны. И, как верно говорит Армас, «Поле» не является исключительно нашей инициативой.

Армас: Мы сотрудники «Поля», а не Stereotactic. Мы с Таней вообще не относимся к «тактикам», притом что Таня — программный директор, а я заведующий отделом пропаганды.

Леша: Хоть мы и сильно в этом приняли участие, здесь есть куча ребят, которые все это создают: от арт-директора Макса Никанорова и Хитрова до Sila Sveta и Absurd. Ты видел весь этот моб, а ведь это была лишь часть людей.

Да, честно говоря, не очень понимаю, как мы будем подписывать всех на фото.

Леша: Представь, как выглядят наши рабочие чаты. (Смеется.) Возвращаясь к вопросу о коммерческой деятельности Stereotactic — сотрудничество с брендами дает нам возможность реализовывать клевые штуки. Так что, если у кого-то и было ощущение, что мы остановились, это не так, все это время мы фигачили.

Вашим последним пространством был «Сиреневый туман» — вы бы открыли его сейчас, зная, как будет развиваться «Профсоюз»?

Леша: Хороший вопрос. «Эма», «Кругозор» и сейчас «Поле» — это все абсолютно наши самодостаточные начинания, где мы сами себе все. С «Профсоюзом» была немножко особенная история — это изначально была их инициатива. Когда они открывались, попросили помочь организовать один бар, и мы с удовольствием в это впряглись. С одной стороны, действительно ощущалась нехватка этого околовечериночного экшена, с другой — со многими ребятами из «Профсоюза» мы приятельствуем, и процесс был достаточно комфортным.

Вообще на момент старта мы примерно представляли, каким он будет. Мы хорошо понимаем, как живет то место, где находится «Профсоюз». Да, там аудитория там лишь отчасти пересекается с той, с которой мы привыкли ежедневно иметь дело. Тем не менее, насколько я знаю, «Сиреневый туман» — один из самых крутых баров внутри «Профсоюза». Поэтому, делая вещи даже в том контексте, мы можем их не стесняться. Даже находясь на другой территории, нам все равно удалось сделать достойный проект. Да и было бы странно вкрячиваться туда с каким-то условным андеграундом.

Stereotactic вообще очень адаптивная команда. Параллельно с той же рекламой мы делаем независимые фильмы — точно так же и с пространствами: где-то мы готовы экспериментировать, а где-то можем сделать что-то более понятное.

Возвращаясь к «Полю» — если вы договорились об аренде еще весной, то почему решили сначала проводить здесь Jager Night Embassy и только потом открывать собственную площадку?

Леша: Площадка сильно видоизменяется с тех времен, как здесь прошел Jager — это в какой-то момент стало частью нашего плана. Мы рассматривали ее еще до того, как она стала «Полем», в том числе как один из вариантов для Jager. Так получилось, что по всем параметрам площадка идеально подходила для всего. И еще мы поняли, что стройку будущего места можно технически совместить с тем, что происходило на Jager.

Первый этаж на Jager выглядел достаточно завершенным — вам не было обидно его переделывать?

Армас: Мы же не можем приглашать людей в не завершенное пространство.

— Но вы же не можете каждый раз его перестраивать.

Армас: Ты придешь 10 декабря, и первый этаж будет выглядеть завершенным. Придешь 17-го, и он будет выглядеть завершенным, но уже по-другому.

Леша: Мы действительно хотим разное настроение на каждую пати, и планируем перестраивать мейн-точку на каждую из вечеринок.

Армас: Но я открою тебе секрет: ивентовый и фундаментальный продакшен, связанный с клубами, с постоянными пространствами, — это разное. Ивенты — бутафория, ты делаешь какие-то вещи, которые живут один, два, три, четыре дня — ну, исходя из необходимости. Вся ивент-индустрия живет на временных барах и брендинге.

Леша: Как будущее «Поле» мы были рады принять здесь этот проект — это тоже один из вариантов функционирования площадки.

Модульность, кюфта и скейт-парк


Чем «Поле» отличается от «Эмы» и «Кругозора», помимо того, что это не поп-ап?

Армас: «Поле» изначально планировалось как модульное место — как с точки зрения организации пространства, так и с точки зрения идеологии. В отличие от наших предыдущих проектов, мы не будем заниматься программированием сами, а планируем привлекать креативные комьюнити, создавая совершенно разный контент. Мы и позиционируем себ, как место для других. Даже если мы чего-то не понимаем, все равно будем принимать эти вещи.

Что здесь уже есть и чего ждать в ближайшее время?

Армас: Пространство занимает три этажа — потом мы откроем двор и крышу. В декабре будет работать первый этаж, который является клубом. Со следующего года откроется второй этаж и второй сезон, на котором появится галерея цифрового искусства «Силы света». А дальше будем развивать остальные помещения. Включаются сюда на самом деле разные форматы. Первые четыре вечеринки — это просто праздник в честь того, что мы вообще запускаем проект. Они характерны для Stereotactic, но не показательны для будущего пространства. Здесь планируются и кинопоказы, литературные чтения, медитации, художественные выставки и так далее. Пока мы не хотим про это говорить, потому что каждый из этих следующих моментов будет отдельным инфоповодом.

Расскажи чуть подробнее про модульность пространства. Что это значит?

Армас: Возьми, например, мейн на первом этаже. Если смотреть в словаре «модуль», то вы обнаружите наш мейн в иллюстрациях. Единственные постоянные конструкции на нем — это бар и режиссерская будка. Все остальное будет меняться от вечеринки к вечеринке и даже во время — с помощью зонирующих элементов, в том числе акустических штор. Сам зал на 800 человек, но мы сможем менять его размер в зависимости от ивента. Уже на первых четырех вечеринках вы увидите четыре разных сетапа.


Зайдя в само здание, ты попадаешь в лобби — прямо напротив уже будет работать один из баров. А прямо рядом с ним — одна из сцен. На открытии мы будем выступать здесь с Армасом, и это будет самое начало мероприятия. Чуть позже стартует контест скейтеров, и только потом откроется мейн

Какие еще пространства будут готовы к открытию?

Леша: Ну, во-первых, конечно, туалеты.

Армас: Самые востребованные помещения среди наших гостей. (Смеется.)

Таня: Зайдя в само здание, ты попадаешь в лобби — прямо напротив уже будет работать один из баров. А прямо рядом с ним — одна из сцен. На открытии мы будем выступать здесь с Армасом, и это будет самое начало мероприятия. Чуть позже стартует контест скейтеров, и только потом откроется мейн.

Ого, а что за тема со скейтерами?

Армас: У нас есть отдельный зал с небольшим скейт-парком — его можно будет использовать и как танцпол, и как галерею. Условно вокруг развешаны картины, а среди них катаются чуваки. На открытии здесь будут играть Липелис и Кедр — скейт-парк станет вторым танцполом.

Класс, будет очень удобно слэмиться с бортов.

Армас: Напротив рампы откроем бистро — меню будет меняться от сезона к сезону. На открытие мы зафрахтовались с Meat Point. Плюс будут кебабы Oz Kebab.

Кебаб будет стоить столько же, сколько в Meat Point?

Армас: Да, 250.

Класс, ура!

Армас: В самом помещении мы поставим железные столики-стойки — все будет выглядеть в духе такого доброго «Сталкера». Ближе к лету здесь откроется отдельный бар, но про него я пока ничего не могу говорить.

Вы говорили про галерею Sila Sveta — расскажите поподробнее.

Армас: На втором этаже будет медиалаб Sila Sveta, который тоже будет называться Polyelab. Здесь будут проходить выставки — каждый сможет сюда прийти днем с детьми.

Вообще весь второй этаж будет связан с медиа и искусством. Фундаментом всего будут вот эти сменяемые экспозиции, но к ним добавятся и другие форматы — воркшопы, мастер классы, музыкальные ивенты.

Остальные два этажа?

Армас: Все в разработке. Здесь могут быть творческие резиденции, какие-то маленькие добрые бизнесы и так далее. Когда мы говорим о том, что мы реально будем развивать это вдолгую, мы действительно имеем это в виду. Например, мы спокойно можем сделать здесь музыкальную студию — почему нет?

В целом это даже интереснее — когда место открывается готовым, люди быстрее от него устают.

Армас: Для нас такой формат изначально был жизненной реалией — другого пути не было. Это было обусловлено финансами и какими-то ресурсными вещами — мы просто не могли открыться сразу в готовом виде. Но потом, анализируя это, мы пришли к той же мысли, которую ты сейчас озвучил.

Леша: Так появилась история работать сезонами — сейчас мы проведем тестовые вечеринки, закроемся и все переосмыслим. А потом добавим новые форматы и помещения, и это станет поводом для запуска следующего сезона.

Конкуренция, ностальгия и завышенные ожидания


Сезоны, комплексный подход — все это немного напоминает ГЭС-2. Вы не боитесь заходить на эту территорию, имея таких мощных конкурентов с деньгами?

Армас: Совершенно не боимся, потому что для нас это классная авантюра и приключение.

Леша: Да, часть аудитории у нас совпадает. Но скорее это тот кейс, когда оба пространства расширяют и популяризируют эту культуру.

Армас: Мы вообще за то, чтобы открывалось больше разных мест — нам всем нужно воспитывать аудиторию, которая будет привыкать к неочевидным форматам.

Леша: Искусство бывает разное — многие начинают не с больших музеев и выставок, а с форматов поменьше, существующих в привязке с комьюнити. На хочется дать людям возможность показать себя. Несмотря на то что в Москве живет 18 миллионов человек, здесь не так много мест, где можно это сделать.


Ты с кончика языка снял эту мысль. Это история про пересетап главного танцпола, про смену декораций и настроений. Про то, что каждая вечеринка, по сути, является мини-фестивальчиком

Когда вы анонсировали открытие и ивент 17-го числа, у многих встал вопрос — зачем нам слушать Хаски и «555тракс555», Kedr Livanskiy и остальные группы, которые постоянно выступают в Москве? Как будто люди ждут от открытия чего-то нового, а тут опять то же самое.

Армас: В следующем году мы как раз будем обманывать эти реакции. Сейчас для нас эти четыре ивента — это просто праздник, на котором мы заявляем об открытии.

Леша: Да, если выдернуть из контекста, то все имена те же самые, но если возвращаться к твоему вопросу о нехватке контента (вопрос был задан до интервью. — Прим. ред.), то, к сожалению, на российской сцене недостаточно артистов ценится аудиторией настолько, чтобы собирать большие залы. Это не проблема артистов, а проблема общей культуры. Но нашей отличительной чертой всегда было то, как мы комбинируем эти элементы. Ты походил по площадке, и я надеюсь, у тебя создалось впечатление, что она уже отличается от других мест.

Есть ощущение, что в последнее время люди ценят не конкретный лайнап, а какую-то концептуальную историю за ним.

Леша: Ты с кончика языка снял эту мысль. Это история про пересетап главного танцпола, про смену декораций и настроений. Про то, что каждая вечеринка, по сути, является мини-фестивальчиком.

Таня: Тем более что у нас артист не будет играть то же самое, что в других заведениях. Мы всегда поддерживаем любые эксперименты у нас на площадке. Ну а в дальнейшем мы и вовсе не против выступлений артистов, которые будут собирать меньше людей.

Армас: Сейчас мы хотели сделать более очевидную историю для того, чтобы отметиться и потестить пространство. Это был сознательный шаг — чуть-чуть себя ограничить, но попробовать разные форматы и посмотреть, как работает разная аудитория.

10 декабря

Первое открытие

Подробнее

17 декабря

Вайбы

Подробнее

18 декабря

Между народов

Подробнее

24 декабря

Кафе «Снежок»

Подробнее

Просто у многих есть ожидания от нового заведения. Дескать, раз уж вы открываетесь — покажите что-то новое.

Армас: Завышенные ожидания — твой враг.

«Ваши ожидания — ваши проблемы» — Андрей Аршавин.

Леша: Но здесь все равно будет чем приятно удивить, начиная от стейджинга до того, как эти коллективы будут сменять друг друга. Мы придумали достаточно интересную сценографию для каждой из четырех вечеринок. Так что я бы даже номинально не девальвировал лайнап.

Армас: Да, важно, как это работает в сцепке. Будет боевик в четырех сериях.

Леша: Если говорить о какой-то философии открытия, мы сознательно решили сделать лайнап из артистов, которые нам идеологически близки. Мы понимаем, что это место будет строиться на комьюнити, поэтому первые четыре мы сделали как для своих приятелей.

Вы опасаетесь конкуренции? Все это время «Поля» не было, люди ходили в условный Mutabor, Aglomerat. Недавно открылся Urban. И как будто всем хватало контента.

Леша: Наверняка некоторые проблемы конкуренции нас коснутся, как и любое заведение. Далеко не все в городе заинтересованы конкретно в наших мероприятиях.

Армас: Но институция институции рознь, у каждого свой вайб. У того же V-A-C большие бюджеты — c одной стороны, счастье, с другой — гигантская ответственность. Которая дает меньше поля для возможного эксперимента. Когда ты находишься в центре Москвы, любая твоя инсталляция вызывает дискуссию невероятного масштаба.

Владимир Владимирович приходит поиграть на пианино.

Леша: Типа того. Мы вот не ждем на открытие высокопоставленных лиц — ну, только если они вдруг сами не изъявят желание отдохнуть.

Армас: Но мы за то, чтобы везде было много контента — это взращивает аудиторию.

В последнее время в воздухе витает некоторые ощущение упадничества. Беспомощности, как это недавно назвал Илья Красильщик. Насколько сейчас вообще есть запрос на новое место для тусовок?

Армас: Мы не ждем конца света, он уже наступил. Мы просто собираемся строить свой маленький ковчег.

Леша: Если говорить о запросе, то мы его чувствуем — мне кажется, люди чуть-чуть засиделись. С другой стороны, многие вообще говорят, что сейчас наступают чуть ли не новые ревущие 20-е.

Армас: Тем более люди два года сидели онлайн и соскучились по нормальному общению.

«Кругозор» был буквально на соседней улице с «Полем» — вы испытывали какую-то ностальгию?

Армас: Поржали, по-моему, да и все.

Леша: Единственная приятная ассоциация — мы поняли, что дислокация уже работает. Мы точно знаем, что люди сюда ходили. И сделали вывод, что есть вероятность, что они придут сюда второй раз. А что касается ностальгии — помним, любим, точка.

Армас: Локация нам очень нравится. Если бы мы выбирали между условным «Красным Октябрем» и Тверским-Ямским Полем, все равно выбрали бы второе.

Шум, лайнап и власти


  Расскажите вообще, что это за здание.

Армас: Раньше это называлось НПО «Наука», это была контора, которая делала запчасти для космических кораблей. Закрытое производство. Мы попали на уже отчасти джентрифицированную территорию, хотя конкретно в этом здании мы первые. Насколько мы знаем, по соседству въезжают какие-то креативные конторы ребят, есть ощущение, что здесь будет что-то происходить.

Леша: И мы, конечно, будем частью этой территории — учитывая, насколько большое у нас здание. Наверняка здесь откроется много близких нам по духу производств, с которыми возникнет какая-то синергия в рамках «Поля». Типографии, креативные и дизайнерские агентства — что-то такое здесь точно будет.

Как насчет шума, соседей и властей — не боитесь проблем?

Леша: Пока я не вижу повода для проблем, потому что у нас все в рамках закона.

Армас: Волков бояться — в лес не ходить. Ну и действительно, это не первое наше начинание даже вот на этой территории.

Леша: У нас в принципе есть опыт взаимодействия с властями по согласованию наших начинаний, и «Поле» не исключение. И в этом смысле наш рекламный опыт полезен — мы умеем организовывать и договариваться.

Армас: У нас всех за плечами больше 15 лет опыта. Мы просто берем и начинаем возделывать почву.

Кстати, мне очень нравится, что из-за нейминга вы называете себя пахарями.

Леша: Ну да, мы создаем пространство, в котором можно возделывать разные культуры и контркультуры, где другие могут расцветать. Для нас это важная составляющая часть, которая отличается от предыдущих проектов — мы не занимаемся программингом от и до. Нам важно, чтобы люди сами начали спокойно обживать это место.

Армас: Сейчас мы как раз формулируем прозрачные условия для промоутеров и команд, которые захотят что-то делать на площадке. Ну а в какой-то момент будет и вовсе открытый call to action.

Как вы вообще решаете, какие ивенты организовывать?

Армас: Есть программный директор, который отвечает за лайнап и сюжетность.

Таня: Это я!

Армас: А так мы за горизонтализм и принимаем решения коллективно.

Леша: Важно понимать, что сейчас под лайнапом подразумевается открытие. Но уже с февраля мы реализуем философию привлечения большого количества промокоманд. И тогда наша функция будет заключаться в курировании.

При этом у вас будет и своя постоянная программа?

Таня: Да, при этом мы готовы звать разных артистов, в том числе тех, кто не будет собирать толпы.

Леша: Вообще мы прекрасно понимаем, сколько всего вокруг происходит. И мы рады иметь возможность устраивать отдых скорее санаторного типа, где ты можешь спокойно почиллить.

Армас: Сделать рейв на сотни человек нам столь же важно, как и лекцию на неочевидную тему.

Леша: В феврале у нас откроется еще один танцпол, возможностей для разных форматов станет больше. Когда мы говорим о ночных мини-фестивалях, мы не лукавим.

Да, помещений здесь столько, что можно и правда путешествовать между ними. Чем-то напоминает ДК «ЗИЛ» во время последней «Боли».

Леша: Приятно, что мы еще не открылись, а у тебя уже это вызывает какие-то ассоциации — не самые плохие по большому счету.

Армас: Мы и планировали, что «Поле» будет вызывать какие-то ассоциации, но не слишком однозначные и конкретные. Мы будем стараться совмещать вещи в непривычных комбинациях.

Леша: Ты упоминаешь референсы, которые нам очень приятны: Степа [Казарьян] — наш давний друг, Танин соратник по Moscow Music Week; с Наташей Абель мы соратники по Outline. Приятно, что это далеко не все, что у нас есть, — многие вещи возникнут и считаются лишь потом, по ходу развития пространства.

Армас: Фишка в том, что Леша, Таня, я, Аня Шаронова — все мы были ответственны еще за «Кругозор». И с того момента мы все поработали над многими разными историями. И собрали кучу важного опыта. Мне лично очень помог институт «Стрелка», кому-то — другие проекты. И сейчас, набравшись опыта, контактов и изучив все референсы, мы вернулись в дом.

Леша: Прокачались и вернулись с новыми силами. Это приятное чувство.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«В Москве больше нет такого места»: Прощаемся с НИИДАР
«В Москве больше нет такого места»: Прощаемся с НИИДАР Арт-кластер сносят ради ЖК
«В Москве больше нет такого места»: Прощаемся с НИИДАР

«В Москве больше нет такого места»: Прощаемся с НИИДАР
Арт-кластер сносят ради ЖК

Марсельское Таро, Autechre и борьба с дихотомией: Из чего состоят новые альбомы Арки
Марсельское Таро, Autechre и борьба с дихотомией: Из чего состоят новые альбомы Арки
Марсельское Таро, Autechre и борьба с дихотомией: Из чего состоят новые альбомы Арки

Марсельское Таро, Autechre и борьба с дихотомией: Из чего состоят новые альбомы Арки

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Новое и лучшее

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Первая полоса

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети Вот как она устроена
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
Вот как она устроена

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности Главный антигерой — Брэдли Купер
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
Главный антигерой — Брэдли Купер

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Подпишитесь на рассылку